Защита прав человека и гражданина в красноярском крае

Дипломная работа

После второй мировой войны проблема прав человека из чисто внутренней стала превращаться в международную. Постепенно Конституционное право начало попадать под влияние международных стандартов. Сегодня, в какой бы стране не жил человек, его права находятся под защитой мирового сообщества. Были приняты ряд международных документов, обязывающие государства, подписавшие их соблюдать и развивать уважение к правам человека, без какой-либо дискриминации. Первым крупным правовым актом стала Всеобщая декларация прав и свобод человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, причем СССР и другие социалистические страны при голосовании воздержались. 3 сентября 1953 года была принята Европейская конвенция о правах человека. Этот документ гарантировал гражданам государств членов Совета Европы соблюдение их конституционных прав. Для того чтобы эффективно защищать права человека и надлежащим образом реагировать на их нарушение, созданы органы контроля: комиссия по правам человека, центр прав человека, Европейский суд, который рассматривает нарушение прав человека на государственном уровне.

Существенным отличием международных правовых документов от прочих международных соглашений является то, что обязательства, накладываемые на государства члены Совета Европы, регулируют отношения не столько с другими государствами, сколько имеют своей целью защитить права и свободы граждан именно этого государства. Однако, во многих странах дела с развитием конституционного права, а самое главное с его выполнением обстоят не лучшим образом. Казалось бы, что говорить о рабстве в 20 веке уже смешно, но в средневосточном султанате Оман рабство было отменено лишь в 1962 году. Даже в России порой граждане и сейчас не знают своих основных прав и свобод.

Поиск оптимальных моделей взаимоотношений государства и личности всегда представлял собой сложнейшую проблему. Эти модели в решающей степени зависели от характера общества, типа собственности, демократии, развитости экономики, культу­ры и других объективных условий. Но во многом они определя­лись также властью, законами, правящими классами.

Главная трудность заключалась и заключается в установлении такой системы и такого порядка, при которых личность имела бы возможность беспрепятственно развивать свой потенциал (спо­собности, талант, интеллект), а с другой стороны, признавались бы и почитались общегосударственные цели — то, что объединя­ет всех. Подобный баланс как раз зависит от того, каким образом построено взаимодействие права и личности. Поэтому изучение данной темы не перестает волновать ученых, юристов, государственных деятелей и актуально и в наши дни.

16 стр., 7713 слов

Право международных организаций

Таким образом, право международных организаций образует совокупность норм, регулирующих правовое положение, деятельность организации, взаимодействие с другими субъектами международного права, участие в международных отношениях. Международные организации как вторичные, производные субъекты международного права создаются (учреждаются) государствами. Процесс создания новой международной организации ...

Кроме того, сегодня высокоразвитые страны и народы, мировое сообщество рассматривают права человека и их защиту в качестве универсального идеала, основы прогрессивного развития и про­цветания, фактора устойчивости и стабильности. Весь современ­ный мир движется по этому магистральному пути.

Права человека внетерриториальны и вненациональны, их при­знание, соблюдение и защита не являются только внутренним делом того или иного государства. Они давно стали объектом международного регулирования. Права личности не есть принад­лежность отдельных классов, наций, религий, идеологий, а пред­ставляют собой общеисторическое и общекультурное завоева­ние. Это нравственный фундамент любого общества. Поэтому неслучайно, что изучение личностных прав и свобод человека особо значимо.

Россия, следуя курсом реформ, тоже провозгласила права человека как приоритетные и наиболее значимые ценности, признала не­обходимость придерживаться в данной области общепринятых международных стандартов, закрепленных в таких широко из­вестных актах, как Всеобщая декларация прав человека (1948); Международный пакт об экономических, социальных и культур­ных правах (1966); Международный пакт о гражданских и поли­тических правах (1966); Европейская конвенция о защите прав и основных свобод (1950) и др.

Подтверждением приверженности российской демократии этим хартиям служит принятая в ноябре 1991 г. Декларация прав человека и гражданина, ставшая органичной частью новой Кон­ституции РФ, базой всего текущего законодательства, касающе­гося личности.

Таким образом, проблема личностных прав и свобод человека и гражданина является в современном мире сложной и многоплановой, имеет множество аспектов, а, следовательно, требует научной оценки.

Актуальность изучения данной темы определяется тем, что в современном демократическом государстве личные права и свободы человека и гражданина представляют собой важнейший политико-юридический и социаль­ный институт, выступающий мерилом достижений общества, его «визит­ной карточкой». Конституция России признает права и свободы человека высшей ценностью, которой все ос­тальные о6щественные ценности не могут противоречить.

Объектом исследования являются личные права и свободы человека и гражданина.

Предмет – общественные отношения, регулирующие права и свободы человека и гражданина.

Целью исследования выступает исследование института личных прав и свобод человека и гражданина. Данную цель предполагается достичь путем последовательного решения следующих задач.

Во-первых, дать общую характеристику прав и свод человека и гражданина в целом. Во-вторых, изучить и проанализировать институт личных прав и свобод человека и гражданина.

В-третьих, рассмотреть гарантии и защиту личных прав и свобод.

Методологической и теоретической основой написания курсовой работы являются учебные пособия и труды отечественных и зарубежных ученых и специалистов, нормативно-правовые акты, периодические издания.

1. Право и личность.

1.1. Правовой статус личности: понятие, структура, виды.

Многообразные связи права и личности наиболее полно могут быть с характеризованы через понятие правового статуса, в котором отража­ется все основные стороны юридического бытия индивида: его интересы, потребности, взаимоотношения с государством, трудовая и общественно-политическая деятельность, социальные притязания и их удов­летворение. Это собирательная, аккумулирующая категория.

3 стр., 1161 слов

Роль Конституционного Суда РФ в обеспечении экологических прав граждан

... в защите экологических прав граждан отводится Конституционному Суду РФ- судебному органу конституционного контроля, в компетенцию которого входит разрешение дел по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и проверка ... практической реализации эколого-правовых мероприятий. С начала 90-х годов экологическая функция государства во всем мире претерпевает ряд изменений. Её особенностью ...

В самом кратком виде правовой статус определяется в науке как юридически закрепленное положение личности в обществе. В основе правового статуса лежит фактический социальный статус, т.е. реальное положение человека в данной системе общественных отношений. Право лишь закрепляет это положение, вводит его в законодательные рамки. Социальный и правовой статусы соотносятся как содержание и норма. В догосударственном обществе определенный социальный ста­тус был, а правового нет, поскольку там не было права.

Подобное неправовое состояние можно отразить понятием социалъно-нормативного статуса, т.е. такого, который определяется соот­ветствующими социальными нормами и отношениями. Его важней­шей органической частью в дальнейшем стал правовой статус[1].

Пос­ледний представляет собой совокупность прав, свобод, обязанностей и законных интересов личности, признаваемых и гарантируемых го­сударством.

Юридическое оформление фактического положения индивида осу­ществляется различными путями и способами, с помощью ряда специ­фических средств. Оно начинается уже с признания человека субъектом действующего в обществе права и наделения его при этом особым каче­ством — право дееспособностью, после чего он может вступать в соответ­ствующие правоотношения, нести ответственность за свои поступки.

Понятия «правовой статус» и «правовое положение» личности рав­нозначны. Во всяком случае, законодательство, юридическая практика, печать, а также международные акты о правах человека не проводят между ними какого-либо различия, а употребляют в одном и том же смысле[2].

Они вполне взаимозаменяемы. Исходя из контекста, стилистической предпочтительности используется то или другое выражение

Слово «статус» в переводе с латинского означает положение, со стояние кого-либо или чего-либо. В данном случае речь идет о статусе личности, человека, гражданина. Этимологически указанные термины совпадают, это слова-синонимы. Тем не менее, в литературе были вы сказаны предложения (Н.В. Витрук, В.А. Кучинский) о разграничении понятий правового статуса и правового положения индивида, так как, по их мнению, первое выступает частью (ядром) второго. Предлагалось также рассматривать правовой статус в узком и широком значении (В.И. Новоселов).

Думается, однако, что в таком разделении нет особой необходимости, поскольку полисемантичность, смысловое удвоение термин, не способствует четкому восприятию и анализу одной из ключевых категорий правоведения. Различие следует проводить не между правовым статусом и правовым положением одного и того же лица, и между правовым статусом (положением) различных лиц или организаций.

Вообще же, вопрос этот не концептуальный. Это лишь один из многочисленных частных аспектов большой и многоплановой темы. Речь идет о том, как логически и терминологически точнее, полнее выразить суть одного и того же явления. Само по себе это никогда не вело к принципиальным разногласиям среди ученых-юристов, занимающихся данной проблемой. Подобно тому, например, как «норма» и «правило» определяются обычно друг через друга, «статус» и «положение» также взаимозаменяемы.

13 стр., 6060 слов

Исследование гражданско-правовой охраны личности граждан

... -либо. При написании работы применялись следующие методы исследования: общенаучный, сравнительно-правовой, формально-логический. 1. Понятие и сущность гражданско-правовой охраны личной жизни 1.1 Понятие личной жизни гражданина В самом широком ...

Сердцевину, основу правового статуса личности составляют ее права, свободы и обязанности (здесь нет расхождений), закрепленные в Конституции и других важнейших законодательных актах, провозглашенные в Декларации прав человека и гражданина. Это главным образом и определяет правовое положение личности в обществе, ее роль, возможности, участие в государственных делах. Разумеется, это положение зависит и от ряда других факторов.

Правовой статус объективно отражает как достоинства, так и недо­статки реально действующей политико-юридической системы, принципов демократии, государственных основ данного общества. Потому его нельзя правильно понять и раскрыть, не обращаясь к сущности того Социального уклада, в условиях которого он складывается и функцио­нирует. Правовой статус — часть, элемент общества.

В разные исторические эпохи правовой статус граждан был неодинаков. Достаточно сравнить, скажем, рабовладение, феодализм, буржу­азный период, чтобы убедиться в этом.

В рабовладельческом обществе существовало два ос­новных класса, непримиримо противостоящих друг дру­гу: рабовладельцы и рабы. Правопорядок этой общест­венно-экономической формации охранял лишь рабовла­дельцев, их частную собственность и государство, но отнюдь не рабов. По законам того времени раб восприни­мался как вещь, как лошадь, глиняный кувшин и прочие бытовые предметы. К римскому писателю Марку Теренцию Варрону (I в. до н. э.) восходит известное определе­ние раба как говорящего инструмента. «Орудия труда,— констатирует он, — подразделяются на три вида: орудия, наделенные даром речи, полунемые и немые; к наделен­ным даром речи относятся рабы, к полунемым — волы, к немым же — повозки». Если рабовладелец, «господин», уродовал, пытал, калечил, продавал или убивал своих рабов, то это было его личным делом. Подобно тому как он мог разбить свой бокал для вина, точно так же он мог убить и своего раба. Если он ранил или же убивал чужо­го раба, то это являлось — по выражению тогдашних юристов — «нанесением вещественного ущерба», то есть тем же, как если бы он ранил собаку своего соседа или же разбил одну из его ваз. Столь же мало прав у угнетенных было и во времена феодализма[3].

Крепостной или зависимый крестьянин в отличие от раба уже не являлся неограниченной собст­венностью господина. Однако коль скоро он подчиняется судопроизводству своего или других феодалов, то они могли сплошь и рядом произвольно определять вид и размер наказания. К тому же господствовавшее тогда уголовное право защищало интересы феодальной знати.

Убийство, а также увечье и прочие ущербы, причиняв­шиеся крестьянам в ходе постоянных господских рас­прей, не считались основанием для возбуждения иска о компенсации за ущерб. Крестьянам даже не разрешалось возводить ограду вокруг полей для защиты от диких зве­рей, так как «господская дичь» могла покалечиться при перепрыгивании через нее. Однако никого не интересова­ли увечья, которые получал крестьянин во время работы на своего господина. Зато кража на сумму свыше 3 шил­лингов, которую совершал разорившийся и умирающий с голоду крестьянин, каралась зачастую смертью, для мужчин — через повешение, а для женщин — через утоп­ление. Тот же, кто без разрешения рубил дерево в кня­жеском лесу, чтобы запасти себе дров на зиму, должен был считаться с возможностью того, что в наказание па­лач отрубит ему руку. Охота на дичь — при постоянно случавшемся голоде часто единственная возможность раздобыть пропитание – также каралась отсечением ру­ки, большого пальца, правой ноги или же выкалыванием глаза. Обвиненный в ереси или же богохульстве в луч­шем случае мог отделаться поркой или же вырыванием языка, порой же такого человека просто сжигали жи­вьем.

2 стр., 975 слов

Держава як основний суб’єкт міжнародного права

... суб'єкта до кола суб'єктів міжнародного права. Основні права та обов'язки характеризують загальний міжнародно-правовий статус усіх суб'єктів міжнародного права. Права та обов'язки, притаманні суб'єктам ... і затверджувані первинними суб'єктами міжнародного права (Держави) у формі міжнародного договору. Похідні суб'єкти міжнародного права мають обмеженою правосуб'єктністю, яка обумовлена ​​ ...

С феодализмом покончили буржуазные революции. В разных государствах они происходили в различное вре­мя и имели неодинаковые последствия.

Наиболее известна в истории французская революция 1789 г. Она оказала решающее воздействие на идею и становление прав человека.

К 1780 г. во Франции проживало около 25 млн. чело­век. Более четырех пятых из них составляли погрязшие в долгах мелкие крестьяне или крепостные. Они подвер­гались безжалостному ограблению со стороны феода­лов — графов, баронов и князей церкви.

В соответствии с господствовавшим разделением по сословиям духовенство составляло первое сословие, а дворянство — второе. Эти сословия не платили налогов. Лишь они и обладали политическими правами. Все более или менее важные посты в государстве и почти все офи­церские должности занимали дворяне. Король, высшее духовенство и верхушка дворянства вели в своих двор­цах в Париже и Версале неслыханно роскошный образ жизни, не обращая внимания на нужды народных масс.

Крестьянская беднота жила в примитивных, покры­тых соломой глиняных хижинах. Крестьяне должны бы­ли платить высокие налоги и поборы, чтобы обеспечи­вать своим господам в Париже роскошную жизнь[4].

Существенно зависит правовой статус и от типа политического режима в рамках одной и той же формации. При­чинная обусловленность его сложная и богатая.

Для современного юридического статуса личности в Российской Федерации характерны такие особенности, как крайняя его неустойчивость, слабая социально-

правовая защищенность, отсутствие надеж­ных гарантирующих механизмов, неспособность государственных властных структур эффективно обеспечить интересы гражданина, его права, свободы, жизнь, честь, достоинство, собственность, безопас­ность.

Правовой статус личности несет на себе печать того глубокого кризиса (социально-экономического, политического, духовного), который переживает сегодня Россия, подвержен всем ее катаклизмам. Измени­лась материальная основа статуса (многообразие форм собственности, включая частную, имущественное расслоение, появление рынка труда, безработицы, падение жизненного уровня).

Единство и стабильность правового статуса подорваны процессами суверенизации, межнациональными и региональными конфликтами. И ряде бывших советских республик приняты дискриминационные за­коны, нарушающие основные права человека; проводятся этнические чистки.

Появились значительные группы людей (беженцы, мигранты, пере­мещенные лица) вообще без четкого правового статуса. 25 миллионов российских граждан внезапно, помимо своей воли, превратились в «иностранцев». Их положение резко ухудшилось. В свою очередь, ог­ромная масса людей из ближнего зарубежья (свыше полумиллиона) оказалась на территории России. Иным стал статус самого государства.

7 стр., 3180 слов

Суд, как гарант прав личности

... является рассмотрение причин такого положения дел. 1. Суд как гарант прав личности Конституция Российской Федерации, предписав, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание законов, деятельность ... выжидать, идти на компромиссы. Некоторое избавление пришло с российским Законом о статусе судей. В нем были обозначены только две точки соприкосновения органов Министерства ...

Правовой статус индивида существенно дестабилизируется в ре­зультате тех неурядиц, которые происходят сегодня в обществе: соци­альная напряженность, политическое противостояние, сложная кри­миногенная обстановка, рост преступности, экологические и техноло­гические катастрофы, шоковые методы проведения реформ и т.д.

На правовое состояние личности оказывают свое воздействие и нравственно-психологические факторы — потеря личностью социаль­ных ориентиров и приоритетов, духовной опоры, неадаптированность к новым условиям. Личность испытывает глубокий социальный дис­комфорт и неуверенность в завтрашнем дне.

Экстремальность ситуации, противоречия, переоценка ценностей,ломка сложившихся за 75 лет устоев, изменение морально-политичес­кого климата, образа жизни — все это не могло не сказаться на общемположении отдельного индивида в обществе, на условиях его сущест­вования.

Все вышеперечисленное — это в основном негативные тенденции. Есть и позитивные.

Во-первых, под правовой статус личности подводится современ­ная законодательная база (новая российская Конституция, Декларация прав и свобод человека, Закон о гражданстве и другие важнейшие акты).

При этом нормативная основа создается с учетом международ­ных критериев в данной области.

Во-вторых, закладывается новая концепция взаимоотношений личности и государства с приоритетом личности как высшей социаль­ной и моральной ценности; патерналистские начала этих отношений уступают место свободному партнерству и сотрудничеству в соответ­ствии с принципами гражданского общества.

В-третьих, правовой статус, как и многие другие юридические институты, очищается от идеологического и классового догматизма, апологетики, тоталитарного сознания и мышления индивида как но­сителя этого статуса; он стал более адекватно отражать современные реалии.

В-четвертых, осуществляется переход от командно-запрети­тельных методов регламентации правового положения личности к до­зволительно-разрешительным, от сковывающего любую инициативу и предприимчивость бюрократического централизма к разумной автоно­мии и самостоятельности.

В-пятых, меняется соотношение и роль структурных элементов правового статуса: на первый план в нем выходят такие приоритеты, как права человека, достоинство личности, гуманизм, свобода, демо­кратизм, справедливость.

В-шестых, смяты многие ограничения личной свободы индиви­да, провозглашен принцип «не запрещенное законом дозволено», уси­лена судебная защита прав граждан, действует презумпция невинов­ности.

Практическое значение проблемы правового статуса состоит в том, что она непосредственно затрагивает интересы людей, отражается на их судьбах, особенно в переломные периоды, когда общество реформи­руется, рушатся старые и нарождаются новые связи, структуры, отно­шения. Реформа освящается законами, иначе она идти не может. И от­того, как это делается, зависит, с одной стороны, успех провозглашенного курса, а с другой — прочность и незыблемость правового статуса субъектов данного процесса, их активность или пассивность.

Правовой статус — комплексная, интеграционная категория, отра­жающая взаимоотношения личности и общества, гражданина и госу­дарства, индивида и коллектива, другие социальные связи. Поэтому важно, чтобы человек правильно представлял свое положение, свои права и обязанности, место в той или иной структуре, ибо, как справед­ливо отмечается в литературе, «в жизни нередко встречаются примеры ложно понятого или присвоенного статуса. Если этот статус понимает­ся неверно, то человек ориентируется на чуждые образцы поведения»[5].

4 стр., 1760 слов

Скасування кріпосного права на Україні

... 1877 р. "чигиринську змову" було розкрито, майже тисячу людей заарештовано. Організаторам руху загрожувала смертна кара, але їм ... дедалі більшою мірою втягувалося в товарний оборот, Незважаючи на колоніальну політику царизму щодо економічного розвитку в ... в українському національно-визвольному русі. Ідеї громадівців відбивались на сторінках громадсько-політичного щомісячника "Основа", що видавався у ...

Еще более вредно и недопустимо наделение должностных лиц не предусмотренными законом полномочиями, произвольное расшире­ние функций, что нарушает их официальный статус, свидетельствует о правовом нигилизме. Кроме того, статус может быть юридически не­четким, аморфным, размытым, что ведет к неразберихе, нарушениям законности, прав личности.

Проблемы правового статуса граждан РФ в современных условиях обстоятельно исследованы в последней книге Л.Д. Воеводина. Опи­раясь на уже известные работы в данной области и новейшее зако­нодательство, автор показал особенности этого статуса в возрождаемой России[6].

Виды правового статуса. Различают: а) общий, или конституцион­ный, статус гражданина; б) специальный, или родовой, статус опреде­ленных категорий граждан; в) индивидуальный статус; г) статус физи­ческих и юридических лиц; д) статус иностранцев, лиц без гражданства или с двойным гражданством, беженцев; е) статус российских граждан, находящихся за рубежом; ж) отраслевые статусы: гражданско-право­вой, административно-правовой и т.д.; з) профессиональные и долж­ностные статусы (статус депутата, министра, судьи, прокурора); и) ста­тус лиц, работающих в различных экстремальных условиях или особых регионах страны (Крайнего Севера, Дальнего Востока, оборонных объ­ектов, секретных производств).

Набор правовых статусов велик, но в теоретическом плане наиболее существенное значение имеют первые три вида.

Общий правовой статус — это статус лица как гражданина государ­ства, члена общества. Он определяется прежде всего Конституцией и не зависит от различных текущих обстоятельств (перемещений по службе, семейного положения, должности, выполняемых функций), является единым и одинаковым для всех, характеризуется относительной статичностью, обобщенностью. Содержание такого статуса состав­ляют главным образом те права и обязанности, которые предоставлены и гарантированы всем и каждому Основным Законом страны. Измене­ние этого содержания зависит от воли законодателя, а не от каждого отдельного лица.

Общий правовой статус не в состоянии учесть всего многообразия субъектов права, их особенностей, отличий, специфики. Поэтому в него не входят многочисленные субъективные права и обязанности, кото­рые постоянно возникают и прекращаются у субъектов в зависимости от их трудовой деятельности, характера правоотношений, в которые они вступают, других ситуаций. Если бы указанные права и обязаннос­ти были включены в понятие общего статуса гражданина, то получился бы различный, крайне нестабильный и неопределенный статус. Он уже не был бы единым. Общий правовой статус является базовым, исход­ным для всех остальных. По нему можно судить о характере, социаль­ной природе, степени демократичности данного общества.

Специальный, или родовой, статус отражает особенности положе­ния определенных категорий граждан (например, пенсионеров, студен­тов, военнослужащих, вузовских работников, учителей, рабочих, крес­тьян, инвалидов, участников войны и т.д.).

Указанные слои, группы, базируясь на общем конституционном статусе гражданина, могут иметь свою специфику, дополнительные права, обязанности, льготы, предусмотренные текущим законодательством. Совершенствование этих статусов — одна из задач юридической науки.

63 стр., 31196 слов

Принципы права (вопросы теории и методологии)

... работы: рассмотреть различные подходы к пониманию природы принципов права; раскрыть понятие принципов права; дать анализ основным чертам, характеризующим принципы права; выявить разнообразные структуры принципов права; провести классификацию принципов права; ... направленности государственной политики на всестороннее восприятие общечеловеческих ценностей, признание прав и свобод человека и гражданина в ...

Индивидуальный статус фиксирует конкретику отдельного лица (пол, возраст, семейное положение, выполняемая работа, иные харак­теристики).

Он представляет собой совокупность персонифицирован­ных прав и обязанностей гражданина. Твердое знание каждым своего личного статуса, своих прав, обязанностей, ответственности, возмож­ностей — признак правовой культуры, юридической грамотности. Ин­дивидуальный правовой статус подвижен, динамичен, он меняется вместе с теми изменениями, которые происходят в жизни человека.

Рассмотренные три вида статуса соотносятся между собой как общее, особенное и единичное. Они тесно взаимосвязаны и взаимозави­симы, наслаиваются друг на друга, на практике неразделимы. Каждый индивид выступает одновременно во всех указанных качествах — граж­данина своего государства (общий статус), он принадлежит к опреде­ленному слою (группе) и, следовательно, обладает родовым статусом, и он же представляет собой отдельную, неповторимую личность, т.е. имеет индивидуальный статус. Общий правовой статус у всех один, специальных статусов — множество, а индивидуальных ровно столько, сколько граждан.

Следует сказать, что категория правового статуса — сравнительно новая в нашей науке. Раньше, до 60-х годов, она обычно отождествля­лась с правоспособностью (Н.Г. Александров, С.Н. Братусь, А.В. Миц­кевич) и не рассматривалась в качестве самостоятельной. Ведь оба эти свойства возникают и прекращаются у субъекта одновременно, оба в равной мере неотчуждаемы. В этом их сходство, служившее основани­ем для отождествления.

Лишь в последующий период, с развитием юридической мысли, в 70—80-х годах, категория правового статуса получила достаточно ши­рокую разработку (Н.В. Витрук, Л.Д. Воеводин, В.А. Кучинский, Е.А. Лукашева, Н.И. Матузов, Г.В. Мальцев, В.А. Патюлин и др.), сфор­мировалась как проблема и как одно из ключевых понятий правоведе­ния, зафиксирована в законодательстве.

В настоящее время вопросы правового статуса личности составля­ют важнейшее самостоятельное научное направление в общей теории государства и права, а также в отраслевых юридических дисциплинах.

1.3. Основные права и свободы человека.

В общей шкале гуманитарных ценностей права человека, как и сам человек, занимают центральное место и доминируют над всеми осталь­ными. Их приоритет и значимость неоспоримы, роль, назначение очевидны. «Человеческое измерение» — оселок любых общественных пре­образований, точка отсчета в решении глобальных и текущих задач, в проведении всевозможных реформ, разработке государственных про­грамм. Именно с этих позиций оцениваются сегодня все происходящие в стране и в мире события и процессы.

При любом демократическом устройстве права и свободы граждан, а также их обязанности, составляют важнейший социальный и полити­ко-юридический институт, объективно выступающий мерилом дости­жений данного общества, показателем его зрелости, цивилизованности. Он средство доступа личности к духовным и материальным благам, механизмам власти, законным формам волеизъявления, реализации своих интересов. В то же время это непременное условие совершенст­вования самого индивида, упрочения его статуса, достоинства.

37 стр., 18293 слов

Конституционно-правовой статус человека и гражданина в Республике Беларусь

... а в силу своего рождения. Это право на жизнь, запрет пыток, запрет рабства, право человека на гражданство, свободу совести и др. Далее получают свое развитие либеральные права: неприкосновенность ... то ни было различия. Всеобщая декларация прав человека содержит в себе основополагающие принципы прав человека. Государства (в том числе и Республика Беларусь), подписавшие ее, ставят перед собой задачу ...

Поиск оптимальных моделей взаимоотношений государства и лич­ности всегда представлял собой сложнейшую проблему. Эти модели в решающей степени зависели от характера общества, типа собственности, демократии, развитости экономики, культуры и других объективных условий. Но во многом они определялись также властью, закона­ми, правящими классами, т.е. субъективными факторами.

Главная трудность заключалась и заключается в установлении такой системы и такого порядка, при которых личность имела бы воз­можность беспрепятственно развивать свой потенциал (способности, талант, интеллект), а с другой стороны, признавались бы и почитались общегосударственные цели — то, что объединяет всех. Подобный ба­ланс как раз и получает свое выражение в правах, свободах и обязан­ностях человека.

Именно поэтому высокоразвитые страны и народы, мировое сооб­щество рассматривают права человека и их защиту в качестве универ­сального идеала, основы прогрессивного развития и процветания, фак­тора устойчивости и стабильности. Весь современный мир движется по этому магистральному пути. Т. Джефферсон в свое время говорил: «Ничего не остается неизменным, кроме врожденных и неотъемлемых прав человека». Опыт более чем двух столетий вполне подтвердил эту мысль.

В 1998 г. все мировое сообщество отметило 50-летний юбилей Все­общей декларации прав человека. К этой дате были приурочены много­численные конференции, доклады, выступления, статьи в отечествен­ной и зарубежной периодике[7].

Подводились итоги, обобщался опыт реализации названной хартии, анализировались достижения и прова­лы, надежды и разочарования.

Права человека внетерриториалъны и вненационалъны, их призна­ние, соблюдение и защита не являются только внутренним делом того или иного государства. Они давно стали объектом международного регулирования. Права личности не есть принадлежность отдельных классов, наций, религий, идеологий, а представляют собой общеисто­рическое и общекультурное завоевание. Это нравственный фундамент любого общества.

По мнению С.С. Алексеева, «именно в категории прав человека гуманитарная мысль и гуманитарное движение обрели стержень, глубокий человеческий и философский смысл»[8].

В литературе справедливо отмечается, что в настоящее время, в Свете новых реалий, права человека уже не могут определяться только и исключительно уровнем развития данного общества, хотя это имеет, конечно, первостепенное значение. На состояние прав человека и граж­данина все большее и большее воздействие оказывают общемировые достижения, «единая человеческая цивилизация»[9].

Россия, следуя курсом реформ, тоже провозгласила указанные цен­ности как приоритетные и наиболее значимые, признала необходи­мость придерживаться в данной области общепринятых международ­ных стандартов,- закрепленных в таких широко известных актах, как Всеобщая декларация прав человека (1948); Международный пакт об Экономических, социальных и культурных правах (1966); Междуна­родный пакт о гражданских и политических правах (1966); Европей­ская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950) и др.

Подтверждением приверженности российской демократии этим хартиям служит принятая в ноябре 1991 г. Декларация прав человека и гражданина, ставшая органичной частью новой Конституции РФ, базой всего текущего законодательства, касающегося личности.

Оба эти документа фиксируют широкий спектр основополагающих идей, принципов, прав и свобод, а также обязанностей. Исходные их положения гласят, что права и свободы человека являются естествен­ными и неотчуждаемыми, даны ему от рождения, признаются высшей ценностью и не носят исчерпывающего характера. Признание, соблю­дение и защита прав человека — обязанность государства. Каждый имеет право на жизнь, здоровье, личную безопасность и неприкосновенность, защиту чести, достоинства, доброго имени, свобо­ду мысли и слова, выражение мнений и убеждений, выбор места жи­тельства; может приобретать, владеть, пользоваться и распоряжаться собственностью, заниматься предпринимательской деятельностью, по­кидать страну и возвращаться обратно.

Закрепляется право граждан на митинги, уличные шествия, демон­страции; право избирать и избираться в государственные органы, полу­чать и распространять информацию, направлять властям личные и кол­лективные обращения (петиции), свободно определять свою нацио­нальность, объединяться в общественные организации. Предусматри­ваются соответствующие права в социальной и культурной областях (на труд, отдых, образование, социальное обеспечение, интеллектуаль­ное творчество).

Утверждается равенство всех перед законом и судом. Никто не обя­зан свидетельствовать против себя или близких родственников. Обви­няемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном порядке (презумпция невиновности).

Права человека представляют собой ценность, принадлежащую всему международному сообществу. Их уважение, защита являются обязанностью каждого государства. Там, где эти права нарушаются, возникают серьезные конфликты, очаги напряженности, создающие угрозу миру и требующие нередко (с санкции ООН) постороннего вмешательства.

Конституция предусматривает порядок, в соответствии с которым каждый, российский гражданин вправе обращаться в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имею­щиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ст. 45).

Данное положение также закреплено впервые, и оно не нарушает суве­ренитета страны. Сегодня — это безусловная норма.

Важнее спасти жизнь одного человека,

чем построить семиярусную пагоду в честь Будды.

Китайское изречение.

Право на жизнь.

Может показаться странным, что человеку дают право на жизнь. Он и так живет!

Однако это право записано в статье 3 Всеобщей дек­ларации прав человека. А в статье 20 Конституции Рос­сии говорится:

«1. Каждый имеет право на жизнь. 2. Смертная казнь впредь до ее отмены может ус­танавливаться федеральным законом в качестве ис­ключительной меры наказания за особо тяжкие пре­ступления против жизни при предоставлении обвиня­емому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей».

Получается, что право на жизнь провозглашается только для того, чтобы не казнить опасных преступни­ков. Это не так, хотя вопрос о смертной казни – один из самых сложных.

Что же означает провозглашение права на жизнь? Рассмотрим только три аспекта этого права.

ПЕРВЫЙ АСПЕКТ. Государство берет обязательст­во делать все для того, чтобы человек мог родиться.

На берегу Черного моря есть очень интересное место. Там нет родильного дома, но туда приезжают рожать своих малышей будущие мамы. Оказывается: это место славится особым биологическим полем, благоприятным для рождения младенцев.

Некоторых из будущих мам спрашивали, а не лучше ли, пока не поздно, перебраться в обычный роддом? Те отвечали, что лучше на природе. Надежнее.

На самом деле, обеспечение права на выживание стоит немалых денег. Это и просторные помещения, и новей­шее медицинское оборудование, и современные лекар­ства, и очень подготовленные врачи.

Поэтому часть средств, поступающих от российских налогоплательщиков государству, тратится на поддер­жание медицины.

ВТОРОЙ АСПЕКТ. Государство берет на себя обяза­тельство делать все, чтобы люди умирали как можно позже и только естественной смертью.

То есть государство должно принимать меры к тому, чтобы человек не мог погибнуть от руки преступника, от несчастного случая на производстве, из-за возникно­вения эпидемии и т.д.

В России все большее распространение получает смер­тельная болезнь — СПИД. В основном, это болезнь нар­команов, людей, ведущих беспорядочный образ жизни. Но были случаи, когда СПИДом заболевали люди, ко­торым из-за халатности медиков перелили зараженную кровь. Распространены и венерические заболевания.

ТРЕТИЙ АСПЕКТ. Государство берет обязательст­во сделать так, чтобы никто и даже само государство ни при каких обстоятельствах не отнимало чужой жизни. Даже у закоренелых преступников.

Это и есть вопрос о смертной казни.

В связи с вступлением России в Совет Европы приме­нение смертной казни приостановлено. Самых закоре­нелых убийц пока не казнят. Но смертная казнь пока не отменена.

Все европейские страны, входящие в Совет Европы, отменили смертную казнь и требуют этого от других стран. По моему мнению, смертную казнь нужно искоренить во всем мире полностью. Я считаю, что самые закоренелые убийцы заслуживают пожизненное заключение, чтобы человек осознал свою вину в полной мере. По-моему, пожизненное заключение гораздо тяжелее смертной казни.

В мире распространено убеждение, что государство не должно лишать жизни любого преступника. Иначе граждане как бы признают право на убийство, поощряют его, делают возможным. Тем самым они способствуют распространению жестокости. А жестокость порожда­ет еще большую жестокость.

Предполагается, что, запрещая смертную казнь, люди утверждают высшие гуманистические принципы жизни в обществе. От этого мир должен стать лучше, а убийств будет меньше.

Нет ни одного человека, который не любил бы свободу,

но справедливый человек требует ее для всех,

а несправедливый – лишь для себя.

Л. Берне[10].

Право на свободу и личную неприкосновенность.

Свобода — естественное состояние человека. Только свободный человек может быть счастливым.

Многие люди предпочитали смерть неволе. И великий немецкий поэт И.Гете не случайно написал слова, ко­торыми руководствуются все, кто понимает ценность свободы:

«Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день идет за них на бой».

Свобода человека на протяжении всей истории чело­вечества была высшей ценностью. Поэтому во Всеобщей декларации она признана одним из основных естествен­ных прав человека.

И в статье 22 Конституции России говорится:

1. Каждый имеет право на свободу и личную непри­косновенность.

2. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Право на свободу означает: государства, согласившие­ся со Всеобщей декларацией прав человека, должны де­лать все, чтобы человек, не совершивший никаких про­тивозаконных действий, не был лишен свободы.

В государстве должны действовать такие органы, ко­торые осуществляют надзор за исполнением законов всеми организациями и должностными лицами. Никто без разрешения этих органов не имеет права заключать человека под стражу, то есть ограничивать его свободу.

Эти органы призваны контролировать:

  • на какое время человека задержали для выяснения каких-либо обстоятельств;
  • сколько времени утло на предъявление ему обви­нения;
  • на какое время он был подвергнут ограничению свободы для проведения расследования, и в каких условиях содержался во время следствия;
  • как и кто эти сроки продлевал в случае необхо­димости и т.д.

В случае если суд вынесет обвинительный приговор, но которому человек арестовывается или лишается сво­боды, эти органы должны следить за содержанием человека под стражей, не допускать нарушений других его прав, например, права на личную неприкосновенность.

Что такое право на личную неприкосновенность? Это – гарантированная государством безопасность и свобода человека.

Государство не должно допускать, должно пресекать и должно наказывать за посягательства на:

1)физическую неприкосновенность человека – жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность и поло­вую свободу;

2)нравственную неприкосновенность человека – честь, достоинство, нравственную свободу;

3) психическую неприкосновенность человека – нор­мальное течение психических процессов (то есть запре­щается произвольное вмешательство в психическое со­стояние человека);

4)личную безопасность – индивидуальную свободу человека, который должен иметь возможность сам располагать собой, своим свободным временем, по своему усмотрению определять место своего пребывания, не на­ходиться под наблюдением или охраной и т.д.

Как государство обеспечивает право на свободу и личную неприкосновенность граждан?

Прежде всего, принимаются законы, которые долж­ны соответствовать задачам защиты всех видов непри­косновенности — физической, нравственной, психичес­кой и личной безопасности.

Например, физическая неприкосновенность защище­на специальными статьями Конституции: запретом пыток, насилия, принудительных медицинских опытов (статья 21); правом на труд в условиях безопасности и гигиены (статья 37); правом на охрану здоровья и ме­дицинскую помощь и т.д.

Нравственная неприкосновенность защищена стать­ей 21 Конституции, в которой говорится: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для ее умаления».

Но в Конституции — самые общие положения. Если физическая неприкосновенность человека будет наруше­на, закон начнет работать. Но не статьи Конституции, а закон, который принят в соответствии с Конституцией. Например, Уголовный кодекс Российской Федерации.

Необходимо, чтобы каждое нарушение прав человека немедленно наказывалось по закону. А для этого нужно, чтобы:

  • милиция предотвращала нарушения прав;
  • если право нарушено, милиция оперативно задер­живала нарушителей;
  • суд справедливо, по закону рассматривал дела;
  • ответственность за нарушения прав наступала обязательно, то есть неотвратимо.

У каждого человека под покровом тайны,

как под покровом ночи,

проходит его настоящая, самая интересная жизнь;

  • каждое личное существование держится на тайне.

А. П. Чехов.

Право на неприкосновенность личной жизни.

Личная (или частная) жизнь человека никого касать­ся не должна. Потому что это — особая интимная сфера отношений человека. Это его семья, быт, его личные взаимоотношения с людьми. Это — ЕГО ЖИЗНЬ, ЕГО ОТНОШЕНИЯ.

Неприкосновенность и тайна — две составные части этой сферы отношений человека.

В статье 23 Конституции России говорится:

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, теле­фонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается толь­ко на основании судебного решения.

О защите права на неприкосновенность личной жизни говорится также в статьях 24 и 25 Конституции.

Что же такое право человека па неприкосновенность личной жизни?

Юристы считают, что это:

  • свобода уединения, размышления, вступления в контакты с другими людьми;
  • свобода высказываний и поступков вне служебных отношений.
  • тайна жилища, дневников, других личных запи­сей, переписки, других почтовых отправлений, теле­графных и иных сообщений, содержания телефонных и иных переговоров;
  • тайна усыновления;
  • гарантированная возможность доверить свои лич­ные и семейные тайны священнику, врачу, адвокату, нотариусу без опасения их разглашения.

Тем не менее, право на неприкосновенность личной жизни может, быть ограничено законом (например, обыск на законных основаниях).

Если интересы следствия потребуют, то телефонные разговоры могут быть прослушаны. Но только по закону.

Законом предусмотрена вынужденная необходимость разглашения личных и семейных тайн. Она возникает:

  • а) в сфере борьбы с преступностью;
  • б) в сфере защиты здоровья граждан;
  • в) при объявлении чрезвычайного и военного положе­ния.

Приведу один интересный пример. Гражданин США кому-то звонил из телефонной будки. Полиция предполагала, что он будет это делать в пре­ступных целях. В таксофоне заранее было установлено подслушивающее устройство.

Так оно и случилось. Благодаря записи разговора, вина преступника в суде была доказана. Тогда адвокат этого человека обратился в Верховный Суд США с вопросом: законно ли действовала полиция, прослушивая разговор из общественной телефонной будки.

Верховный Суд приговор отменил. Аргументы: то, что лицо желает сохранить в тайне, должно быть защищено конституцией. Человек, закрывший дверь будки и оп­лативший разговор, должен быть уверен, что его слова не будут транслироваться на весь свет. Преступник был отпущен из-за отсутствия доказательств, полученных законным способом.

Право на свободу передвижения и эмиграцию.

Статья 27 Конституции РФ гласит: « 1. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. 2. Каждый может свободно выезжать за пределы российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в РФ».

Этого права наши граждане были лишены долгие годы. Даже в своей стране было немало запретных мест. А за рубеж большинство теперь уже пожилых людей так и не успели съездить.

Такие поездки считались привилегией избранных. За границу без проблем выезжали те, кому особо доверяла власть, которая держалась на запретах и раздаче при­вилегий.

Еще в середине 80-х годов для выезда за рубеж человек должен был пройти собеседование в парткомиссии при райкоме партии. Это касалось любого, даже если он не состоял в партии. Сам факт существования этих комиссий как бы пред­упреждал партийные организации предприятий и уч­реждений.

А чтобы дойти до комиссии, нужно было получить характеристику в той самой партийной ор­ганизации, подписанную начальником и проф­союзным лидером. Кроме комиссии райкома еще нужно было «пройти» ОВИР — отдел виз и регистрации, КГБ — Комитет государственной безопасности и т.

Это право нарушалось и тем, что неугодного человека могли выпустить из страны и больше уже никогда в нее не пустить. Могли и просто выслать навсегда.

Так было с писателем Александром Солженицыным, которого привезли в аэропорт прямо из тюремной камеры и буквально затолкали в самолет.

А еще действовала знаменитая прописка. Она накрепко привязывала человека к тому месту, где он в настоящий момент жил. Быть прописанным в одном месте, а жить в другом — считалось нарушением паспортного режима.

В России естественное право человека на свободу пере­движения восстановлено.

Возможные причины ограничения права на сво­боду передвижения перечислены в Законе РФ «О Госу­дарственной границе Российской Федерации»:

  • если гражданин осведомлен о сведениях, составляю­щих государственную тайну (в соответствии с Законом РФ «О государственной тайне»);
  • если гражданин призван на военную службу или направлен на альтернативную службу;
  • если гражданин задержан по подозрению и соверше­нии преступления либо привлечен в качестве обвиняе­мого или осужден за совершение преступления;
  • если гражданин сообщил при оформлении документов для выезда заведомо ложные сведения о себе.

С вопросом о праве на свободу передвижения тесно связана проблема эмиграции.

Эмигранты (от лат. emigro – выселяюсь, переселяюсь), граждане, добровольно покинувшие свою страну по политическим, экономическим и

религиозным и иным мотивам и поселившиеся в какой-либо другой стране[11].

До начала и в ходе реформ эмиграция из России но­сила массовый характер.

Причины эмиграции были самыми различными.

Кто-то не смог примириться с устройством власти. Тогда народ абсолютно не влиял на жизнь в стране. Выборы в органы власти проводились очень просто: все люди голосовали за одного кандидата. То есть выборы были, а выбора не было.

Поэтому контроль над властью полностью отсутство­вал. Благами жизни пользовались те, кто призывал народ к труду. Но от такого труда чаще всего не было ни радости, ни денег.

Эти мотивы эмиграции считались политическими.

Другие эмигрировали, потому что долгие годы тру­дились, но не имели ни квартир, ни элементарной соб­ственности. Значит, они просто не были уверены в за­втрашнем дне и чувствовали свою экономическую зави­симость от любого начальника, даже самого глупого.

Эти мотивы эмиграции считались экономическими.

Третьи становились эмигрантами, чувствуя, что не могут творить так, как позволяет им их талант или способности. Они не хотели «творчества под диктов­ку». Сейчас же в России процветает свобода творчества.

Право на жилье.

Конституционное право на жилье выражает сущность системы удовлетворения жилищ­ных потребностей общества, т.е. оно является сущностным правом, фундаментальным. От него зависит система конкретных жилищных прав граждан, и они должны соответствовать, не про­тиворечить ему. В зависимости от того, как определяется его содержание, складывается и по­ведение граждан, органов государства, хозяйствующих субъектов при выборе вариантов реше­ния жилищных проблем из юридически возможных в конкретной жизненной ситуации.

Право граждан на жилище может быть сведено к трем юридическим возможностям, хотя норма ст.40 Конституции конкретно не содержит такой юридической формулы: стабильное, устойчивое, постоянное пользование жилым помещением во всех разновидностях жилищного фонда; улучшение жилищных условий в домах всех разновидностей жилищного фонда; обес­печение здоровой среды обитания, жилой среды, достойной цивилизованного человека (последнее вытекает из норм международного права).

Но такие же правовые возможности открывались и раньше. Однако дефектом уходящей в прошлое системы была закрепленная прежней Конституцией монополия государственного, муниципального и общественного жилищного фондов, созданных за годы социализма. Инди­видуальному жилищному фонду отводилось в городах и поселках городского типа незначи­тельное место. Он господствовал лишь в сельской местности. Его развитию, как и развитию жилищной кооперации — другой формы участия граждан своими средствами в строительстве жилья, Советское государство обязывалось лишь содействовать. Личная собственность граж­дан на жилой дом носила потребительский характер. Частная собственность была под запретом.

Эта система, основанная на коллективных началах, за многие десятилетия своего функ­ционирования не дала ожидаемого социального результата. Миллионы людей улучшали жи­лищные условия, но и миллионы на протяжении долгих лет продолжали томиться в очереди на получение благоустроенного жилья из общественных фондов потребления. Строительство и эксплуатация государственного, муниципального и общественного жилья требовали таких по­стоянно растущих бюджетных и общественных ассигнований, каких ни у государства, ни у ме­стных Советов, ни у общественных организаций не было. Население было настолько пролета­ризировано системой ограничений его доходов, количества и размеров жилых помещений, приходящихся на одного человека или семью, изъятий в общественные фонды потребления, парализовано организационными трудностями, что было не в состоянии участвовать в массо­вом жилищном строительстве.

Действующая конституция отражает смену эпох в удовлетворении жилищных потребно­стей, переход к новой системе, которая складывается из таких конституционных основ, как от­каз монополии государства на собственность и экономическую деятельность, утверждение ра­венства всех форм собственности, частной собственности на жилье и землю. Государственный жилищный фонд утратил господствующее положение, возникли частная собственность граж­дан и юридических лиц на жилищный фонд, частные проектные и строительные организации, банки, образовался ранок жилья, земли и т.п.

Часть 3 ст.40 отражает новую роль государства и органов местного самоуправления на рынке жилья, которая сведена к содействию, поощрению жилищного строительства, любых форм собственности, юридическому регулированию отношений, связанных с удовлетворением жилищных потребностей общества, определению состава жилищного фонда социального ис­пользования для социально незащищенных слоев населения и других лиц.

В новой системе ни государство, ни органы местного самоуправления тотально не акку­мулируют средства населения «в общем котле» для последующего государственного и муници­пального жилищного строительства, и распределения свободных квартир нуждающимся в жи­лье. Каждый самостоятельно вкладывает средства в покупку и строительство жилья как в го­роде, так и в деревне, не рассчитывая решить возникшую у него жилищную проблему за счет государственного, муниципального и общественного жилищного фондов, а полагаясь на сис­тему компенсаций (субсидий), кредиты для приобретения жилья.

Так будет решаться жилищная проблема для большинства. Меньшинство, т.е. малоиму­щие и другие лица, названные в законах, будут обеспечиваться исходя из принципов прежней системы: сохраниться режим предоставления им жилых помещений в соответствии с установ­ленным законом нормами из государственных, муниципальных и других жилищных фондов. Пользоваться предоставленной площадью они смогут на условиях найма жилого помещения, либо за доступную квартирную плату, либо бесплатно. Предоставление жилых помещений по договору найма в домах государственных или муниципальных жилищных фондов, как и пре­жде, будет осуществляться без оплаты их строительной стоимости. При этом обеспечение ука­занных жильем на таких условиях возможно неоднократно.

В Конституции не названы, естественно, все, для кого сохраниться планово-распредели­тельная система выделения жилья. Статья 10 на период перехода к рыночным отношениям для граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, сохранен действующий порядок постановки на учет и обеспечения жилыми помещениями. Гражданам, получающим жилье в этих разновидностях жилищного фонда, площадь выделяется в порядке очередности с учетом имеющихся в Законе льгот. За семьями, уже проживающими по дого­вору найма в таких домах, сохраняется право найма независимо от площади занимаемого жи­лого помещения (ст.14 Закона РФ об основах федеральной жилой политики от 24 декабря 1992 г[12].

Конституция расширила состав жилищного фонда социального использования. Если по закону об основах федеральной жилищной политики (ст.12) он состоял из государственного, муниципального и общественного жилищных фондов, то по ст.40 Конституции его перечень уже не является закрытым, исчерпывающим. Значит, и частный жилищный фонд может вхо­дить в его состав. Таким фондом является не только в прошлом общественный, а ныне част­ный жилищный фонд, принадлежащий на праве частной собственности юридическим лицам на праве собственности. Граждане, относящиеся к категориям лиц, названным в ст.40, прожи­вающие в этом фонде на условиях найма, в пределах социальной нормы площади жилья и нормативов потребления коммунальных услуг, с учетом совокупного дохода семьи, вправе рассчитывать на компенсации (субсидии) от органов государственного управления и местной администрации. Такое же право принадлежит и тем, кто арендует жилье в какой-либо разно­видности жилищного фонда (ст.18 Закона): с учетом совокупного дохода семьи им может предоставляться компенсация (субсидии) на оплату аренды.

Создание правовой базы жилищной реформы углубит принципиальные перемены в этой сфере. Помимо приведенных выше законов действуют правительственное постановление РФ о переходе на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг и порядке предоставления гражданам компенсаций (субсидий) при оплате жилья и коммунальных услуг. Положение о предоставлении гражданам РФ, нуждающимся в улучшении жилищных условий, безвозмезд­ных субсидий на строительство или приобретение жилья[13].

Никто не может быть произвольно лишен жилища ни органами власти; ни судебно-про­курорскими органами; ни хозяйствующими субъектами; ни должностными лицами и работни­ками предприятий, учреждений и организаций; ни арендатором или нанимателем; ни собствен­ником жилого дома или квартиры, ни членом Жилищно-строительного (жилищного) коопе­ратива и совместно с ним проживающими лицами; ни иными гражданами.

Основания и порядок выселения граждан из занимаемого ими жилого помещения уста­новлены законом. Законные владельцы жилого помещения вправе истребовать занимаемое ими жилое помещение из чужого незаконного владения, требовать устранения всяких наруше­ний их права на жилище, даже если эти нарушения и не связаны с лишением права собственно­сти, владения и пользования. Постоянные пользователи могут защищать свои жилищные права также против собственника жилого помещения.

Нарушение права на жилище может быть обжаловано в суд (по ст.46).

Право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Охрана здоровья — комплексный институт, который включает подготовку медицинских кадров, многочисленные социальные, организационные, экономические, научно-медицинские, санитарно-эпидемиологические и профилактические меры, которые обязано проводить госу­дарство в интересах своих граждан. Право на охрану здоровья как раз означает совокупность этих обязанностей, выполняя которые государственные органы при содействии общественных организаций создают национальную систему здравоохранения. Налогоплательщики вправе требовать, чтобы эта система была эффективной.

Право граждан на охрану здоровья обеспечивается охраной окружающей природной среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граж­дан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предостав­лением населению доступной медико-социальной помощи.

Государство обеспечивает гражданам охрану здоровья независимо от пола, расы, нацио­нальности, языка, социального происхождения, должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловлен­ной наличием у них каких-либо заболеваний. Лица, виновные в нарушении этого положения, несут ответственность в соответствии со ст.17 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, принятых 22 июля 1993 г.

Гражданам России, находящимся за ее пределами, гарантируется право на охрану здоро­вья в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Иностранным гражданам, находящимся на территории России, также гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с международными договорами России. Лица без гражданства, постоянно проживающие в России, и беженцы пользуются правом на охрану здо­ровья наравне с российскими гражданами, если иное не предусмотрено международными до­говорами России. Порядок оказания медицинской помощи иностранным гражданам, лицам без гражданства и беженцам определяется Минздравмедпромом России и министерствами здраво­охранения республик в составе Федерации.

Конституция указывает (ч.2 ст.41) на обязанность государства финансировать федераль­ные программы охраны и укрепления здоровья населения, необходимость принятия мер по развитию государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения. Государство должно поощрять деятельность, способствующую укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополу­чию. Тем самым, закладывая правовые основы для соответствующей деятельности органов го­сударственной власти и создания материальных гарантий прав на охрану здоровья и медицин­скую помощь. По основным направлениям деятельности органов здравоохранения действуют специальные программы и законы: Федеральная целевая программа на 1993-1995 гг. по преду­преждению распространения заболеваний СПИДом, Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации 1993 г., Основы законодательства РФ о фи­зической культуре и спорте 1992 г., Закон РСФСР о санитарно-эпидемиологическом благопо­лучии населения от 19 апреля 1991 г., Федеральный закон о природных лечебных ресурсах, ле­чебно-оздоровительных местностях и курортах от 23 февраля 1995 г. и др. Целями охраны здо­ровья людей служат многие нормы уголовного, гражданского, административного, трудового и других отраслей права. Конституция запрещает сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей. Это важная грань охраны здо­ровья человека, она призвана предупредить утаивание информации о фактах, подобных аварии на Чернобыльской АЭС, а также распространение заведомо недостоверных или ложных сведе­ний о состоянии окружающей среды, эпидемиях, катастрофах и т.д. Конституция прямо уста­навливает, что сокрытие фактов такого рода влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом.

Другое дело — право на медицинскую помощь. Это субъективное право человека на лече­ние в поликлиниках, больницах и специальных медицинских учреждениях. Медицинская по­мощь включает профилактическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопро­тезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособ­ными и инвалидами, включая выплату пособий по временной нетрудоспособности.

Права отдельных групп населения гарантируются государством особо. В Основах законо­дательства об охране здоровья граждан (принятыми 22 июля 1993 г.) гарантии в области ох­раны здоровья установлены: семье (ст.22); беременным женщинам и матерям (ст.23); несо­вершеннолетним (ст.24); военнослужащим, гражданам, подлежащим призыву на военную службу и поступающим на военную службу по контракту (ст.25); гражданам пожилого воз­раста (ст26); инвалидам (ст.27); гражданам при чрезвычайных ситуациях и в экологически неблагополучных районах (ст.28) и др.

При обращении за медицинской помощью и ее получении граждане имеют право на:

  • уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего пер­сонала;
  • выбор врача, в том числе семейного и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обяза­тельного и добровольного медицинского страхования;
  • обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиени­ческим требованиям;
  • проведение консилиума и консультаций других специалистов;
  • облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами;
  • сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о со­стоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при обследовании и лече­нии, в со­ответствии со ст.61 Основ законо­дательства об охране здоровья граждан;
  • информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство в соответст­вии со ст.32 Основ законо­дательства об охране здоровья граждан;
  • отказ от медицинского вмешательства в соответствии со ст.33 Основ законо­дательства об охране здоровья граждан;
  • получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья в соответствии со ст.31 Основ законо­дательства об охране здоровья граждан, а также выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья в соответствии со ст.30 Основ законо­дательства об охране здоровья граждан;
  • получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицин­ского страхования в соответствии со ст.30 Основ законо­дательства об охране здоровья граждан;
  • возмещение ущерба в соответствии со ст.68 Основ законо­дательства об охране здоровья граждан в случае причинения вреда здоро­вью при оказании медицинской помощи.

В случае нарушения прав пациента он может обращаться с жалобой непосредственно к руководителю или иному должностному лицу лечебно-профилактического учреждения, в ко­тором ему оказывается медицинская помощь, в соответствующие профессиональные медицин­ские ассоциации и лицензионные комиссии либо в суд.

Важнейшим фактором качества жизни, здоровья и благополучия людей является эколо­гическая безопасность. Поэтому мировое сообщество признало экологические права в качестве фундаментальных прав человека и гражданина.

Право на благоприятную окружающую среду.

Право граждан на благоприятные условия жизни предполагает реальные возможности проживания в здоровой, отвечающей международным и государственным стандартам окру­жающей природной среде, участвовать в подготовке, обсуждении и принятии экологических решений, осуществлять контроль за их реализацией, получать надлежащую экологическую ин­формацию, право на возмещение ущерба.

Право граждан на благоприятную среду обитания обеспечивается планированием и нор­мированием качества окружающей среды, мерами по предотвращению экологически вредной деятельности и оздоровлению окружающей среды, предупреждению и ликвидации последст­вий аварий, катастроф, стихийных бедствий, социальным и государственным страхованием граждан, образованием государственных и общественных, резервных и иных фондов помощи, организацией медицинского обслуживания населения, государственным контролем за состоя­нием окружающей среды и соблюдением природоохранного законодательства.

Нормативы предельно допустимых вредных воздействий, как и методы их определения, утверждаются специально уполномоченными на то государственными органами РФ, сани­тарно-эпидемиологического надзора и совершенствуются по мере развития науки и техники. При нарушении требований к качеству окружающей среды выброс, сброс вредных веществ и иные виды воздействия на среду могут быть ограничены, приостановлены или прекращены по предписанию органов Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ, Федеральной службы лесного хозяйства России, иных специально уполномоченных государст­венных органов.

Добровольное и обязательное государственное экологическое страхование предприятий, учреждений, организаций, граждан и их собственности и доходов на случай экологического и стихийного бедствия осуществляется для предотвращения и ликвидации их последствий.

Единая система внебюджетных государственных экологических фондов объединяет Фе­деральный экологический фонд, республиканские, областные, краевые и местные фонды, кото­рые образуются из средств, поступающих от юридических и физических лиц, включая платежи за выбросы, сбросы, размещение отходов и другие виды загрязнения, штрафы за экологические правонарушения, средства от реализации конфискованных орудий охоты и рыболовства.

Граждане обладают широкими полномочиями для реализации своих экологических прав, предполагающими возможность создавать общественные объединения по охране окружающей среды, вступать в такие объединения и фонды, делать взносы; принимать участие в собраниях, митингах, пикетах, шествиях, референдумах по охране окружающей среды; обращаться с пись­мами, петициями, требовать их рассмотрения; требовать в административном и судебном по­рядке отмены решений о размещении, проектировании, строительстве, реконструкции, экс­плуатации экологически вредных объектов, ограничении, приостановлении, прекращении их деятельности; ставить вопрос о привлечении к ответственности виновных юридических лиц и граждан.

За экологические правонарушения, т.е. за виновные противоправные деяния, должност­ные лица и граждане несут дисциплинарную, административную, гражданско-правовую либо уголовную ответственность, а предприятия, учреждения, организации — административную и гражданско-правовую ответственность.

Экологические общественные объединения граждан могут разрабатывать, утверждать и пропагандировать свои экологические программы, защищать экологические права и интересы населения, развивать его экологическую культуру, привлекать граждан к природоохранитель­ной деятельности; за счет своих средств и добровольного участия населения выполнять работы по охране и воспроизводству природных ресурсов; оказывать содействие государственным ор­ганам в борьбе с нарушениями природоохранительного законодательства; создавать общест­венные фонды по охране окружающей среды и расходовать их на проведение экологических мероприятий; рекомендовать своих представителей для участия в государственной экологиче­ской экспертизе, проводить общественную экологическую экспертизу (становящуюся юриди­чески обязательной после утверждения ее результатов органами государственной экспертизы); требовать назначения государственной экологической экспертизы; выступать с изложением своей платформы в средствах массовой информации.

Согласно ст.13 Закона РФ об охране окружающей среды от 19 декабря 1991 г, государ­ственные органы и их должностные лица обязаны оказывать всемерное содействие обществен­ным объединениям и гражданам в реализации их экологических прав и обязанностей, прини­мать меры по выполнению их предложений и требований. Должностные лица и граждане, пре­пятствующие осуществлению экологических прав и обязанностей, привлекаются к ответствен­ности в соответствии с законодательством. В частности, граждане и общественные объедине­ния граждан могут требовать от гидрометеорологических и других соответствующих органов предоставления своевременной, полной и достоверной информации о состоянии окружающей среды и мерах по ее охране[14].

Должностные лица, граждане, предприятия, учреждения, организации, виновные в не­своевременной или искаженной информации о состоянии среды и радиационной обстановки, подвергаются штрафу, налагаемому в административном порядке (граждане — до десятикрат­ного размера минимальной заработной платы, должностные лица — до двадцатикратного раз­мера минимальной заработной платы).

В полном объеме подлежит возвращению вред, причиненный здоровью или имуществу граждан в результате неблагоприятного воздействия окружающей среды, вызванного деятель­ностью предприятий, учреждений, организаций или отдельных граждан. При определении ве­личины вреда учитывается степень утраты трудоспособности потерпевшего; необходимые за­траты на лечение и восстановление здоровья; затраты на уход за больным; упущенные профес­сиональные возможности; затраты связанные с необходимостью изменения места жительства и образа жизни, профессии; потери, связанные с моральными травмами, невозможностью иметь детей или риском иметь детей с врожденной патологией.

При определении ущерба имущества учитывается прямой ущерб, связанный с разруше­нием и снижением стоимости строений, жилых и производственных помещений, оборудова­ния; упущенная выгода от потери урожая, снижения плодородия.

Возмещение вреда здоровью граждан производиться на основании решения суда по иску потерпевшего, членов его семьи, прокурора, уполномоченного на то органа государственного управления, общественного объединения. Сумма денежных средств взыскивается с того, кто причини­л вред, а при невозможности его установления — из средств государственных экологи­че­ских фондов.

Предприятия, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающей среды, возмещает причиненный вред согласно ст.454 ГК.

Юридические и физические лица вправе предъявлять исковые требования в суд или ар­битражный суд и о прекращении экологически вредной деятельности, причиняющей вред здо­ровью и имуществу граждан, народному хозяйству и окружающей среде. Решение суда в этом случае является основанием для прекращения ее финансирования соответствующими банков­скими учреждениями.

Территории с устойчивыми отрицательными изменениями в окружающей среде, угро­жающими здоровью населения, состоянию естественных экологических систем, генетических фондов растений и животных, объявляются зонами чрезвычайной экологической ситуации, что влечет прекращение деятельности; отрицательно влияющей на окружающую среду, приоста­новку работы цехов, агрегатов, оборудования и т.д., ограничение отдельных видов природо­пользования. Финансовую ответственность несут виновники деградации среды. Таким обра­зом, предусматривается обширная система мер, обеспечивающая экологические конституцион­ные права граждан.

Право на образование.

Важнейший фактор экономического, социального и духовного прогресса общества, необ­ходимая предпосылка развития каждого человека, его культуры и благополучия — образование. Развитое общество не жалеет средств на образование, понимая окупаемость этих затрат в пер­спективе. Однако важно, чтобы сами граждане были заинтересованы в получении образования и имели реальную возможность его получить.

В ч.1 ст.43 признается право каждого человека на образование в соответствии со Всеоб­щей декларацией прав человека (ст.13).

Под образованием понимается целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах личности, общества, государства, сопровождаю­щийся констатацией достижения обучающимися определенных государством образовательных уровней. Под получением гражданином образования понимается достижение им определен­ного образовательного уровня, что удостоверяется соответствующим документом.

В ч.2 ст.43 гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного об­щего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных обра­зовательных учреждениях и на предприятиях. Гражданам России на ее территории гарантиру­ется возможность получения образования независимо от расы, национальности, языка, пола, возраста, состояния здоровья, социального, имущественного и должностного положения, со­циального происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, партийной принадлежности, наличия судимости.

Ограничения прав граждан на профессиональное образование по признакам пола, воз­раста, состояния здоровья, наличия судимости могут быть установлены только в соответствии со ст.5 Закона РФ об образовании от 10 июля 1992 г.[15]

Общие вопросы языковой политики в области образования регулируются Законом РСФСР о языках народов РСФСР (1991 г.).

Граждане России имеют право на получение ос­новного образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в рамках возможно­стей, предоставляемых системой образования в соответствии со ст.6 Закона об образовании.

Общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профес­сионального образования обеспечивается государством путем создания системы образования и соответствующих социально-экономических условий для получения образования.

Под системой образования понимается совокупность:

  • сети реализующих и образовательных учреждений различных организационно-право­вых форм, типов и видов;
  • системы преемственных образовательных программ и государственных образователь­ных стандартов различного уровня и направленности;
  • системы органов управления образованием и подведомственных им учреждений и предприятий.

Образовательная программа определяет содержание образования определенного уровня и направленности. Виды образовательных программ и общие требования к ним предусматрива­ются в ст.9 Закона об образовании.

В соответствии с ч.3 ст.43 Конституции государство гарантирует получение на конкурс­ной основе бесплатного профессионального образования в государственных, муниципальных образовательных учреждениях в пределах государственных образовательных стандартов, если образование данного уровня гражданин получает впервые (ст.5 Закона об образовании).

Затраты на обучение в имеющих государственную аккредитацию негосударственных платных образовательных учреждениях, реализующих образовательные программы общего и профессионального образования, возмещаются гражданину государством в размерах, опреде­ляемых государственными нормативами затрат на обучение в соответствующем типе и виде государственного, муниципального образовательного учреждения.

Для реализации права на образование граждан, нуждающихся в социальной помощи, го­сударство полностью или частично несет расходы на их содержание а период получения ими образования. Категории граждан, которым оказывается данная помощь, ее формы, размеры и источники определяются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

Согласно ч.4 ст.43 основное общее образование и, следовательно, государственная атте­стация по его завершении являются обязательными. Конституционная обязанность по обеспе­чению получения детьми основного общего образования возлагается на родителей или лиц, их заменяющих.

Вместе с тем ст.19 Закона об образовании устанавливает обязательность основного об­щего образования лишь до достижения обучающимся пятнадцатилетнего возраста, если соот­ветствующее образование не было получено им ранее.

Получение основного общего образования в общеобразовательном учреждении с отры­вом от производства ограничивается восемнадцатилетним возрастом обучающегося. Для лиц с отклонениями в развитии, с девиантным (общественно опасным) поведением, граждан, со­держащихся в воспитательно-трудовых учреждениях, предельный возраст получения основ­ного общего образования в соответствии со ст.19 Закона может быть увеличен.

По взаимному согласию родителей (лиц, их заменяющих) и местного органа управления образованием обучающийся, достигший четырнадцатилетнего возраста, может оставить обра­зовательное учреждение до получения им основного общего образования.

Часть 5 ст.43 предусматривает, что РФ устанавливает федеральные государственные об­­разовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования. Федеральные государственные образовательные стандарты определяют обязательный минимум содержания основных образовательных программ, максимальный объем учебной на­грузки обучающихся, требования к уровню подготовки выпускников. При реализации образо­ватель­ных программ для обучающихся с отклонениями в развитии могут быть установлены специ­альные государственные образовательные стандарты.

Порядок разработки, утверждения и введения государственных образовательных стандар­тов определяется Правительством в соответствии со ст.7 Закона об образовании.

Государственные образовательные стандарты являются основой оценки уровня образова­ния и квалификации выпускников независимо от форм получения образования.

В Российской Федерации с учетом потребностей и возможностей личности разрешается в соответствии со ст.10 Закона об образовании освоение образовательных программ в различных формах: в образовательном учреждении с отрывом (преимущественно) и без отрыва от про­изводства; в форме семейного образования, самообразования, экстерната. Однако для всех форм получения образования в рамках конкретной основной общеобразовательной или основ­ной профессиональной образовательной программы действует единый государственный обра­зовательный стандарт.

1.3. Теория и практика прав личности.

Известно, что мало провозгласить определенные права и свободы — главное материализовать их, претворить в жизнь. А это более сложная задача. В условиях возникшего в стране глубокого экономического, по­литического и духовного кризиса сам этот институт подвергается се­рьезным испытаниям. С одной стороны, общество, наконец, осознало необходимость и безусловную ценность естественных и неотъемлемых прав человека, присущих ему от рождения, с другой, — оно пока не в состоянии обеспечить их полное и гарантированное осуществление.

Данное трудноразрешимое противоречие становится все более ост­рым и источником недовольства и протестов людей. Это значит, что следует различать теорию и практику прав человека. Права и сво­боды человека легко постулируются на бумаге, но очень трудно реали­зуются в жизни. В президентском Послании Федеральному Собранию 1995 г. отмечается: «Нам удалось провозгласить многие права и свобо­ды граждан. С гарантиями этих прав дела обстоят значительно хуже».

Сегодня словам, написанным на бумаге, мало кто верит, так как высокие идеи и суровая действительность расходятся. «Не секрет, что Россия в настоящее время находится далеко не на первом месте по уровню жизни, и ряд социально-экономических прав человека, входя­щих в международный стандарт, государство физически не может обес­печить»[16].

В этом особенность сложившейся ситуации.

Если раньше права личности нарушались тоталитарным режимом, то сейчас они страдают от анархии и неразберихи, криминального бес­предела, войны законов, разрушительных конфронтационных процес­сов. «Практика показывает, — говорится в упомянутом президентском Послании, — что даже те права и свободы, которые не требуют непо­сильного финансового обеспечения, далеко не всегда надежно защище­ны». Гражданин чувствует себя беззащитным перед лицом стихии и неуправляемости. При этом слабым утешением является то, что ни в одной стране мира права человека не обеспечены на сто процентов, в каждой есть свои проблемы. Но у нас они стоят особенно остро;

— Мешают осуществлению прав все те неурядицы и катаклизмы, ко­торые происходят в обществе — социальная напряженность, полити­ческая нестабильность, разгул преступности, коррупция, юридический нигилизм, трудности вхождения в рыночные отношения, другие ано­малии. В частности, права и законные интересы граждан ущемляются проявлениями некоторых форм неравенства и несправедливости. Пресса пишет о том, что у нас был период обостренной борьбы с при­вилегиями. Он завершился, когда их приобрели те, кто с ними боролся.

Иными словами, для нормального функционирования института прав и свобод граждан не создана пока надлежащая социальная среда. В экстремальных же условиях даже традиционные элементарные воз­можности, предоставленные субъектам законом, не могут быть реализованы. Чего стоят одни только многомесячные невыплаты зарплаты, пенсий, пособий. Сплошь и рядом возникают ситуации, когда право есть, а блага нет, закон действует, а цели его не достигаются. Убедитель­ный пример — невыплата зарплаты, пенсий, пособий. Это напоминает известный каламбур: «Я имею право? — Имеете. — А я могу? — Нет, не можете».

Не обеспечено право на жизнь, здоровье, безопасность (от рук пре­ступников ежегодно погибают свыше 30 тыс. человек, число само­убийств только в 1998 г. составило 75 тыс.; смертность превысила рож­даемость; эколого-демографический кризис; потери в межнациональ­ных и межэтнических конфликтах).

Население России сокращается на 1 млн. в год. Все это сводит на нет указанные выше фундаментальные ценности. Под угрозой оказался генофонд нации.

Ослаблены гарантии социальных прав. Менее доступными для зна­чительной части населения становятся высшее образование, медицин­ское обслуживание, отдых, жилье, лекарства, санаторное лечение. По­ложение усугубляется быстрым расслоением общества на «очень бога­тых» и «очень бедных». Разница между 10% тех и других стала более чем 40-кратной. Ясно, что вторая группа не может осуществить многие свои права.

Появились такие непривычные для нас понятия, как бедность, голод, недоедание, нищета, безработица, нездоровье, выживание. Резко упал жизненный уровень подавляющей массы населения, за чертой бедности оказалось свыше одной трети российских граждан. В стране млн. беспризорников, более 5 млн. наркоманов, 2,5 млн. официально зарегистрированных алкоголиков, около 1 млн. психически больных.

Вообще, социальная сторона реформ в России оказалась наименее удачной, если не сказать провальной, с далеко идущими моральными, материальными, духовными, психологическими и даже физическими Последствиями. Был предан забвению, как раньше говорили, «челове­ческий фактор».

Люди не понимают, почему, во имя чего, ради какой высокой цели они терпят лишения. Их угнетает чувство несправедливости, обмана, несбывшихся надежд, ожиданий. Реформаторы не смогли донести до парода свои идеи, планы, намерения; ориентиры оказались размытыми, невнятными — куда идем, чего хотим, какой путь избран? Об этом никто никогда официально не объявлял. Можно только догадываться, что строим капитализм с «человеческим лицом», однако пока что его называют «диким», «бандитским», «мафиозным», т.е. с «нечеловечес­ким лицом».

Именно поэтому принятая Россией Декларация прав и свобод че­ловека, и гражданина, несмотря на ее огромное моральное и общест­венное значение, воспринимается многими как некий свод мало чем пока подкрепленных общих принципов или своего рода торжественное заявление о намерениях и желаниях, а не как реальный документ. Это не юридический, а скорее политический акт, знак перемен. В нем права в основном лишь декларированы, но не гарантированы. Не слу­чайно в печати названную Декларацию нередко расценивают как «сладкую пилюлю». Плохо работает закрепленный в Конституции тезис о том, что права человека являются «непосредственно действу­ющими» (ст. 18).

В названном выше президентском Послании не без тревоги отмеча­ется, что в настоящее время «зреет опасное для развития нашего обще­ства явление: права личности, никогда в отечественной истории, не считавшиеся практическим государственным приоритетом, рискуют и впредь остаться декларированными. По-прежнему власть будет упоми­нать о них в официальных документах, а граждане — испытывать на себе собственную правовую незащищенность. Опасность состоит в дис­кредитации понятия «права человека» в социальной и политической практике»[17].

Действительно, именно дискредитация угрожает сегодня правам человека в России, опасность «заболтать» их, «заговорить», превратить в банальность. Как были заболтаны в свое время «перестройка», «глас­ность», «ускорение» и другие вышедшие из современного лексикона политические фетиши. Да и некоторые нынешние понятия начинают постепенно тускнеть и приобретать негативный смысл «рынок», «де­мократ», «реформы», «правовое государство». Слова «ветшают как платья». Если новомодные термины не наполняются реальным содер­жанием, они становятся пустышками, предметом иронии и насмешек или сугубо ритуальными, употребляемыми к месту и не к месту в речах различных лидеров и вождей. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы это произошло с правами человека.

Поэтому неотложная задача заключается в том, чтобы в ходе демо­кратических преобразований наполнить перечисленные в Декларации и Конституции права необходимым жизненным содержанием. Сделать это чрезвычайно трудно, ибо, как указывается в том же Послании, «государство наше не настолько богато, чтобы все без исключения права и свободы человека и гражданина материально обеспечить на самом высоком уровне. Минимальные стандарты жизни пока не сфор­мулированы законодательно». Государство сегодня, по сути, само яв­ляется банкротом, должником, неспособным даже своевременно рас­плачиваться со своими гражданами за их труд.

Да, раздел в Основном Законе РФ о правах и свободах человека и гражданина является в известной мере украшением правовой сис­темы современной России, самым полным нормативным выражением ее демократических устремлений. Однако ученые-правоведы обраща­ют внимание и на другую сторону вопроса. «Конституция — не ли­тературное произведение, а строгий юридический документ. Его смысл не в том, чтобы до предела насытить текст красивыми фразами из международно-правовых актов о правах человека. Конституция долж­на опираться на традиции и реалии собственной страны, ее нормы, особенно если это касается прав человека, действительно призвана давать человеку возможность жить по меркам цивилизованного мира. Иначе вся правовая система будет оставаться ущербной и неполно­ценной»[18].

Русский, дореволюционный юрист П.И. Новгородцев писал, что среди прав, которые обыкновенно помещаются в декларациях, нет одного, которое по всем данным должно было бы найти место в символе веры современного правосознания: это — право на достойное человеческое существование. Признание этого права имеет не только нравствен­ное, но и юридическое значение[19].

В наше время подобное право закреплено в соответствующих меж­дународных документах. В частности, во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. говорится: «Каждый работающий имеет право на спра­ведливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее до­стойное человека существование для него самого и членов его семьи» (и. 3 ст. 23); «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходи­мое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и членов его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам» (ст. 25).

К сожалению, такое право в действующей Конституции РФ четко не обозначено. В ней лишь записано, что Российская Федерация — со­циальное государство, политика которого направлена на создание ус­ловий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7).

Как видим, указанные выше международные стандарты по данной важнейшей позиции не соблюдены. Причины понятны: госу­дарство пока не в состоянии выполнить эти требования.

В России за время проведения реформ существенное развитие по­лучили главным образом политические права и свободы. Люди могут открыто выражать свои взгляды, мнения, убеждения, отстаивать те или иные позиции, объединяться в различные общественные организации, политические партии, участвовать в свободных альтернативных выбо­рах, устраивать пикеты, забастовки, прибегать практически к любым формам протеста, с любыми лозунгами, включая антиправительствен­ные и антипрезидентские. Нет преследований диссидентов, — «охоты на ведьм», «врагов народа». Это все — в прошлом.

Утвердился идеологический плюрализм. Инакомыслие не подавля­ется, за это не сажают в тюрьму, хотя право- и леворадикальный экстре­мизм нередко выходит из берегов. Существуют свободы слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций. Правда, иногда у власти не выдерживают нервы, и она пытается использовать силу, как, например, в Екатеринбурге против студентов. В целом же власть тер­пимо относится к разнообразной деятельности оппозиции — парла­ментской и внепарламентской. Все это можно считать несомненным достижением постсоветского периода развития нашей страны.

Что же касается социально-экономических и личных прав граждан, то тут, к сожалению, не только нет каких-либо особых успехов, но произо­шел откат назад. Как уже говорилось, не обеспечивается, прежде всего, право на жизнь, без которого все другие права лишаются смысла, ибо покойникам никакие права не нужны. При такой ситуации утрачивают свое значение такие ценности, как свобода, демократия, возможность самовыражения, поскольку голодный человек в дилемме «свобода или хлеб» выбирает последнее, т.е. шанс выжить.

Вспыхнувшая в последнее время с новой силой жестокая и безнравственная война компроматов грубо нарушает личные права граждан (незаконная слежка, подслушивание, подглядывание, тайное проник­новение в жилище, скрытая видеосъемка, показ по телевидению интимных сцен и сюжетов из жизни неугодных лиц и т.д.).

Не самым лучшим образом отразилась на правах человека «сплошная суверенизация», развернувшаяся в начале 90-х годов на всем пространстве бывшего СССР, а затем и в границах Российской Федерации. Фактически идея прав человека объективно оказалась как бы прине­сенной в жертву идее суверенитета. Одно заслонило другое. Суверени­теты укрепили свободу и независимость отдельных наций и народом, но они не всегда сопровождались адекватным упрочением социально правового статуса личности, соблюдением ее естественных и неотъемлемых прав. В результате положение индивида резко ухудшилось.

Во многих регионах стали фактом широкомасштабные нарушении прав человека, дискриминация людей по этническому признаку, беженцы в собственной стране, мгновенные превращения миллионов граждан помимо их воли в «иностранцев». Мы видим, как порой интересы территориальной целостности ныне суверенных государств ставятся выше всех иных нравственно-гуманистических ценностей, в том числе и прав человека.

Некоторые суверенитеты оказались окрашенными кровью. Возникает принципиальный теоретический и практический вопрос о соотношении прав человека и прав наций и народов на самоопределение. Что туч важнее, что чему подчинено и что из чего вытекает? Налицо острейшее трудноразрешимое противоречие современности.

Крупномасштабные нарушения прав человека были допущены в Чечне в ходе восстановления там «конституционного порядка»: свыше 100 тыс. человек убито, еще больше покалечено, в том числе среди мирного населения; разрушены многие города, села, населенные пункты; полмиллиона беженцев (всего их в стране 5 млн.).

Цели же акции не были, достигнуты; наоборот, она ускорила выпадение Чеченской республики из состава России и превращение ее в мусульманское го­сударство с шариатской формой правления.

Зарубежным примером преступлений против человечности является история Америки, история унижения и истребления ее коренных жителей. Это история геноцида. Геноцид по отношению к индейцам был государственной политикой Соединенных Штатов Америки. Освоение территории, которую занимает ныне эта страна, сопровождалось методичным истреблением ее коренного населения – индейцев. «Это была кровавая оргия – одна из самых чудовищных в истории возникновения и укрепления мировой капиталистической системы», — писал известный общественный деятель У. Фостер[20].

Проблема прав человека сложна и многопланова, но главное в ней сегодня — это не теоретические изыскания, не академические споры о дефинициях, концепциях и конструкциях (хотя такая задача, конечно, не снимается), а создание необходимых предпосылок, гарантий и меха­низмов реализации прав индивида, преодоление кризиса в данной области. Именно это — наиболее слабое звено в проблеме и именно на это должны быть направлены усилия ученых и практиков.

В Докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1998 г. отмечается, что в стране пока не создан эффективный комплексный механизм обеспечения прав и свобод человека, соответствующий международным стандартам. Реальных воз­можностей для защиты своих прав у граждан России сегодня недоста­точно. В правоприменительной практике не разработаны и не внедре­ны процедуры прямого действия норм Конституции РФ и междуна­родно-правовых актов[21].

Поэтому исследовательскую мысль в гуманитарной сфере необхо­димо повернуть в несколько иное русло — не широковещательные сло­вопрения и фанфары, не ликование по поводу самого факта признания, провозглашения прав человека, не любование их широтой, значимос­тью, приоритетностью и т.д., а оценка результатов этого долго ожидав­шеюся поворота и поиск путей его дальнейшего упрочения и развития.

Надо сместить акценты в трактовке «модной» ныне темы в практи­ческую плоскость, в плоскость достижения конечных социальных целей, фокусируемых на личность. Последняя — критерий и оселок подлин­ной эффективности всего института прав и свобод в сочетании с обязанностями. Давно сказано: «Все процессы реакционны, если рушится человек»; «Человек — мера всех вещей».

В то же время права человека ни в коем случае нельзя противопо­ставлять интересам общества и государства, без которых они не могут быть успешно реализованы. Их в состоянии обеспечить только мощная и авторитетная государственная власть, сильная и целеустремленная политическая воля, адекватные законы, продуманная система гаран­тий, надежная судебная защита.

Необходим разумный баланс между такими составляющими устойчивого развития всякой цивилизации, как личность — семья — общество — государство — природа. Нарушение единства и взаимосвязи между ними неизбежно порождает негативные последствия.

1.4. Гарантия прав личности: понятие и классификация.

В юридической литературе проблема гарантий не обойдена внима­нием. При ее исследовании высказываются весьма плодотворные идеи: во — первых, рассматривать гарантии в качестве элемента правовой системы; во-вторых, не отождествлять их с другими понятиями: мерами охраны, мерами правовой защиты, юридической ответствен­ностью; в-третьих, изучать в качестве самостоятельной категории, имеющей свои черты, объект воздействия, а также систему, структуру, методы реализации.

Гарантии представляют собой объемное социально-политическое и юридическое явление, которое характеризует, по меньшей мере, три момента: 1) познавательный, позволяющий раскрыть предметные тео­ретические знания об объекте их воздействия, получить практические сведения о социальной и правовой политике государства; 2) идеологи­ческий, используемый политической властью как средство пропаганды демократических идей внутри страны и за ее пределами. При этом истинное состояние прав человека и гражданина может существенно отличаться от официально декларируемых властями лозунгов и «об­служивать» национальные, классовые, партийные, групповые и даже личные интересы; 3) практический, признаваемый в качестве инстру­ментария юриспруденции, предпосылки удовлетворения социальных благ личности. Гарантии — это система социально-экономических, по­литических, нравственных, юридических, организационных предпосы­лок, условий, средств и способов, создающих равные возможности лич­ности для осуществления своих прав, свобод и интересов.

Понятие гарантий базируется на основных принципах, выработан­ных человечеством: гуманизме, справедливости, законности, целесооб­разности, равноправии и др. По своей сущности гарантии есть система условий, обеспечивающих удовлетворение интересов человека. Их ос­новной функцией является исполнение обязательств государством и другими субъектами в сфере реализации прав личности. Объектом га­рантий выступают общественные отношения, связанные с охраной и защитой прав человека, удовлетворением имущественных и неимуще­ственных интересов граждан.

Содержание гарантий весьма динамично и обусловлено их целевой, институциональной и функциональной направленностью, зависит от общественно-политических, духовных и иных процессов, происходящих в стране на определенных этапах ее исторического развития. Все конституции бывших социалистических государств Восточной Европы, в частности, устанавливали право граждан на труд и их обязанность трудиться. В основе такого подхода были заложены принципы социализма: «от каждого по способности, каждому по труду», «кто не работает, тот не ест».

В гражданском обществе отношения между гражданином и государством кардинальным образом меняются. В их основе лежат принципы социального согласия и равенства возможностей. Государство признает за всеми гражданами право на труд и поощряет условия, которые делают это право реальным. В действующей Конституции Российской Федерации записано: «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выби­рать род деятельности и профессию» (ч. 1 ст. 37).

Понятие гарантий тесно соприкасается с такими категориями, как «социальная защита», «правовая защита», «система обеспечения», «ус­ловия», «факторы», в сравнении с которыми оно подчас приобретает более широкое или, наоборот, узкое смысловое значение. Кроме того, понятие гарантий отражает совершенство законодательной техники, многообразие форм языка закона. Раздел VI Закона Российской Феде­рации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. назван; «Гарантии социальной и право­вой защиты, ответственность лиц, занимающихся частной детективной и охранной деятельностью». Очевидно, что социальные и правовые меры защиты названных субъектов права выступают в качестве формы гарантий.

К социальным условиям их реализации относятся обязательное страхование граждан, занимающихся частной детективной деятельнос­тью, уплата взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации и Фонд государственного социального страхования Российской Федера­ции (ч. 1 и 2 ст. 19).

Правовой формой защиты является ответствен­ность правонарушителей за сопротивление, угрозу или насилие в отно­шении частных детективов и охранников (ч. 3 ст. 19).

Следовательно, условия выступают в качестве определяющего фак­тора осуществления социальных и правовых гарантий. Сам термин «гарантии», судя по содержанию статьи, находится как бы «вне преде­лов видимости» законодателя, сводится к условиям, привносится им через содержание юридической ответственности, т.е. меры государст­венного принуждения.

Гарантии прав личности нуждаются в организационных, процедур­ных формах их реализации. Диалектическая взаимосвязь процедур и гарантий состоит в том, что первые четко дают гражданам ответы на вопросы: к кому обратиться? каков порядок действий? в какие сроки? и какой форме? с кем согласовать? какие результаты будут от судебных процедур? какие результаты возможны от внесудебных процедур?

Гарантии служат основанием надежности использования личнос­тью процедур в определенных казусных обстоятельствах. Сказанное не означает, что содержание процедур не создает организационных и иных условий для осуществления того или иного вида гарантий.

Гарантии как социально-правовые меры материального, организа­ционного и иного характера всесторонне показывают уровень экономи­ческого и политического развития демократичности общества, общественного и правового сознания населения. Во французской Декларации Прав человека и гражданина (1789) записано: «Каждое общество, в котором не обеспечены гарантии прав и не установлено разделение властей, не имеет конституции» (ст. 16).

В сфере прав личности Декла­рация прав человека и гражданина стала фундаментом для построения Конституций демократических государств Запада.

Закономерно, что новая Конституция РФ, учитывая международ­ный опыт, провозгласила Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (ст. 1), закрепила принцип разделения властей на законодательную, исполни­тельную и судебную, а также обусловила систему гарантий. Термин «гарантии» используется в Основном Законе России не менее чем в 18 статьях.

В юридической литературе много внимания уделяется классифика­ции гарантий прав личности. Это научно оправдано. Гарантии связы­вают воедино и правовое, и фактическое положения человека в граж­данском обществе, служат выражением социальной свободы, ответст­венности и активности граждан. Справедливо утверждение, что поли­тические, экономические, духовные предпосылки и условия сами по себе не служат основанием для реализации прав и свобод личности. Собственно гарантиями они становятся лишь через юридическую форму и организационные усилия государства и общества[22].

Отсюда и выделение гарантий прав человека и гражданина с пози­ции системы, включающей в себя гарантии: общие, юридические, орга­низационные. В свою очередь, названные виды гарантий в качестве подсистемы имеют свое содержание и формы выражения.

Общие гарантии.

Общие гарантии делятся по социальной направленности на материальные, политические, духовные.

Материальные гарантии — это единство экономического простран­ства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, при­знание и защита равным образом частной, государственной, муници­пальной и иной форм собственности, социальное партнерство между человеком и государством, работником и работодателем, производите­лем и потребителем.

Политические гарантии — это система народовластия, возможнос­ти личности принимать участие в управлении делами государства и общества. В Российской Федерации признаются и гарантируются местное самоуправление, политическое многообразие, право народа России на сохранение и развитие родного языка, а также возможности пользоваться правами человека и основными свободами, защищать свои интересы.

Духовные гарантии — система культурных ценностей, основанных на любви и уважении к Отечеству, вере в добро и справедливость; это общественная сознательность и образованность человека. К числу ду­ховных гарантий относятся: идеологическое многообразие, запреты на монополизацию идеологии, разжигание социальной, расовой, нацио­нальной и религиозной розни, общедоступность бесплатность основного общего и среднего профессионального образования, свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества.

Юридические гарантии.

Юридические гарантии представляют собой систему юридичес­ких средств и способов охраны и защиты прав человека и гражданина прежде всего речь идет об обязанности государства обеспечить личнос­ти право на судебную защиту, все иные способы, не запрещенные зако­ном, а также право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатной, на доступ к правосудию и на компен­сацию причиненного ущерба.

Среди юридических гарантий прав личности следует различать га­рантии реализации и гарантии охраны. К первой группе относятся: пределы прав и свобод, их конкретизация в текущем законодательстве; юридические факты, с которыми связывается их обладание и непосред­ственное пользование; процессуальные формы реализации; меры по­ощрения и льготы для стимулирования правомерной и инициативной их реализации.

Вторую группу юридических гарантий составляют конституцион­ный контроль и надзор; меры защиты и меры ответственности винов­ных за нарушение прав и свобод личности; процессуальные формы осуществления контроля и надзора; средства предупреждения и про­филактики нарушений прав личности и другие правовые средства.

Главный принцип построения системы юридических гарантий прав человека и гражданина — всеобщность защиты прав, свобод и законных интересов всеми способами, не противоречащими закону.

По сфере действия гарантии можно классифицировать на внутри­государственные и международные механизмы гарантий прав человека и гражданина.

Внутригосударственные гарантии — это система социально-экономических, политических, нравственных и правовых средств и условий, обеспечивающих непосредственную защиту прав человека и граждани­на. Они закрепляются прежде всего в Основном Законе страны либо в актах, имеющих конституционное значение. Еще при разработке Устава ООН в докладе одного из подкомитетов конференции в Сан-Фран­циско отмечалось, что обеспечение и непосредственная защита прав человека и основных свобод являются внутренним делом каждого го­сударства, поэтому существует необходимость «поощрения и развития уважения к правам человека». Это предложение было принято и запи­сано в Устав ООН (п. 3 ст. 1).

Международные механизмы гарантий прав личности — это коллек­тивные меры мирового сообщества экономического, политического, идеологического, организационного характера, обеспечивающие охра­ну и защиту прав человека и гражданина. Эти меры включают, напри­мер, программы профессионально-технического обучения и подготовки, пути и методы культурного развития и полной занятости населе­ния, формирование международно-правовых принципов и норм по правам человека. Так, политико-правовую систему международных га­рантий прав человека составляют Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция прав человека и ряд дополнительных протоко­лов, другие международные документы.

По способу изложения в нормативно-правовых актах институцион­ные гарантии можно классифицировать на простые, сложные и сме­шанные.

Простые институционные гарантии — это система средств и усло­вий, предпосылок, факторов, закрепляемых в правовых нормах и обес­печивающих охрану и защиту прав личности четко определенного вида. В Основном Законе Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 г. записано: «Свобода печати и свобода информации посредством радио и кино гарантируется. Цензуры не существует» (ч. 1 ст. 5).

Сложные институционные гарантии — это система средств, усло­вий, предпосылок, факторов, закрепляемых в законе и обеспечиваю­щих охрану и защиту прав, как отдельной личности, так и социальной организации. Так, Конституция Французской Республики от 4 октября 1958 г. декларирует следующее: «Нация гарантирует личности и семье необходимые условия для их развития» (ч. 7 ст. 1).

Смешанные институционные гарантии — это система средств, ус­ловий, предпосылок, факторов, закрепляемых в законодательстве и обеспечивающих охрану и защиту одновременно и экономических, и политических, и гражданских, и других прав и свобод человека и граж­данина, а также и их социальных организаций. При этом названные гарантии могут закрепляться либо в одной статье нормативного акта, либо в его специальных разделах или главах.

Так, в Конституции Итальянской Республики 1947 г: подчеркивает­ся: «Республика признает и гарантирует неотъемлемые права челове­ка — как отдельной личности, так и в социальных образованиях, в ко­торых проявляется эта личность, и требует выполнения неотъемлемых обязанностей, вытекающих из политической, экономической и соци­альной солидарности» (ст. 2).

Действующая Конституция России рассматривает права человека и гражданина с позиции правового статуса личности (ст. 64).

В этой связи виды гарантий можно классифицировать по основанию правово­го положения личности на общие, специальные и индивидуальные га­рантии.

Общие гарантии — система экономических, политических, духов­ных и иных отношений, условий, факторов, декларируемых Основным Законом, без которых требования личности к обществу носили бы чисто формальный характер. В части 1 статьи 17 Конституции России записано: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным нормам международного права и в соответствии с настоящей Консти­туцией».

Специальные гарантии — система социально-экономических, поли­тических и юридических факторов и условий, способствующих охране и защите определенных категорий граждан, иных субъектов правовых отношений: депутатов, сотрудников силовых структур, военнослужа­щих, вузовских работников и т.д. Так, Законом РСФСР «О милиции» предусмотрены гарантии правовой и социальной защиты сотрудников милиции. Согласно статье 24 названного Закона, на деятельность со­трудника милиции, например, распространяются положения о необхо­димой обороне и крайней необходимости, право на обжалование в суд приказа об увольнении из милиции и т.д. (правовые гарантии), а также право бесплатного пользования всеми видами общественного транс­порта городского, пригородного сообщения (кроме такси), а также по­путным транспортом (ч. 1 ст. 32), льготы в оплате жилой площади, коммунальных услуг и топлива (ч. 3 ст. 30) и т.д. (социальные га­рантии).

Индивидуальные гарантии — это меры и условия организационного, процедурного, материального, правового и иного характера, обеспечи­вающие личности реализацию права в конкретных жизненных обстоя­тельствах на основе закона. Это события, условия чрезвычайного поло­жения. Например, Закон РСФСР «О чрезвычайном положении» от 17 мая 1991 г. (разд. V) предписывает, что неправомерное применение силы сотрудниками органов внутренних дел и военнослужащими, пре­вышение служебных полномочий, включая нарушение гарантий прав граждан, установленных настоящим Законом, влечет за собой ответст­венность согласно действующему законодательству.

Наконец, имеются в виду индивидуальные гарантии прав личности при решении дел казусного характера. В частности, Закон РФ «О заня­тости населения Российской Федерации» от 19 апреля 1991 г. гаранти­рует гражданам, потерявшим работу, высвобожденным с предприятий, из учреждений, организаций, а также гражданам, впервые ищущим работу или желающим возобновить трудовую деятельность после дли­тельного перерыва, предоставление компенсации работникам, высво­божденным с предприятий, организаций и учреждений; выплату сти­пендий в период профессиональной подготовки, переподготовки или повышения квалификации; выплату пособий по безработице и т.д.

Нередко законодатель формулирует индивидуальные гарантии в форме института права. К таковым, например, относится институт личной безопасности сотрудника милиции (ст. 16 Закона «О милиции»).

Разумеется, классификация гарантий по основанию правового положе­ния личности условна. Как и виды правового статуса личности – общий, специальный (или родовой), индивидуальный – гарантии со­относятся между собой как общее, особенное и единичное, «тесно вза­имосвязаны и взаимозависимы, наслаиваются друг на друга, на прак­тике неразделимы»[23].

Общие правовые и иные гарантии прав личности тесно соприкаса­ются с организационными гарантиями. Организационные гарантии – это деятельность государства, его органов, должностных лиц, общест­венных организаций в сфере правотворчества, правоприменения, осу­ществления мер процедурного, режимного, контрольного и иного ха­рактера. Цель организационных гарантий – повышение эффективности использования внутригосударственных и международных гарантий прав личности. В содержание организационных гарантий включаются определение, принятие и решение государством задач социальной и правовой политики; государственный и общественный контроль; обра­ботка информации, организационные процедуры применения средств и связи и т.д.

Соответственно по содержанию организационные гарантии можно классифицировать на контрольные, процедурные, организационно-технические.

Контрольные гарантии обеспечения прав граждан – это система организационных предпосылок и условий, основанная на принципах постоянства, последовательности, объективности, демократичности и действенности. Правильное понимание названных принципов повы­шает эффективность контроля и помогает использовать его и как сред­ство, позволяющее выявлять нарушения прав личности, и в превентив­ных целях.

Процедурные гарантии обеспечения прав личности— это порядок, способы, условия повышения эффективности социальных норм в об­щественных отношениях, которым соответствующая процедура слу­жит. Так, в статье 9 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федера­ции» от 26 июня 1992 г. устанавливаются юридические и организаци­онные гарантии независимости судей. Например, определения, выне­сенные судом во время судебного разбирательства, подлежат оглаше­нию. Исключение из этого правила составляют частные определения, оглашение которых зависит от усмотрения суда (ст. 321 УПК РФ), кроме того, названный Закон устанавливает процедуры приостановле­ния и прекращения полномочий судьи. В частности, прекращение пол­номочий судьи возможно лишь при строго определенных Законом условиях: смерти судьи, совершении проступка, позорящего честь и до­стоинство судьи, и др. (ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в Россий­ской Федерации»).

Организационно-технические гарантии прав человека и гражданина представляют собой комплекс мер, связанных с применением средств техники и связи, в том числе учетных, контрольных и выполняющих некоторые другие организационные функции. Допустим, технические средства позволяют депутатам Государственной Думы сохранить тли ну голосования при решении некоторых вопросов государственной жизни. Применение средств телевидения и радио дает возможность информировать население о новом законодательстве, нарушениях должностными лицами прав человека и гражданина и мерах, которые к ним приняты, либо использовать общественное мнение в борьбе с бюрократическими методами работы государственных органов.

Подчеркнем также, что гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина является Президент РФ. Президент России вправе приостанавливать действия актов исполнительной власти субъ­ектов Российской Федерации в случае нарушения ими прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом (ч. 2 ст. 85 Конституции РФ).

Важную роль в вопросах охраны и защиты прав человека играет Конституционный Суд РФ, который по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подле­жащего применению в конкретном деле (ч. 4 ст. 125).

Проблема полноты и гарантированности прав и свобод человека приобрела в современном мире глобальное значение. И неудивительно, что мировое сообщество стремится выработать единые правила в во­просах социальной и правовой защищенности граждан, пытается уни­фицировать, принять единые стандарты и процедуры, способствующие признанию достоинства, присущие всем членам человеческой семьи.

В этой связи принципиально важным с точки зрения понимания общих гарантий является содержание преамбулы Международного пакта об экономических, социальных и политических правах о том, что идеал свободной личности, свободной от страха и нужды, может быть достигнут, если только будут созданы такие условия, при которых любой человек может пользоваться своими экономическими, социаль­ным и культурными правами так же, как и своими гражданскими и политическими правами.

Следовательно, социальное государство и его законодательство призваны целенаправленно улучшать и защищать их материальное благосостояние, служить задачам обеспечения человеку достойной жизни, утверждать в обществе принципы гуманизма и справедливости.

2. Проблема защиты прав человека в Объединенной Европе.

В настоящее время нельзя было бы создать европейскую систему защиты прав человека более эффективную, нежели та, которая была образована 53 года назад в Страсбурге. Это особенно очевидно сегодня, ибо Конвенция изначально была задумана как европейская, нацеленная на то, чтобы искоренить ужасы второй мировой войны и навсегда покончить с геноцидом. Конвенция виделась как оплот политического преобразования Европы после ка­тастрофы 30-х и 40-х годов. За 50 лет своего существования она достигла уровня конституционного закона Европы. Такой успех стал возможен благодаря тому, что европейские государства всегда ясно осознавали необходимость создания системы защиты прав человека. Этому способствовал и огромный позитивный опыт страсбургских контрольных механизмов, получивший высокую оценку государств – членов Совета Европы, а также в немалой степени то обстоятельство, что суды этих государств понимали свою роль и ответственность в деле защиты прав человека.

2.1. Европейская Конвенция и система защиты прав человека.

Те, кто стоял у истоков Конвенции, конечно же, заботились не только о Западной Европе, но и о Центральной и Восточной. Они стремились к формированию системы защиты прав человека на конституционном уровне для всего нашего континента, будучи уверенными, что Европа преодолеет разногласия периода холодной войны подобно тому, как это ей уже не раз удавалось в ходе ее многотрудной истории.

Сегодня мы рады узнать, что к Конвенции присоединились новые страны: Венгрия, Чехословакия и Польша вступили в Совет Европы; Болгария и другие страны вскоре последуют их примеру. Чехословакия первой ратифицировала Конвенцию и признала право своих граждан подавать индивидуальные жалобы, а также обязательную юрис­дикцию Европейского суда по правам человека. Венгрия и Польша подписали Конвенцию и готовятся к ее ратификации.

Выделим те основные направления проблемы защиты прав человека в объ­единенной Европе, которые сегодня являются наиболее существенными.

Безусловно, влияние Европейской конвенции прав человека на национальное право за последние десять лет чрезвычайно возросло во всех странах — ее участницах. Несомненно, законодательная и исполнительная власти содействовали этому процессу, однако главная роль здесь принадлежит национальным судам. Со всей решимостью и убежденностью они применяли на благо граждан гарантии нашей Конвенции. В данной связи стоило бы напомнить одно из первых решений Европейского суда, в котором он подчеркнул, что система защиты, предусмотренная Конвенцией, по своей природе субсидиарная. Это значит, что защиту прав человека в качестве первой инстанции обеспечивают национальные органы и прежде всего национальные суды. Отсюда очень важно закрепить гарантии Конвенции в правовой системе государств-членов таким образом, чтобы они, включая нормы, сформулированные в решении Страсбургского суда, применялись судами этих государств, начиная с судов первой инстанции. Было бы совершенно нереалистично полагать, что защита прав, являющаяся целью Конвенции, может быть в первую очередь обеспечена одними европейскими органами. Страсбургский суд следует считать последней инстанцией по делам, рассмотренным в национальных судах. Они для них — важная опора и может только содействовать национальным судам в защите фундаментальных прав индивида. Вот почему можно надеяться, что влияние на национальное право, столь важное сегодня, будет воз­растать по мере того, как вокруг Конвенции объединятся все страны Европейского континента, а их суды признают ее в качестве основного конституционного права в области защиты прав человека.

Для достижения этого, конечно же, необходимо, чтобы национальные суды дей­ствовали строго в соответствии с требованиями закона и права. Наиболее сущест­венной чертой любого демократического общества, как известно, является надле­жащее отправление правосудия, что и призвана обеспечить Конвенция. Но без на­циональных судов она не в силах выполнить данную функцию. Вот почему их независимость служит важнейшим принципом.

Есть одна проблема, вызывающая особое беспокойство. Речь идет о сроках рас­смотрения дел в национальных судах. Слишком длительные судебные процессы, безусловно, подрывают доверие к суду. Вместе с тем граждане обращаются туда все чаще, поскольку степень регулируемости современного общества становится все бо­лее высотой, а процессы, происходящие в нем, все более усложняются. В результате суды оказываются загруженными. Конвенция вменяет в обязанность государств-чле­нов организовать их правовую систему таким образом, чтобы суды могли в разумные сроки решать поступающие к ним дела. Если при рассмотрении заявлений или жалоб соответствующие органы Конвенции обнаруживают явные недостатки в структурах

или организации национальной судебной системы, задача заинтересованных государств состоит в том, чтобы исправить сложившуюся ситуацию и внести необходимые кор­рективы, а не просто реагировать от случая к случаю, в результате чего вся система контроля, предусмотренная Конвенцией, перестает функционировать.

Коротко о реформе страсбургской системы защиты прав человека. Ее необхо­димость диктуется прежде всего тем обстоятельством, что весь процесс разби­рательства от поступления жалобы в Европейскую комиссию вплоть до судебного решения по существу занимает довольно много времени. Постоянно возрастает и бремя тяжести, которое ложится на Комиссию и Суд. Неудивительно поэтому, что все больше становится тех, кто выступает за радикальную реформу контрольных меха­низмов, предусмотренных Конвенцией, а также за упрощение процедуры рассмотрения жалоб таким образом, чтобы дела решались в приемлемо разумные сроки, И все же я не считаю необходимым заменить ныне существующую систему на двухинстанционную, при которой Европейская комиссия будет действовать в качестве первой инстанции, а Суд — в качестве апелляционной. Однако поскольку в ближайшее время состав Совета Европы увеличится до 30 или 40 государств-членов, возникает опре­деленная потребность в том, чтобы Европейский суд по правам человека действовал в режиме полного рабочего времени, чего до сих пор не было. Но из этого не следует, что без апелляционной системы на уровне Европы нельзя будет обойтись. Как я уже указывал, Страсбургский суд должен рассматриваться как суд последней инстанции по делам о правах человека. Это означает, что защита, гарантируемая Конвенцией, должна быть обеспечена в первую очередь и существенным образом национальными судами.

Именно так обстоит дело сегодня. Установить правило, по которому дела про­ходили бы две европейские инстанции после того, как они уже были предметом разбирательства в двух или трех национальных судах, — значит полностью исказить, как мне кажется, дух и философию установленной Конвенцией системы. Более того, создать контрольный механизм Конвенции в виде двух судов и оба наделить полной компетенцией или один — полной, а другой — превратить в апелляционный суд с ограниченной компетенцией — все равно, что отказаться от требования рассматри­вать дела в разумные сроки. Показательно, что ни одно из подписавших Конвенцию государств, учредивших специальный механизм защиты прав человека, не одобрило систему юрисдикции двух уровней. Создание единого суда, наделенного в традициях нашей континентальной судебной системы правом решать как вопрос о допустимости дела к производству, так и принятое дело по существу, позволило бы избежать волокиту, присущую системе «двойной юрисдикции». Это определенно была бы ра­дикальная и значительная реформа.

И совсем коротко еще об одном аспекте. Было бы очень важно сохранить про­цедуру полюбовного урегулирования, которая оказалась столь успешной в практике рассмотрения жалоб Европейской комиссией.

2.2. Европейский суд и национальные суды государств-членов Совета Европы.

Их взаимодействие и сотрудничество — важнейшая задача в деле защиты прав и свобод человека. И здесь хотелось бы привлечь внимание к нескольким наиболее существенным вопросам. Прежде всего, о проблемах, возникающих в связи со ст. 6 Конвенции, которая наделяет индивида правом обращения в Европейский суд по делам об установлении его гражданских прав и обязанностей или по таким, которые касаются уголовного обвинения против него. Именно по этому поводу в Страс­бургский суд направляется наибольшее число дел. Я без колебания утверждаю, что данная статья формирует основу демократического общества в соответствии с Кон­венцией. По значению для сообщества ее можно сравнить с п. 4 ст. 19 Основного Закона Германии, которую наши коллеги из этой страны определяют как «венец

правового государства». Одновременно ст. 6 Конвенции служит узловым моментом в контактах между национальными судами и Европейским судом. Поэтому перво­степенное значение для целей реализации ст. 6 приобретает само определение понятия «трибунал». Суд считает, что это орган, который решает дела в рамках, своей компе­тенции на основе принципа господства права и следует определенным процедурам.

Такой трибунал не обязательно должен быть судом в традиционном смысле, являющимся частью обычной судебной системы страны. Главное – его независимость от исполнительной власти и сторон, беспристрастность и соблюдение им судебной процедуры. Европейский суд посчитал оправданными сомнения некоторых заявителей относительно независимости и беспристрастности судей, рассматривавших их дела. Повторяю то, что Суд высказал по этому поводу: такая ситуация может серьезно подорвать доверие, которое суды должны внушать в демократическом обществе.

Еще один блок вопросов. Согласно ст. 28 Конвенции Европейская комиссия по пра­вам человека может в целях установления фактов заслушать свидетелей, экспертов или провести расследование правонарушения на месте. Суд вправе действовать таким же образом, однако прибегает к этому в редких случаях, поскольку установление и проверка фактов относятся главным образом к ведению Комиссии. С момента его создания известны только три таких случая: в 1975 г. Суд заслушал в целях получения информации Генерального секретаря Национального профсоюза полицейских Бельгии, который выступал в качестве подателя жалобы. В 1988 г. Суд провел экспертизу нескольких картин, которые, по утверждению швейцарских судов, представляли собой порнографию. Годом позже он заслушал показания пяти свидетелей и запросил мнение эксперта. Что касается Комиссии, то она занимается проверкой фактов гораздо чаще, особенно тогда, когда речь идет о применении пыток, незаконном содержании под арестом или о лишении свободы.

Тем не менее, органы, созданные в соответствии с Конвенцией, считают, что подобные расследования должны быть исключениями, а, как правило, для выяснения обстоятельств дела требуется в присутствии жалобщика и ответчика провести рассмотрение жалобы и тщательно проверить соответствующее решение националь­ного суда. Такая последовательность принципиально важна, ибо соответствует тре­бованию Конвенции об использовании заявителем всех национальных средств защиты. И здесь очевидна следующая закономерность: чем больше национальные суды следуют букве и духу Конвенции и страсбургскому прецедентному праву, тем меньше нагрузка на европейские органы по проведению специальных расследований. Если же национальные суды и Страсбургский суд будут компонентами единой системы защиты прав человека, то с неизбежностью возникнет вопрос о том, в какой мере органы Конвенции должны иметь дело с установлением факта. Лично я не рискнул бы распространяться по поводу перспектив сотрудничества между национальными судами и Европейским судом по правам человека в данной области. Тем не менее, очевидно, что некоторые проблемы вроде дачи ложных свидетельских показаний перед Судом в Страсбурге будут возникать и могут быть связаны с принятием соответствующих национальных законов, особенно если не предусматривается возможность международ­ного урегулирования.

Следующая проблема, вне сомнений, является одной из центральных. Если Евро­пейский суд установит, что решение или меры, предпринятые судебными или любыми другими органами государства-члена, противоречат Конвенции, а также, если на­циональное право указанной стороны допускает только частичное возмещение ущер­ба, причиненного таким решением или действием, Суд может в полной мере (в более справедливом объеме) удовлетворить требование подателя жалобы. Так пред­писывает ст. 50 Конвенции. Она выявляет по существу деклараторную природу любо­го решения, вынесенного Европейским судом по правам человека в отношении существа дела.

Неудивительно, что в течение некоторого времени считалось неудовлетвори­тельным (неправильным) следовать окончательному решению суда и особенно испол­нить его, если оно было принято на основании процедур, противоречащих принципам Конвенции. Как известно, в отдельных случаях генеральные прокуроры в кассацион­ном порядке опротестовывали такие решения национальных судов после того, как Страсбургский суд выносил свой вердикт. В то же время некоторые страны-участницы Конвенции расширили арсенал своих юридических средств для возобновления слу­шания дела и предоставления заявителю при определенных обстоятельствах права на его пересмотр, если Страсбургский суд придет к выводу, что решение национального суда было принято вопреки Конвенции. Очевидно, такой подход следует приветство­вать, и я полагаю, что Европейское Сообщество будет следовать этим путем.

И, наконец, хотелось бы бегло затронуть вопрос об отношении национальных судов к интерпретации положений Конвенции, которая дается в решениях Европейского суда по правам человека. В принципе национальные суды одобряют такую интер­претацию. В качестве наиболее яркого примера можно привести решение Кас­сационного суда Бельгии, который воспринял постановление Страсбургского суда. Это значит, что последний в состоянии убедить своими доводами национальные суды. Я надеюсь, что таким образом они будут взаимодействовать и в будущем.

Между тем единообразная трактовка Конвенции требуется только в той степени, в какой это необходимо в рамках Совета Европы для эффективного обеспечения «минимальных стандартов» прав человека, установленных ею. Ни один национальный суд, естественно, не будет подвергнут критике за более широкую интерпретацию положения Конвенции, если она окажется более благоприятной для индивида, нежели трактовка Европейского суда. В этом контексте заслуживает упоминания ст. 60 Конвенции. Она устанавливает, что ни одно из ее положений не может быть истолковано ограничительно или в ущерб какому-либо из прав человека или основных свобод, гарантируемых национальным правом или каким-либо международным со­глашением, в котором данное государство является стороной.

Заключение.

Российская Федерация — демократическое государство. Само понятие «демократии» предусматривает, что власть в Российской Федерации осуществляется ее гражданами в равных правах и на основании закрепления этих прав в Конституции Российской Федерации. В моей курсовой работе я выяснила, каким образом мы реализовываем свои права и как нам это гарантировано.

Основные права человека — это, прежде всего, его конституционные права и свободы. Это вытекает из сопоставления статьи 17 со статьей 55, где предусмотрено, что перечисление в Конституции РФ (далее по тексту — Конституция) основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем в части второй статьи 17 речь идет только об основных правах и свободах человека, что позволяет подчеркнуть их особые свойства — неотчуждаемость и естественный характер (принадлежность каждому от рождения).

Все права человека и гражданина связаны не только с фактом его рождения, но и с наличием других, предусмотренных законом обстоятельств.

Конституция подчеркивает невозможность и недопустимость лишения этих прав и свобод. Однако если гражданин совершает преступление, попирающее существующие устои и правила общества и его жизни, то государство просто вынуждено идти в этих случаях на ограничение (Не лишение!!!) его основных прав и свобод. Иногда это даже приводит и к ограничению права на жизнь (ст.12 Конституции п.1), если существование в законе статьи предусматривает за такое преступление эту крайнюю меру.

Естественный характер прав гражданина вытекает из того, что носителем суверенитета единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (Ст.3 Конституции РФ).

Эта важнейшая основа конституционного строя Российской Федерации реальную и практическую реализацию получает через политические права каждого человека. Именно это взаимодействие и обеспечивает должное их применение и реализацию их в повседневной жизни. Государство обязано гарантировать защиту прав граждан в случае их умаление тем или иным способом. Гарантия судебной защиты, закрепление этого права в иных законодательных актах и обеспечивает в общей мере эту защиту.

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Они (т.е. права) призваны обеспечить реализацию многообразных интересов индивида в различных сферах общественных отношений. Они предоставляют ему свободу выбора в осуществлении индивидуальных интересов и вместе с тем определяют границы его свободы. Ни одно общество не может предоставить человеку чрезмерную свободу, потому что это может привести к многочисленным столкновениям со стороны различных слоев населения, пытающихся реализовать только их интересующие проблемы.

Вот почему вся система прав и свобод строится таким образом, чтобы обеспечить законные интересы людей и предотвратить возможное ущемление их прав и свобод в результате злоупотребления ими со стороны отдельных лиц. Признание прав и свобод человека и гражданина непосредственно действующими означает, что человек и гражданин могут осуществлять свои права и свободы, а так же защищать их в случае нарушения, руководствуясь Конституцией и ссылаясь на нее.

В своем развитии многие нормы конституционного права достигли действительно боль­шого прогресса при формировании истинно демократического государства. Это не значит, что конституционный строй России «списан» с западных моделей, но, безусловно, он учитывает все лучшее, что накопила за столетия демократическая мысль. У России свой, неповторимый путь в истории, но этот путь, при всей его специфике, не должен вырывать наше Отечество из мирового сообщества.

Я считаю, что цели и задачи, которые поставлены мной в этой курсовой работе выполнены.

Список используемых источников.

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/diplomnaya/zaschita-prav-cheloveka-i-grajdanina-v-krasnoyarskom-krae/

1. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М.: Юрист, 2005.

2. Конституция Российской Федерации. М.: АСТ, 2005.

3. Галкин А.А. Геноцид. М.: Прогресс, 1985.

4. Бюллетень Европейского суда по правам человека № 3, 2002. Изд.: московский клуб юристов.

5. Журнал «Государство и право» №4, 1993. М.: Наука.

6. Журнал «Государство и право» №11, 1993. М.: Наука.

7. Соколов Я.В., Прутченков А.С. Граждановедение. М.: Дрофа, 2002.

8. Журнал «Российская Федерация сегодня», 22 ноября 2003.

9. Витрук Н.В. Статус личности в политической системе общества // Полито­логия. М, 1993. Черниченко С. В. Личность и международное право. М., 1974;

10. Карташкин В. А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995.

11. Вилли Бюхнер-Удер. Права человека: утопия или реальность? М.: Знание, 1985.

12. Руссо Ж. Ж. Трактаты. М.: АСТ, 1998.

13. Ануфриев В. А. Социальный статус и активность личности М., 1984.

14. Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М., 1997.

15. Права человека в России: время надежд и разочарований. Материалы научно-практической межвузовской конференции. Ростов-на-Дону, 1998.

16. Алексеев С. С. Теория права. М., 1994.

17. Игитова И. В. Механизм реализации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. // «Государство и право». 1997. №1.

18. Большая Советская Энциклопедия, т. 30.

19. Козлова Е.И., Кутафин О. Е. Конституционное право. М.: Юрист, 2002.

20. Комментарии к Конституции Российской Федерации. Москва, Издатель­ство » Бек «, 1994 год.

21. Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации (САПП).

22. Ведомости Верховного Совета (СССР, РСФСР), Ведомости Съезда на­родных депутатов и Верховного Совета (СССР, РСФСР).

23. Дмитриев Ю. А., Златопольский А. А. Гражданин и власть. М., 1994.

24. Российская газета. 1995, 17 февраля.

25. Мартышин О. В. Российская Конституция 1993 года и становление новой политической системы.// Государство и право. 1994.

26. Новгородцев П. И. Право на достойное человеческое существование.// Русская философия собственности. XVIII-XX. СПб., 1993.

27. Фостер У. З. Очерк политической истории Америки. М., 1955.

28. Миронов О. О. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1998 г. // Российская газета. 1999. 11 марта.

29. Толкачев К. Б., Хабибуллин А. Г. Личные конституционные права и свободы граждан СССР: система, характеристика, особенности реализации. Уфа, 1990.

30. Общая теория права: Курс лекций. Н. Новгород, 1993.

Приложение А.

Пример нарушения прав человека.

Вопрос о праве на жизнь

Убийство лица, содержащегося под стражей, психически больным сокамерником и вопрос об эффективности последующего расследо­вания происшествия: требования Статьи 2 нарушены.

Пол и Одри Эдварде против Соединенного Королевства

[Paul and Audrey Edwards — United Kingdom] (№ 46477/99)

постановление от 14 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]

Сын заявителя — К, был арестован в ноябре 1994 года, будучи замеченным по­лицией пристающим к молодым женщинам с непристойными предложения­ми. Манера его поведения навела полицейских на мысль, что он, возможно, ду­шевнобольной человек. В полицейском участке состояние психики К. было оценено дипломированным социальным работником, который в процессе обследования консультировался с психиатром по телефону. Они пришли к обоюдному заключению, что состояние психики К. не является препятствием для заключения его под стражу. На следующий день К. был доставлен в магист­ратский суд. В помещении суда он устроил стычку с женщиной — надзиратель­ницей тюрьмы, и против К. пришлось применить силу и изолировать в камере. Находясь там, К. непрерывно стучал в дверь и выкрикивал непристойные ос­корбления в адрес женщин. Суд, который счел, что не обладает необходимыми полномочиями для принятия решения о принудительном помещении К. в ле­чебницу, оставил его под стражей. В тюрьме он был осмотрен работником ме­дицинской службы, которому ничего не было известно относительно сомне­ний в психическом здоровье К. и который не усмотрел каких-либо оснований для перевода К. в медицинский центр. В тюрьме на тот момент отсутствовали какие-либо квалифицированные врачи. К. был первоначально помещен в ка­меру один, но впоследствии другой задержанный – Е.Л. был помещен в ту же камеру.

Р.Л., в истории болезни которого присутствовала запись о наличии психичес­кого заболевания, был арестован за нападение на человека. Хирург, работаю­щий в полиции, засвидетельствовал, что Р.Л. по состоянию здоровья не может находиться под стражей. Однако впоследствии его состояние было оценено работником психиатрической службы, который консультировался со специа­листом по телефону. Последний счел, что Е.Л. по состоянию здоровья может на­ходиться под стражей, и полицейский хирург в полицейском участке, в кото­рый он был переведен на работу, высказал такое же мнение. Они приписали не­адекватное поведение Е.Л. злоупотреблению алкоголем и наркотиками. Хотя сотрудники полиции и рассматривали вопрос о том, что Е.Л. был душевноболь­ным, соответствующий формуляр не был заполнен. По прибытии в тюрьму Е.Л. был осмотрен тем же лицом, которое осматривало и К. Данное лицо не знало ни о том, что Е.Л., ранее привлекался к уголовной ответственности, ни о его на­хождении в больнице, и не усмотрел никаких оснований для его помещения в медицинский центр. Ввиду нехватки места в тюрьме Е.Л. был помещен с К. в од­ну камеру.

Ночью тюремный надзиратель, который пошел выяснить причину непрекра­щающегося стука в дверь камеры, заметил, что зеленая лампа аварийной сигна­лизации, которая находится снаружи камеры и запускается кнопкой вызова внутри камеры, включена, хотя сопроводительный зуммер не звучал. Надзира­тели вошли в камеру и обнаружили мертвого К, по всем признакам забитого до смерти. Р.Л., который страдал параноидальной шизофренией, признал себя ви­новным, но ввиду своей ограниченной дееспособности — в убийстве непреду­мышленном. Его поместили в специализированную клинику. Расследование происшествия, которое было начато, а затем отложено в ожидании завершения уголовного преследования, впоследствии вообще закрыли, так как в данных об­стоятельствах по закону продолжение не являлось обязательным.

Три ведомства, которые в соответствии с законом несли определенные обязан­ности в отношении К. (тюрьма, местный орган власти и органы здравоохране­ния), приступили к неформальной проверке обстоятельств происшествия, проведение которой, тем не менее, по закону не требовалось. Проверка прово­дилась неофициально, в режиме частного расследования; она заняла 56 дней в рамках 10-месячного периода, начиная с мая 1996 года. В ходе этого меропри­ятия заслушивались показания различных людей. Однако лица, его проводив­шие, ввиду неофициального характера, не располагали полномочиями при­нуждать свидетелей к даче показаний, и двое надзирателей тюрьмы потому от­казались давать показания. Отчет по результатам проверки, опубликованный в июне 1998 года, содержал вывод о том, что в идеале К и Р.Л. вообще не должны были находиться под стражей в тюрьме и в действительности не должны были находиться в одной камере. Из этого делалось заключение о наличии «систем­ного кризиса механизмов защитных мер» в данном месте лишения свободы. Проверка выявила ряд недостатков в организации содержания под стражей, включая плохое ведение делопроизводства, неадекватный порядок обмена ин­формацией между должностными лицами и ограниченные рамки межведомст­венного сотрудничества.

Заявителям, Полу и Одри Эдварде, их адвокаты сообщили, что в данной ситуа­ции они не вправе рассчитывать на какие-либо средства правовой защиты в порядке гражданского судопроизводства, а королевская служба государствен­ного обвинения продолжала придерживаться ранее принятого ею решения о том, что для возбуждения уголовного дела по факту происшествия не имелось достаточных доказательств.

По поводу Статьи 2 Конвенции.

(а) Поскольку К. был заключенным, ответственность за него несли власти, на ко­торых как в соответствии с законами Соединенного Королевства, так и в соот­ветствии с требованиями Конвенции лежала обязанность защищать его жизнь.

Первый вопрос состоит в том, знали ли или должны были знать власти о суще­ствовании реальной и непосредственной опасности для жизни К. В этой связи крайне важно установить, знали ли тюремные власти или должны были знать, когда принималось решение о помещении в одну камеру с К. — о том, что РЛ. особо опасен для окружающих. Врачи, наблюдавшие Р.Л., знали, что он был ду­шевнобольным и ранее совершал акты насилия, а полицейский хирург при первичном обследовании состояния психики РЛ. указал на то, что по показате­лям психического здоровья он не может содержаться под стражей. Однако это заключение было аннулировано работником психиатрической службы, кото­рый даже не просмотрел служебные записи в отношении Р.Л. Работник меди­цинской службы тюрьмы знал, что РЛ. был трудной личностью, но до его сведе­ния не была доведена информация о предыдущих судимостях РЛ. или его при­нудительном помещении в лечебницу в прошлом. Ни полиция, ни служба обви­нения, ни суд не делились в служебном порядке какой-либо детальной инфор­мацией, касающейся поведения Р.Л., и задокументированной историей его пси­хического расстройства. Таким образом, существовала информация, которая характеризовала РЛ. как лицо, страдающее психическим расстройством и ранее совершавшее акты насилия. В сочетании с его странным и жестоким пове­дением это свидетельствовало о том, что он представлял собой реальную и се­рьезную опасность для окружающих.

Что же касается тех мер, принятия которых можно было ожидать от властей для предупреждения проявлений насилия по отношению к окружающим, то информация относительно диагноза Р.Л. и его предполагаемой опасности для окружающих не была доведена до внимания тюремных властей и в особеннос­ти тех должностных лиц, которые несли ответственность за принятие решения о его помещении в медицинский центр. В служебном обмене информацией имелся ряд недостатков (работник психиатрической службы не просмотрел служебные записи в отношении Р.Л.; сотрудниками полиции не были заполне­ны необходимые формуляры; полицией, службой обвинения и судом тюрем­ные власти не были проинформированы о неустойчивости психики Р.Л. и возможной его опасности для окружающих).

К данным упущениям следует присовокупить такие факты, как краткое и поверхностное обследование, про­веденное работником службы здравоохранения, действовавшим в отсутствие квалифицированного врача, к которому можно было бы обратиться за помо­щью в случае возникновения трудностей или сомнений. Кроме того, имелись многочисленные упущения в том, каким образом обращались с К. с момента его ареста до момента помещения в общую камеру. Тем не менее — при всей очевидности того, что для него желательно было бы помещение в охраняемую больницу или медицинский центр при тюрьме — жизнь К. в результате помеще­ния в его камеру заключенного с опасно неустойчивой психикой была постав­лена под угрозу. Это были именно те упущения, которые в наибольшей мере имеют отношение к обстоятельствам дела. И в заключение: неисполнение со­ответствующими ведомствами обязанности передать информацию относи­тельно Р.Л. тюремным властям и неадекватный уровень обследования Р.Л., про­веденного по его прибытии в тюрьму, свидетельствуют о нарушении обязатель­ства государства по защите жизни К.

Допущено нарушение Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

(Ь) В данной ситуации возникла процессуальная обязанность государства рас­следовать обстоятельства смерти К. Он являлся заключенным, находящимся на попечении властей, несущих за него ответственность, когда погиб в резуль­тате совершения против него насильственных действий другим заключен­ным. В такой ситуации не важно — в результате действий или бездействия го­сударственных органов и должностных лиц произошли события, приведшие к смерти К. Возможность обращения в суд в порядке гражданского судопроиз­водства — даже если предположить, что она существовала — могла быть реали­зована лишь по инициативе родственников жертвы и, таким образом, не мог­ла быть средством установления обязательств государства в связи с происше­ствием. Поскольку официальной проверки проведено не было и уголовное преследование не привело к разбирательству дела в суде, вопрос состоит в том, обеспечила ли проведенная неформальная проверка эффективное рас­следование происшествия.

В ходе проверки было заслушано большое количество свидетелей и детально рассмотрены обстоятельства смерти К. В связи с этим отчет о результатах про­верки представляет собой подробный документ, на который можно было бы полагаться при оценке фактов. Кроме того, в данных обстоятельствах не было сомнений в независимости лиц, проводивших проверку, и в сложившейся ситуа­ции можно считать, что власти отреагировали на инцидент с достаточной быст­ротой и далее действовали с разумной оперативностью. Однако отсутствие у проверяющих необходимых полномочий для того, чтобы принудить свидетелей

к даче показаний, означало, что потенциально важные доказательства не были получены, и это следует расценивать как обстоятельство, снижающее эффектив­ность проверки. Кроме того, общественный интерес, который был проявлен к проблемам, поднятым данным делом, должен был привести как можно к более широкой его огласке, и не было никаких оснований для сохранения проверки в режиме частного расследования. Более того, заявителям позволили присутство­вать при проверке только в ходе дачи показаний, они не были представлены ад­вокатом и не могли задавать вопросы свидетелям. А для того, чтобы ознакомить­ся с существом исследовавшихся доказательств, им пришлось ждать, пока отчет о результатах проверки не будет опубликован. Учитывая их непосредственную и личную заинтересованность в предмете проверки, можно сделать вывод о том, что Эдварде не были привлечены к процессу проверки в той степени, которая была необходима для защиты их интересов. Следовательно, налицо нарушение процессуальных обязанностей, предусмотренных Статьей 2 Конвенции.

Допущено нарушение Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статей 6 и 8 Конвенции. Европейский Суд пришел к единогласному заключению, что какого-либо отдельного вопроса в рамках данных Статей Конвенции по настоящему делу не возникло.

По поводу Статьи 13 Конвенции. В то время, как предъявление гражданского иска обеспечило бы возможность судебного разбирательства обстоятельств происшествия, в результате которого появилась бы возможность принять вла­стное решение о возложении ответственности за смерть К, тем не менее, не вполне очевидно, что в данном случае мог бы быть возмещен моральный ущерб, а также предоставлена бесплатная юридическая помощь по ведению та­кого гражданского дела. Следовательно, этот путь удовлетворения требований о возмещении вреда не имел в стожившейся по делу ситуации практического значения. Подобное дело можно было бы возбудить на основании Закона «О правах человека» 1998 года. Но, как и в предыдущем варианте, это не обеспе­чило бы возмещение вреда, связанного со смертью К, поскольку его смерть предшествовала по времени вступлению в силу данного Закона, а дело косну­лось бы лишь длящегося нарушения процессуальных обязанностей, вытекаю­щих из Статьи 2 Конвенции, имевшего место после 2 октября 2000 г. Власти Соединенного Королевства не упомянули какую-либо иную процедуру, по­средством которой ответственность властей за событие могла быть установле­на независимым, публичным и эффективным способом, а Европейский Суд уже установил, что произведенная проверка не удовлетворяла — по причине про­цессуальных недостатков — требованиям о процессуальных обязанностях, вы­текающих из Статьи 2 Конвенции, а также не предоставляла какой-либо воз­можности возмещения вреда. Несмотря на весь комплекс средств правовой за­щиты, перечисленных властями Соединенного Королевства на слушаниях дела в Европейском Суде, Эдварде фактически не располагали надлежащими спосо­бами установления обоснованности их утверждений о том, что власти не суме­ли защитить право на жизнь их сына. Не располагали заявители и возможнос­тью получения такого решения о присуждении компенсации причиненного вреда, исполнение которого было бы обеспечено силой закона. Это существен­ный элемент средства правовой защиты, предоставляемый Статьей 13 Конвен­ции родителю, понесшему тяжелую утрату.

Допущено нарушение Статьи 13 Конвенции (принято единогласно).

Статья 41 Конвенции: Европейский Суд принял решение о возмещении заяви­телям морального ущерба и выплате судебных издержек и иных расходов, по­несенных в связи с судебным разбирательством.

Приложение Б.

Рисунок 1. Товар, именуемый рабом. Аристофан перечисляет наказания, которым следует подвергать раба: «Бей его кнутом, дави, души и жги его, терзай его, выворачивай ему суставы… Ты можешь делать с ним все…»

Приложение В.

Рисунок 2. Против бесправия и насилия. Выдающиеся художники посвящали свои произведения движению крестьян, как об этом свидетельствует картина Дюрера с изображением вооруженных крестьян.

Приложение Г.

Рисунок 3. «История ужасов». Любой клеветы или произвола со стороны феодала было достаточно для того, чтобы человек попал в руки суда классовой юстиции. Обычным приговором было казнь или сожжение на костре, хотя вина не доказывалась, а лишь утверждалась.

Приложение Д.

Рисунок 4. Жалобы бедняков. Княжеские пиры были привилегией феодалов и богатых патрициев. Платить за них должны были крестьяне и городская беднота. Трудящиеся должны были жить впроголодь.

Приложение Е.

Рисунок 5. Охота – право привилегированных. Охота на диких свиней во дворце Дрезденского замка дает еще один образец жизни в XVII веке. В Саксонии сохранилось много данных о судебных приговорах и штрафах крестьянам, наносившим ущерб охотничьим угодьям герцога. Крестьянам запрещалось даже огораживать свои огороды прутьями, чтобы «царская дичь» не поранилась об них.

Приложение Ж.

Рисунок 6. Злоупотребление верой. Епископы и священники жили по-королевски. Образ жизни священнослужителей был темой многочисленных карикатур о злоупотреблениях монахов, что было повседневным явлением во всех католических странах до тех пор, пока еще сохранялись монастыри. Заплатив церкви можно было приобрести место в раю на том свете. Индульгенции прощали все грехи.

Приложение З.

Рисунок 7. Ему не до игр – нищета уже в детские годы заставляет его тяжелым трудом помогать своей семье зарабатывать на пропитание.

[1] Витрук Н.В. Статус личности в политической системе общества // Полито­логия. М„ 1993. С. 152.

[2] Черниченко С. В. Личность и международное право. М., 1974; Карташкин В. А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995.

[3] Вилли Бюхнер-Удер. Права человека: утопия или реальность? М.: Знание, 1985. с. 18.

[4] Руссо Ж. Ж. Трактаты. М.: АСТ, 1998. с. 161.

[5] Ануфриев В. А. Социальный статус и активность личности М., 1984. С. 178-179.

[6] Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М., 1997.

[7] Права человека в России: время надежд и разочарований. Материалы научно-практической межвузовской конференции. Ростов-на-Дону, 1998.

8 Алексеев С. С. Теория права. М., 1994. с. 11.

9 Игитова И. В. Механизм реализации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. // «Государство и право». 1997. №1. с. 76.

[10] Берне Людвиг (1786-1837) – немецкий политический публицист и литературный критик. Боролся с феодальной реакцией и национализмом.

[11] Большая Советская Энциклопедия, т. 30. с. 474.

[12] ВВС. 1993. №2. Ст. 67.

[13] САПП. 1993. №39. Ст.3620; №51. Ст.4939.

[14] ВВС. 1992. №10. Ст.457.

[15] ВВС. 1992. №30. Ст.1797.

[16] Дмитриев Ю. А., Златопольский А. А. Гражданин и власть. М., 1994. с. 15.

[17] Российская газета. 1995. 17 февраля.

[18] Мартышин О. В. Российская Конституция 1993 года и становление новой политической системы.// Государство и право. 1994. 310. с. 36.

[19] Новгородцев П. И. Право на достойное человеческое существование.// Русская философия собственности. XVIII-XX. СПб., 1993. с. 185.

[20] Фостер У. З. Очерк политической истории Америки. М., 1955. с. 148.

[21] Миронов О. О. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1998 г. // Российская газета. 1999. 11 марта

[22] Толкачев К. Б., Хабибуллин А. Г. Личные конституционные права и свободы граждан СССР: система, характеристика, особенности реализации. Уфа, 1990. с. 41.

[23] Общая теория права: Курс лекций. Н. Новгород, 1993. с. 230.