Уголовно-процессуальная ответственность

Курсовая работа

Определение уголовно-процессуальной ответственности подчеркивает ее отдельную грань, черту, раскрывает ее определенную особенность. На наш взгляд, можно выделить следующие характеристики уголовно-процессуальной ответственности. Во-первых, уголовно-процессуальная ответственность едина, но имеет две формы реализации — добровольную и государственно-принудительную. Добровольная форма реализации уголовно-процессуальной ответственности состоит в уголовно-процессуальной обязанности деликтоспособных субъектов уголовного процесса и иных лиц, обязанных содействовать и не препятствовать осуществлению правосудия, соблюдать и исполнять требования уголовно-процессуальных норм. Реализуется данная обязанность в реальном правомерном поведении. Во-вторых, государственно-принудительная форма реализации процессуальной ответственности заключается в обязанности виновного нарушителя процессуальных норм претерпеть осуждение и иные неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией уголовно-процессуальной нормы, и в их реальном претерпевании.

В-третьих, основанием уголовно-процессуальной ответственности может быть только виновное поведение». В-четвертых, одновременное нарушение субъектом процессуальных норм и норм иной отраслевой принадлежности может влечь наступление уголовной, гражданско-правовой, дисциплинарной и других видов юридической ответственности. В-пятых, за уголовно-процессуальное правонарушение возможно сочетание нескольких видов юридической ответственности. В-шестых, она возникает в рамках уголовного судопроизводства в ходе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства.

Уголовный процесс-это упорядоченная уголовно-процессуальным кодексом деятельность специально уполномоченных на то субъектов, направленная на установление события преступления, лиц, виновных в его совершении, а также принятие всех предусмотренных законом мер для их наказания в соответствии с уголовным законодательством.

Уголовно-процессуальная деятельность — это система процессуальных действий, направленная на достижение задач уголовного судопроизводства, регламентированная уголовно — процессуальным законом. Назначение уголовного судопроизводства отражено в ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в соответствии с которой уголовно-процессуальное право преследует целью защиту прав и законных интересов граждан и организаций, потерпевших от преступлений. Таким образом, начиная уголовно-процессуальную деятельность по уголовному делу, дознаватель, следователь и прокурор обеспечивают раскрытие преступлений, устанавливают лиц, виновных в совершении этих преступлений, путем производства следственных действий, перечень которых содержится в разделе 8 УПК РФ, доказывают их виновность, после чего направляют уголовное дело с обвинительным заключением либо обвинительным актом, утвержденными прокурором в суд, который, в свою очередь, также выполняя функцию охраны законных прав и интересов граждан, рассматривает его по существу и выносит решение в виде приговора, определения либо постановления. Кроме того, дознаватель, следователь, прокурор и суд, каждый, выполняя свои служебные обязанности по рассмотрению и разрешению дел в пределах своих полномочий, обязан принимать все меры для исключения возможности привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных лиц.

36 стр., 17631 слов

Обвиняемый в уголовно-процессуальном праве России

... других участников процесса. Актуальность темы дипломной работы заключается в том, что в связи с ежегодно возрастающим числом совершаемых преступлений и увеличением нагрузки на правоохранительные органы, особенности процессуального статуса обвиняемого требует дополнительного ...

В случае недоказанности вины лица в совершении преступления, отсутствии состава преступления в его действиях, лица, осуществляющие предварительное расследование, прокурорский надзор за расследованием уголовного дела, либо рассматривающие уголовное дело по существу, обязаны принять решение по прекращению производства по уголовному делу, либо вынести оправдательный приговор. Таким образом, как изобличить и наказать виновного, так и не допустить уголовное преследование и наказание невиновного являются приоритетными задачами уголовного судопроизводства и на их достижение направлена уголовно-процессуальная деятельность. Указанные две основные задачи входят в ряд задач, которые называются специфическими, т.е. присущими только данной, отдельной отрасли права. Говоря о задачах необходимо обратить внимание на то, что все задачи уголовного процесса делятся на две группы -это основные или общие задачи, которые присущи не только уголовно-процессуальному, а также любой иной отрасли права, и специфические или специальные, т.е. присущие только уголовному судопроизводству. Основными задачами уголовного судопроизводства, как и всей системы действующего законодательства в целом, является, в первую очередь охрана прав и законных интересов граждан, окружающей среды, общественного порядка и государственного строя.

К специальным задачам, присущим только лишь данной отрасли права, можно отнести следующие: возбуждение уголовного дела; предварительное расследование; рассмотрение уголовного дела судом и назначение справедливого наказания лицам, совершившим преступления, в соответствии с их тяжестью, формой вины и иными, предусмотренными уголовным законом условиями; исключение возможности привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных лиц. Здесь приведены основные задачи уголовного процесса, и данный перечень исчерпывающим назвать нельзя, т.к. ряд авторов относит к специальным задачам также и первоначальную проверку заявлений и сообщений о совершенных либо готовящихся преступлениях и т.д. В содержание понятия правосудия входит не только правосудие по уголовным делам, но также и по гражданским и иным, имеющим место при осуществлении правосудия как такового, тогда как понятие уголовного процесса охватывает только лишь осуществление правосудия по уголовным делам Таким образом, понятия уголовного процесса и правосудия пересекаются лишь в части рассмотрения и разрешения уголовных дел.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

§1.1 Понятие уголовно-процессуальной ответственности

Особого внимания заслуживает уголовно-процессуальная ответственность. Несмотря на то, что данная проблема получила освещение в трудах З.Ф. Ковриги, Я.О. Мотовиловкера, Г.Н. Ветровой, Н.А. Громова, С.А. Полунина, П С. Элькинд, В. М. Корнукова, Л.И. Петрухина и других ученых, по-прежнему продолжается полемика о понятии уголовно-процессуальной ответственности, о ее соотношении с уголовной ответственностью. Требуют тщательного изучения основания, функции и меры уголовно-процессуальной ответственности. Теоретически и практически важной представляется проблема соотношения мер уголовно-процессуальной ответственности с мерами уголовно-процессуального принуждения. Н.А. Громов и С.А. Полунин полагают, что уголовно-процессуальная ответственность-это «предусмотренное уголовно-процессуальной санкцией воздействие на нарушителя требований уголовно-процессуальной нормы, выражающее государственное осуждение противоправного поведения». В.М. Ковалев определяет процессуальную ответственность как предусмотренное санкцией уголовно-процессуальной нормы воздействие на лицо, виновное в нарушении предписаний уголовно-процессуального закона. П.С. Элькинд считает, что «уголовно-процессуальная ответственность — это реальное возложение на правонарушителя дополнительной уголовно-процессуальной обязанности, лишение его тех или иных процессуальных прав или же возложение дополнительной обязанности и лишение соответствующих процессуальных прав.

21 стр., 10418 слов

Освобождение от уголовной ответственности

... Таким образом, данная тема является весьма актуальной. Целью курсовой работы является рассмотрение установления освобождения от уголовной ответственности в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 года как комплекса стимулирующих норм уголовного права. Для достижения ...

Г.Н. Ветрова определяет уголовно-процессуальную ответственность как подотчетность участников процесса государству в лице государственных органов и должностных лиц, наделенных соответствующими контрольными полномочиями в исполнении возложенных на них процессуальных обязанностей. По ее мнению, такое определение понятия уголовно-процессуальной ответственности подчеркивает ее негативный и позитивный аспекты. Ф. Коврига анализирует уголовно-процессуальную ответственность в двух аспектах и определяет ее «как необходимость действовать в интересах правосудия, используя права и выполняя обязанности, а также обязанность нести меры правового воздействия в случае недобросовестного поведения правонарушителя». А.А. Бессонов отмечает, что «процессуальная ответственность представляет собой форму проявления социальной ответственности личности в сфере уголовного судопроизводства. Она отражает систему связей государства и личности по поводу возложенных на нее процессуальных обязанностей».

Процессуальная ответственность всегда имеет своего адресата — это участник уголовного судопроизводства. В одном случае ответственность возлагается на вполне конкретного субъекта ч. 8, 9 ст. 56, ч. 5 ст. 57 УПК РФ и др., в другом законодатель адресует ее определенному кругу участников уголовного судопроизводства ч. 1 ст. 11 УПК РФ. Не может быть ответственности бессубъектной. Даже если ответственность возлагается на множество лиц, законодатель либо конкретизирует их соответствующим перечнем, либо объединяет термином «участники уголовного судопроизводства», ограничивая круг субъектов причастностью к производству по уголовному делу. Особого внимания заслуживает вопрос о функциях уголовно-процессуальной ответственности. Как и другие виды юридической ответственности, уголовно-процессуальная ответственность выполняет регулятивную, превентивную, карательную, восстановительную, воспитательную функции. Регулятивно-статическая функция уголовно-процессуальной ответственности участвует в закреплении прав и обязанностей участников уголовного процесса, оформляет их правовой статус и ответственность, а динамическая функция непосредственно оказывает воздействие на процесс реализации уголовного судопроизводства.

7 стр., 3370 слов

Особенности правового регулирования и проблемы уголовной ответственности ...

... злоупотреблений полномочиями частными нотариусами и аудиторами, а также проблемные вопросы квалификации таких преступлений. Предмет исследования включает в себя уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность частных нотариусов и аудиторов, практика их применения, а также нормы и институты действующего налогового и ...

Регулятивно-статическая и регулятивно-динамическая функции призваны сформировать и обеспечить правомерное поведение участников уголовно-процессуальных отношений и способствовать достижению целей уголовного судопроизводства. А. В. Малько в качестве основной функции юридического процесса называет ограничивающую охранительную, защитную функцию, но никакая охрана и защита невозможны без осуществления регулятивного воздействия, без регулирования общественных отношений. Основания реализации регулятивного воздействия, осуществляемого в отношении конкретных субъектов уголовно-процессуальной ответственности, достаточно сложны и находятся за рамками нашего исследования, тем не менее назовем некоторые из них. Они связаны со сложными комплексными юридическими фактами. Например: совершение преступления- возбуждение уголовного дела-принятие решения о задержании в качестве подозреваемого — предъявление обвинения — применение меры пресечения — появление соответствующих процессуальных обязанностей, связанных с применением меры пресечения. Или другой пример: возбуждение уголовного дела — назначение экспертизы — появление соответствующих процессуальных обязанностей у эксперта.

Думается, что субъекты регулятивного воздействия уголовно-процессуальной ответственности за некоторыми исключениями практически тождественны участникам уголовного судопроизводства. Остановимся на исключениях. Это суд, состав суда, следователь, прокурор, дознаватель, орган дознания. Конечно, их поведение подпадает под действие регулятивной функции, но не уголовно-процессуальной ответственности, а уголовно-процессуального права. Дело в том, что за нарушение уголовно-процессуальных норм указанные субъекты будут нести дисциплинарную, гражданско-правовую, материальную, уголовную ответственность. В юридической литературе высказано мнение, что отстранение от расследования уголовного дела, отмена незаконного решения относятся к мерам уголовно-процессуальной ответственности. С этим вряд ли можно согласиться. Как правильно отмечают другие ученые, это восстановительные меры защиты. В таких мерах отсутствует осуждение и не выражены неблагоприятные последствия как таковые. Если учесть, что у среднестатистического следователя в производстве одновременно находится 15-20 уголовных дел, изъятие одного должно им расцениваться как награда, а не как порицание. Другой вопрос, что прокурор в связи с отстранением следователя от уголовного дела может вынести представление, в котором поставит вопрос о привлечении следователя к дисциплинарной ответственности, но в таких случаях отстранение от расследования выступает уже в качестве условия привлечения к дисциплинарной ответственности, т.

е. в качестве одной из составляющих сложного юридического факта. Остается еще частное определение суда как мера реагирования на допущенные в ходе расследования уголовного дела правонарушения. Однако и его юридическая природа не свидетельствует о том, что его надо считать мерой юридической ответственности. Статья 29 УПК РФ гласит: «Если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены… нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер». Как следует из уголовно-процессуального закона, суд лишь «обращает внимание» на допущенные нарушения. «Обращение внимания» сложно назвать юридической ответственностью, но, опять же, установленные судом факты могут выступать в качестве судебной преюдиции, необходимой для привлечения к различным видам юридической ответственности. Н.А. Громов и С.А. Полунин считают, что «уголовно-процессуальная санкция в случае совершения правонарушения становится правилом поведения должностного лица, полномочного на ее применение, т.

34 стр., 16779 слов

ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

... как возбуждение уголовного дела. Возбуждение уголовного дела представляет собой одну из стадий уголовного судопроизводства. Данной стадии присуще свои характерные особенности, задачи, она порождает особые уголовно-процессуальные правоотношения. Самостоятельность стадии возбуждения уголовного дела выражена в ...

е. диспозицией процессуальной нормы, охраняемой от нарушения другой санкцией». С аналогичной позицией, но в связи с регулятивным воздействием санкции уголовно-правовой нормы, мы уже сталкивались и отмечали свое отношение к ней. Однако еще раз повторим: правилом поведения для правоприменителя служит уголовно-процессуальная норма в целом, а не отдельный ее элемент, санкция не «перевоплощается» в диспозицию или гипотезу. Правоприменитель в случае нарушения уголовно-процессуальной нормы оценивает и руководствуется всей нормой, а не одним из ее структурных элементов. Регулятивное воздействие уголовно-процессуальной ответственности многоаспектно и распространяется в том числе и на правоприменителя. Специфика превентивной функции уголовно-процессуальной ответственности выражается в следующем: во-первых, данный вид превенции направлен на предупреждение не только уголовно-процессуальных правонарушений, но и дисциплинарных с уголовными; во-вторых, он призван содействовать обеспечению назначения уголовного судопроизводства и решению задач, стоящих перед правосудием; в-третьих, частнопревентивное воздействие сочетается с карательным, восстановительным и воспитательным. К сожалению, законодатель не воспринял научные рекомендации о стимулировании и поощрении правовой активности свидетелей.

«В частности, почему бы в специальном законе не установить меры вознаграждения отдельных свидетелей за сообщение для следствия и суда ценной информации, что позволило бы раскрыть преступление», или, наоборот, убедиться в невиновности субъекта. З. Ф. Коврига справедливо отмечает, что в ответственности нельзя видеть только кару, а условиями повышения эффективности ответственности и выполнения процессуальных обязанностей как раз и являются стимулирующие поощрительные средства. Сложность уяснения карательного воздействия уголовно-процессуальной ответственности обусловлена его сочетанием с карательными функциями других видов юридической ответственности, которые могут применяться к участникам уголовного процесса, и неоднозначным решением в науке проблемы способов осуществления карательного воздействия.Как известно, способ осуществления карательного воздействия — это осуждение правонарушителя, применение к правонарушителю правоограничений, предусмотренных санкцией нарушенной нормы. Мы уже останавливались на проблеме санкций за уголовно-процессуальные правонарушения, а сейчас считаем необходимым остановиться на данной проблеме более подробно. Новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит главу 14, в которой специально предусмотрены иные меры процессуального принуждения.

17 стр., 8453 слов

Понятие и классификация участников уголовного судопроизводства. ...

Рассмотреть правовой статус и функции суда как участника уголовно-процессуальных отношений; 3. Исследовать правовое положение и функции участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, а именно: следователя, начальника следственного отдела, органов дознания, начальника дознания, дознавателя, ...

В качестве таковых называются: обязательство о явке;привод; временное отстранение от должности; наложение ареста на имущество; денежное взыскание. Среди указанных мер только денежное взыскание можно отнести к мерам карательного воздействия, т. к. остальные преследуют совершенно иные цели и выполняют другие функции. Статья 117 УПК РФ гласит: «В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных настоящим Кодексом, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда в порядке, установленном ст. 118 УПК». Поражает то обстоятельство, что УПК РФ, разрабатывавшийся более семи лет, содержит столько неясностей. Раздел II УПК РФ в качестве участников уголовного судопроизводства называет: суд, прокурора, следователя, начальника следственного отдела, орган дознания, дознавателя, потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, представителей потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя, подозреваемого, обвиняемого, законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитника, гражданского ответчика, представителя гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого.

При этом все указанные категории участников уголовного судопроизводства делятся на несколько групп: суд; участники уголовного судопроизводства со стороны защиты; участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения; иные участники со стороны уголовного судопроизводства. Ссылка на ст. 118 УПК РФ в связи с порядком наложения денежного взыскания не вносит никакой ясности. В ст. 118 указывается, что денежное взыскание налагается судом, а суд сам является участником уголовного судопроизводства. В самом деле, не будет же суд сам на себя налагать взыскание! Согласно этой статье «если нарушение допущено в ходе досудебного производства, то дознаватель, следователь или прокурор составляют протокол о нарушении, который направляется в районный суд». Если это нарушение допущено дознавателем или следователем, то, опять же, неужели последние сами на себя будут составлять протокол о допущенном нарушении. Получается, такие участники процесса, как суд и некоторые субъекты со стороны обвинения, не могут быть субъектами карательного воздействия, а вот для привлечения к уголовно-процессуальной ответственности частного обвинителя, гражданского истца, представителей потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя какие-либо препятствия отсутствуют.

Однозначно эта мера карательного воздействия может применяться к иным участникам уголовного судопроизводства: свидетелю, эксперту, специалисту, переводчику, понятому. Интересным представляется вопрос о возможности применения процессуального штрафа к участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты. В ч. 7 ст. 49 УПК РФ закреплено, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Возникает вопрос: а возможно ли за нарушение данной обязанности или других процессуальных обязанностей привлечь адвоката к уголовно-процессуальной ответственности? Анализ ст. 258 УПК РФ меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании показывает, что нет, поскольку в ч. 1 ст. 258 содержатся общие положения о том, что возможно за нарушение порядка в судебном заседании вынесение предупреждения, удаление или наложение денежного взыскания. А вот из положений ч. 2 ст. 258 УПК РФ как раз следует, что при «неподчинении обвинителя или защитника распоряжениям председательствующего слушание уголовного дела по определению или постановлению суда может быть отложено, если не представляется возможным без ущерба для уголовного дела заменить данное лицо другим». Заменить адвоката практически невозможно, а сообщение, которое суд может направить в адвокатскую палату, нельзя считать мерой ответственности, тем более что оно может остаться там без внимания и рассмотрения.

11 стр., 5497 слов

Уголовная ответственность

... уголовно-правовых ограничений – судимости. Правоотношения уголовной ответственности составляю лишь юридическое содержание регулятивных. Функция регулятивных правоотношений заключается в том, чтобы наполнить правоотношения уголовной ответственности конкретным содержанием. Функция же правоотношений уголовной ответственности ... В теории уголовного права понятие уголовной ответственности дискуссионно. ...

Статьи 49 и 53 УПК РФ, закрепляющие процессуальный статус защитника, нельзя назвать совершенными, в них преобладают права и отсутствуют корреспондирующие им обязанности, а право без обязанностей превращается в произвол. Что мешало специально закрепить в УПК РФ обязанность защитника являться по вызову следователя, суда или дознавателя для производства следственных действий. Ведь не является секретом, что достаточно часто защитник с обвиняемым намеренно затягивают расследование уголовного дела в надежде на то, что истекут процессуальные сроки содержания под стражей и обвиняемого вынуждены будут освободить. Практически отсутствуют какие-либо меры процессуального воздействия на адвоката в случаях, если по его вине срывается производство следственных действий. Ведь в ст. 53 УПК РФ прямо закреплено, что защитник имеет право «использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты». Умышленная волокита, которую может использовать адвокат в качестве средства защиты, непосредственно законом не запрещена. Можно привести и другой пример. Утративший силу УПК РФ устанавливал, что в случае, если обвиняемый умышленно затягивает срок ознакомления с материалами уголовного дела, следователь с согласия прокурора ограничивают данный срок.

В действующем УПК такая мера реагирования отсутствует. Следовательно, что мешает обвиняемому и защитнику знакомиться с многотомными материалами уголовного дела по одной странице в день, а когда истекут все сроки содержания под стражей, заявить ходатайство об освобождении из-под стражи? Оно, безусловно, должно быть удовлетворено, а после того, как обвиняемый окажется на свободе, начнется воздействие на свидетелей и потерпевших. Более того, ч. 3 ст. 217 УПК РФ прямо указывает, что «обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела». Между тем сроки расследования и содержания под стражей не «резиновые», они строго ограничены законом. Непонятно, какими соображениями руководствовались разработчики УПК, формулируя столь противоречивые нормы. Общеправовой принцип равенства предполагает равную ответственность лиц, решающих схожие правовые задачи. Этот принцип грубо нарушается в новом УПК. Так, следователь или прокурор за допущенную по уголовному делу волокиту может нести ответственность вплоть до уголовной, а адвокат — практически никакой. А ведь разработчики нового УПК стремились поставить в равное положение стороны обвинения и защиты.

Равенство прав предполагает и равенство обязанностей с ответственностью, но и данный постулат разработчиками УПК грубо нарушен. Подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, адвокату предоставлен широкий спектр прав и свобод, но «юридическая свобода без ответственности — нонсенс. Свобода, отрицающая ответственность субъекта антисоциальна и несправедлива так же, как антигуманна ответственность, отрицающая свободу выбора». Во время разработки УПК неоднократно со страниц юридической печати раздавались предложения предусмотреть в нем определенные процессуальные гарантии деятельности защитников в виде иммунитета. Это предложение реализовано в ч. 1 п. 10 ст. 448 УПК РФ, устанавливающей, что уголовное дело в отношении адвоката может быть возбуждено только прокурором. В качестве довода в пользу необходимости адвокатского иммунитета обычно говорят: «А вдруг следователь или дознаватель будет мстить адвокату за осуществление профессиональной деятельности и незаконно возбудит уголовное дело?» Но так можно дойти и до абсурда: вдруг следователь будет мстить уборщице, которая плохо протерла его кабинет, или выпускник юридического факультета, ставший прокурором, будет мстить доценту, которому несколько раз пересдавал экзамены? Тогда надо идти еще дальше и устанавливать иммунитет для уборщиц и профессорско-преподавательского состава юридических факультетов.

11 стр., 5071 слов

Уголовно-процессуальные правоотношения

... действующих людей. Целью работы является изучение уголовно-процессуальных правоотношений. Задачами работы являются: рассмотрение понятия уголовно-процессуальных правоотношений; изучение состава уголовно-процессуальных правоотношений; ознакомиться с субъектами и объектами уголовно-процессуальных отношений. Курсовая работа состоит из введения, ...

Думается, что в случае нарушения обвиняемым процессуальных обязанностей на него в силу особого процессуального положения не может быть наложен процессуальный штраф. Однако в случае уклонения от следствия или суда, воздействия на свидетелей, потерпевших или других обвиняемых, дающих правдивые показания, к нему может быть применена мера процессуальной ответственности в виде изменения меры пресечения на более строгую. Подсудимый может быть удален из зала судебного заседания до окончания прения сторон в случае нарушения им порядка в судебном заседании. При этом ему должно быть предоставлено право на последнее слово ч. 3 ст. 258 УПК. Как следует из ст. 258 УПК РФ, за нарушение порядка в судебном заседании ко всем участникам судебного заседания кроме обвинителя, защитника, подсудимого может быть применена мера ответственности в виде штрафа. Мера процессуальной ответственности в виде удаления из зала судебного заседания может быть применена ко всем участникам процесса, за исключением обвинителя и защитника. Предупреждение о недопустимости нарушения порядка в судебном заседании может быть применено к любому лицу, находящемуся в зале судебного заседания. Карательное воздействие процессуальной ответственности может носить материальный характер, психологический, организационно-правовой, или же заключаться в ухудшении правового положения субъекта.

Нельзя согласиться с Н.А. Чечиной и П.С. Элькинд, которые причисляют принудительный привод свидетеля и возвращение уголовного дела на дополнительное расследование к мерам процессуальной ответственности. В первом случае мы имеем дело с пресечением процессуального правонарушения, а во втором — с мерой предупреждения и пресечения. Одновременно с карательной функцией процессуальной ответственности реализуется ее восстановительная функция. Н.А. Громов и С.А. Полунин отмечают специфику уголовно-процессуальных карательных санкций, состоящую в двойственности их роли: «Кроме общих для всех штрафных и карательных санкций задач предупреждения и наказания виновных, они обладают значительной право восстановительной функцией в процессе их реализации». В принципе поддерживая данную позицию, отметим, что восстановительными свойствами обладает не санкция как таковая, а уголовно-процессуальная ответственность в целом, в реализации санкции упомянутая функция лишь объективизируется. Так, предупреждение о недопустимости нарушения порядка в зале судебного заседания принуждает уголовно-процессуального правонарушителя исправить свое поведение в соответствии с требованиями уголовно-процессуальных норм.

7 стр., 3156 слов

Русский язык деловой процессуальной документации

... всех участников уголовно-процессуальной деятельности. Кроме того, процессуальная форма обусловливает письменный характер уголовного судопроизводства . 2. Специфика составления деловых процессуальных документов Требования к точности и степень ее проявления в разных стилях и формах речи ...

Удаление из зала заседания восстанавливает нарушенный правопорядок, нормализует уголовно-процессуальные отношения. Во многом восстановительная функция уголовно-процессуальной ответственности обусловлена необходимостью восстановления нарушенных общественных отношений. Значительная роль здесь принадлежит вытекающей из факта совершения правонарушения уголовно-процессуальной обязанности правонарушителя восстановить нарушенный правопорядок. Если данная обязанность не исполняется добровольно, правонарушитель принуждается к ее выполнению. Эффективности воспитательного воздействия должна способствовать справедливость самого уголовно-процессуального законодательства, отражение в нем моральных ценностей и общественных устоев, разумно установленный баланс между интересами государства, общества и интересами конкретного субъекта — участника уголовно-процессуальных отношений.

Уголовно-процессуальная функция-установленный уголовно-процессуальным законом вид деятельности того или иного участника уголовного судопроизводства, обусловленный его ролью, задачами и целью участия в деле. Уголовно-процессуальные функции реализуются соответствующими участниками уголовного судопроизводства посредством осуществления своих прав и исполнения обязанностей, предоставленных им уголовно-процессуальным законом, в предусмотренных законом формах, при соблюдении установленной законом процедуры. Сами же функции, как и круг участников, их реализующих, также предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством. Новый уголовно-процессуальный закон впервые четко разделяет и регламентирует основные уголовно-процессуальные функции участников уголовного судопроизводства.

К числу этих функций отнесены:

  • функция разрешения дела;
  • функция обвинения уголовного преследования;
  • функция защиты от обвинения.

Эти уголовно-процессуальные функции являются основными, поскольку их выполнение связано с реализацией назначения уголовного судопроизводства.

К числу иных функций, реализуемых участниками уголовного судопроизводства, следует отнести:

  • функцию оказания содействия правосудию, которая реализуется такими участниками процесса как эксперт, специалист, переводчик, понятой, свидетель;
  • функцию реабилитации, предусмотренную гл. 18 УПК РФ.

Функцию разрешения уголовного дела в уголовном судопроизводстве реализует только суд. Уголовно-процессуальный закон освобождает суд от иных функций, подчеркивая, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Функция разрешения дела, заключается в осуществлении судом правосудия по уголовным делам и реализации иной, тесно связанной с осуществлением правосудия процессуальной деятельностью, выполняемой в контексте функции разрешения уголовного дела. Правосудие заключается в деятельности суда по рассмотрению и разрешению уголовных дел по существу. К иной процессуальной деятельности суда следует относить его специфическую деятельность по рассмотрению жалоб на действия и решения должностных лиц и органов, ответственных за производство по уголовному делу на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, а также деятельность суда по принятию решений о применении процессуально-принудительных мер, существенным образом затрагивающих важнейшие конституционные права и свободы граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Функцию обвинения в уголовном судопроизводстве реализует сторона обвинения. Закон устанавливает, что сторона обвинения — это прокурор, а также следователь, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель.

Содержание функции обвинения в уголовном судопроизводстве составляет уголовное преследование. Под уголовным преследованием понимают — процессуальную деятельность, которая осуществляется стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступлений. Эта деятельность заключается в привлечении лица к уголовной ответственности, собирании доказательств, изобличении виновных, применении мер пресечения и т. д.

Функцию защиты в уголовном судопроизводстве выполняют обвиняемый, а также его законный представитель, защитник, гражданский истец, его законный представитель и представитель. Функция защиты может быть реализована также подозреваемым. Функция защиты осуществляется в процессуальных действиях вышеуказанных участников уголовного судопроизводства по опровержению подозрения и обвинения вины лица, совершившего предусмотренное уголовным законом деяние, выявлению обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость совершенного деяния, освобождающих лицо от уголовной ответственности, наказания, смягчающих его ответственность, оправдывающих его и т.д.

Функция оказания содействия правосудию реализуется целой группой участников уголовного судопроизводства, каждый из которых выполняет в процессе свои задачи, реализует предоставленные ему права и обязанности и действует в пределах компетенции, установленной законом. Функция оказания содействия правосудию заключается в помощи суду, а также сторонам в деле, в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, помощи в осуществлении перевода на другой язык, если кто-либо из участников процесса не владеет или недостаточно владеет языком судопроизводства, помощи в обнаружении и закреплении доказательств, применении технических средств в процессе производства по уголовному делу и т. д. Функцию оказания содействия правосудию в уголовном судопроизводстве реализуют свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой. Свидетель в рамках выше установленной функции дает показания об известных ему обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела.

Функции понятого заключаются в удостоверении факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов производства следственного действия

Уголовно-процессуальные функции:

  • функция рассмотрения и разрешения уголовных дел;
  • функция прокурорского надзора и обвинения (надзор за органами предварительного расследования, в суде основная функция — обвинение);
  • функция защиты (защитник, обвиняемый, подозреваемый);
  • функция расследования (следователь);
  • вспомогательная функция (понятые, свидетели, эксперты);
  • Важнейшие признаки этой процедуры: 1) точно установленный нормами права порядок уголовного судопроизводства; 2) сочетание государственно-властного начала с системой прав и гарантий личности; 3) специфические способы обеспечения правоотношений; 4) требование доказанности фактических обстоятельств дела; 5) точная регламентация процессуальных средств и методов доказывания.

Не исчерпывая всего содержания указанного метода, названные признаки уголовно-процессуальной процедуры могут быть правильно уяснены не иначе, как в связи со свойствами предмета уголовно-процессуального регулирования. Воплощая особенности предмета и метода уголовно-процессуального регулирования, рассматриваемые нами нормы права служат инструментом воздействия на поведение участников уголовного судопроизводства в направлении, соответствующем задачам уголовного судопроизводства .

ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ, ОСОБЕННОСТИ И ВИДЫ ОСНОВАНИЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

§2.1 Понятие основания уголовно-процессуальной ответственности

Представляется, что вопрос об основании процессуальной ответственности наиболее сложен. Что объясняется несколькими причинами. Во-первых, проблема определения общетеоретического понятия «процессуальное правонарушение» остается открытой; исследования в данной области проводятся преимущественно в отраслевых рамках. Во-вторых, «традиционный» юрисдикциониый подход к пониманию процессуального права, не позволяет взглянуть на проблему шире — выявить возможные «процессуальные» нарушения в сфере осуществления позитивной деятельности. В-третьих, различное понимание сущности ответственности как таковой, порождает многообразие позиций относительно ее основания. И, в-третьих, существует проблема — что представляет собой «процессуальное» нарушение: неисполнение ненадлежащее исполнение процессуальных обязанностей или, возможно, и злоупотребление процессуальными правами; а также, какое значение имеет для определения основания процессуальной ответственности субъективное отношение субъекта к «процессуальному» нарушению. Полагаем, что принципиальное значение для исследования вышеперечисленных аспектов проблемы основания процессуальной ответственности имеет следующий тезис. В результате анализа соотношения материально-правовой и процессуальной ответственности, мы пришли к выводу: существует комплексная ответственность за процессуальные правонарушения, где процессуальная ответственность — ее часть, остальная же часть представлена «пограничными» мерами материально-правовыми по своей природе, но которые тем или иным образом имеют отношение к процессу. Из данного тезиса следует, что «процессуальное правонарушение» может являться основанием применения, как мер ответственности «чисто» процессуального характера, так и мер материально-правовой ответственности. В качестве «процессуальных правонарушений» в позитивной сфере можно рассматривать, например, несоблюдение установленного порядка регистрации иностранным гражданином или лицом без гражданства, нарушение правил регистрации транспортных средств, нарушение сроков рассмотрения заявлений о предоставлении земельных участков, нарушение законодательства о банковской деятельности все эти и подобные им нарушения признаны законодателем административными проступками и влекут предупреждения или наложение штрафов. Таковыми могут быть признаны и преступления против «правосудия». Как отмечает А.Л. Зурначян, при характеристике и криминологическом анализе данных деяний, «правосудие» рассматривается в широком смысле. При котором автор к органам правосудия относит: суды всех уровней, органы прокуратуры, следствия, дознания, оперативно-следственные структуры, МВД и ФСБ, подразделения исполняющие решения, приговоры судов. В сфере осуществления, как юрисдикционной, так и позитивной, правотворческой деятельности можно обнаружить уголовно наказуемые процессуальные правонарушения, например как взяточничество, фальсификация доказательств служебный подлог, злоупотребление должностными полномочиями. Все эти правонарушения являются «процессуальными», так как наносят ущерб функционированию органов государственной власти, нарушают установленный порядок реализации процессуальных прав и обязанностей субъектов, не наделенных властными полномочиями. Законодателем подобные правонарушения признаны уголовными, в силу их общественной опасности. По справедливому замечанию А.Л. Зурначяна, повышенная степень общественной опасности таких правонарушений характеризуется тем, что: во-первых, они наносят существенный вред интересам граждан, организаций, общества и государства; во-вторых, совершаются преимущественно из корыстных побуждений; в-третьих, снижают престиж и умаляют авторитет государственной службы.

§2.2 Юридическое и фактическое основания уголовно-процессуальной ответственности

уголовный процессуальный ответственность

Представляется, что в настоящей части исследования требуется выявить механизм совершения, фактические формы проявления оснований ответственности, дать классификацию форм фактических оснований, в результате чего соответствующие выводы позволяют нам: 1) разграничивать различные формы оснований уголовно- процессуальной ответственности в зависимости от механизма наступления вредных последствий, их характера; 2) проанализировать в обобщенном виде, в чем заключается противоправность поведения участников уголовного судопроизводства применительно не только к неисполнению обязанностей, но и к иным формам поведения; 3) отграничивать основания для наступления ответственности от оснований применения иных форм уголовно-процессуального принуждения; 4) отграничивать факты поведенческого порядка, фактическую деятельность субъектов, которая должна влечь за собой применение ответственности и те деяния, совершение которых не является основанием применения ответственности, а имеют иную природу; 5) выявить особенности оснований наступления ответственности в зависимости от процессуального статуса и наличия властных полномочий у участников уголовного процесса; 6) при последующем изложении рассмотреть юридический аспект оснований для применения ответственности и степень адекватности отражения фактического основания в уголовно-процессуальном законодательстве, а также выявить проблемы связанные с формулированием в законе оснований ответственности. З.Ф. Коврига отмечает, что «…отступление участников уголовного судопроизводства от требований норм права, регулирующих их поведение при возбуждении, расследовании и разрешении уголовных дел, вызывает ответную реакцию, применение правоохранительных средств». Данная формула в самом общем виде отражает категорию оснований для применения принуждения. Далее она отмечает, что «различие нарушений уголовно-процессуальных норм, преодолению которых служат различные охранительные средства, вызывает различие видов правового принудительного обеспечения, к которым относятся: процессуальное принуждение, процессуальная ответственность и процессуальная санкция». Указанная мысль представляет интерес и требует дальнейшего своего развития. Считаем, что необходимо исследовать, описать формы поведения, влекущие применение ответственности. При этом различия в нарушениях могут быть связаны с природой, механизмом поведения, деятельности, деяний субъектов, совершающих такие нарушения, что позволит разграничить различные их формы. При этом, представляется, что мы должны исходить из следующих основных положений: 1) Будучи выраженными в гипотезах охранительных уголовно-правовых предписаний, а также в виде отсылки к регулятивным правовым нормам, основания уголовно-процессуальной ответственности являются в то же время и юридическим фактами, то есть актами поведения и деятельности субъектов. Соответственно в данном аспекте следует выделить особенности оснований, которые можно обнаружить при исследовании фактического их аспекта, то есть фактического проявления в поведении участников уголовного судопроизводства. В данном случае следует выйти на уровень оценки не юридического состава основания и его квалификации, а на уровень фактического поведения участников, реализации ими своего процессуально-правового статуса, исполнения обязанностей и реализации процессуальных возможностей, выраженных в субъективных правах и полномочиях, в том числе связанных с реализацией средств процессуального усмотрения. При этом требуется проводить комплексный анализ самого акта поведения его направленности, а также предшествующей правоприменительной или иной деятельности в зависимости от процессуального статуса того или иного участника во всей ее совокупности. Исследование как практики деятельности субъектов уголовного процесса в целом, так и в каждом индивидуальном случае, позволяет выявить систему типичных проявлений негативного противоправного поведения, совершаемого субъектами и характеризующегося различными формами и механизмом совершения, а также конкретные или более типичные формы такого поведения в зависимости от классификации участников процесса. Прежде всего, это касается должностных лиц и компетентных органов, с одной стороны, и иных участников судопроизводства, — с другой, и предполагает возможность детализации и описания комплекса оснований для отмены процессуальных решений, признания приговора неправосудным, признания тех и ли иных актов деятельности неправомерными, а полученных доказательств -недопустимыми и иных последствий неблагоприятного характера. 2)Основания уголовно-процессуальной ответственности при их непосредственном обнаружении и выявлении с позиции реализации участниками их прав и обязанностей имеют достаточно сложное проявление в уголовно-процессуальной деятельности, так как они связаны со всеми элементами уголовно-процессуального правоотношения: с его содержанием в виде прав и обязанностей участников правоотношения, объектом, с юридическими фактами, влекущими возникновение, изменение и прекращение правоотношений, и с самим механизмом процессуального регулирования и механизмом реализации прав и обязанностей, который предопределяет механизм их реализации и совершения действий или бездействия. Соответственно механизм фактического действия и формы проявления оснований уголовно-процессуальной ответственности имеют сложную процессуальную природу. Юридическое и фактическое основания во всех формах проявления уголовно-процессуальной ответственности неразрывно взаимосвязаны, что является условием эффективного применения данного правового средства. Связь между фактическим и юридическим основанием проявляется как отражение фактического деяния, поведения в соответствующей модели состава противоправного поведения или особой конструкции, выраженной в уголовно-процессуальном законе, содержащей юридически значимые признаки такого поведения в форме следующих элементов: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. В уголовно-процессуальном законе следует закрепить две модели состава противоправного поведения: состав правонарушения и состав злоупотребления правом.

Фактическое основание ответственности в уголовно-процессуальной деятельности обнаруживается в трех основных формах поведения, различающихся механизмом их негативной, противоправной реализации: 1) неисполнение обязанностей или ненадлежащее их исполнение, то есть собственно правонарушение, 2) злоупотребление уголовно-процессуальным правом, которое проявляется в таком использовании субъективного права, которое позволяет рассматривать его как выход за допустимые пределы реализации и расценивать как злоупотребление своей субъективной юридической возможностью; 3)принятие правоприменителями решений в ситуации необходимости использования своего усмотрения, но посредством выхода за пределы его свободы, а также неправомерное использование усмотрения, создающее основу для принятия неверного, неправового решения, не отвечающего требованиям общеправовых и отраслевых принципов. Противоправность использования усмотрения констатируется в каждой конкретной ситуации при анализе принимаемого решения на предмет соответствия системе общеправовых критериев и принципов, сформулированных в концентрированном виде в Конституции Российской Федерации, международно-правовых актах, касающихся осуществления правосудия, и отчасти выраженных в уголовно-процессуальном законодательстве посредством уголовно-процессуальных принципов. Концептуальный и структурный анализ основания уголовно-процессуальной ответственности позволяет выявить в нем фактическую и юридическую стороны. Основание выражено в виде поведения участника уголовного судопроизводства, влекущее неблагоприятные последствия в сфере уголовного судопроизводства. Фактический механизм причинения вреда и иных негативных последствий обусловлен спецификой регулирующего воздействия уголовно-процессуального права и связан с исполнением обязанностей, реализацией прав и возможностей использования усмотрения при применении правовых норм. Основанием применения уголовно-процессуальной ответственности является фактическое, имевшее место в прошлом противоправное поведение участника уголовного судопроизводства, элементы которого отражены в правовых предписаниях различного уровня действия в виде юридических составов единичного или обобщенного порядка , аккумулирующих в себе основные признаки такого поведения, а при отсутствии соответствующего состава в Уголовно-процессуальном законе их противоправность связана с нарушением общеправовых принципов справедливости, незлоупотребления правом, разумности и добросовестности при осуществлении прав, соразмерности ограничений и др., выраженных в Конституции РФ и международно-правовых стандартах осуществления правосудия.

§2.3. Соотношение уголовной и уголовно-процессуальной ответственности

Теоретическое и практическое значение имеют проблемы соотношения уголовной и уголовно-процессуальной ответственности, мер процессуального принуждения и мер уголовной ответственности. Я.О. Мотовиловкер, М.П. Карпушин, В.И. Курляндский поднимают вопрос об уголовной ответственности обвиняемого в процессуальном смысле. Это обязанность лица, привлеченного к уголовной ответственности, отвечать в пределах предъявленного обвинения, быть осужденным от имени государства, понести назначенное наказание. Основанием привлечения к уголовной ответственности является наличие достаточных доказательств для предъявления обвинения. Момент возникновения уголовной ответственности в процессуальном смысле — момент привлечения в качестве обвиняемого. Думается, что рассматривая уголовную ответственность обвиняемого в процессуальном смысле, мы совмещаем в принципе несовместимые понятия. Во-первых, на обвиняемом как процессуальной фигуре не лежит обязанности давать или не давать показания, отвечать перед следователем или не делать этого. Это право, а не обязанность обвиняемого. Во-вторых, в подобных рассуждениях происходит смешение материального уголовно-правового понятия «момент возникновения уголовной ответственности» с процессуальным понятием «привлечение в качестве обвиняемого». Возникновение уголовной ответственности связано исключительно с волей и действиями преступника, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом, и, как мы уже указывали ранее, этот момент связан с моментом совершения преступления. Момент привлечения в качестве обвиняемого и появление процессуальной фигуры обвиняемого зависит исключительно от процессуальной деятельности должностных лиц и отдален во времени от момента возникновения уголовной ответственности. Считаем, что как таковой уголовной ответственности обвиняемого в процессуальном смысле не существует, но реально существует уголовно-процессуальная ответственность обвиняемого. Однако можно и необходимо ставить вопрос о соотношении некоторых уголовно-правовых и уголовно-процессуальных обязанностей обвиняемого, а также о соотношении уголовной и уголовно-процессуальной ответственности. Некоторым уголовно-процессуальным обязанностям обвиняемого корреспондируют уголовно-правовые обязанности лица, обладающего специальным уголовно-правовым статусом.

Так, обвиняемый обязан не принуждать свидетеля, потерпевшего эксперта к даче ложных показаний или заключений ст. 309 УК и не препятствовать производству по уголовному делу п. 3 ч. 1 ст. 102 УПК. Нахождение под стражей в случае избрания данной меры пресечения-обязанность обвиняемого ст. 108 УПК. За нарушение обязанностей, которые закреплены одновременно как в Уголовном, так и в Уголовно-процессуальном кодексах, может наступать уголовная или уголовно-процессуальная ответственность. Какая государственно-принудительная форма реализации юридической ответственности наступит — уголовная или уголовно-процессуальная — зависит от степени тяжести правонарушения, времени, места, обстановки, формы вины и других обстоятельств правонарушения. В некоторых случаях возможна реализация обоих указанных видов юридической ответственности. Например, в отношении обвиняемого избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде что само по себе ответственностью не является, но обвиняемый начинает оказывать психическое воздействие на свидетелей, потерпевших в целях воспрепятствования осуществлению правосудия. Следовательно, обвиняемый нарушает как процессуальную обязанность не препятствовать производству по уголовному делу, что выступает в качестве процессуального правонарушения, влекущего изменение меры пресечения п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК, так и уголовно-правовую обязанность не препятствовать осуществлению правосудия ст. 309 УК. В подобных случаях обвиняемому изменяется мера пресечения на более суровую уголовно-процессуальная ответственность и наступает уголовная ответственность за подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению отдачи показаний ст. 309 УК. Особого внимания заслуживает проблема отграничения мер процессуального принуждения от уголовной ответственности. В.А. Якушин в обоснование своей позиции приводит следующие аргументы: во-первых, в каждом конкретном случае только материальная основа — совершение преступления — является той базой, которая позволяет применять процессуальные нормы; во-вторых, меры процессуального пресечения ни в коем случае не направлены на будущее поведение; в-третьих, если бы некоторые меры пресечения не входили в содержание уголовной ответственности, то уголовный закон не учитывал бы период их применения при назначении срока наказания закон обязывает не поглощать, а вычитать из назначенного судом наказания срок содержания под стражей, да и по своему характеру ограничение, например содержание под стражей, мало чем отличается от лишения свободы; в-пятых четвертый тезис автор специально не выделил, ретроспективная уголовная ответственность в двух ее аспектах имеет место до тех пор, пока существуют охранительные уголовно-правовые отношения. С рассуждениями В.А. Якушина нельзя согласиться по нескольким причинам. Во-первых, для применения мер пресечения и возникновения соответствующих процессуальных отношений необходим не простой юридический факт- совершение преступления, а сложный, комплексный, который помимо совершения преступления включает возбуждение уголовного дела и принятие соответствующего процессуального решения. Во-вторых, меры процессуального пресечения направлены на будущее поведение субъекта, в противном случае в них пропадал бы всякий смысл. Они призваны способствовать развитию динамики как материально-правовых, так и процессуальных отношений, их цель — не допустить воспрепятствования установлению истины по делу, не допустить уклонения обвиняемого от следствия и суда, обеспечить правомерное поведение обвиняемого. В-третьих, в приведенных рассуждениях отсутствует системность; получается, что некоторые меры пресечения входят в содержание уголовной ответственности, а некоторые — нет. В-четвертых, то обстоятельство, что закон обязывает не поглощать, а вычитать из назначенного судом наказания срок содержания под стражей, обусловлено несовершенством уголовного законодательства, а следовательно, не может использоваться в качестве тезиса. В-пятых, сам профессор В.А. Якушин в своей работе неоднократно отмечает, что «существует структурно-генетическая связь ретроспективной уголовной ответственности с охранительными уголовно-правовыми отношениями»; справедливо критикует представление об уголовной ответственности как о совокупности нескольких видов правоотношений и ее понимание как межотраслевого института, а затем процессуальные меры воздействия почему-то включают в содержание уголовной ответственности.

Процессуальная ответственность институт, находящийся в стадии формирования и требующий дальнейшего совершенствования. Как и другие виды юридической ответственности, процессуальная ответственность едина, но имеет две формы реализации: добровольную и государственно-принудительную. Предназначение процессуальной ответственности заключается в обеспечении правомерного поведения участников процесса, предупреждении правонарушений, воспитании, восстановлении нарушенных общественных отношений и каре правонарушителей. Процессуальная ответственность является одним из инструментов средств решения задач, стоящих перед конституционным, гражданским, уголовным, процессуальным, административным правосудием. Необходимо различать уголовную ответственность и уголовно-процессуальную ответственность обвиняемого. Сами по себе меры процессуального принуждения не входят в содержание уголовной ответственности, но они могут выступать в качестве мер уголовно-процессуальной ответственности за совершение уголовно-процессуального правонарушения. Несовершенство процессуальной ответственности состоит в следующем: во-первых, не защищено правовыми средствами осуществление конституционного правосудия; во-вторых, отсутствуют нормы об ответственности за нарушение законодательного процесса; в-третьих, за декларируемым равноправием сторон в уголовном судопроизводстве скрывается неравная ответственность их участников, а точнее — безответственность адвокатов, правам которых не корреспондируют соответствующие обязанности; в-четвертых, «раздувание» проблемы равенства сторон участников процесса и расширения прав обвиняемого и защитника в итоге оборачивается правовой незащищенностью интересов потерпевшего и общества.

Заключение

Уголовно-процессуальная, как и иные разновидности процессуальной ответственности (гражданско-процессуальная, арбитражно-процессуальная) до последнего времени не рассматривалась в качестве самостоятельного вида юридической ответственности, так как считалось, не каждому методу юридического воздействия присуще наличие собственных охранительных средств. На сегодняшний день представляется возможным утверждать, что уголовно-процессуальная ответственность является самостоятельным охранительным средством уголовно-процессуального права, что обусловлено не только наличием собственного специфического проявления метода правового регулирования, но также наличием самостоятельных уголовно-процессуальных санкций, представляющих собой специфические средства охранительного воздействия на негативные проявления в сфере уголовно-процессуальной деятельности. Указанные средства связаны с восстановительной или штрафной направленностью уголовно-процессуальной ответственности, а также применением мер по признанию ничтожности действий, что также является самостоятельным видом воздействия. Уголовно-процессуальные санкции образуют нормативную основу применения конкретных мер процессуальной ответственности. В числе других свойств и факторов, обусловливающих наличие собственного охранительного средства в форме уголовно-процессуальной ответственности следует также назвать наличие собственных целей (назначения) уголовного судопроизводства, специфических средств и форм применения охранительных средств, то есть собственного процессуального режима применения санкций, а также специфику процессуального статуса и функций участников уголовного судопроизводства, требующую как применение особых мер воздействия, так и наличие собственных оснований для их применения. Исключительно охранительным, подобно уголовному праву, уголовно-процессуальное право считать нельзя. Охранительный момент в уголовно-процессуальном праве выражается в необходимости обеспечить надлежащее исполнение участниками уголовно-процессуальной деятельности принадлежащих им процессуальных обязанностей, правомерную и допустимую реализацию принадлежащих им субъективных прав, а также надлежащую реализацию правоприменительной деятельности, особенно в ситуации регулирующего воздействия усмотрения (дискреции).

Прежде всего, это касается компетентных государственных органов и должностных лиц, от деятельности которых, как известно, в конечном итоге, зависит реализация уголовно-правового отношения, но и, конечно же, затрагивает деятельности иных участников уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальному праву присущи регулятивная и охранительная функции. Регулятивная функция при этом имеет первостепенное значение, реализация регулятивного начала уголовно-процессуального права имеет своей целью обеспечить развитие уголовно-правового отношения. Охранительное же начало в уголовном процессе имеет при этом собственное значение и обеспечивает надлежащее развитие уголовно-правовой ответственности и, как необходимость, уголовно-правового отношения. Уголовно-процессуальная ответственность при этом, как представляется, занимает собственное место в системе уголовно-процессуального права и выражена в виде самостоятельного института. Однако применение охранительного воздействия в сфере уголовно-процессуальной деятельности возможно лишь при наличии к тому надлежащих оснований. Основания уголовно-процессуальной ответственности являются самостоятельной категорией и особым негативным явлением, диалектическим связанным с применением охранительного воздействия посредством уголовно-процессуальной ответственности. Применение охранительных санкций в сфере уголовного судопроизводства возможно и необходимо в тех случаях, когда участники уголовно-процессуальной деятельности допускают неисполнение обязанностей, ненадлежащую реализацию субъективных прав, а также допускают ненадлежащее использование усмотрения в случаях его необходимости. Категория оснований уголовно-процессуальной ответственности на уровне отрасли уголовно-процессуального права юридически связана с уголовно-процессуальной ответственностью едином правовом институте. В сфере уголовно-процессуальных отношений характер оснований, их природа и наличие в сфере уголовно-процессуальной деятельности, с одной стороны, юридически связано с объективной необходимостью реализации охранительных мер уголовно-процессуального воздействия в форме уголовно-процессуальной ответственности, с другой стороны, их специфика предопределяется и обусловлена особенностями мер процессуальной ответственности, а также общими особенностями и средствами уголовно-процессуального регулирования и достижения целей уголовного судопроизводства. В свою очередь такая предопределенность специфики и формы оснований мерами уголовно-процессуальной ответственности и наличием собственных санкций выражается только в чисто юридическом аспекте, то есть в характере и особенностях применения и формулирования составов оснований в сфере уголовно-процессуального права. Юридическая природа оснований, их элементы и структура, а также специфика их проявления и применения уголовно-процессуальных норм, их предусматривающих обусловлены как раз таки стоящими перед мерами процессуальной ответственности задачами, спецификой охранительного уголовно-процессуального воздействия на его участников, повышенной социальной ответственностью некоторых его участников, в особенности тех, кого в сфере уголовного процесса относят к категории правоприменителей, характером реализации участниками уголовного процесса принадлежащего им процессуального статуса. Таким образом, особенности юридической природы, закрепления и трактовки в законе оснований обусловлена тем, что сама уголовно-процессуальная ответственность обладает собственными охранительными признаками и свойствами. Уголовно-процессуальная деятельность, участников предопределяет специфику оснований применения к ним мер ответственности, что в целом обусловлено методами и механизмом уголовно-процессуального регулирования. Основания уголовно-процессуальной ответственности до момента их выявления и признания таковыми в юридическом аспекте, проявляются в фактической плоскости уголовно-процессуальной деятельности, то есть как фактическое поведение ее участников. Указанные свойства оснований позволяют говорить о двуединой природе оснований уголовоно-процессуальной ответственности, о наличии в ней фактической и юридической стороны.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/kursovaya/na-temu-ugolovno-protsessualnaya-otvetstvennost/

1. Конституция Российской Федерации [Текст]. — М.:офиц. текст. — Проспект,2013.-32с..

  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (в ред. от 01.03.2012 № 18-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. 1).

    Ст. 4921.

  • Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

М., 2005.

  • Конституция Российской Федерации. Издательство «Юрайт» 2010г.
  • Александров А.С., Ковтун Н.Н.

Апелляционное производство в уголовном процессе России. Н. Новгород, 2000.

  • Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. М., 2001.
  • Смирнов А.В., Калиновский К.Б.

Уголовный процесс/ Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2006. — 699 с.

  • Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник. / Отв. ред. П. А. Лупинская. М., 2005. — 815 с.
  • Демичев А.А.

Юридическая ответственность за совершение уголовно-процессуальных правонарушений, связанных с деятельностью суда присяжных/А.А. Демичев//Гражданский, арбитражный и уголовный процесс.- 2013.- №2.

  • Трубникова Т.В Правила доказывания и принятия решений в уголовном процессе в механизме гарантирования каждому права на судебную защиту/Т.В. Трубникова//Вестник томского государственного университета.-2012.-№.-354.- С.143-149.
  • Тарнавский О.А.

Принципы судопроизводства и обеспечение прав и законных интересов жертв преступлений/О.А. Тарнавский//Право.-2011.-№27.-С.12.

  • Блажнова Л.А. Политические игры с современным судом присяжных заседателей/Л.А. Блажнова//Евразийская адвокатура.- 2013.-№ 3.-С.11-13.
  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации федер.закон: принят Гос.

Думой РФ 22 ноября 2001г.: по состоянию 25 сен. 2013г..-М.:Проспект,2013.-256с.

  • Филимонов В.Д. Уголовная ответственность по российскому законодательству;
  • ЮрИнфоР-МГУ — Москва, 2013. — 256 c.
  • Амирбеков К. Проблемы правового статуса прокуратуры России в судебных стадиях уголовного процесса//Уголовное право. 2003 № 1.
  • Бадалян Г.Л.

Преимущества рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе // Уголовное судопроизводство. — 2006. — № 1

  • Белик В.Н. Государственная защита: право и обязанность // Уголовное судопроизводство. — 2006. — № 2
  • Кузнецов О.Ю.

Перевод процессуальных документов и порядок его оформления в уголовном судопроизводстве // Современное право. — 2006. — №1.

  • Божьев В. Пленум верховного суда РФ о производстве в суде с участием присяжных заседателей // Законность. — 2006. — № 4