Права в сфере соцобеспечения

Курсовая работа

Актуальность темы работы. Выплаты и услуги, помощь по системе социального обеспечения получают десятки миллионов российских граждан. Достаточно вспомнить, что только число пенсионеров в стране достигает 40 млн. человек, а страховое обеспечение распространяется на всех лиц, работающих по трудовым договорам. Российское законодательство о социальном обеспечении, как неоднократно отмечалось специалистами, страдает непоследовательностью, разобщенностью, нестабильностью, наличием коллизий правовых норм. Следствием этого является отсутствие единообразия в правоприменительной практике, а зачастую и ее противоречивость, что, в свою очередь, влечет поток жалоб со стороны граждан, которые считают нарушенным их конституционное право на социальное обеспечение.

Социальное законодательство РФ (в том числе нормативные правовые акты о пособиях, пенсиях, страховых выплатах пострадавшим на производстве, социальной помощи малообеспеченным гражданам, о социальном обслуживании и др.) продолжает подвергаться корректировке, ежегодно в них появляются и совсем новые правовые нормы. Важно, используя судебную практику, выявить, насколько правовые новеллы учитывают интересы российских граждан, не нарушают ли их право на социальное обеспечение в старости, при инвалидности, временной нетрудоспособности, безработице, в случае рождения и воспитания детей, согласуются ли эти новации с общепризнанными нормами международного права.

Степень научной разработанности. Защите (восстановлению) нарушенных прав граждан в сфере социального обеспечения уделено явно не достаточное внимание в научной литературе.

Отдельные аспекты, связанные с защитой прав граждан на социальное обеспечение, затрагивались такими учеными в области социального обеспечения, как М. Л. Захаров, Э. Г. Тучкова, Е. Е. Мачульская, Е. А. Серебрякова, К. В. Сангаджиева, Е. В. Чупрова, М. Ю. Федорова.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации конституционного права российских граждан на социальное обеспечение, его судебная защита.

Предметом настоящего исследования являются нормы права социального обеспечения, регламентирующие порядок защиты нарушенных прав граждан в области социального обеспечения.

13 стр., 6372 слов

Нотариальное удостоверение гражданско-правовых сделок: проблемы ...

... Нотариальное удостоверение сделок с жилыми помещениями /Е.Ю. Бакирова // Нотариус. - 2010. - № 4. - С. 5.. 1.2 Разъяснение сторонам смысла и значения проекта сделки Перед удостоверением любой сделки нотариус, помимо проверки дееспособности граждан, ... юридическая неосведомленность граждан не могла быть использована им во вред. Разъясняя правовые последствия совершаемых гражданами сделок, нотариус ...

Цель исследования комплексный анализ особенностей защиты прав граждан на социальное обеспечение.

следующие задачи:

— рассмотреть понятие защиты прав граждан в сфере социального обеспечения;

— определить источники правового регулирования защиты прав граждан в сфере социального обеспечения;

— проанализировать юрисдикционную форму защиты прав граждан в сфере социального обеспечения;

— исследовать неюрисдикционную форму защиты прав граждан в сфере социального обеспечения.

Методологическая основа исследования. В процессе исследования использовались общие, частно-научные и специальные методы познания. Кроме диалектического метода познания в работе применялись сравнительно-правовой, экономико-правовой методы, метод непосредственного наблюдения и формально-юридического анализа.

Теоретическая и практическая значимость темы настоящего исследования обусловлены не только особой значимостью данного правого института на современном этапе развития общества, необходимостью совершенствования законодательного регулирования, но и недостаточной разработанностью темы в теоретическом отношении.

Нормативную базу работы составили международные акты, в том числе, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о социальных, экономических и культурных правах, Европейская Конвенция о защите прав и основных свобод, а также Конституция Российской Федерации, нормы законодательства о социальном обеспечении.

Эмпирическая база работы обобщения судебной практики по делам рассматриваемой категории.

Структура работы определяется ее целями и задачами. Исследование состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, списка использованных источников.

Глава 1. Общая характеристика защиты прав граждан в сфере социального обеспечения

1.1. Понятие защиты прав граждан в сфере социального обеспечения

В статье 2 Конституции Российской Федерации закреплена обязанность государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Кроме того, согласно ч. 1 ст. 45 Конституции РФ государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется, а согласно ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Из сказанного выше, можно сделать вывод о том, что реализация прав граждан тесно связана с их защитой. При этом под защитой прав понимается деятельность по устранению препятствий на пути реализации субъективных прав. А соответственно, защита прав в сфере социального обеспечения представляет собой действия по преодолению препятствий к осуществлению гражданами своих прав на социальное обеспечение. В этой деятельности участвуют граждане, государственные и муниципальные органы, должностные лица, другие субъекты правоотношений.

9 стр., 4220 слов

Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

... прав и свобод человека и гражданина и гарантии их обеспечения и соблюдения. Впервые в России ответственность за нарушение прав и свобод человека и ... права человека и гражданина провозгласила французская Декларация прав человека и гражданина в 1789 г. В по­следующем были приняты такие документы, как Всеобщая декларация прав чело­века 1948 г., Пакт об экономических, социальных и культурных правах и ...

В настоящее время в различных сферах и областях жизнедеятельности общества с разной степенью эффективности осуществляются все известные виды обеспечения: экономическое, политическое, социальное, правовое, информационное и т.д. Среди распространенных видов обеспечения и такие, как медицинское, материально-техническое, инженерное, тыловое, финансовое и др. При этом одним из самых дискуссионных видов обеспечения, содержание которого вызывает споры среди представителей различных наук, является социальное обеспечение.

«Реперные точки» дискуссии обусловлены наличием различных взглядов на соотношение социального обеспечения и социальной защиты, сознательно или неосознанно упущенных важных нюансов в их определениях, что осложняет их объективную оценку. Кроме того, наука не выработала единый подход к пониманию терминов «обеспечение» и «защита». Вариативность трактовок не позволяет четко уяснить объем и пределы социального обеспечения как направления социальной политики, а также гуманитарный и юрисдикционный смысл социальной защиты.

Авторы определений термина «обеспечение», как правило, акцентируют внимание на предоставлении субъекту материальных средств в нужном количестве и качестве. Такое объяснение термина используется этимологией и является основой для большинства определений. В словаре Д.Н. Ушакова уточняется, что обеспечение это деньги, материальные средства к жизни, предоставляемые кому-нибудь с целью обеспечить его существование. Акцент на цель позволяет рассматривать обеспечение как процесс, направленное действие, которые отражаются и в определениях терминов «обеспечить», «обеспечивать». «Обеспечить, кого-что, чем. Сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым. Оградить, охранить (устар.).

Обеспечить от нищеты…». Отметим, что словами «оградить и охранить» вычленяется защитная функция обеспечения.

Соглашаясь с авторами словарных определений термина «обеспечение» и купируя их, можно сделать вывод, что обеспечение сложное системное образование, которое характеризуется:

— совокупностью средств, предоставление которых является действительным и достаточным для функционирования субъекта (объекта);

— определенным порядком снабжения субъекта (объекта) ресурсами, необходимыми для реализации обязанностей или своего предназначения, выполнения предписанных или предопределенных (прикладных) функций;

— достигаемым состоянием субъекта (объекта), которое выражается в гарантированной поддержке их жизне- и дееспособности, функционального предназначения, в требуемом уровне защищенности.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать выводы: во-первых, одна из важнейших функций обеспечения защитная. Во-вторых, на практике необходимо руководствоваться принципом: обеспечен значит защищен. За рубежом считается, что граждане защищены высоким уровнем их жизни и ее качеством.

9 стр., 4203 слов

Основы пенсионного обеспечения и социального страхования. Функции Конституции

... введен новый порядок формирования пенсионных прав граждан и назначения страховой пенсии. конституция пенсия социальное страхование Страховая пенсия - это ... время допускается одновременное получение страховой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральным законом & ...

Несоответствие обеспечения хотя бы одной из трех системообразующих характеристик, изложенных выше, несет опасность ограничения условий реализации человеком своих прав, доступности законодательно установленных норм. Тогда человеку действительно необходима защита, представляющая совокупность приемов, способов и мер, предохраняющих его от вредных или неприятных последствий каких-либо действий или обстоятельств. Т.Б. Шубина акцентирует внимание на том, что защита субъективных прав это правомерная деятельность управомоченных лиц и органов по реализации субъективных прав и охраняемых законом интересов в случаях, когда последние оспариваются кем-либо или нарушаются.

Обратим внимание на то, что оценка последствий нарушений порядка и правил реализации субъективных прав человека автоматически переводится в сугубо юридическую плоскость. Возникшие проблемы начинают решаться с использованием строго юридических категорий, таких как закон, обеспечение прав, юрисдикционная и неюрисдикционная формы защиты, досудебное разбирательство, суд и т.д. Обеспечение как таковое перестает выполнять перманентно присущую ему защитную функцию. Если человек не обеспечен, значит не защищен, он уязвим, обижен, оскорблен. При этом такая ситуация может возникнуть в любой системе обеспечения. Но важно уяснить, каким образом реализуются обеспечение и защита в той области отношений, в которой их функционирование определяется терминами «социальное обеспечение» и «социальная защита».

Доступность социальных благ и социальные гарантии воспринимаются любым человеком как меры, реализуемые государством при осуществлении социальной политики. Он надеется на то, что ему не придется обращаться к закону для защиты своих социальных прав. В сознании людей в отношении системы социальной защиты превалирует мнение о том, что это общественный институт, руководствующийся основным принципом социальной политики принципом социальной справедливости. В противном случае его следует рассматривать как совокупность органов, для которых правоприменительная практика является основной. Тогда утрачивается гуманитарный смысл социальной защиты как инструмента социальной политики государства, а утверждается сугубо юрисдикционный.

Граждане, тем не менее, часто сталкиваются с различными нарушениями права социального обеспечения, порядка доведения до них социальных норм. В этом случае они, как правило, обращаются не в органы социальной защиты, а в полицию, прокуратуру, суды.

Необходимо определиться, что при нарушениях права социального обеспечения человеку предоставляется юридическая защита его социальных прав. Будет понятно, что социальная защита это область отношений, которая регулируется правом. И заниматься этим должен юридический орган государственной власти.

Социальная защита в какой-либо форме (к примеру, товарищеский суд, суд чести, собрание трудового коллектива, комитет по этике и т.д.), по сути соответствующая содержанию понятия «социальная», реализуемая без вмешательства правовых институтов, допустима. Касаться она должна той области отношений, где возникают какие-либо ограничения, затруднения с реализацией норм социального обеспечения. Пределом таких ограничений, затруднений являются конкретные нарушения прав социального обеспечения, когда возникает необходимость их восстановления.

4 стр., 1833 слов

Правовая основа социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся ...

... и детей оставшихся без попечения родителей и правовые основы их социальной защиты рассмотреть правовой статус органов власти осуществляющих защиту детей сирот и детей оставшихся без попечения родителей провести анализ социальной помощи и устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей определить проблемы и предложить пути совершенствования социальной защиты детей сирот и детей, ...

Такое объяснение терминов «социальное обеспечение» и «социальная защита» позволяет более четко уяснить их соотношение и роль в современных условиях, определиться с логикой функционирования в нашей стране системы социальной защиты. Сами трактовки понятия «социальная защита», в которых отражаются аспекты социального обеспечения или социальной помощи, представляются малопродуктивными, если она определяется как:

— функция государства и общества по обеспечению человека потенциальными жизненными благами;

— забота государства, общества о гражданах, нуждающихся в помощи, содействии в связи с возрастом, состоянием здоровья, социальным положением, недостаточной обеспеченностью средствами существования.

Социальное обеспечение как система должна стать определяющей в доведении до населения социальных норм. Государство может формировать структуры, предназначенные для контроля за реализацией населением социальных прав, но не находящиеся в подчинении органов социального обеспечения. Они должны осуществлять консультационную, предупредительную и профилактическую работу с лицами, у которых возникли трудности с реализацией норм социального обеспечения, независимо от их принадлежности к тому или иному слою населения, вплоть до доведения сути допущенных нарушений до инстанций, способных отстоять законность реализации социальных гарантий. В ст. 7 Конституции РФ говорится о возможности устанавливать гарантии социальной защиты.

Социальная защита населения в самом общем плане, без детализации цели, задач, приоритетов, это один из атрибутов функционирования социальной сферы общества, предназначенный для контроля над деятельностью органов социального обеспечения населения по поддержанию общественно необходимого социального положения всех членов общества.

Если обратиться к утверждению, что термин «обеспечение» является родовым по отношению к термину «защита», то вряд ли возможно признать социальное обеспечение частью системы социальной защиты. Следует внести ясность, что это две относительно самостоятельные системы, каждая из которых имеет специфическое предназначение. Это важно, т.к. в настоящее время ни законодательство, ни международная практика, ни научная литература не содержат единого подхода к применению термина «социальная защита» и соотношению его с понятием «социальное обеспечение».

В связи с этим следует отметить смысловую неточность в формулировке ст. 72 Конституции РФ, которая позволяет включать социальное обеспечение в социальную защиту. Пункт ж) статьи изложен в следующей редакции: «координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение». В.П. Галаганов, выделяя организационно-правовые формы социального обеспечения, включает социальную защиту в одну из таких форм. Он считает, что в общем виде социальное обеспечение РФ может представлять собой дополняющие друг друга организационно-правовые формы: а) государственное социальное страхование; б) государственное социальное вспомоществование (социальная защита, социальная помощь, социальная забота); в) частное социальное страхование; г) общественную благотворительность.

16 стр., 7734 слов

Понятие и содержание права на защиту как субъективного гражданского права

Право на защиту - это не только гарантия интересов личности, но и гарантия интересов справедливости, это общественная ценность. Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в установленном законом порядке, то есть ...

Создается впечатление, что некогда заимствованный термин «социальная защита» употребили в научных исследованиях и текстах, а потом стали «пристраивать» и по поводу, и без повода. Особенно неуклюже он применяется в отношении такой категории, как военнослужащие. Буквально это следует понимать так: социальная защита вооруженного защитника Родины.

В настоящее время есть попытки исключить понятие «социальное обеспечение» из терминологического оборота. Объясняется это не только падением интереса к социальному обеспечению, но и признанием его анахронизмом, реально востребованным только в социалистической системе хозяйствования. В.И. Шарин считает, что принципиальные изменения в социально-экономических отношениях, в том числе и по поводу социальной защиты населения, появление ее административных структур с новыми функциями не дают возможности использовать термин “социальное обеспечение” для определения качественно новых общественных отношений в сфере социальной защиты. Не случайно отсутствует и законодательное закрепление понятия “социальное обеспечение”. Поэтому и само это понятие целесообразнее было бы оставить исключительно для определения особого типа социальной защиты населения, имеющего место в известный конкретно-исторический период.

Вместе с тем в содержании ст. 39 Конституции РФ отмечается, что в нашей стране каждому гарантируется социальное обеспечение по различным основаниям и в случаях, установленных законом. Это означает, что термин «социальное обеспечение» имеет законодательное закрепление. Может, имеется в виду то, что отсутствует законодательное закрепление определения термина.

В настоящее время сложно найти научный труд или публицистический источник, который четко раскрывает суть социального обеспечения. В одном случае социальное обеспечение отождествляется с технологией социальной работы, в другом с социальной защитой или социальной помощью, в третьем — с социальным обслуживанием. Разногласия возникают и по содержанию социального обеспечения, например, включать или не включать в него санаторно-курортное лечение, медицинскую помощь, бесплатное образование и т.д.

Из всего вышесказанного следует сделать вывод , что в праве социального обеспечения защиту прав и законных интересов можно определить как законодательно установленную систему мер предотвращения, ликвидации нарушений данных прав и интересов.

Периодические изменения законодательства в области защиты прав граждан в области социального обеспечения, порождают сложности в применении этих прав. Поэтому проблема защиты права граждан на социальное обеспечение остается достаточно острой и во многом актуальной как в теории, так и на практике.

1.2. Источники правового регулирования защиты прав граждан в сфере социального обеспечения

Защита прав граждан в области социального обеспечения есть ни что иное как форма выражения социальной политики государства, направленная, прежде всего, на материальное обеспечение определённой категории граждан. К основным видам источников правового регулирования защиты прав граждан в сфере социального обеспечения можно отнести: международные договоры (соглашения, хартии и др.); внутреннее законодательство государства и подзаконные нормативно-правовые акты.

26 стр., 12784 слов

Право человека на социальное обеспечение

... сложной жизненной ситуации. Важнейшим принципом социальной политики сейчас является цель социальных выплат. Содержание международных актов о правах человека, Конституции Российской Федерации и отраслевого законодательства позволяет сформулировать определение права на социальное обеспечение. Право на социальное обеспечение - это признанная международным сообществом и гарантированная государством ...

Примечательно, что первую группу источников права социального обеспечения входят нормы соглашений, заключаемых странами Содружества Независимых Государств (СНГ), устанавливающие условия и порядок социального обеспечения граждан при переезде из одного государства СНГ в другое.

Вторую группу источников права социального обеспечения составляют законы Российской Федерации. Важное место отводится Федеральным законам Российской Федерации: «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ФЗ, от 21.11.2011; ФЗ от 28.12.2013 № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», «О государственной социальной помощи» от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ; «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г. № 17-ФЗ; Федеральный закон «О страховых пенсиях» от 28.12.2013 № 400-ФЗ (ред. от 29.12.2015); Закон РФ от 12 февраля 1993 г. № 4468-I (ред. от 04.11.2014, с изм. от 14.01.2016)«О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей»; Федеральный закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» от 19.05.1995 № 81-ФЗ (ред. от 29.12.2015); Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (ред. от 29.12.2015) и т.д.

Третью группу составляют подзаконные нормативные акты, среди которых особое место занимают Указы Президента Российской Федерации в сфере социального обеспечения. Они имеют нормативный характер и восполняют пробелы федеральных законов.

Указы Президента РФ по своей правовой природе относятся к числу подзаконных актов. Этот вывод вытекает из ст. 80 (ч. 2) и 90 (ч. 3) Конституции РФ. Первая из названных статей провозглашает, что Президент РФ определяет основные направления внутренней и внешней политики государства «в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами». Более подробно решен этот вопрос в ч. 3 ст. 90 Конституции РФ, где записано, что «указы и распоряжения Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам». Например, Указ Президента РФ от 07.05.2012 N 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики», Указ Президента РФ от 27.09.2000 N 1709 «О мерах по совершенствованию управления государственным пенсионным обеспечением в Российской Федерации» и др.)

5 стр., 2044 слов

Пенсионное обеспечение в системе социальной политики Российской Федерации

... социальной политики Российской Федерации. Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Макаров В.Ф. — М., 2004. — 24 c 29. Корсаненкова Ю.Б. Значение страхового стажа в пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации ... по старости уделяли внимание такие авторы как Кисель В.И., Корсаненкова А.Ф., Сетдарова Л.Б. и др. Правовому регулированию деятельности негосударственных пенсионных фондов посвящены работы ...

Самую обширную группу источников права социального обеспечения составляют нормативные правовые акты Правительства РФ.

На основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ, Правительство РФ издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Эти акты формируют правовую основу нормотворческой деятельности Правительства РФ, которая дополняется специальным Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. № 7-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» и Регламентом Правительства, утвержденным постановлением Правительства РФ от 1 июня 2004 г. № 260, с изменениями и дополнениями, которые были внесены в него в 2008 г.

В противоположность им распоряжения Правительства РФ, не обладая качествами нормативности и общеобязательности и будучи изданными по конкретному случаю, в отношении конкретных органов или лиц и рассчитанными на однократность применения, выступают как индивидуальные акты и не являются источниками права. По своему характеру и содержанию они выступают как акты оперативного управления и, соответственно, как акты правоприменения.

Правительство РФ обладает весьма широкими и разнообразными полномочиями в сфере социального обеспечения граждан, реализуя которые, оно принимает соответствующие акты. Они касаются фактически всех сфер жизни общества, в частности: обеспечение проведения в России единой государственной политики в области образования, здравоохранения, социального обеспечения; осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан и др. Например, Постановление Правительства РФ от 12.02.1994 N 101 «О Фонде социального страхования Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 05.08.2013 N 661 «Об утверждении Правил разработки, утверждения федеральных государственных образовательных стандартов и внесения в них изменений» и др.

Таким образом,, Глава 2. Формы защиты прав граждан в сфере социального обеспечения

2.1. Юрисдикционная форма защиты прав граждан в сфере социального обеспечения

Одной из действенных форм защиты прав граждан нашей страны является судебная защита. Под судебной защитой прав граждан понимается деятельность органов судебной власти по осуществлению защиты законных прав и интересов граждан на основе конституционных принципов, правовыми способами и средствами в предусмотренной законом процессуальной форме путем рассмотрения споров, жалоб, принятия законного и обоснованного судебного решения; восстановления нарушенных субъективных прав граждан и законных интересов обратившегося за защитой лица (правообладателя).

В современных нормативно-правовых актах, предусматривающих как обращение в суд за защитой своего конституционного права на социальное обеспечение, так и порядок осуществления судебной деятельности, нет четкого указания о распространении гражданского судопроизводства на процесс рассмотрения исков в случае нарушения социально-обеспечительных прав граждан.

19 стр., 9400 слов

Внутренний государственный долг Российской Федерации

... внутреннего государственного долга Российской Федерации является установление верхнего предела задолженности. Федеральным законом, «О федеральном бюджете на 2009 год» установлен верхний предел государственного внутреннего долга Российской Федерации ... операции по государственному кредиту являются объектом финансовых правоотношений, а получение ссуды является объектом гражданско-правовых отношений. В ...

В связи с этим в ч. 2 ст. 4 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» в том пункте, где идет речь о рассмотрении этими судами гражданских и административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов, за исключением дел, которые в соответствии с законодательством РФ рассматриваются другими судами, целесообразно оговорить следующее: «Спор о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов в сфере социального обеспечения разрешается в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве».

Судебная власть в России осуществляется Конституционным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции и Верховным Судом Российской Федерации.

Судебная деятельность, являясь одним из способов защиты прав граждан, выполняет такие задачи, как восстановление нарушенного права гражданина, преодоление деформаций законодательства, и ряд других. В то же время она оказывает активное влияние на решения и действия законодательной и исполнительной властей, уравновешивает их. Е.Г. Азаровой справедливо подчеркнуто, что полномочия, предоставленные суду, превращают его в мощную стабилизирующую силу, способную защищать права и свободы граждан, оберегать общество от разрушительных социальных конфликтов. Важно также, что судебная практика позволяет выявлять системные проблемы правового регулирования общественных отношений.

Рассмотрим в первую очередь специфику деятельности Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации.

Приведем в качестве примера Определение КС РФ от 11 июля 2006 г. N 353-О. По запросу Псковского областного суда в Конституционном Суде РФ рассматривалась конституционность положений преамбулы и ч. 2 ст. 153 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ, согласно которым на субъекты Российской Федерации была возложена обязанность вводить эффективные механизмы, обеспечивающие сохранение и возможное повышение ранее достигнутого уровня социальной защиты ряду категорий российских граждан. Речь шла о передаче субъектам РФ полномочий по определению мер социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признаваемых пострадавшими от политических репрессий, отнесении расходных обязательств по обеспечению такими мерами к расходным обязательствам субъекта РФ. По мнению заявителя, произошло вторжение в сферу исключительного ведения субъектов Российской Федерации, порождающее невозможность для них обеспечить за счет средств собственных бюджетов указанный гарантированный объем социальной поддержки этих лиц, что влечет ущемление их конституционных прав.

В своем Определении КС РФ отметил, что отнесение защиты прав и свобод человека, социальной защиты к совместному ведению означает, что ответственность за состояние дел в указанных сферах возлагается как на Российскую Федерацию, так и на каждый из ее субъектов. По смыслу ст. ст. 11 (ч. 3), 72, 76 (ч. ч. 2 и 5) и 94 Конституции РФ, федеральный законодатель, осуществляя регулирование вопросов, относящихся к тому или иному предмету совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, вправе определять конкретные полномочия и компетенцию органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ в соответствующей сфере, равно как и устанавливать принципы разграничения предметов ведения и полномочий.

Функции Верховного Суда РФ определены в ст. 126 Конституции РФ и в ст. 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации». Для защиты прав граждан особое значение имеют такие полномочия Верховного Суда РФ, как дача разъяснений по вопросам судебной практики, осуществление права законодательной инициативы по вопросам своего ведения, разработка предложения по совершенствованию действующего законодательства, выполнение правокорректирующей функции.

С помощью не только Конституционного, но и Верховного Суда РФ, суды общей юрисдикции в ходе осуществления своих полномочий преодолевают пробелы, коллизии, деформации, ошибки текущего законодательства, осуществляют конкретизацию оценочных понятий в праве социального обеспечения.

О том, что Конституционный и Верховный Суды РФ вместе работают в направлении защиты прав и интересов граждан, говорит хотя бы тот факт, что КС РФ нередко в своих постановлениях и определениях приводит положения постановлений Верховного Суда РФ, тем самым устанавливая единое судебное толкование высшими судами норм, регулирующих рассмотренные вопросы. Таким образом, обеспечивается определенность и стабильность судебной практики, что дает возможность гражданину рассчитывать на защиту судами его права. Примером может служить Определение Конституционного Суда РФ от 7 октября 2014 г. N 2159-О.

Гр. Г. оспаривал конституционность п. п. 5, 7 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», указывая, что оспариваемые законоположения противоречат ст. ст. 2, 7, 18, ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ст. 39, ч. ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ, нарушают его право на полное возмещение вреда, причиненного здоровью на производстве, поскольку не позволяют правоприменительным органам при исчислении размера ежемесячной страховой выплаты учитывать обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности на дату обращения за страховыми выплатами в случае, если в этой местности на указанную дату не используется труд работников определенной профессии (квалификации).

КС РФ в своем Определении, отказывая гр. Г. в принятии его жалобы на рассмотрение, сослался на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. N 2, где сказано: суды вправе при разрешении споров, связанных с определением среднемесячного заработка пострадавшего, получившего повреждение здоровья вследствие профессионального заболевания и не состоявшего к моменту наступления страхового случая в трудовых отношениях с работодателем по той профессии, по которой им получено профессиональное заболевание, учитывать обычный размер вознаграждения работника ко времени обращения за страховыми выплатами по его профессии.

Единообразному пониманию и применению судами общей юрисдикции текущего законодательства способствует также обобщение Верховным Судом РФ судебной практики, выводы по которой после соответствующего обсуждения представляются в постановлениях Пленума ВС РФ. Примером из области социального обеспечения может служить Постановление Пленума ВС РФ от 11.12.2012 N 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии». До его принятия судами общей юрисдикции по-разному решался вопрос о включении женщинам в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода нахождения их в отпуске по уходу за ребенком до 06.10.1992. В п. 27 данного Постановления четко указано, как следует поступать в таких случаях. Судам следует исходить из следующего: если указанный период имел место до 6 октября 1992 г. (времени вступления в силу Закона РФ от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации», после чего период нахождения в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в специальный страховой стаж), то он учитывается. Так же следует поступать, если отпуск по уходу за ребенком начался до 6 октября 1992 г. независимо от момента его окончания (до или после этой даты).

Верховный Суд РФ при поступлении дел из нижестоящих судебных инстанций при пересмотре решений обращает внимание на соблюдение прав граждан. Так, Определением Верховного Суда РФ от 29.04.2011 N 78-Впр11-3 были отменены решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 февраля 2010 г. и Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 мая 2010 г. Суть дела такова: капитану милиции Усачеву В.И. в 2000 г. посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации. Пенсия по случаю потери кормильца выплачивалась вдове и его детям без учета положений п. «а» ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, согласно которому пенсии по случаю потери кормильца, Героям Российской Федерации повышаются на 50%, а с 1 января 2002 г. — на 100%. Прокурор просил обязать ответчика произвести перерасчет назначенных пенсий с учетом ее повышения с момента назначения. Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 февраля 2010 г., оставленным без изменения судом второй инстанции, исковые требования были удовлетворены частично: ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области возложена обязанность произвести перерасчет пенсии по случаю потери кормильца с учетом ее повышения с 25 ноября 2008 г.

Верховный Суд РФ, отменяя решения нижестоящих судов, указал, что данные суды не учли положение ч. 2 ст. 58 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, согласно которой сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком. Ответчик (ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области) располагал информацией о присвоении звания Героя России Усачеву В.И. 4 июля 2000г. Следовательно, Усачева, ее несовершеннолетние дети, имели право на повышение пенсий по случаю потери кормильца с момента присвоения Усачеву В.И. звания Героя Российской Федерации, а вывод суда о том, что перерасчет пенсии мог иметь место только на основании соответствующего письменного заявления, законным не является.

Еще один пример. Определением Верховного Суда РФ от 25 февраля 2010 г. N 5-В10-8 защищено право гр. Х. на получение должного страхового обеспечения, полагающегося ему в связи с производственной травмой: судебное постановление коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 3 марта 2009 г. было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Гр. Х. в период работы в ОАО «Аэрофлот — Российские авиалинии» при исполнении служебных обязанностей получил увечье. Учреждением МСЭ ему установлено 90% утраты профессиональной трудоспособности. Фонд социального страхования РФ, по мнению истца, назначил ему ежемесячную страховую выплату в меньшей, чем он рассчитывал, сумме, так как неправильно был определен его заработок. Истец просил взыскать с ответчика недополученную сумму и пеню.

Решением Бабушкинского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2008 г. исковые требования Х. были удовлетворены, но Московский городской суд отменил его решение. Мосгорсуд исходил из того, что отношения по возмещению труда при производственной травме регулируются лишь Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ.

Верховный суд РФ отметил, отменяя постановление судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, что обязательства вследствие причинения вреда, независимо от того, при каких обстоятельствах причинен вред, регулируются нормами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации. Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ устанавливает обязательный уровень возмещения вреда, но не ограничивает права застрахованных на возмещение вреда в размерах, превышающих обеспечение по обязательному страхованию. В связи с этим застрахованное лицо вправе требовать в судебном порядке возмещение вреда в части, превышающей обеспечение по обязательному страхованию, на основании общих норм гражданского законодательства.

Обобщающие судебную практику постановления Пленума ВС РФ принимаются во внимание не только нижестоящими судами, но и теми государственными органами, в компетенцию которых входит реализация прав граждан. По словам А.К. Безиной, судебная практика является важным средством направления деятельности всех органов и лиц при разрешении индивидуального вопроса, спора, касающегося субъекта, в процессе которого нормативными актами допускается определенная доля их усмотрения.

В связи со сказанным следует обратить внимание, что в литературе высказана спорная точка зрения об осуществлении судами правотворческой деятельности. Автор этой идеи Е.Е. Полухина указывает, что правотворческая деятельность судов является второстепенной и возникает как следствие исполнения судами своей основной функции — отправления правосудия. Однако она оговаривает, что акты судебной практики как источник права по своей «юридической силе» в любом случае находятся ниже любых нормативно-правовых актов, и в случае противоречия между судебными правовыми позициями и положениями нормативно-правовых актов должны применяться последние.

В соответствии с конституционным принципом разделения властей суды осуществляют правосудие и не занимаются законотворчеством. Что же касается судебного прецедента, о котором идет речь в диссертации Е.Е. Полухиной, то в одном из учебников по праву социального обеспечения указано следующее: судебный (административный) прецедент можно признать фактическим источником права, но такой вывод был бы неверен по формальным соображениям, поскольку, признавая такую природу за актами судебной власти, мы тем самым признаем за судебными органами правотворческие полномочия, которыми они не обладают в силу законодательства Российской Федерации. По существу, об этом же говорит и В.Н. Карташов, отмечая, что субъекты правоприменительной и интерпретационной практики не обладают правотворческой компетенцией для принятия нормативных правовых актов и других формально юридических источников права.

С Е.Е. Полухиной можно согласиться по поводу повышения эффективности правового регулирования. Она видит это влияние в том, что судебная практика: во-первых, способствует устранению пробелов в законодательстве и правовых коллизий; во-вторых, помогает формированию понятийного аппарата той или иной отрасли права и конкретизации многих терминов; в-третьих, предоставляет законодателям правовые позиции, выработанные судебной практикой, которые могут быть учтены в процессе совершенствования законодательства.

Специалисты в области теории права определяют пробел в праве как полное или частичное отсутствие нормативных установлений, необходимость которых обусловлена развитием общественных отношений и потребностями практического решения дел, основными принципами, политикой, смыслом и содержанием действующего законодательства. Пробел всегда означает отсутствие необходимых норм в позитивном праве, брешь в самом законодательстве.

Вряд ли можно утверждать, что сама по себе деятельность судов устраняет пробелы и правовые коллизии, но можно говорить, что она их обнажает, заставляет обратить на них внимание законодателей.

Рассматривая вопросы судебной защиты в сфере социального обеспечения, следует остановиться на тех вопросах, которые имеют массовый характер, являются наиболее острыми и дискуссионными.

Анализ судебной практики показывает, что зачастую при обращении граждан в суд с исками о предоставлении мер социальной поддержки, взыскании компенсации (затрат) за приобретенные технические средства реабилитации и т.п., ответчики, которыми выступают уполномоченные государством органы социальной защиты, заявляют о пропуске трехлетнего срока исковой давности, предусмотренного в п. 1 ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суды, разрешая подобные споры, приходят к выводу о применении к спорным отношениям норм Гражданского кодекса Российской Федерации о пропуске срока и удовлетворяют заявление ответчика, в результате чего отказывают в иске, поскольку в силу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

С таким выводом, на наш взгляд, согласиться нельзя, поскольку отношения по социальному обеспечению имеют публичный характер, которым свойственно императивное правовое регулирование, в связи с чем применение норм гражданского права, имеющих самостоятельный, совершено иной предмет (ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации) и метод правового регулирования, недопустимо.

Исходя из п. 1 ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), согласно которому в случаях, когда предусмотренные п. п. 1 и 2 ст. 2 названного Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона), к отношениям по социальному обеспечению не допускается также применение норм Гражданского кодекса Российской Федерации и по аналогии закона. Так, в некоторых законах, регулирующих вопросы социального обеспечения, содержится норма, предусматривающая предоставление определенных видов социального обеспечения независимо от даты обращения за ними. К примеру, п. 3 ст. 3 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 351-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О ветеранах» и статьи 11 и 11.1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», вступившего в силу с 1 февраля 2011 г. (далее — Федеральный закон о социальной защите инвалидов).

Согласно названной норме инвалидам, которые в соответствии с Федеральным законом о социальной защите инвалидов приобрели за собственный счет техническое средство реабилитации и (или) оплатили услугу до дня вступления в силу Федерального закона о социальной защите инвалидов, выплачивается компенсация в соответствии с Федеральным законом о социальной защите инвалидов в Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 февраля 2011 года) независимо от даты обращения за этой компенсацией. Следовательно, в тех законах, в которых такое указание отсутствует, суды расценивают это как необходимость применения срока исковой давности, предусмотренного в п. 1 ст. 196 ГК РФ, и удовлетворяют ходатайство ответчика о применении срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в своем Определении от 4 июля 2014 г. N 5-КГ14-56 высказала правовую позицию о том, что срок исковой давности к отношениям по социальному обеспечению неприменим.

Вместе с тем не выдерживает критики правовая позиция самих уполномоченных органов, выступающих по таким спорам в качестве ответчика, на которых возложена обязанность по предоставлению определенных видов социального обеспечения, ходатайствующих в судебном заседании о применении общего срока исковой давности, установленного нормами Гражданского кодекса Российской Федерации. Это подтверждает достаточно формальный подход органов, осуществляющих социальное обеспечение, однако именно эти органы, по существу, реализуют обязанность государства по предоставлению социального обеспечения, закрепленную в ст. 39 Конституции Российской Федерации.

Различные позиции сформировались у судов при разрешении споров, связанных с предоставлением денежных выплат, предусмотренных Федеральным законом от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», вступившим в силу с 1 января 2012 г. Вопрос, вызвавший трудности при применении Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ, связан с действием закона во времени. Так, поскольку этот Закон вступил в силу с 1 января 2012 г., часть судов пришли к выводу о том, что право на получение денежных компенсаций имеют только те члены семьи, у которых кормилец погиб при исполнении обязанностей военной службы либо умер вследствие военной травмы после 1 января 2012 г. Поэтому суды отказывали в удовлетворении иска тем членам семьи, у которых факт гибели кормильца при исполнении обязанностей военной службы либо смерти вследствие военной травмы имел место до вступления в силу Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, то есть до 1 января 2012 г.

Другие суды, позиция которых, на наш взгляд, представляется правильной, исходят из того, что дата вступления в силу названного выше Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ определяет, с какого момента возникает право на получение денежной компенсации, и не связывает возникновение такого права с датой наступления гибели или смерти военнослужащего.

Полагаем, что приведенная позиция соответствует конституционным принципам равенства прав граждан перед законом, провозглашенного в ст. 19 Конституции Российской Федерации, равному положению лиц, принадлежащих к одной и той же категории (члены семьи военнослужащего, погибшего при исполнении обязанностей военной службы) и оказавшихся в сходных условиях.

Таким образом, члены семьи военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы либо умерших вследствие военной травмы до введения в действие Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, так же, как и члены семьи военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы либо умерших вследствие военной травмы после 1 января 2012 г., имеют право на получение денежной компенсации. Иное толкование привело бы к необоснованным различиям в объеме социальных прав граждан, относящихся к одной и той же категории в зависимости от даты гибели (смерти) военнослужащего. Но поскольку законодатель не придал обратной силы нормам Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, выплата компенсации за прошлое время (то есть если гибель кормильца имела место до 1 января 2012 г.) невозможна. С изложенной правовой позицией согласилась и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в Определении от 29 августа 2014 г. N 75-КГ14-4.

Следующий вопрос, остро возникший в судебной практике, который неоднозначно решается судами, связан с пенсионным обеспечением бывших сотрудников органов внутренних дел, постоянно проживающих на территории Российской Федерации и выехавших с территории других государств — участников Соглашения о порядке пенсионного обеспечения и государственного страхования сотрудников органов внутренних дел государств — участников Содружества независимых государств от 24 декабря 1993 г. (далее — Соглашение СНГ от 24 декабря 1993 г.).

Такие лица обращаются в суды с исками о признании за ними права на пенсию за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (далее — Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1), поскольку территориальные органы МВД России отказывают им в назначении пенсии, ссылаясь на то, что эти лица не приобрели право на пенсию по законодательству того государства, в котором проходили службу, как того требует специальное Соглашение СНГ от 24 декабря 1993 г. В связи с этим первоначально пенсия им не может быть назначена по Закону Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.

Позиция одних судов сводилась к тому, что для назначения пенсии за выслугу лет таким лицам необходимо наличие условий, требуемых для ее назначения, содержащихся в законодательстве государства места постоянного проживания, то есть в Законе Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, независимо от того, было ли приобретено ими право на пенсию по законодательству того государства, где они проходили службу, и была ли им назначена пенсия Стороной Соглашения СНГ от 24 декабря 1993 г. по месту увольнения сотрудника со службы. В этой связи суды удовлетворяли иски и обязывали территориальные органы о назначении бывшим сотрудникам органов внутренних дел пенсии за выслугу лет. Такого мнения придерживается и Экономический суд СНГ в своем решении N 01-1/1-07 и Консультативном заключении N 01-1/5-13. Из этих актов следует, что сотрудники органов внутренних дел государств — участников Соглашения СНГ от 24 декабря 1993 года, не приобретшие права на пенсию за выслугу лет по законодательству государства места прохождения службы на момент увольнения из органов внутренних дел, при переезде на постоянное место жительства в другое государство участник Соглашения от 24 декабря 1993 г. имеют право на первичное назначение пенсии за выслугу лет на условиях, по нормам и в порядке, установленным законодательством этого государства.

Иная позиция судов обосновывается тем, что исходя из системного толкования специального Соглашения от 24 декабря 1993 г. и рамочного Соглашения СНГ о гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 г. (в его преамбуле) следует, что у государств — участников Соглашений существуют обязательства только в отношении нетрудоспособных лиц, которые приобрели право на пенсионное обеспечение на территории государства, в котором они проходили службу. При этом первичное назначение пенсии за выслугу лет бывшим сотрудникам органов внутренних дел, уволенным без права на пенсию по месту прохождения службы на территории государства — участника Соглашения от 24 декабря 1993 года и прибывшим на постоянное место жительство в Россию, территориальные органы МВД России не осуществляют. С учетом положений ст. ст. 1 и 2 Соглашения СНГ от 24 декабря 1993 г. суды делают вывод о том, что первичное назначение пенсии за выслугу лет должно производиться стороной этого Соглашения по месту увольнения сотрудника со службы, так как по нормам Соглашения СНГ от 24 декабря 1993 г. место жительства меняет именно пенсионер, а не уволенный из органов внутренних дел сотрудник. В связи с чем пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел других государств — участников СНГ, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, может осуществляться в том случае, если им уже была назначена пенсия по нормам законодательства соответствующего государства. Аналогичная точка зрения изложена в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2015 г. N 78-КГ14-24.

Думается, что проблемы в применении Соглашения от 24 декабря 1993 г. «О порядке пенсионного обеспечения и государственного страхования сотрудников органов внутренних дел государств — участников Содружества Независимых Государств» и Соглашения СНГ от 13 марта 1992 г. «О гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения, основанных на принципе территориальности», связаны с тем, что цель их принятия заключалась в сохранении пенсионных прав, которые граждане приобрели на территории республик за период их вхождения в СССР. С учетом изложенного, на наш взгляд, в целях формирования единообразного толкования норм названных выше Соглашений, положения этих специальных международных договоров нуждаются не только в совершенствовании, но и с учетом современных реалий жизни и возникающих вопросов — в дополнительном правовом регулировании.

2.2. Неюрисдикционная форма защиты прав граждан в сфере социального обеспечения

Под неюрисдикционной формой защиты понимается применение мер (способов защиты) управомоченным субъектом самостоятельно, без обращения к какому-либо органу. В трудовом праве неюрисдикционная форма защиты представлена, например, в виде самозащиты в соответствии со ст. 379 ТК РФ, в гражданском праве — в соответствии со ст. 14 ГК РФ.

Самозащита права (в широком смысле) — это любые действия лица, обладающего субъективным правом, связанные с защитой данного права от нарушения. Самозащита как способ действия заинтересованного лица заимствована из гражданского законодательства.

В.Р. Халиков, исследуя вопросы самозащиты, обратил внимание на следующее:

— самозащита возможна, как правило, только после нарушения права и лишь иногда во время нарушения права;

— в момент осуществления самозащиты гражданин не может обратиться к компетентным органам за защитой, однако, если обращение к ним возможно, то следует исходить из того, что в сложившейся ситуации применение самозащиты является более оперативным и действенным;

— самозащита осуществляется силами самого потерпевшего.

По нашему мнению, спорным является утверждение В.Р. Халикова, что в момент самозащиты лицо не может обратиться к компетентным органам, хотя такое утверждение и дано В.Р. Халиковым с оговоркой. Гражданин вправе решать сам, избрать ли только данный способ защиты своего права, либо использовать его наряду со способами, входящими в юрисдикционную форму защиты права. Дополнительно можно сказать, что по поводу порядка осуществления самозащиты законодательство РФ точных указаний не дает, а вот случаи, когда она допустима, устанавливает, а иногда вводит и условия процедурного характера.

Защита профсоюзами прав граждан в сфере социального обеспечения используется гораздо реже, чем защита трудовых прав. Это можно объяснить тем, что за помощью в профсоюзный орган обращаются, как правило, работающие граждане, считающие, что на профсоюзы возложен общественный контроль за соблюдением лишь законодательства о труде. Граждан, видимо, вводит в заблуждение глава 58 ТК РФ. Однако это не совсем так.

В силу ст. 22 Федерального закона от 12 января 1996 № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» профсоюзы вправе осуществлять профсоюзный контроль за соблюдением законодательства в сфере социального страхования, охраны здоровья, социального обеспечения.

Обратимся к законодательству РФ о социальном обеспечении.

Во-первых, в ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 16 июля 1999 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» сказано, что профсоюзы в соответствии с законодательством РФ имеют право на осуществление профсоюзного контроля за использованием средств обязательного социального страхования.

Во-вторых, в соответствии с ч. 3 ст. 26 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» общественный контроль за соблюдением законных прав и интересов застрахованных осуществляют профессиональные союзы или иные уполномоченные застрахованными представительные органы.

В-третьих, согласно ч. 1, 2 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 111 -ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной пенсии в Российской Федерации» общественный контроль за формированием и инвестированием средств пенсионных накоплений осуществляется Общественным советом по инвестированию средств пенсионных накоплений, который формируется на паритетной основе из представителей общероссийских объединений профессиональных союзов и общероссийских объединений работодателей.

К сожалению, конкретных положений, определяющих порядок или хотя бы процедуру осуществления контроля со стороны профсоюзов, законодательство РФ не содержит.

Представляется, что в Закон о профсоюзах целесообразно включить положение, аналогичное ч. 2 ст. 370 ТК РФ, но распространяющееся не только на работодателей, но и на субъектов социально-обеспечительных отношений, которые не выполняют своих обязанностей по отношению к получателям выплат и услуг по социальному обеспечению. В связи с чем, считаем целесообразным ст. 22 Закона о профсоюзах, определяющей права профсоюзов на социальную защиту работников, дополнить ч. 3, в которой предусмотреть, что «профессиональные союзы имеют право на осуществление контроля за соблюдением работодателями и их представителями, органами социального обеспечения нормативных правовых актов о социальном обеспечении. Работодатели, органы социального обеспечения обязаны в недельный срок со дня получения требования об устранении выявленных нарушений сообщить в соответствующий профсоюзный орган о результатах рассмотрения данного требования и принятых мерах».

Непосредственно в организации облегчить работникам защиту своего права на социальное обеспечение могло бы предоставление им возможности обращаться в комиссию по трудовым спорам (КТС) по ряду споров по выплатам, осуществляемых за счет средств обязательного социального страхования. Речь идет об ограниченном круге споров, связанных, например, с оплатой листков нетрудоспособности, отпуска по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет, когда разногласия между работником и работодателем возникают относительно данных, исходящих от работодателей. Даже в тех регионах, где реализуется пилотный проект по назначению страховых выплат непосредственно территориальными органами Фонда социального страхования РФ, начисление страховых взносов на заработную плату работающих, предоставление сведений об учитываемых видах заработка, подсчет продолжительности страхового стажа осуществляют работодатели. Это значит, что при наличии разногласий относительно данных, необходимых для исчисления пособий, работникам приходится спорить с работодателем по вопросам, связанным с их трудовой деятельностью. Такие вопросы могли бы быть разрешены комиссией по трудовым спорам, что не противоречит ее компетенции, определенной в главе 60 ТК РФ.

При разрешении указанных споров могла бы быть использована и процедура медиации, урегулированная Федеральным законом от 27 июля 2010г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», которая допускает применение ее к спорам, возникающим из трудовых правоотношений, при этом соглашение о проведении процедуры медиации может быть закреплено как в трудовом договоре, так и в отдельном соглашении между работником и работодателем.

В научной литературе, например, Т.А. Сошниковой, представлен и иной взгляд на реализацию защиты прав граждан. Механизм такой защиты охарактеризован ею как совокупность правовых норм, правовых учреждений и юридических процедур, при помощи которых осуществляется защита и восстановление охраняемых законом прав и интересов человека и гражданина. Выделены три механизма:государственный, механизм публичной власти муниципального образования, механизм защиты со стороны общественных объединений (в т. ч. профсоюзы).

Предложенные Т.А. Сошниковой определение и варианты механизма защиты права не противоречат изложенным ранее мнениям о формах и способах защиты права. Любой способ защиты невозможен без опосредования правовыми нормами, имеет свои юридические процедуры, специфику функционирования, своих субъектов, возникающих в процессе защиты правоотношений, о которых идет речь в работе Т.А. Сошниковой.

Не только в сфере труда, но и в области социального обеспечения в механизме защиты прав и свобод основную роль играют государственные органы (организации), но механизм защиты со стороны общественных организаций более неопределенный и менее используемый, чем в трудовом праве. Механизм публичной власти муниципального образования (органов местного самоуправления) в защите права на социальное обеспечение не заметен, а самозащита вообще отсутствует. Другое дело, использование комбинированного способа, в котором обращение гражданина по своей инициативе в тот или иной государственный или общественный орган (организацию) приводит в действие первый механизм из числа названных Т.А. Сошниковой.

Таким образом, неюрисдикционная форма защиты социально-обеспечительных прав это установленный самостоятельно порядок деятельности, направленной на восстановление нарушенного права, осуществляемой самим сторонами спора (или их представителями), самостоятельно оценивающими правомерность действий сторон и принимающими решение по обоюдному соглашению или в одностороннем порядке.

Заключение

Признавая право каждого гражданина на социальное обеспечение, Конституция РФ одновременно возлагает на государство обязанность создавать все необходимые условия для осуществления этого права.

Выступая гарантом социальных прав граждан, государство играет активную роль в жизни страны посредством последовательно проводимой социальной политики. Формирование устойчивого общества и единого социального пространства предполагает для граждан наличие политических, экономических и юридических гарантий в области социального обеспечения.

Юридические гарантии занимают особое место в системе гарантий права на социальное обеспечение и включают в себя все правовые средства, которые обеспечивают осуществление и охрану прав.

Потребность в защите права на социальное обеспечение возникает, как правило, в случае его нарушения: если создаются препятствия на пути реализации, отказано в признании за лицом этого права, не исполняются обязанности по предоставлению права.

Проведение настоящего исследования позволило сформулировать ряд выводов:

1. В праве социального обеспечения защиту прав и законных интересов можно определить как законодательно установленную систему мер предотвращения, ликвидации нарушений данных прав и интересов.

Периодические изменения законодательства в области защиты прав граждан в области социального обеспечения, порождают сложности в применении этих прав. Поэтому проблема защиты права граждан на социальное обеспечение остается достаточно острой и во многом актуальной как в теории, так и на практике.

2. Государственные нормативные правовые акты, регулирующие сферу социального обеспечения, делятся на: 1) законы и 2) подзаконные акты.

3. Защита прав граждан в сфере социального обеспечения может осуществляться в разных формах. Форма защиты предопределяет выбор защищающимся лицом конкретного субъекта, а следовательно, и выбор процедуры, присущей правозащитной деятельности данного субъекта, совокупность средств и способов защиты, характерных для каждой формы защиты. Форма защиты прав граждан в сфере социального обеспечения выступает необходимым, иногда очень важным, процессуально- процедурным элементом механизма защиты, отвечает на вопрос о том, какими средствами защищается право.

Формы защиты прав граждан в сфере социального обеспечения являются элементом механизма правовой защиты, который, в свою очередь, относится к осуществлению права, и содержание которого составляет деятельность государства, уполномоченных им органов, общественных объединений и самого лица по созданию юридических условий, способствующих недопущению остановки процесса реализации права, а в случае таковой его восстановления. Принимая во внимание различные формы защиты прав граждан в сфере социального обеспечения следует отметить, что защита прав осуществляется в юрисдикционной (осуществляется различными специально уполномоченными на данный вид деятельности государством компетентными органами, с присущим каждому из них определенным процессуальным порядком деятельности) и неюрисдикционной формах (осуществляется самими участниками правоотношения).

Неюрисдикционная форма защиты социально-обеспечительных прав это установленный самостоятельно порядок деятельности, направленной на восстановление нарушенного права, осуществляемой самим сторонами спора (или их представителями), самостоятельно оценивающими правомерность действий сторон и принимающими решение по обоюдному соглашению или в одностороннем порядке.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/kursovaya/zaschita-prav-grajdan-v-sfere-sotsialnogo-obespecheniya/

Нормативно-правовые акты

  1. Международный пакт от 16.12.1966 «Об экономических, социальных и культурных правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 12. 1994.
  2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрании законодательства РФ. 2014. N 31. ст. 4398.
  3. Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 N 1-ФКЗ (ред. от 21.07.2014) «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2011. N 7. ст. 898
  4. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 14.12.2015) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1994. N 13. ст. 1447.
  5. Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 N 3-ФКЗ (ред. от 15.02.2016) «О Верховном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2014. N 6. ст. 550.
  6. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 14.12.2015) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1994. N 13. ст. 1447.
  7. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2011. N 48. ст. 6724.
  8. Федеральный закон от 07.11.2011 N 306-ФЗ (ред. от 03.07.2016, с изм. от 19.12.2016) «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» // Собрание законодательства РФ. 2011. N 45. ст. 6336.
  9. Федеральный закон от 28.12.2013 N 442-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2013. N 52 (часть I).

    ст. 7007.

  10. Федеральный закон от 17.07.1999 N 178-ФЗ (ред. от 28.11.2015, с изм. от 29.12.2015) «О государственной социальной помощи» // Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. ст. 3699
  11. Федеральный закон от 15.12.2001 N 167-ФЗ (ред. от 14.12.2015) «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2001. N 51. ст. 4832.
  12. Федеральный закон от 29.12.2006 N 255-ФЗ (ред. от 09.03.2016) «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» // Собрание законодательства РФ. 2007. N 1 (1 ч.).

    ст. 18.

  13. Федеральный закон от 12.01.1996 N 10-ФЗ (ред. от 31.01.2016) «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. ст. 148.
  14. Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. ст. 3803.
  15. Федеральный закон от 28.12.2013 N 400-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «О страховых пенсиях» // Собрание законодательства РФ. 2013. N 52 (часть I).

    ст. 6965

  16. Федеральный закон от 19.05.1995 N 81-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» // Собрание законодательства РФ. 1995. N 21. ст. 1929.
  17. Федеральный закон от 9 декабря 2010 г. N 351-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О ветеранах» и статьи 11 и 11.1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
  18. Закон РФ от 12.02.1993 N 4468-1 (ред. от 01.05.2017) «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей» // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 9. ст. 328.
  19. Соглашение стран СНГ от 24.12.1993 «О порядке пенсионного обеспечения и государственного страхования сотрудников органов внутренних дел государств — участников Содружества Независимых Государств» // Собрание законодательства РФ. 1999. N 41. ст. 4866.
  20. Постановление Правительства РФ от 13.08.1997 N 1009 (ред. от 27.08.2015) «Об утверждении Правил подготовки нормативных право Собрание законодательства РФ. 1997. N 33. ст. 3895.
  21. Приказ Минздравсоцразвития России от 30.09.2009 N 805н (ред. от 24.11.2015) «Об утверждении Правил обращения за федеральной социальной доплатой к пенсии, ее установления и выплаты» // Российская газета. N 229. 2009.
  22. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 29.09.2009 N 804н «Об утверждении Правил преобразования (оценки) мер социальной поддержки, предоставляемых пенсионерам в натуральной форме в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации по оплате пользования телефоном, по оплате жилых помещений и коммунальных услуг, по оплате проезда на всех видах пассажирского транспорта (городского, пригородного и междугородного), в денежные эквиваленты для подсчета общей суммы материального обеспечения пенсионера» // Российская газета. N 220. 2009.
  23. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 18.12.2007 N 771 «О целевых прогнозных показателях осуществления органами государственной власти субъектов Российской Федерации переданных полномочий Российской Федерации по организации обеспечения граждан, включенных в Федеральный регистр лиц, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лекарственными средствами, изделиями медицинского назначения, а также специализированными продуктами лечебного питания для детей-инвалидов» // Российская газета. N 10. 2008.
  24. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 20.07.2007 N 487 «Об утверждении Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по исполнению государственной функции по осуществлению контроля за деятельностью по оказанию гражданам государственной социальной помощи в виде предоставления социальных услуг» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. N 39. 2007.

Материалы судебной практики

  1. Определение КС РФ от 11 июля 2006 г. N 353-О // Пенсия. 2006. N 12.
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 07.10.2014 N 2159-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горшенгорина Валерия Ефимовича на нарушение его конституционных прав пунктами 5 и 7 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // Документ опубликован не был
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 5. 2011.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии» // Бюллетень трудового и социального законодательства РФ. N 4. 2013. Определение Верховного Суда РФ от 29.04.2011 N 78-Впр11-3 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 1.
  5. Определение Верховного Суда РФ от 25 февраля 2010 г. N 5-В10-8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 11.
  6. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2015 г. N 78-КГ14-24 // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации.
  7. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 августа 2014 г. N 75-КГ14-4 // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации.
  8. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 2014 г. N 5-КГ14-56 // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации.

Специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/kursovaya/zaschita-prav-grajdan-v-sfere-sotsialnogo-obespecheniya/

  1. Азарова Е.Г. Судебная защита пенсионных прав (научно-практическое пособие).

    М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2013.

  2. Барышникова Т.Ю. Некоторые особенности форм и способов защиты социально-обеспечительных прав // Право человека на жизнь и гарантии его реализации в сфере труда и социального обеспечения: материалы междунар. науч.-практ. конф. М., 2012.
  3. Халиков В.Р. Самозащита в российском трудовом праве. Автореферат дисс. … к.ю.н. Томск, 2012.
  4. Барышникова Т.Ю. Формы и способы защиты трудовых прав и охраняемых интересов в российском трудовом праве. Автореф. Пермь, 2005.
  5. Ванин П.Б. Самозащита гражданских прав: дис. … магистра частного права. — Екатеринбург, 2013.
  6. Гражданское право: в 4 т. Т. 1: Общая часть: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / под. ред. Е.А. Суханова. Волтерс Клувер. М., 2014.
  7. Гражданское право: учебник: в 3 т. /под ред. А.П. Сергеева. — М., 2015. — Т. 1.
  8. Грудцына Л.Ю. Правовая природа институтов защиты и охраны прав человека в России // Российская юстиция. — 2012. — № 2.
  9. Гусев А.Ю. Роль судебных органов различных уровней в защите прав граждан в области социального страхования // Российская юстиция. 2015. N 10.
  10. Гусев А.Ю. Формы и способы защиты прав граждан в сфере социального обеспечения // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. N 10.
  11. Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2011. N 12.
  12. Ерофеева О.В. Некоторые вопросы судебной защиты в сфере социального обеспечения // Социальное и пенсионное право. 2016. N 3.
  13. Карташов В.Н. Теория правовой системы общества: Учебное пособие: В 2 т. Ярославль: ЯрГУ им. П.Г. Демидова, 2012. Т. 1.
  14. Карташова В.П. Современные проблемы соотношения форм и способов защиты гражданских прав в российской цивилистике. Автореф. дисс. … к.ю.н. СПб., 2011.
  15. Коренева Ю.С. Развитие общеправового понятия социальной защиты // Вопросы трудового права. 2011. N 9.
  16. Коренева Ю.С. Социальная защита судей Российской Федерации в сфере труда и социального обеспечения. Автореф. М., 2006.
  17. Кошелев Н.С. Комментарий к Федеральному закону от 10 декабря 1995 года № 195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации». 2009. // СПС «Гарант».
  18. Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2015.
  19. Маматказин И.Р. Теоретические проблемы, связанные с судебной защитой прав на пособия по социальному страхованию // Трудовое право в России и за рубежом. 2014. N 4.
  20. Международные и российские нормы пенсионного обеспечения: сравнительный анализ / отв. ред. Э.Г. Тучкова, Ю.В. Васильева. М., 2013.
  21. Мидонова Е.А. Форма защиты интересов в праве социального обеспечения // Трудовое право. 2014. N 8.
  22. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 2008.
  23. Петрова Е.И. Инструментарий защиты социально-обеспечительных прав граждан // Вестник Пермского университета. 2012. N 1 (7).
  24. Полухина Е.Е. Эффективность правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений и судебная практика: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.
  25. Право социального обеспечения: Учебник / Под ред. М.В. Филипповой. М.: Юрист, 2015.
  26. Роик В.Д. Социальная политика: Учебник для вузов. М., 2013.
  27. Сапфирова А.А. Защита трудовых прав и законных интересов работников органами государственного надзора и контроля. Автореф. М., 2009
  28. Сапфирова А.А. Способы защиты трудовых прав, свобод и правовых интересов в сфере труда внесудебными органами государства // Трудовое право. 2011. N 8.
  29. Сенякин И.Н. Юридическая ответственность // Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2007.
  30. Сошникова Т.А. Правовой механизм защиты конституционных прав и свобод в сфере труда. Издательство Московского гуманитарного университета, М., 2005.
  31. Федорова М.Ю. Социальное страхование как организационно-правовая форма социальной защиты населения: проблемы правового регулирования. Омск, 2010.
  32. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 2007.
  33. Чагин К.Г. Новации федерального законодательства в сфере социального обслуживания // Руководитель бюджетной организации. № 6. 2014.
  34. Черногор Н.Н. Мониторинг эффективности правового механизма оказания социальных услуг // Журнал российского права. № 8. 2010
  35. Шелестов Д.С. Конституционные основы самозащиты социальных прав гражданами Российской Федерации. Автореферат дис. … к.ю.н. М., 2013.
  36. Шишкин С.А. Состязательность в судебном механизме защиты гражданских прав. — М., 2012.