Соотношение государства и права

Дипломная работа

Государство и право — важнейшие факторы общественной эволюции, непременные спутники современного общества. Теория государства и права — составная часть обществоведения, идейная основа практической юриспруденции. Деятельность государства, принятие и реализация законов, обеспечение прав граждан, поддержание общественного порядка тесно связаны с положениями политико-правовой теории.

Право, как и государство, принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений.

По мере развития общества и государства у людей, естественно, менялось и представление о праве. Появилось множество различных правовых идей, теорий и суждений. Однако, изначальные основы, заложенные римскими юристами, особенно в такой отрасли права, как гражданское (цивильное), хотя и в «модернизированном» виде, но сохранились.

Государство и право взаимозависимы друг от друга, но в тоже время они относительно самостоятельны друг от друга. Если государство издает правовые акты, обеспечивает их соблюдение и в случае неисполнения содержащихся в них требований применяет принудительную силу, то право, в свою очередь, активно воздействует на государство путем установления общеобязательных для всех его органов, должностных лиц и организаций правил поведения. С помощью норм права закрепляется их статус, определяются рамки их деятельности, устанавливается их структура, порядок деятельности и взаимоотношений.

Соотношение государства и права в его конкретных проявлениях — применение права, правотворчество, законность, формы реализации права, правообразование, толкование права, правовые основы деятельности госаппарата и другие — очень подробно исследованы в юридической литературе. Анализ этих проблем дает развернутую картину взаимодействия государства и права. Однако интересно проследить этот процесс с позиций более общего характера, не наблюдая их взаимодействие по конкретным связям, каналам, формам, а прослеживая их отношения как двух целостных самостоятельных в известной степени самодостаточных образований.

Общепринято, что соотношение явлений есть принцип, всеобщий закон. В нем не отражены конкретные особенности бесчисленных форм взаимосвязи в различных сферах объективного мира скорей, он отражает то общее, что живет в отдельных проявлениях взаимодействий. Анализ конкретных соотношений государства и права — это является целью настоящей работы.

3 стр., 1064 слов

Соотношение гражданского и семейного права

... на то что гражданское право тоже регулирует имущественные и личные неимущественные отношения, такой вывод представляется спорным и разделяется не всеми специалистами в области семейного права. Проблема соотношения гражданского и семейного права всегда имела большое значение ...

По исследуемой проблеме в юридической литературе фигурируют такие понятия как «отношение», «связь», «взаимодействие», «причинно-следственная зависимость», «функциональная зависимость». Однако эти понятия неоднозначны, они различны как по своему содержанию, так и по тем реальным связям, которые они отражают. Речь идет о различных формах и степенях конкретных взаимосвязей между конкретными объектами. Наиболее общее из них — «отношение», под которым чаще всего понимается любая совместная определенность нескольких объектов (членов отношения).

«Связь» — это вид «отношения». Она определяется как отношение зависимости, при котором изменение одного из взаимосвязанных явлений предполагает изменение другого. Понятие «связь» очень близко к понятию «отношение», однако они не полные синонимы. Отношение не сводится к связи, хотя и предполагает ее. Особый вид взаимосвязи — это категория взаимодействия, которая выражает более глубокие отношения. Не всякая связь и естественно не всякое отношение может выступать как взаимодействие. Взаимодействие предполагает, что данное явление реализует свою специфическую природу только через свое взаимоотношение с другим и вне взаимодействия не способно существовать как определенное явление.

Известны самые различные классификации соотношений связей взаимодействий причинно-следственных отношений, которые (классификации) не всегда совпадают по содержанию, однако показывают всю сложность и многообразие данных явлений. Различают, к примеру, следующие типы связей: а) внутренние и внешние; б) непосредственные и опосредованные; в) прямые и обратные; г) устойчивые и неустойчивые; д) существенные и несущественные; е) простые и сложные; ж) бинарные и многочисленные и др. Среди основных видов причинности выделяют: а) внутренние; б) внешние; в) статические; г) механические; д) психические; е) социальные и др. Связи взаимодействия в частности делят на: а) связи порождения; б) связи преобразования; в) связи развития и др.

Целью данной дипломной работы является уяснение понятия и характеристики государства и права. Так же необходимо выяснить методологические аспекты соотношения государства и права.

Исходя из цели работы, можно сформулировать ряд задач, которые необходимо рассмотреть в этой работе:

выявить функции государства

изучить основные современные концепции права

исследовать принципы, функции, особенности права

выявить сущность права

проанализировать соотношение государства и права, воздействие государства на право, воздействие права на государство.

При написании дипломной работы был использован материал различного характера: Конституция Республики Беларусь, Конституция Российской Федерации, Гражданский Кодекс Республики Беларусь, научные статьи ЛейстаО.Э., Мартишина О.В. Данная работа основывалась на литературных источниках различных авторов, таких как: Вишневский А.Ф., Марченко М.Н., Четвернин В.А., Венгеров А.Б., Нерсесянц В.С., Дмитрук В.Н., Горбатюк Н.А.

1. СУЩНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

15 стр., 7048 слов

Соотношение государства, права и экономики

... всех областях общественной жизни и тем самым создать новые общественные отношения, поскольку социалистические общественные отношения не могут сложиться в капиталистическом обществе. Вопрос о соотношении государства, права и экономики всегда будет вызывать споры, ...

1.1 Понятие и социальное назначение государства

Государство — это исторически возникающее и развивающееся явление, продукт общественного прогресса. С поступательным развитием общества изменяется и государство, его цели и задачи, управляющие структуры и функции. Изменяются и взгляды на понятие государства, его роль и предназначение в общественной жизни.

Научная мысль до сего времени не сумела выработать достаточно полное, всеобъемлющее определение государства. Дать такое определение, которое отражало бы все без исключения признаки и свойства государства, характерные для всех исторических периодов его развития, сложно, так как разнообразные условия существования государства на разных этапах развития обусловливают множество его особенностей и специфических черт. Вместе с тем все государства обладают набором таких универсальных признаков, которые проявляются на всех этапах развития [1, с.58].

С давних времен мыслители пытались ответить на вопрос, что такое государство. Еще древнеримский оратор философ и политический деятель Марк Туллий Цицерон спрашивал и одновременно отвечал: «Да и что такое государство, как не общий правопорядок?». У Цицерона было немало последователей в разное время и в разных странах — основатель нормативистской теории права Г. Кельзен, русский экономист и философ П. Струве и т. д.

Определения государства многих ученых-правоведов второй половины XIX — начала XX в. настолько типичны, что по сути их трудно различить. Причина в том, что все исследователи в качестве специфических видовых отличий государства как социальной общности включают народ, публичную власть и территорию. Даже если в дефиниции отдельных авторов территория иногда не включается, она явно предполагается. Так, Е. Трубецкой считал, что «государство есть союз людей, властвующий самостоятельно и исключительно в пределах определенной территории» [2, с.22]. Известные российские правоведы Г. Шершеневич, Ф. Кокошкин и В. Хвостов также определяли государство как соединение людей под одной властью и в пределах одной территории.

Немецкий исследователь Г. Еллинек полагал, что государство представляет собой общественное образование и особое правовое явление. «Так как право — существенный элемент государства,- писал ученый,- то познание последнего невозможно без изучения его юридической природы. Государство, упорядоченное правом, … должно занимать определенное место в самом праве,- должно существовать правовое понятие о государстве» [3, с.117-118]. Таким образом, учение о государстве Г. Еллинека охватывает его социальные и правовые аспекты. Подобная точка зрения и у И. Ильина: государство — «…есть союз людей, организованный на началах права, объединенный господством над единой территорией и подчинением единой власти» [4, с.17].

Н. Коркунов считал, что «государство есть общественный союз свободных людей с принудительно установленным мирным порядком посредством предоставления исключительного права принуждения только органам государства» [5, с.27]. Л. Тихомиров определял государство как союз членов социальных групп, основанный на общечеловеческом принципе справедливости, под соответствующей ему верховной властью [6, с.31].

26 стр., 12867 слов

Судебная система в Русском государстве в XV-XVI веках

... государства - совокупность всех судов, связанных единством задач по отправлению правосудия и процессуальной формой функционирования, и этим определяется цель настоящей работы - изучение судебной системы и судебного процесса в русском государстве ... в соответствии с тем положением, которое занимал человек в обществе. В-третьих, в ... однако власть старалась не посягать на бытовые устои крестьянства. В ...

В буржуазную эпоху широкое распространение получила определение государства как совокупность людей, территории, занимаемой этими людьми, и власти. По мнению известного государствоведа Л. Дюги, «государство обозначает всякое человеческое общество, в котором существует политическая дифференциация между правящими и управляемыми, одним словом, — политическая власть». Такое понимание государства сводилось по существу к характеристике политического общества, а не государства. Л. Дюги выделяет четыре элемента государства:

» совокупность человеческих индивидов;

» определенную территорию;

» суверенную власть;

» правительство.

Нередко пытаются определить государство через его роль в жизни общества, а также выполняемые функции. С этих позиций назначение государства усматривается в управлении делами общества, обеспечении правопорядка и общественной безопасности. Л. Гумплович рассматривал государство как «естественно возникшую организацию властвования, предназначенную для охраны определенного правопорядка» [7, с.36]. Это соответствует действительности, но не раскрывает всей полноты данного явления.

Большинство ученых рассматривало государство, прежде всего с точки зрения социологии. Но наряду с социологическими предпринимались попытки дать юридическое определение государства.век изменений в содержательную часть определений государства по существу не внес. И юристы, и социологи, и экономисты, и историки, и представители других общественных наук определяют государство как общность, в основе структуры которой лежит территория, народ и государственная власть.

Анализ большинства дефиниций позволяет сделать вывод о том, что в теоретических исследованиях на самом деле речь идет не столько о кардинальных различиях в содержании определений государства, сколько о несовпадении их формулировок.

В представления о государстве классовые трактовки привнес марксизм. Полагая неизбежным появление классов как результат распада кровнородственных связей, общественного разделения труда, формирования семьи и появления частной собственности, Ф. Энгельс считал неизбежной и борьбу между ними, в ходе которой антагонизм достигает такого уровня, когда необходимо государственное вмешательство.

Понятие государства как носителя функции «общих дел» присутствует и в марксизме, однако постепенно отходит на второй план. Как следствие, государство представляется политической организацией господствующего класса, которым является сословие собственников основных средств производства. Марксизм первостепенное значение придает насильственной стороне государственной власти — диктатуре господствующего класса. Отсюда и признание главным в государственном механизме административного аппарата, чиновников, что привело к трактовке государства как машины для поддержания господства одного класса над другим. Эти стороны марксизма особенно рельефно обнаружились в ленинизме. «Государство,- пишет В.И. Ленин,- есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы удер-жать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы» [8, с.171-172].

7 стр., 3447 слов

Правовое государство: понятие, сущность, концепты

... общество. Философская основа теории правового государства была сформулирована И. Кантом. Сущность идеи правового государства - его последовательный демократизм, утверждение суверенитета народа как источника власти, подчинение государства обществу. Правовым является такое государство, ... января 2009 года. I. Правовое государство: основы и понятие §1. Понятие правового государства Статья 1 Конституции ...

Классовость как важнейший признак любого государства признавалась большинством советских юристов. Взгляды на государство, его понятие и сущность излагались исключительно в классовом ключе, отвергались любые воззрения, не совпадающие с такой трактовкой.

Было бы неправомерно отрицать выявленные марксизмом свойства государства. Однако если территория, суверенная публичная власть, налоги — обязательные признаки всякого государства, то марксистско-ленинское представление о государстве как орудии классового господства общественная практика подвергла серьезным испытаниям, признав его истинность лишь на определенных, ограниченных во времени исторических этапах.

Приверженность лишь одной из возможных черт государства, которую отстаивала марксистско-ленинская наука, не позволила ей в последующем увидеть изменения, происходящие в социально-экономической и политической жизни. Любое государство (в том числе являющееся орудием господства какого-то класса или социальной группы) представляет все общество, выступает средством его объединения, способом интеграции. Следовательно, осуществляет и общесоциальные функции, действует в интересах всего общества. Значение общесоциальной стороны государственной деятельности возрастает по мере движения общества от рабовладения к феодализму, от феодализма к капитализму. Особенно большую роль она играет в современном западном обществе, что проявляется в налогах на прибыль предпринимателей, государственном регулировании условий и оплаты труда, широком развитии социальных программ. Все это приводит к тому, что в значительной степени смягчаются социальные противоречия, снижается необходимость в мерах подавления классовых противников, повышается политическая стабильность общества. Одновременно с увеличением социальной составляющей государственной деятельности снижается доля его классового содержания.

Таким образом, для глубокого познания государства все его определения, если они отражают хоть какую-то часть действительности, полезны. Для практического изучения и использования понятия государства целесообразно его единое понимание (хотя в самом определении возможны вариации).

Все вышесказанное позволяет дать следующее определение государства.

Государство — это единая политическая организация общества, которая распространяет свою власть на всю территорию страны и её население, располагает для этого специальным аппаратом управления, издаёт обязательные для всех веления и обладает суверенитетом [9, с.67].

Для того чтобы глубже понять, что собой представляет государственно-организованное общество, необходимо рассмотреть сущность государства. Сущность государства как общественного явления представляет собой, образно говоря, многогранный стержень, который состоит из множества взаимосвязанных внутренних и внешних сторон, придающих ему качественную определённость универсальной управляющей системы [9, с.62].

20 стр., 9831 слов

По предмету «Право» : «Особенности правового статуса акционерных обществ»

... основа исследования, Структура работы, Глава 1. Понятие и виды акционерных обществ Понятие и признаки акционерного общества как организационно-правовой формы юридического лица Действующее ... единообразное применение норм акционерного права, избежать коллизий, неточностей в регулировании акционерных правоотношений. Целью исследования научно-исследовательских задач - раскрыть понятие и обозначить признаки ...

Сущность любого явления есть главное, основное, определяющее в этом явлении; это совокупность внутренних характерных черт и свойств, без которых явление теряет свою суть, своеобразие. Социальная сущность всего того, что порождено человечеством, заключается в его роли, назначении в обществе. Отсюда понятно, что сущностью государства является его роль, назначение в обществе. Иными словами, раскрыть сущность государства — значит выявить то главное, определяющее, что обусловливает его объективную необходимость в обществе, уяснить, почему общество не может существовать и развиваться без государства, чьи интересы оно выражает.

По вопросу о сущности государства в юридической литературе высказываются разные точки зрения.

В большинстве работ, изданных еще в СССР и других социалистических странах, сущность государства рассматривалась однозначно с классовых позиций — как орудие неограниченной власти, диктатуры господствующего класса. В западных теориях государство представляется как надклассовое образование, инструмент примирения классовых, социальных противоречий, выражающий интересы всего общества. Эти два подхода к определению сущности государства в современном правоведении являются главными.

Наиболее важной, качественно постоянной сущностной чертой государства является то, что оно во всех своих разновидностях всегда выступает как единственная организация политической власти, управляющая всем обществом.

Возникновение государства всегда связано с изменением характера власти, с превращением ее в политическую власть, осуществляемую, в отличие от власти первобытного общества, в интересах прежде всего привилегированной части общества. Действительно, рабовладельческое государство по своей сущности было политической организацией рабовладельцев, хотя в определенной мере охраняло интересы и всех свободных граждан. Феодальное государство выступало как орган политической власти прежде всего феодалов, а также других богатых сословий. Аналогичную характеристику можно дать и буржуазному государству.

Следовательно, государства всегда были прежде всего политической организацией собственников основных средств производства. Классовый подход в рассмотрении сущности государства позволяет обнаружить имеющиеся в нем социальные противоречия.

Установление классового характера государственной власти на определенных этапах развития государства не исчерпывает проблемы его сущности, а использование только классового подхода ограничивает возможности научного познания государства и политической власти. Поэтому другой подход, который заключается в рассмотрении сущности государства исходя из общечеловеческих, общесоциальных его задач, привлекает к себе все больше исследователей.

Качественные изменения, объективно происходившие в жизни общества, вели к изменению сущности государства. Государство как активная деятельная сила, вмешиваясь в экономику, выводит общество из депрессии, подтверждая мысль о том, что оно призвано решать дела в интересах социального прогресса. Государственный механизм превратился из орудия подавления в инструмент достижения общественного согласия и поиска компромиссов. Поэтому современное демократическое государство с точки зрения его сущности можно охарактеризовать как орудие и средство достижения социального благополучия по содержанию и как правовое — по форме [1, с.62-64].

6 стр., 2867 слов

Сущность и содержание решения хозяйственного суда

... права и интересы третьих лиц. Хозяйственный суд не может санкционировать соглашение между сторонами, если оно противоречит закону, интересам государства и общества и защищаемым законом интересам самих ... также указывается изменение истцом объекта, сущности и основания иска, признание или непризнание иска ответчиком. Другими словами, решение хозяйственного суда долж­но быть обстоятельно мотивировано ...

Следует согласиться со справедливым замечанием исследователя А.В. Малько о том, «что в сущности государства в зависимости от исторических условий на первый план может выходить либо классовое начало (насилие), что характерно для эксплуататорских государств, либо общесоциальное (компромисс), что все больше и больше проявляется в современных посткапиталистических и постсоциалистических обществах. Эти два начала сочетаются в сущности государства, характеризуют его во всей полноте. Если же отказаться от какого-либо из них, то характеристика сущности государства будет ущербной. Все дело в том, какое государство рассматривается и в каких исторических условиях» [10, с.210].

Сущность государства вытекает из его социального назначения. Какова сущность государства, таков и характер его деятельности, таковы цели и задачи, которые оно ставит перед собой.

Марксистская доктрина основным предназначением государства видела создание такого порядка, который узаконивает угнетение одного класса другим, умеряя при этом, по словам В.И. Ленина, их столкновения.

Новые подходы к сущности и социальному назначению государства мы обнаруживаем в целом ряде теорий о государстве, в том числе «теории плюралистической демократии» (Г. Ласки, М. Дюверже, Р. Даль и др.); «теории элит» (В. Парето, Г. Моски, Д. Сартори, Т. Дай и др.); «теории всеобщего благоденствия» (Д. Кейнс, А. Пигу, В. Мунд и др.); «теории конвергенции» (Д. Гэлбрейт, Р. Арон, П. Сорокин и др.); «теории правового государства» и др.

Смысл теории плюралистической демократии состоит в том, что в современном обществе классы, по сути, перестали существовать, власть, таким образом, утратила классовый характер. Общество представляет собой совокупность социальных объединений (страт), образующихся по различным признакам — возраст, профессия, место жительства, круг интересов и т.д. На их основе создаются различные политические и общественные организации, оказывающие давление на органы государства и направляющие тем самым государственную политику. Таким образом, любой человек, каждое объединение обладают частицей государственной власти, участвуют в управлении государством, государство становится выразителем всеобщей воли, интересов всего общества.

Согласно теории всеобщего благоденствия, государство стало надклассовым, выражает интересы всех слоев населения, обеспечивает благоденствие всех. Базой теории послужили успехи развитых стран в обеспечении высокого уровня жизни населения. Теория всеобщего благоденствия подчеркивает ценность каждой человеческой личности, ставит ее интересы в основу деятельности государства.

Следовательно, главную задачу современной государственности представители вышеназванных и иных немарксистских теорий видят в создании в рамках закона разнообразных социальных благ для всех членов общества с учетом возможностей каждого. Соответствующим образом меняются и представления ученых, стоящих на диалектико-материалистических позициях.

19 стр., 9431 слов

Обеспечение дисциплины и законности в государственном управлении

... контроль за законностью Среди способов обеспечения законности в государственном управлении важная роль принадлежит судебному контролю. Судебный контроль в сфере исполнительной власти - правовая ... работы по реализации государственных функций. В России государственную власть осуществляют: Президент Российской Федерации; Федеральное собрание (Совет Федерации и Государственная Дума); Государственный ...

Взгляды на социальное назначение государства определяются теми объективными условиями, которые характерны для данного уровня развития общества. С их изменением меняются и воззрения на социальное назначение государства.

Государство — это определённый тип юридически регулируемого социального поведения, существующий в конкретных пространственно-временных условиях. Государство — это социальный факт, предполагающий юридически нормированное иерархическое взаимодействие его членов. Когда мы говорим о государстве, то имеем в виду определённые отношения между людьми, юридически регулируемые теми, кто уполномочен для этого.

1.2 Признаки государства

В научном плане понятие отражающее общие основные признаки государства, позволяет, прежде всего, вскрыть отличия любой государственной организации общества от его негосударственных организаций, от других частей политический системы общества. Такие признаки представляют собой определенный, относительно неизменный каркас государственной организации человеческого общества, который по мере общественного развития наполняется новым содержанием, теряет отжившие и приобретает новые структуры и функции.

Представители социологического определения понятия государства выделяют три его признака:

·совокупность людей — народ;

·господствующую над ними власть;

·территорию как предел действия этой власти.

Во взаимосвязи эти признаки образуют понятие о государстве как соединении людей под одной властью в пределах определённой территории. В то же время, отмечают Шершеневич и Кокошкин, каждый из характерных признаков государства сам представляет сложное понятие и поэтому требует самостоятельного исследования [11, с.181-190].

Марксистский взгляд на признаки государства, которые отличают его от организации общественной власти в родовом строе, изложены Энгельсом в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В главе «Варварство и цивилизация» автор выделяет следующие общие основные признаки, присущие государственно-организованному обществу:

·разделение подданных государства по территориальным единицам;

·учреждение особой публичной власти, которая уже не совпадает непосредственно с населением;

·взимание налогов с населения и получение от него займов для содержания аппарата государственной власти [12, с.176].

Отвлекаясь от содержательного анализа общих признаков государства, выделенных и обоснованных представителями различных научных направлений, в целом можно сказать, что формально они не противоречат друг другу. Передовая общественная мысль пришла к выводу, что государство в отличие от догосударственной организации власти характеризуется единой территорией, проживающим на ней населением и властью, которая распространяется на население, проживающее на данной территории.

26 стр., 12558 слов

Задаток и его правовые функции

... позицию, руководствуясь положениями советского гражданского права (ГК РСФСР 1964 г.). Сейчас, как известно, задаток может применяться не только ... того, при детальном анализе стимулирующей функции выясняется, что задаток стимулирует обе стороны по-разному*(121). Существуют и другие ... на основании соглашения сторон или специального указания закона независимо от общих мер"*(127). В более поздних работах ...

Одновременно с государством в обществе формируются и другие, негосударственные политические организации (партии, союзы, различного рода общественные движения), которые также оказывают значительное влияние на картину общественной жизни. В этой связи важно выявить наиболее характерные признаки государства, которые отличают его от негосударственных организаций общества как в прошлом, так и в настоящем. Это позволяет отграничить государство от других элементов политической системы общества, типизировать особенности государств различных исторических периодов, решить вопрос о преемственности прежних государственных институтов в современных условиях [9, с.58-59].

Государство в реальной действительности — это государство на определённой ступени общественного развития, отличающееся от государств, которые находятся на более ранних или более поздних ступенях развития. Однако всем государствам истории и современности присущи общие признаки, придающие данному общественному явлению качественную определённость, обосабливая его тем самым от других общественных образований.

Во-первых, государство представляет собой единую территориальную организацию политической власти в масштабе всей страны. Государственная власть распространяется на всё население в пределах определенной территории. Территориальное разделение населения в отличие от кровнородственных связей между членами общества порождает новый социальный институт — гражданство или подданство, иностранцев и лиц без гражданства. Территориальный признак обусловливает характер, формирования и деятельность аппарата государства с учетом его пространственного деления. Возникают центральные и местные органы государства. Осуществление власти по территориальному принципу ведет к установлению его пространственных пределов — государственной границы, которая отделяет одно государство от другого. Территориальный признак опосредованно связан и с федеративным устройством государства, в границах которого проживает население, принадлежащее к различным нациям и народностям. Понятие государственной территории важно не только для деления внутреннего устройства, но и для понимания ряда, его конкретных задач и функций. Например, защиты территории государства от нападения извне или расширения своей территории за счёт территории других государств.

Государство обладает территориальным верховенством в пределах своих границ. Это означает единство и полноту законодательной, исполнительной и судебной властей государства над населением, исключающих вмешательство иностранной власти

Территория не общественное, а естественное условие существования государства. Сама территория не порождает государства. Она лишь образует пространство, в пределах которого государство распространяет свою власть.

Таким образом, и население, и территория являются необходимыми материальными предпосылками возникновения и существования государства. Не может быть государства без территории, как не может быть государства без населения.

Во-вторых, государство — это особая организация политической власти, которая располагает специальным аппаратом (механизмом) управления обществом для обеспечения его нормальной жизнедеятельности. Механизм государства является материальным выражением государственной власти. Через целую систему своих органов и учреждений государство осуществляет непосредственное руководство обществом, закрепляет и реализует определенный режим политической власти, защищает неприкосновенность своих границ.

Разнообразные по своему строению и задачам части государственного механизма объединяются общим назначением: обеспечивать охрану и соответствующее праву функционирование общества и его членов. К важнейшим государственным органам, которые в той или иной мере были присущи всем историческим типам и разновидностям государства, относятся законодательные, исполнительные и судебные. Особое место в механизме государства всегда занимали органы, осуществляющие принудительные, в том числе и карательные функции: армия, полиция, жандармерия, тюремные и исправительно-трудовые учреждения.

Механизм государства не является постоянной величиной. На различных этапах общественного развития органы государства изменяются структурно и решают различные по своему конкретному содержанию задачи. Однако эти изменения и различия не исключают общих элементов, которые присущи механизму всякого государства.

В — третьих, государство организует общественную жизнь на правовых началах. Правовые формы организации жизни общества присущи именно государству. Без права, законодательства государство не в состоянии эффективно руководить обществом, обеспечивать безусловную реализацию принимаемых им решений. Среди множества политических организаций только государство в лице своих компетентных органов издаёт веления, которые имеют, обязательную силу для всего населения страны. Будучи официальным представителем всего общества, государство в необходимых случаях проводит в жизнь требования правовых норм с помощью своих специальных органов (судов, администрации и других).

В — четвёртых, государство представляет собой суверенную организацию власти. Этим оно отличается от других политических образований общества.

Суверенитет государства — это такое свойство государственной власти, которое выражается в верховенстве и независимости данного государства по отношению к любым другим властям внутри страны, а также в сфере межгосударственных отношений при строгом соблюдении общепризнанных норм международного права.

Суверенитет — собирательный признак государства. Он концентрирует в себе все наиболее существенные черты государственной организации общества. Независимость и верховенство государственной власти конкретно выражается в следующем:

·в универсальности — только решения государственной власти

распространяются на все население и общественные организации данной страны;

·в прерогативе — возможности отмены и признания ничтожным любого незаконного проявления другой общественной власти;

·в наличии специальных средств воздействия, которыми не располагает никакая другая общественная организация.

Верховенство государственной власти вовсе не исключает её взаимодействия с негосударственными политическими организациями при решении разнообразных вопросов государственной иобщественной жизни. В суверенитете государства находит свое политическое и юридическое выражение полновластие народа, в интересах которого государство осуществляет руководство обществом.

При известных условиях суверенитет государства совпадает с суверенитетом народа. Суверенитет народа означает верховенство народа, его право самому решать свою судьбу, коренные вопросы государственного и общественного развития, формировать направление политики своего государства, состав его органов, контролировать деятельность государственной власти.

Понятие государственного суверенитета тесно связано с понятием национального суверенитета. Национальный суверенитет означает право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. В многонациональных государствах, образованных путем добровольного объединения наций, суверенитет, осуществляемый этим сложным государством, естественно, не может быть суверенитетом одной лишь нации. В зависимости от того, каким способом объединившиеся нации осуществили свое право на самоопределение — путем объединения в союзное государство или путем федерации на базе автономии или конфедерации, — государственный суверенитет, осуществляемый данным многонациональным государством, должен гарантировать суверенитет каждой из объединившихся наций. В первом случае это достигается путем обеспечения суверенных прав субъектов союза, уступивших часть своих прав многонациональному государству (например, охрану общих государственных границ, осуществление общей финансовой, налоговой и оборонной политики).

Во втором случае суверенитет наций обеспечивается путем охраны автономии национальных государств. Но в обоих случаях многонациональное государство в лице своих высших органов является носителем суверенитета не какой-либо отдельной нации, а суверенитета, принадлежащего именно данному многонациональному государству, выражающему как общие интересы всех объединившихся наций, так и специфические интересы каждой из них. Главное состоит в том, чтобы многонациональное государство в любых его разновидностях обеспечивало реальный суверенитет каждой из наций, входящих в его состав [9, 60-63] .

Таким образом, понятие государства, его характеристика конкретизируется при раскрытии признаков, отличающих его как от родового строя, так и от негосударственных организаций общества. С совершенствованием общественной жизни, самого человека, с ростом его социальной, политической и нравственной зрелости изменяется и государство. Его общие признаки, в принципе оставаясь неизменными, наполняются новым, более рациональным содержанием. Обогащается сущность государства, отмирают отжившие и появляются более прогрессивные функции и формы его деятельности, соответствующие объективным потребностям общественного развития.

1.3 Функции государства

Статические аспекты государственной организации общества (понятие государства, его сущность, назначение, форма) есть постоянное, стабильное, устойчивое, что характеризует этот социальный институт. Вместе с тем глубокое познание государства предусматривает исследование не только его статики, но и динамики, т.е. того, как этот институт действует, как выполняет свое социальное предназначение. Для описания, объяснения и прогнозирования деятельной стороны государства теория государства и права использует понятие «функции государства».

На современном этапе развития отечественной теории государства и права сохраняется функциональный подход к деятельной стороне государства, но с существенным уточнением: расширяется и углубляется понимание общесоциального назначения государства, отвергается провозглашаемая ранее жесткая связь между изменениями классовых характеристик государства и его функций. Общество, даже разделенное на классы, представляет собой единый организм, в котором различные социальные слои населения сосуществуют и взаимодействуют. Государство как форма организации общества не может не выполнять общесоциальную функцию, не может не выступать во многих сферах своей деятельности представителем интересов всего общества, различных слоев и групп населения.

Современный уровень развития цивилизации и демократии открывает большие возможности для обще социальной деятельности государства. К общесоциальным функциям относятся:

·обеспечение национальной безопасности,

·ликвидация последствий стихийных бедствий и экологических катастроф,

·реализация программ здравоохранения, социального обеспечения нетрудоспособных,

·защита прав и свобод граждан и др.

Представители западной юридической науки проблему функций государства в учебной и научной литературе практически не рассматривают. Обычно речь идет о целях и задачах государства. Российские и белорусские государствоведы, начиная с 30-х годов XX столетия, продолжают глубоко анализировать функции государства. Полученные научные наработки позволили прийти к выводу о том, что функции государства определяются в зависимости от основных целей и задач, стоящих перед ним, и представляют собой средство реализации этих задач. Следовательно, функции государства не являются чем-то раз и навсегда данным, застывшим и неизменным. Они историчны и меняются на разных этапах развития общества в зависимости от изменений социально-экономического строя и возникающих перед государством новых задач. Таким образом, благодаря функциональному подходу можно глубже изучать длительный исторический процесс возник-но-вения, развития и смены государств различных типов и форм у разных народов, т.е. процесс формирования и эволюции государственности [1, с.101-102].

В функциях государства выражается его сущность, та реальная роль, которую государство играет в решении основных вопросов общественного развития и прежде всего в удовлетворении разнообразных интересов населения страны. Функции государства устанавливаются в зависимости от основных задач, стоящих перед государством на том или ином этапе его развития, и представляют собой средство реализации этих задач. Содержание задач государства определяется различными внутренними и внешними факторами. Так, кризисные явления в экономической жизни страны требуют концентрации усилий государства, всех его органов на решении экономических задач. Рост преступности заставляет государство своевременно предпринимать серьёзные практические действия по усилению борьбы с ней, выявлению и устранению причин и условий, которые её порождают. Угроза внешней агрессии мобилизует государственный механизм на подготовку населения страны к её отражению [9, с.154].

Функции государства — это основные направления (виды) деятельности государства (всех его органов) по осуществлению важнейших задач, стоящих перед ним на определенных исторических этапах развития общества.

В отличие от функций многочисленных государственных органов, специально предназначенных для определенного вида деятельности, функции государства охватывают его деятельность в целом. Их осуществлению подчинена работа всего государственного аппарата и каждого органа в отдельности. Сказанное не исключает того, что отдельные государственные органы играют лидирующую роль в деле осуществления какой-либо функции государства. Так, охрана правопорядка в стране — главная задача правоохранительных органов, защита страны от нападения извне — главная задача военного ведомства и т.д. Однако все функции конкретных государственных органов подчинены функциям государства, не могут им противоречить. Деятельность государственных органов должна протекать в русле основных функций государства. Именно в их осуществлении находит выражение сущность и социальная ценность государства. Ошибки и недостатки в определении и выполнении функций оборачиваются для общества различными кризисными явлениями.

Порядок возникновения и изменения функций государства от очередности задач, которые встают перед обществом в ходе его эволюции, и целей, которые оно преследует. В отдельные исторические периоды приоритетными становятся разные задачи и цели государства, а, следовательно, и разные его функции. Выполнение каких-либо задач ведет к исчезновению одних функций и появлению других.

Каждая функция государства имеет свой объект воздействия и свое содержание. Объекты служат критерием разграничения функций государства. Объект — определенная сфера общественных отношений (экономика, охрана природы, оборона страны и др.), на которую направлено государственное воздействие Содержание функций показывает, что делает государство, какие управленческие действия в данной сфере оно совершает, чем конкретно занимаются его соответствующие органы.

В юридической литературе признаются разные критерии классификации функций государства: по сферам действия, по продолжительности действия, по формам осуществления и др.

Жизнь любого современного общества осуществляется в двух основных сферах: внутри страны и на международной арене. В зависимости от этого функции государства подразделяются на внутренние и внешние. Первые связаны с реализацией задач государства внутри страны, вторые — на межгосударственном уровне, где государство выступает субъектом международно-правовых отношений [1,с.102-103]

Рассматривая данные вопросы, необходимо учитывать следующие обстоятельства.

1.Деление функций на внутренние и внешние во многом является условным. Ведь деятельность государства внутри страны — в сферах экономики, политики, культуры и других — зависит, а нередко и в значительной степени, от внешних условий, от внешнеэкономических и культурных связей. Особенно ярко это проявляется в современных условиях, когда возникают такие образования, как Европейское Содружество, Содружество Независимых Государств и т. п. Здесь различить внешние и внутренние функции зачастую невозможно.

2.Не всегда можно различить классовые и общественные функции. Естественно, что социальные силы, стоящие у власти, осуществляют деятельность, которая направлена на удержание власти и использование ее в своих собственных интересах. Но ведь эта власть не во всех случаях имеет классовый характер. Так, во многих государствах «восточного» типа стоящий у власти чиновничий бюрократический аппарат не сформировался в особый класс, а представляет собой узкую социальную группу. Аналогичное положение может иметь место и в европейских государствах (например, при бонапартистских и тоталитарных режимах).

В этих случаях функции, которые обычно рассматриваются как классовые, приобретают скорее групповой, кастовый характер.

.Вряд ли всегда можно различить функции социалистического и эксплуататорского государства. Так., всякое государство в большей или меньшей степени осуществляет функции, подобные тем, которые относятся исключительно к социалистическому государству, в частности связанные с организацией экономики, развитием науки, культуры, образования, охраной правопорядка, социальным обслуживанием населения. Особенно это относится к современным западным государствам [13, с.284-285].

С учетом современного характера общественных отношений, на которых должно основываться социальное демократическое государство, к внутренним функциям белорусского государств следует отнести экономическую, идеологическую, социальную, экологическую, культурную функции и функцию охраны конституционного строя, прав и свобод граждан.

Экономическая функция заключается в выработке и координации государством стратегических направлений развития экономики страны в наиболее оптимальном режиме. Это выражается в кредитной, налоговой, эмиссионной, инвестиционной политике государства. При этом важен вопрос о пределах вмешательства государства в экономические отношения, особенно в сферу предпринимательства [1, с.104].

В учебных изданиях некоторые исследователи в качестве самостоятельной внутренней функции государства выделяют функцию налогообложения (или функцию финансового контроля) [9, с.159]. На мой взгляд, осуществление управленческой деятельности в области сбора и распределения денежных средств в целом примыкает к экономической функции государства и выделять в качестве самостоятельной функцию налогообложения нецелесообразно.

Идеологическая функция выражается в деятельности государства по научной разработке и поддержке определенной идеологии, в том числе политической, нравственной, религиозной направленности образования, развития культуры, деятельности средств массовой информации. (ст. 4, 16, 31 Конституции Республики Беларусь.)

Социальная функция призвана обеспечить социальную защищенность каждого человека, нормальные условия жизни для всех членов общества независимо от их непосредственного участия в производстве материальных и духовных благ.

Существует даже концепция «социального государства». Под ним понимается государство, которое постоянно заботится о благополучии своих граждан. Не случайно эта теория нашла отражение в законодательстве многих современных государств, в том числе в Конституции Российской Федерации. Так, согласно части первой ст. 7 Основного Закона России «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» [14,ст.7]. Статья 1 Конституции Республики Беларусь гласит: «Республика Беларусь — … социальное правовое государство». В Беларуси как социальном государстве «…каждый имеет право на достойный уровень жизни, включая достаточное питание, одежду, жилье и постоянное улучшение необходимых для этого условий» [15, ст.21].

Функция охраны конституционного строя, прав и свобод граждан выражается в обеспечении принципа разделения властей, создании условий для точного и неуклонного исполнения норм Конституции страны, закрепляющих права и свободы человека, гарантировании равенства всех перед законом, во всемерной охране существующего правопорядка.

Экологическая функция состоит в установлении государством правового режима природопользования, в его обязательствах перед своими гражданами по обеспечению нормальной среды обитания, ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и др. [15, ст. 45,46].

Культурную функцию составляет разносторонняя государственная поддержка развития культуры всех национальных общностей, литературы, искусства, кино, средств массовой информации, науки, образования и др. (ст. 15, 49, 51 Конституции Республики Беларусь.)

К внешним функциям современного белорусского государств относятся обеспечение обороноспособности страны; взаимовыгодное сотрудничество в разных сферах с другими государствами; участие в обеспечении мира и коллективной безопасности стран мирового сообщества.

Обеспечение обороноспособности страны заключается в поддержании достаточного уровня военной защищенности общества, отвечающего требованиям необходимой национальной безопасности, защиты суверенитета и территориальной целостности государства (часть третья ст. 1 Конституции Республики Беларусь.)

Взаимовыгодное сотрудничество с другими государствами — это разнообразная деятельность, направленная на установление и развитие экономических, политических, культурных и иных отношений, гармонично сочетающих интересы России и Беларуси с интересами других стран. Для Беларуси особенно важными являются государственная поддержка иностранных инвестиций, интеграция в мировую экономику, объединение усилий с другими государствами по ликвидации радиационного заражения, вызванного аварией па ЧАЭС.

Участие в обеспечении мира и коллективной безопасности стран мирового сообщества предполагает недопущение новой глобальной войны (как «холодной», так и «горячей»), обеспечение нераспространения оружия массового поражения. Внешняя деятельность современных государств основывается на международно-правовых нормах. При заключении международных договоров учитываются интересы и национальные особенности народов, всех стран, входящих в мировое сообщество [1, с.105-106].

Практика государственного строительства свидетельствует о том, что некоторые функции государства носят «пограничный», внутренне-внешний характер. Такой характер, например, все более приобретает экологическая функция. Поэтому членение функций государства на внутренние и внешние на современном этапе развития общества носит в некоторой степени условный характер- Все большее значение приобретает выделение глобальных функций государств, характеризующих их деятельность в экологической, демографической, сырьевой, космической сферах, в области создания и использования ядерной, информационной технологий, защиты прав и свобод человека и в других сферах деятельности цивилизованного общества [16,с.157].

По продолжительности действия функции государства классифицируются на постоянные (осуществляются на всех этапах развития государства) и временные (прекращают свое действие с решением определенных задач, имеющих, как правило, чрезвычайный характер).

Так, внутренние и внешние функции государства относятся к постоянным. К временным можно отнести, например, функцию восстановления разрушенного войной хозяйства.

Высказывается мнение, что функции государства следует делить на основные и неосновные, хотя критерий такого разграничения четко не определен [9, с.169]. Например, профессор М.И. Байтин подчеркивает, что основные функции — «это наиболее общие, важнейшие направления деятельности государства по осуществлению коренных стратегических задач и целей, стоящих перед ним в определенный исторический период». Неосновные функции, «будучи составными структурными частями основных функций, представляют собой направления деятельности государства по выполнению его задач в конкретной, и в этом смысле более узкой, сфере общественной жизни»[17, с.61-62] .

Подобную позицию занимает и профессор М.Н. Марченко: «…классификация функций государства на основные и неосновные не только желательна, но и объективно необходима»[18, с.98]. Каждая функция государства является объективно необходимой и важной для данного государства и не может быть «неосновной». Можно предположить, что под «неосновными» функциями некоторые авторы понимают функции отдельных органов государства, но такое смешение этих понятий недопустимо.

История свидетельствует, что в жизнедеятельности государства всегда большое значение имеет и национальное содержание его функций. Это связано с той стороной деятельности государства, которая направлена на сохранение и развитие национальной культуры, языка, самобытных традиций, самого существования и воспроизводства этноса, который и выступает в государственно-организованной форме как действующий субъект всемирной истории. Сюда же входит и задача гармонизации интересов этноса и этнических меньшинств на самой территории государства, если население имеет многонациональный состав.

Национальная характеристика функций государства охватывает не только их содержание, направленность, но и то, как это содержание реализуется, т.е. в каких формах эти функции осуществляются: в демократических или авторитарных, правовых или насильственных [1, с.107-108].

Анализ национального содержания функций государства демонстрирует и социальную его ценность, эффективность «существования этноса в государствен но-организован ной форме. Этот анализ показывает, почему распад, разрушение, а тем более исчезновение государства представляет собой не что иное, как национальную катастрофу» [16, с.150].

Функции государства, их содержание и значение изменяются в процессе развития общества. Здесь можно рассматривать:

·функции государств в классовых обществах и функции современных (социальных) государств. Используя формационный подход к истории развития человеческого общества, можно также характеризовать функции рабовладельческих, феодальных, буржуазных (на стадии домонополистического и монополистического капитализма), социалистических и современных государств;

·историю развития каждой функции государства — время ее появления, изменение содержания и значения с развитием общества и т.д.

В юридической литературе предлагается и единая (всеобщая) классификация функций государств, не зависящая от их типов и политических систем. В этом случае выделяют функции, которые осуществляются любым государством:

·экономическая — обеспечение нормального функционирования и развития экономики, в том числе посредством охраны существующих форм собственности, организации общественных работ, регулирования производства, организации внешнеэкономических связей и пр.;

·политическая — обеспечение государственной и общественной безопасности, социального и национального согласия, подавление сопротивления противоборствующих социальных сил, охрана суверенитета государства от внешних посягательств и т.п.;

·социальная — охрана прав и свобод всего населения или его части, осуществление мер по удовлетворению социальных потребностей людей, поддержание необходимого жизненного уровня населения, обеспечение необходимых условий труда, его оплаты, быта;

·идеологическая — поддержка определенной идеологии, организация образования, науки, культуры и т.д. [19, с.285]

Такая классификация интересна, но представляется чрезмерно абстрактной, абстрагированной от конкретных исторических условий.

Высказываются также мнения о том, что перечисленные выше классификации функций государства характерны не только и не столько для самого государства, сколько для общества в целом, так как в осуществлении деятельности по указанным направлениям заинтересовано прежде всего общество. Для государства же характерны те функции, которые вытекают из его сущности — осуществления политической власти. В таком случае государство имеет три (или четыре) основные функции: законодательную, исполнительную, судебную (надзорную), и их осуществляют соответствующие ветви власти.

Согласиться с указанной точкой зрения нельзя, поскольку в этом случае учение о функциях государства подменяется учением о функциях различных ветвей государственной власти [1, с.109].

Таким образом функции государства не являются чем-то раз и навсегда данным, застывшим и неизменным. В зависимости от конкретно-исторических условий элементы этих общих функций могут приобретать самостоятельное значение, становясь в силу особой значимости самостоятельными функциями. Это могут быть функции организации общественных работ (например, строительство ирригационных сооружений в азиатских государствах), обеспечения прав и свобод граждан (современные развитые страны, в которых осуществляется переход к правовому государству), охраны природы (в странах, где серьезно нарушено экологическое равновесие) и пр. Доверие к государству, государственной власти, степень их поддержки населением находятся в тесной связи с демократическим содержанием осуществления функций государства, его умением и желанием учитывать в своей деятельности многообразные классовые, групповые, национальные и другие социальные интересы.

2. ПОНЯТИЕ ПРАВА

2.1 Основные современные концепции права

Дискуссия о понятии права, которая началась в Советском Союзе в 60-е годы в так называемый период политической «оттепели» и которая продолжается до настоящего времени позволяет признать сформировавшимися три основные концепции (школы) в теории права: нормативную, нравственную и социологическую [20, с.238]. В последние годы получила определённое обоснование также либертарно-юридическая теория права именуемая иногда философской трактовкой права как формальной (юридической) меры свободы человека [21, с.82]. Каждое из этих теоретических направлений имеет свои научные обоснования и совокупность критических замечаний в адрес других.

Нормативное понимание права. Нормативная концепция права основана на признании того, что право — это нормы (правила поведения), изложенные в официальных государственных актах. Через общие, абстрактные и равные для всех правила государство применяет единые в различных сферах общественных отношений масштабы к разным людям. Эти правила, правовые нормы, выраженные в специфической (юридической) языковой форме (ибо только словами и выраженными ими формулировками можно определить, что можно делать и как, а чего делать нельзя, что поощряется, а что наказуемо), и составляют содержание права.

Своими корнями нормативизм уходит к формально-догматической юриспруденции XIX в., именуемой юридическим позитивизмом. Позитивизм ознаменовал собой отказ буржуазии от идиллических положений естественно-правовой концепции и основанных на ней политических лозунгов («свобода, равенство и братство»), выдвинув которые она вела народные массы к буржуазной революции. Характеризуя положения естественно-правовой концепции как «великое заблуждение умов», юридический позитивизм признавал в качестве права только исходящие от государства нормативные правовые акты, исключая связь содержащихся в них норм с экономикой, идеологией, политикой, нравственностью. Провозглашая безупречность существующих нормативных правовых актов, позитивисты с этих позиций допускали только их формально-догматический анализ.

Со второй половины XIX в. юридический позитивизм стал подвергаться критике как в связи с его формально-догматической сутью, оторванностью от объективно происходящих в обществе процессов, так и откровенным оправданием негативных сторон капитализма. В этих условиях стало формироваться нормативистское учение, являющееся фактически модификацией формально-догматической юриспруденции, обновленной с учетом полемики между последователями откровенного позитивизма и сторонниками иных методологических подходов к исследованию права.

Родоначальником и наиболее видным представителем нормативистской школы был австрийский ученый-юрист Г. Кельзен (1881-1973).

Его научная деятельность успешно сочеталась с законотворческой. Он возглавлял подготовку проекта Конституции Австрии 1920 г., оформившей образование республики в этой стране и действующей с незначительными изменениями до настоящего времени. После присоединения Австрии к нацистской Германии Г. Кельзен эмигрировал в США и приложил немало усилий к разоблачению тоталитарной природы германского права того времени. После разгрома фашизма издал несколько крупных работ, в которых критиковал правовую систему Советского Союза и других социалистических стран [1,с.145-146].

Самая известная работа Г. Кельзена — «Чистая теория права». Под «чистой теорией права» он понимал учение, из которого устранены элементы, чуждые юридической науке. Ученый полагал, что юриспруденция не должна заниматься проблемами социологии, психологии, этики, политологии, искать в них предпосылки правовых установлений, а исследовать содержание собственно права — юридические нормы [22, с.36].

Г. Кельзен не отрицал того, что содержание любого позитивного юридического регулятора, будь то право национальное или международное, обусловлено историческими, экономическими, политическими и моральными факторами, однако считал, что юридическая наука должна стремиться познать право с его внутренней стороны, «в его специфически нормативном значении». Он настаивал на деидеологизации правоведения, на создании строго объективной науки о праве и государстве. Чистая теория должна преодолевать идеологические тенденции и описывать право таким, каково оно есть, не занимаясь его оправданием или критикой.

Определяя право как совокупность норм, осуществляемых в принудительном порядке, Г. Кельзен отграничивал его от других нормативных систем, таких, как мораль или религия. В национальных правовых системах нормы тесно согласованы между собой, образуя строгую иерархию в виде ступенчатой пирамиды (отсюда другое название нормативизма — «ступенчатая концепция права»).

На вершине этой пирамиды находится некая «основная норма», которая непосредственно связана с конституцией (если таковая есть).

Далее следуют «общие нормы», установленные в законодательном порядке, затем нормы подзаконных правовых актов, а нижнюю ступень составляют так называемые индивидуальные нормы, создаваемые судебными и административными органами при решении конкретных дел. В представлении Г. Кельзена и его последователей национальное (внутригосударственное) право выступает в виде замкнутой регулятивной системы, где каждая норма приобретает обязательность благодаря тому, что она соответствует норме более высокого уровня.

Таким образом, источником единства национальной правовой системы Г.Кельзен считал основную норму — чисто мыслительное допущение, которое должно восприниматься как постулат в целях обоснования существующего государственного правопорядка. Тем не менее, будучи непосредственно связанной с основным законом, с конституцией, основная норма может быть выражена в виде положения: следует себя вести так, как предписывает конституция. В таком понимании основная норма придает нашим представлениям о существующем в обществе праве необходимую легитимность и логическую завершенность.

Будучи в онтологическом плане прямым продолжением, развитием юридического позитивизма, нормативистское учение тем не менее существенно отличалось от предшествующей формально-догматической юриспруденции. Г. Кельзен фактически модифицировал юридический позитивизм, включив в него теоретические положения, выдвигаемые представителями социологического правоведения, и закамуфлировав их под «индивидуальные нормы». В теории Г. Кельзена право стало охватывать не только общеобязательные нормы, установленные государством, но и формы их реализации. Более того, применение общих норм судебными и административными органами стало истолковываться как продолжение правотворческой деятельности государства. Применение права, полагал Г.Кельзен, есть также и создание права. Таким образом, следует признать, что «чистая теория права» Г. Кельзена была не столько последовательно нормативистской, сколько содержала в себе собственное отрицание.

Считать так позволяет трактовка нормативистами права как эффективно действующего, динамичного правопорядка. Более того, отказываясь рассматривать политические истоки права, Г. Кельзен в то же время отождествлял государство и право, считал, что как организация принуждения государство идентично правопорядку. Исходя из этого, он закономерно пришел к выводу, что любое государство, включая авторитарное и тоталитарное, является правовым.

Такой вывод контрастировал с либеральными правовыми и политическими доктринами, которыми правовое государство рассматривалось как альтернатива тоталитарным режимам, но в юридическом плане сближался с социологическими представлениями о праве, включающими в него и правосознание, и правоприменительную практику, и фактические правоотношения. Таким образом, как это ни покажется странным, нормативизм Г. Кельзена стал фактически переходным мостом между юридическим позитивизмом и социологической юриспруденцией.

Более последовательна нормативная трактовка права, даваемая с диалектико-материалистических позиций (социалистические учения, в том числе марксистское).

Марксистское учение о праве сложилось во второй половине XIX в. и исходило из материалистического понимания истории общества, классовой природы государства и права.

В отличие от юридического позитивизма марксистский нормативизм признавал обусловленность права материальными условиями жизни, интересами господствующих в обществе классов, проводимой государством политикой, превалирующей в обществе моралью. Марксистское учение о праве, как и другие социалистические учения того времени, отражало резко обострившиеся классовые противоречия, которые послужили основанием для вывода, сделанного К. Марксом и Ф. Энгельсом, о классовой сущности государства и права.

После революции в России в 1917 г. право стало рассматриваться как система норм, в которых воплощена воля рабочего класса, затем всех трудящихся, всего народа, хотя фактически оно выражало волю партийно-государственного аппарата, чиновничества. Реализация права обеспечивалась принудительной силой государства. Такая трактовка права тесно увязывала его с государством, образованном на классовой основе, и служила их превращению в единое средство классовой борьбы, подавления классовых противников.

Что касается классовой трактовки сущности права, то можно сказать, что она соответствовала условиям промышленного капитализма, противостоянию буржуазии и пролетариата, приведшему к Октябрьской революции. Но после нее право, как следствие его классовой трактовки, превратилось в орудие тоталитарного государства.

История показала, что начетническое, догматическое истолкование марксистского учения о праве как орудии классовой диктатуры во все времена и для всех народов ошибочно. Это стало осознаваться и самим руководством компартии и государства в 80-е годы, что нашло отражение в признании необходимости построения правового государства в нашей стране. Но такое признание запоздало, его реализация затянулась, и авторитарная система развалилась.

Многовековой опыт правового строительства свидетельствует о том, что именно нормативный подход к понятию права является основой законотворчества и правоприменения. Им определяются правила законодательной техники, учета и систематизации нормативных актов, организации информационно-поисковых систем и других перспективных направлений правотворчества и реализации права. На этом подходе основаны догмы права, оценки правомерного и противоправного поведения, толкования правовых предписаний, правила рассмотрения юридических дел и многое другое.

Нормативные подход лежит также в основе правового воспитания, формирования позитивного правосознания, правовой культуры в целом, ибо такое воспитание предполагает, прежде всего, знание «буквы закона», т.е. его формулировок, а затем уже его трактовки, оценки. И лишь при нормативном понимании права могут быть обеспечены законность и правопорядок, предполагающие совершенно точные формулировки правовых предписаний и адекватное их исполнение.

Нормативная трактовка права органически связана с концепцией разделения властей как одного из постулатов правового государства. Ведь разделение компетенции между ветвями власти и их взаимное сдерживание возможны только при определенном и точном нормативном закреплении соответствующих положений. К тому же правовое государство предполагает безусловное верховенство закона. А это значит, что право содержится в текстах законов и подзаконных нормативных актов, выступает в виде системы норм, установленных и обеспечиваемых государством и находящихся в строгом соподчинении с точки зрения их юридической силы.

Нормативная трактовка права сама по себе не предполагает безупречности действующего законодательства. Дело в том, что немало законов, других нормативных правовых актов не действует («остается на бумаге»), некоторые противоречат конституции, не все социально справедливы и положительно оцениваются теми, на кого распространяются.

По этим и другим основаниям нормативная концепция подвергается критике представителями других научных направлений в юриспруденции [1,с.146-150].

Естественно-правовая концепция (нравственная школа права).

Одним из наиболее распространенных направлений в современной юриспруденции является и такое, которое важнейшим элементом правовой материи признает не нормы права, а его духовное, идейное, нравственное начало или, точнее говоря, правовые идеи, правовое сознание. Правовые нормы, правоотношения лишь отражают, воплощают в себе эти идеи и представления, причем либо истинно, либо искаженно, а иногда и просто ошибочно.

К такому направлению относятся естественно-правовые, психологические, солидаристские, неотомистские и некоторые другие теории. У каждой из таких теорий своя особая идейная основа (у теории естественного права — неотъемлемые права человека, у психологической концепции — эмоциональные переживания людей, у солидаризма — общественное согласие, солидарность представителей различных слоев населения, у неотомизма — божественное происхождение государства и права), но их общая черта заключается в признании приоритета в праве именно идейного начала перед нормативным.

Естественно-правовая теория зародилась в глубокой древности, но своей кульминации достигла в эпоху буржуазных революций (XVII-XVIII вв.).

Ее виднейшие представители — Г. Гроций, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо, Ш. Монтескье. Исходным пунктом теории естественного права является наличие у каждого человека неотъемлемых прав и свобод, которыми он наделен природой или Богом точно так же, как наделен разумом, страстями, устремлениями. В различные эпохи эти качества реализовывались по-разному, в особых формах. В первозданном, естественном состоянии общества, когда не было государства и права, они осуществлялись индивидуально. Впоследствии в связи с усилением межличностных противоречий, обусловленных появлением частной собственности, с одной стороны, и стремлением каждого человека к общению — с другой, люди заключили между собой договор о создании государства, обеспечивающего интересы каждой отдельной личности.

Речь, конечно, идет не о каком-то конкретном акте, письменном документе, а о достижении общественного согласия по поводу создания органов государственной власти, которые призваны выражать и защищать естественные права человека. Существенно то, что содержание этих прав не определяется самим государством, а лишь закрепляется им в законодательных актах. Если какой-либо нормативный акт противоречит естественным правам человека, он не может считаться обоснованным и правовым.

Таким образом, теория естественного права в отличие от нормативного позитивизма исходила из возможности несоответствия права как категории изначально заданной (идеологически предопределенной) и закона как результата нормотворческой деятельности государства. Иными словами, законы государства являются действительными, легитимными лишь в том случае, если они соответствуют идеальному праву.

В XIX в. в связи со стабилизацией капиталистических отношений, усилением эксплуатации трудящихся естественно-правовая концепция, как отмечалось выше, была вытеснена нормативной трактовкой права. Однако после второй мировой войны началось бурное возрождение естественно-правовых идей, явившееся реакцией на фашистскую и коммунистическую тоталитарные системы, формально не противоречащие нормативным представлениям о праве. В этой связи следует отметить, что естественно-правовые идеи всегда активизировались на переломных этапах развития общества, когда обострялась борьба с отжившими реакционными социальными системами. Так было в период борьбы с феодальным правовым произволом, так произошло и в условиях преодоления современного тоталитаризма с его грубым попранием прав и свобод граждан.

Вместе с тем современное понимание естественного права существенно отличается от предшествующих его трактовок. Но сравнению с эпохой антифеодальных революций изменились представления о человеке как носителе естественных прав. В противоположность прежним оценкам, характеризующим человека как изолированного, обособленного индивида, философия и естественно-правовая юриспруденция второй половины XX в. стали рассматривать его с точки зрения присущих ему социальных качеств как субъекта многообразных общественных связей. Поэтому в перечень естественных прав человека включаются не только права, отражающие его личную свободу, независимость от государственной власти, но и социально-экономические Права, политические свободы. Современная естественно-правовая концепция тесно смыкается с теориями социального государства и плюралистической демократии.

Естественно-правовая концепция стала более динамичной. Само естественное право не рассматривается более как совокупность незыблемых идей и претендующих на вечную справедливость догматических положений эпохи Просвещения. Им противопоставлены идеи «естественного права с изменяющимся содержанием» — нравственные и другие духовные ценности конкретного общества (народа, нации) и отражающие их принципы развивающегося правосознания. Это значит, что современные естественно-правовые воззрения опираются на социологические исследования новых правовых идеалов, прежде всего нравственных. Такой подход к исследованию и пониманию права стал именоваться «возрожденным естественным правом» и «нравственной школой права». При этом имеется в виду возрождение концепции естественного права на новой методологической основе, но при сохранении главных ее идеологических ориентиров — обеспечения неотъемлемых (естественных) прав человека и социальной справедливости в праве.

Основной постулат естественно-правовой концепции — признание существования не зависящих от государства принципов и норм, олицетворяющих Высший разум или мудрость Бога, социальную справедливость, объективный правопорядок, не только являющихся обязательными для законодателя, но и обладающих способностью непосредственного действия даже вопреки нормам позитивного права. При всем многообразии оттенков нравственной концепции права все они ориентированы на поиск лучшего правового решения — разумного и справедливого [1, с.150-153].

Среди современных ученых наиболее аргументировано настаивает на рассмотрении права с нравственных позиций, т.е. с учетом высшей справедливости и необходимости разграничивать право и законодательство, B.C. Нерсесянц. Он не отрицает нормативности права и в то же время утверждает, что в законе не может закрепляться любое произвольно взятое содержание, «но лишь определенное по своей сущности (т.е. свобода)…» [23,с.353] В отличие от многих представителей «возрожденного естественного права» B.C. Нерсесянц не настаивает на применении права наряду с действующим законодательством и даже вопреки «несправедливому» закону. Общеобязательность права и возможность властно-принудительной защиты прав и свобод граждан он связывает именно с нормами законодательства. Такой подход к пониманию права не только имеет принципиальное научное значение, но и не противоречит нормативным представлениям о законности и правопорядке.

Тем не менее, принципиальное различие между правом и законом остается одним из краеугольных камней «возрожденного естественного права». Р.З. Лившиц пишет: «Право характеризуется своим гуманистическим демократическим содержанием… Право есть нормативно закрепленная и реализованная справедливость… Несправедливый закон не есть право» [24,с.32-33]. Такая, привлекательная на первый взгляд, постановка вопроса влечет за собой серьезные теоретические и практические проблемы. Во-первых, можно ли вообще говорить о полной справедливости в праве? Ведь нет законов, справедливых для всех (для каждого человека, для всех слоев общества).

Уравнивая всех или создавая для кого-то преимущества, льготы, а, также предусматривая юридическую ответственность, законодатель неизбежно вызывает ощущение несправедливости у каких-то групп населения и тем более у отдельных лиц. А определять справедливость мнением большинства — дело сомнительное, даже если подходить к этому с точки зрения демократии. К тому же многое из того, что оценивается в законе как справедливое сегодня, завтра видится по-другому. Будет ли такой закон правовым до тех пор, пока он не изменен? Кто и на каком основании должен давать ответы на подобные вопросы? Ясно, что безупречных критериев на сей счет не было и нет.

Во-вторых, выходит, что в истории человечества едва ли были законы, которые однозначно могут быть отнесены к праву с позиций нравственной его оценки. Речь идет не только о законах рабовладельческого, феодального или буржуазного общества. Нет законов, единодушно принимаемых парламентом или на референдумах в современных странах. Когда же их относить к праву, а когда нет? Можем ли мы утверждать, что все действующие и принимаемые в России и Беларуси законы, декреты, указы абсолютно справедливы? А если нет, то следует ли считать их правом?

И, в-третьих, — что, пожалуй, самое главное, — как же поступать с теми действующими законами, которые не отвечают, по чьему-либо мнению, критериям справедливости, гуманности, нравственности? Не выполнять их и вступать в конфронтацию с государством или с какой-то ветвью государственной власти?

Если следовать этой логике, то можно игнорировать любой закон, любое правовое предписание. Но если сегодня проигнорировать какой-либо закон, не противоречащий конституции, то что помешает завтра так же поступить с самой конституцией? А если учесть, что игнорировать правовые предписания проще всего власть имущим, то становится попятным, что такой путь, т.е. нарушение законности, неизбежно приведет к разрушению самой государственности.

Следовательно, естественно-правовая (нравственная) концепция права при всем своем глубоком демократическом и гуманистическом содержании остается всего лишь прекрасным философским идеалом, играющим важную роль в совершенствовании реального права, превращении его в государственный инструментарий обеспечения максимальной социальной справедливости, но не могущая претендовать на достоверную трактовку права как фактического регулятора общественных отношений. И сами естественные права, и, видимо, обязанности, являясь скорее элементами гражданского общества, чем правовыми категориями, приобретают, как известно, юридическую значимость в пределах объективно достигнутого уровня социальной свободы, только будучи закрепленными, в национальном законодательстве.

Таким образом, рассматриваемые с позиций «возрожденного естественного права» слабые стороны нормативной концепции не преодолеваются, а приобретают большее позитивное значение. Однако в связи с тем, что в современных государствах с рыночной экономикой правоприменительные органы чувствуют себя скованными правовыми предписаниями, стали формироваться и в последнее время получили распространение идеи «широкого понимания права». Эти идеи нашли свое обоснование в так называемой социологической концепции права [1,с.153-155].

Социологическая юриспруденция. Формирование социологического направления в теории права началось на стыке XIX-XX вв., когда социология выделилась в самостоятельную науку, а ее методы стали активно использоваться другими общественными науками. Поскольку социология рассматривает общественные явления с точки зрения закономерностей развития общества в целом, то и в праве ею вычленяются и даже преувеличиваются социальные черты в ущерб признакам специфическим, т.е. юридическим, формально-догматическим. Такой подход к праву был благосклонно воспринят господствующими слоями общества, многими правоведами и, что самое главное, исполнительной и судебной властями, поскольку к этому времени буржуазия стала определенно тяготиться ею же созданной законностью, научным обоснованием которой продолжал служить юридический позитивизм.

Социологические теории права формировались двумя путями. Первоначально их исходные положения складывались в рамках самой социологии, а затем социологические представления и методы познания стали проникать непосредственно в юриспруденцию. Поэтому в социологической трактовке права тесно переплетаются концептуальные положения, выдвинутые как социологами, так и юристами. Это позволило некоторым ученым настаивать на признании такой правовой науки и учебной дисциплины, как социология права. К родоначальникам социологической юриспруденции относятся Р. Иеринг (Германия), Е. Эрлих (Австро-Венгрия), Р. Паунд (США), Л. Дюги (Франция) [9, с.155-156].

Р.Иеринг, Р.Паунд, Л.Дюги первоначально основное внимание уделяли критике формально-догматической юриспруденции («юриспруденции понятий», как называл ее Р. Иеринг).

Они подчеркивали недостаточность (односторонность) нормативного подхода к праву, полагая, что право охватывает не только правовые нормы, но и совокупность фактически сложившихся правоотношений. Ими выдвигалась трактовка права как «живого», динамичного правопорядка в противоположность нормативной его трактовке как якобы застывшего, лишенного реального содержания конгломерата установленных государством норм. Для всех представителей социологической юриспруденции, таким образом, характерен приоритет реальной правовой действительности перед правовыми идеями и нормами. Значит, ими не только отвергается нормативная трактовка права, но и не воспринимаются нравственные, естественно-правовые представления о праве.

Быстрое и широкое распространение социологическая теория права получила в США. Это обусловлено, прежде всего, господствовавшей там системой общего права (общее, или прецедентное, право создавалось судьями, разрешавшими конкретные правовые споры) и развитием капиталистических отношений, которые не укладывались в «прокрустово ложе» нормативных предписаний.

Известный американский правовед Р. Паунд, обосновывая социологическую трактовку права, выделял в нем три стороны, или элемента. Во-первых, это определенный порядок или режим регулирования социальных отношений, поддерживаемый систематическим и упорядоченным применением силы со стороны государственных органов. Во-вторых, это содержащие правовые нормы официальные источники, которыми приходится руководствоваться при вынесении судебных и административных решений. В-третьих, это судебный и административный процесс, т.е. фактическая реализация правовых норм и прав о представлений. Если свести все эти стороны, элементы права воедино, то, полагал Р. Паунд, мы придем к пониманию права как высокоспециализированной формы социального контроля, осуществляемого на основе властных предписаний в рамках судебного и административного процесса [1, с.155-156].

К. Ллевеллин, Д. Фрэнк, Е. Эрлих, Ф. Жени и др. тяготели к пониманию права как фактически сложившихся правоотношений. По их мнению, право — это конкретные решения, а не правила. Судья создает право, когда решает дело. Отсюда и выводимая ими формула: право — это то, что делает судьи.

Исходная точка права, утверждал в своих работах Е. Эрлих, лежит не в законах, а в самом обществе. Поэтому источник познания права — это документы его осуществления (сделки, договоры, судебные решения), а само право следует понимать не как совокупность абстрактных норм, а как живой правопорядок, как сеть конкретных правоотношений. Многочисленные фактические отношения, полагал Е. Эрлих, постепенно складываются в правовые нормы. Иными словами, правоотношения первичны, а правовые нормы вторичны. Каждая организация (предприятие, учреждение) имеет свое право в виде правоотношений, в которых оно находится. Следовательно, не государство, а каждый субъект формирует свое право. Законодатель же не создает правовую норму, а лишь обнаруживает и фиксирует ее после того, как она сложилась на практике в виде правоотношений.

Приведенные рассуждения сторонников социологической трактовки права позволяют охарактеризовать ее как прагматическое направление в правоведении. Не случайно социологическая школа права нередко называется прагматической юриспруденцией. И нельзя не заметить, что социологическая концепция права не только переводит понимание права из сферы должного в сферу сущего, но и уходит от выявления его природы (сущности).

Мы хотим изучать правопорядок, вместо того, утверждал Р. Паунд, чтобы вести споры о природе права.

Социологическая концепция права фактически отвергает активное вмешательство государства в сферу частных интересов. Она направлена не только против социалистических идеалов плановой экономики, но и против неолиберализма, предполагающего регулятивное влияние государства на хозяйственную деятельность в оптимальных пределах. В этом, видимо, ее суть.

Между тем в правоотношениях, в защите прав и интересов их сторон должна быть полная определенность, ибо в противном случае право перестанет быть регулятором общественных отношений, а законность и правопорядок утратят свой юридический смысл. Так, где же искать общеобязательный критерий, определяющий грань между правом и неправом? Обнаружить этот критерий можно только в четко сформулированном тексте нормативного правового акта, доведенного до всеобщего сведения, обладающего необходимой юридической силой, обеспечиваемой государственным воздействием. В методологическом же смысле этот критерий лежит в основе диалектико-материалистической нормативной трактовки права, обосновывающей его обусловленность объективно складывающимися общественными отношениями [11, с.157-158].

Либертарно-юридическая теория права. Либертарно-юридическое или философское понимание права заключается в том, что право определяет пределы, в которых человек может действовать свободно, ибо свобода не самоуправство, не произвол, а разумное в социальном смысле поведение.

Сторонники либертарно-юридической трактовки права настаивают на том, что может существовать только одно общее понятие права: «право есть формальная свобода индивида» [21, с.21]. B.C. Нерсесянц полагает, что типы права — «это основные исторические формы признания и организации свободы людей, выражающие этапы прогресса свободы» [25, c.242]. Признавая тем самым нормативный характер права, сторонники философского его понимания в то же время выводят за его пределы так называемые неправовые законы и отождествляют право со справедливостью. Даже утверждается, что вне права и кроме права нет и не может быть справедливости.

Нетрудно заметить, что признание в качестве права только «справедливых» законов роднит философскую концепцию права с естественно-правовой его теорией. И та и другая «носят отвлеченный, сугубо теоретический характер, исходят из того, каким право должно быть» [26,с.13]. Более того, сами сторонники либертарно-юридической теории права, сопоставляя ее с действительностью, признают, что в доиндустриальных обществах «право еще не является всеобщей и равной для всех мерой свободы» [21, с.75]. Такое же признание касается современных авторитарных и тоталитарных государств. Да почти вся история реального, а не философски толкуемого права — это история закрепленной в правовых нормах социальной несправедливости, за преодоление которой человечеству приходилось вести постоянную и суровую борьбу. Из этого следует, что формулировка «право есть социальная свобода» не может претендовать на универсальное определение права, якобы «примиряющее» естественно-правовую концепцию с нормативистской. Означает ли это, что придаваемое праву его философской трактовкой значение юридической меры достигнутой в обществе социальной свободы не имеет под собой оснований? Конечно, нет. Объективное (позитивное) право безусловно в той или иной мере отражает достигнутый уровень такой свободы (для определенного класса, слоя общества, а также для большинства населения в социальном государстве).

Субъективные права и обязанности отражают уровень личной свободы субъектов права. Но это всего лишь одна сторона права, существующая благодаря его нормативному содержанию. «Право немыслимо без элементов свободы и равенства, хотя бы и в самом скромном их проявлении», — писал известный российский правовед П.И. Новгородцев. И уточнял: «В самом понятии права содержится ограничение свободы, и размер этого ограничения может весьма существенно меняться» [27,с.115].

Рассматривая либертарно-юридическую трактовку права, отправляющуюся от гегелевской философии права, которая не исключала прикладное (нормативное) его значение, следует учитывать, что такое философское понимание права означает преувеличение только одной его стороны (признака), игнорирование его сущности и реальной формы и в конечном счете ведет к противопоставлению права и закона.

государство право взаимодействие свобода

2.2 Особенности права и его сущность

Право принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений. Пытаясь понять, что такое право и какова его роль в жизни общества, еще римские юристы обращали внимание на то, что право не исчерпывается одним каким-либо признаком или значением. Право употребляется в нескольких смыслах. Во-первых, право означает то, что всегда является справедливым и добрым, — каково естественное право. В другом смысле право — это то что полезно всем и многим в каком-либо государстве, каково цивильное право. По мере развития общества и государства у людей, естественно менялось и представление о праве. Появилось множество различных правовых идей, теорий и суждений. Однако изначальные основы, заложенные римскими юристами, особенно в такой отрасли права как гражданское (цивильное), хотя и в модернизированном виде, но сохранились. В первую очередь это касается таких правовых институтов как право собственности, наследования, купли-продажи и многих других.

Кант определяя право как совокупность условий, при которых произвол одного может быть согласован с произволом другого по общему для них правилу свободы. Возражая Канту, Коркунов отмечал, что определение права как нормы свободы применительно к положительному, исторически развивающемуся праву требует уточнения. Юридические так или иначе ограничивают свободу человека, устанавливая удовлетворения его интересов, которые связаны с интересами других лиц. Разграничивая эти интересы, право тем самым устанавливает пределы их осуществления и, следовательно, ограничивает в этом отношении свободу человека [28, с.60].

Гегель писал, что почвой права, его необходимым пунктом является свободная воля, мир духа, порожденный им самим как некоторая вторая природа [29, с.67]. Наши современники также приходят к выводу, что в общественной жизни свобода человека выступает как его право, то есть нормированная, урегулированная правовыми средствами свобода [30, с.68].

Рассмотрение различных подходов к праву, основных правовых концепций позволяет выявить не только существенные различия между ними, но и те моменты, стороны, точки их соприкосновения, которые могут быть использованы для выработки единого, действительно научного понятия права. Сама жизнь, юридическая практика свидетельствуют о том, что без такого понятия, без его единой трактовки, прежде всего в государственном аппарате, в правоприменительной деятельности, не могут быть достигнуты прочная законность и стабильный правопорядок.

К тем сторонам рассмотренных правовых концепций, которыми они соприкасаются между собой, относится, прежде всего, признание такого признака права, как нормативность. Нормативность права, так или иначе, обозначается и в различных его определениях. Исходя из этого обстоятельства, рассмотрим основные признаки права, которые должны в первую очередь характеризовать его как особый, политический регулятор общественных отношений и позволить выделить право из совокупности всех других неправовых регулятивных средств. Речь идет о признаках, определяющих сущность, содержание и форму права, его социальное назначение, реальные гарантии его регулятивного воздействия на общественные отношения. С этих позиций определим и рассмотрим следующие черты и особенности права.

. Право — это прежде всего совокупность правил поведения, норм, установленных или санкционированных государством. Из большого количества разновидностей существующих в обществе социальных норм только правовые нормы исходят от государства. Все остальные складываются стихийно или создаются различными негосударственными (партийными, общественными) организациями, объединениями и их органами.

Правовые нормы устанавливаются либо компетентными государственными органами непосредственно, либо путем санкционирования иных социальных норм (обычаев).

Нормы права могут устанавливаться и путем референдума, проводимого в установленном законом порядке. В этой связи неизбежно возникают вопросы о соотношении государства как политической организации и права как совокупности правовых норм, издаваемых или санкционируемых государством, а также принимаемых путем референдума: являются ли правовые нормы лишь средством в руках государства, полностью от него зависящим, или выступают по отношению к государству как самостоятельное образование, оказывающее на него обратное влияние?

В зависимости от своих концептуальных пристрастий ученые по-разному отвечают на эти вопросы. Одни утверждают, что государство как источник права не может быть само им обусловлено. Оно всегда «над правом», а не «под правом». Поскольку издаваемые государством правовые нормы есть не что иное, как его требования, то в своих взаимоотношениях с правом государство первично, а право по отношению к нему вторично (Шершеневич) [1, с.160-161].

Государство, полагают другие правоведы, хотя и издает нормативные правовые акты, не является источником права, не создает его, а само вытекает из права. Иными словами, право первично, а государство — вторично. Как это ни странно, но в этом отношении совпадают взгляды и последовательных нормативистов, и многих сторонников естественного права, и представителей социологической концепции, полагающих, что право складывается на основе фактических правоотношений и лишь фиксируется государством.

Третья группа правоведов считает, что государство и право настолько взаимосвязаны между собой, что говорить о первичности одного из них и вторичности другого недопустимо. Государство не может существовать без создаваемого им права, а право — без государственного обеспечения (И.Сабо).

Последняя точка зрения, видимо, ближе всего к правовой действительности, получающей обоснование в теории правового государства. Создавая право в соответствии с требованиями, условиями гражданского общества, государство может успешно и стабильно функционировать только на основе и в рамках им же созданного права. Игнорирование государством требований правовых предписаний гибельно, прежде всего, для самого государства.

. Право — не простая совокупность издаваемых или санкционируемых государством правил поведения, а систематизированная их совокупность. Это не случайный набор не связанных между собой правовых норм, а построенная на основе научных, веками формировавшихся принципов, строго выверенная и упорядоченная система.

Система права строится с учетом объективных и субъективных факторов. К первым относятся реально существующие, не зависящие от сознания и воли отдельных лиц общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании. Эти отношения подразделяются на внутренне однородные связи между людьми (экономические, политические, социально-культурные), которые в свою очередь делятся на отношения более узкого, специфического характера (имущественные, трудовые, семейные).

Разновидности объективно складывающихся общественных отношений и определяют систему права, его внутреннюю структуру, которая представляет собой объединение правовых норм в отрасли, подотрасли и институты права.

Субъективные факторы — это политические и правовые представления законодательных органов, специфика планирования законодательных работ, используемые формы систематизации законодательства. Наиболее определенно такого рода факторы находят свое выражение в кодификационных нормативных актах (кодексах, статутах, уставах), в различного вида инкорпоративных изданиях (сборниках законов, собраниях законодательства) [1, с.162-164].

По мнению сторонников «широкого» понимания права, его нормативность не означает ограничения права одними только правовыми нормами. Имеется в виду, что, помимо норм и наряду с ними, право включает в себя также такие правовые элементы, как правоотношения, правосознание, субъективные права и обязанности, судебные и административные решения (социологическая концепция права).

Как отмечалось, эти элементы не способны выполнять регулятивную роль, обеспечивающую единый правопорядок. Они не поддаются также систематизации в том смысле, в каком систематизируются правовые нормы, нормативные правовые акты (в целях их упорядочения, устранения пробелов, удобства пользования), поскольку отличаются своим индивидуальным характером, своей исключительностью и неповторимостью.

. Право выражает государственную волю. Каждый отдельный нормативный правовой акт выражает волю издавшего его государственного органа. Исторический опыт возникновения и функционирования государства и права свидетельствует о том, что содержание государственной воли отнюдь не произвольно. Оно обусловлено волей властвующих, т.е. политически господствующих групп (классов, слоев общества, партий).

На высоких ступенях цивилизации, в социальном государстве это может быть воля большинства народа, нации.

В классово-антагонистических общественных формациях воля господствующих классов отчетливо проявлялась в издаваемых государством нормативных актах, в признаваемых им обычаях. Право закрепляло имущественное, социальное, политическое неравенство людей — рабовладельцев и рабов, феодалов и крепостных, работодателей и наемных рабочих. Даже размер наказания за убийство человека в свое время ставился в зависимость от его социального положения [1, с.164-165].

Явно выраженное или завуалированное социальное неравенство людей так или иначе прослеживается в большинстве других, изданных ранее или на последующих этапах развития общества правовых актов. Это видно и на примере знаменитого «Кодекса Наполеона» 1804 г., до сих пор признаваемого классическим образцом буржуазного гражданского права. Все это и позволило К. Марксу и Ф. Энгельсу, обратившимся к буржуазии в «Манифесте Коммунистической партии», написать: «Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса» [31, с.443].

По мере развития общества классовые и иные групповые интересы все более уступали место общечеловеческим. В этом смысле на всех этапах человеческой цивилизации в качестве одного из признаков права рассматривалась справедливость (даже в условиях рабской или феодальной зависимости подавляющего большинства населения).

Вот почему и юридические нормы, правовые акты провозглашались как нечто справедливое, хотя в эксплуататорских обществах эта справедливость всегда выражала интересы господствующего класса или соответствовала им. Ведь и в законах царя Хаммурапи, отличавшихся откровенно классовым характером, говорилось о том, что они изданы «для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого».

О реальной справедливости в праве, т.е. о сбалансированности в правовых предписаниях прав и свобод всех людей, правовой обеспеченности на условиях подлинного равенства интересов каждой отдельной личности, можно будет говорить лишь после преодоления классовых и иных социально-экономических различий между людьми. Но в этих условиях придется по-новому взглянуть и на самое право, на его сущность и содержание. Останется ли оно правом в собственном смысле слова или превратится в какой-то иной по своей социальной природе регулятор общественных отношений? Ведь и государство, воля которого воплощается в праве, перестав быть тем социальным монстром, который возвышался над обществом и противостоял ему не одно тысячелетие.

Если такое превращение права произойдет, то какие социальные нормы придут ему на смену? Ответить на этот вопрос и призвана теория государства и права, исследуя процессы, происходящие в сфере правового регулирования в современных социальных правовых государствах.

. Право — это система правил поведения, имеющих общеобязательный характер, т.е. подлежащих выполнению всеми субъектами права, обладающими определенными правовыми признаками (всеми гражданами, всеми военнослужащими, всеми субъектами хозяйствования, всеми студентами и т.д.).

Правовым предписаниям должны следовать все лица, на которых они распространяются, независимо от того, желают они этого или нет (разумеется, за исключением тех случаев, когда нормой права предоставляется право выбора того или иного варианта поведения).

Общеобязательность правовых норм в полной мере распространяется и на государство, и на те государственные органы, которые издали содержащий соответствующие нормы правовой акт. Правовое государство, если оно действительно является таковым, «связывает» себя, все свои органы требованиями правовых норм до тех пор, пока они не будут в установленном порядке изменены или отменены. В этой связи никак нельзя признать оправданными доводы представителей социологической концепции права в обоснование того, что решения судебных и административных органов не обязательно должны соответствовать правовым предписаниям, т.е. «мертвому» праву. Эти доводы и соответствующая им практика — прямая дорога к произволу, к беззаконию.

Такой признак права, как общеобязательность правовых норм, нисколько не противоречит правовому принципу: «Разрешено все, что не запрещено правом». Но необходимо учитывать, что этот принцип не распространяется на государственно-властные структуры. Что касается государства, его органов, то действует принцип: «Разрешено только то, что прямо предусмотрено правом».

. Право и составляющие его правовые нормы всегда выступают в определенной, официально выраженной письменной форме. Это могут быть установленные в государстве нормативные правовые акты (законы, декреты, указы, постановления и т.п.), допускаемые законодательством нормативные договоры, санкционированные государством обычаи, признаваемые в некоторых странах правовые прецеденты. Такая официальная письменная форма придает правовым нормам необходимую формальную определенность (точность формулировок) и подтверждает их определенную юридическую силу, т.е. их место и значимость в иерархии нормативных правовых актов. Все это позволяет хоть и формально, но, тем не менее, достаточно точно отграничить право от других разновидностей социальных норм.

. Должная реализация норм права обеспечивается государством. Для этого существуют предусмотренные законодательством средства государственного воздействия: поощрения, охраны, предупреждения, принуждения, ответственности и др. Средства государственного воздействия применяются только уполномоченными на то органами и в соответствии с установленными законом процедурами. Если в отношении права государственное воздействие является необходимым условием его реализации, то в отношении других социальных норм оно таковым не является.

Нередко в научной и учебной литературе роль государства как гаранта реализации права сводится к принуждению или в лучшем случае к охране. На самом же деле арсенал средств, с помощью которых государство обеспечивает осуществление правовых предписаний, значительно шире. Особенно часто и необоснованно недооцениваются средства поощрения, профилактики правонарушений, воспитательные средства [1, с.165-166].

.Право как системная совокупность правовых норм характеризуется динамизмом, изменчивостью, которые обусловлены непрестанным развитием регулируемых правом общественных отношений. Если каждая в отдельности правовая норма отличается статичностью (любое ее изменение означает появление новой нормы), то системная совокупность норм так или иначе изменяется, но не обновляется сразу и целиком. В этом смысле и идет речь о динамизме права, который не только отражает развитие общественных отношений, но и характеризует право как постоянно обновляющуюся систему, способную эффективно содействовать социальному прогрессу. С этих позиций становится очевидной несостоятельность попыток сторонников социологической концепции характеризовать систему правовых норм, систему законодательства как «застывшее», «мертвое» право. Таковым оно просто не может быть, ибо изменяется постоянно.

Рассмотренные выше признаки, черты права позволяют дать его общее определение. И, как это вытекает из предшествующего изложения, в его основе будет лежать нормативная трактовка рассматриваемого социального феномена.

Право — это система общеобязательных правил поведения (норм), устанавливаемых либо санкционируемых компетентными государственными органами, а также принимаемых путем референдума в целях регулирования общественных отношений, выражающих первоначально волю определенных классов, слоев населения, а по мере стирания социальных различий и демократизации общества — большинства народа с учетом интересов меньшинства, реализация которых обеспечивается государством [1,c.167].

Исходя из такого понимания права, попытаемся охарактеризовать его сущность, т.е. то главное, основное, что определяет все остальные его признаки, включая социальную ценность.

К сожалению, сущность права и его социальное назначение (ценность) нередко отождествляются, а точнее — сущность права трактуется фактически как его социальная ценность [32, с.234]. Но социальное назначение (ценность) характеризует право с точки зрения его регулятивной значимости, обеспечения устойчивого порядка в общественных отношениях, а сущность права выражает его социальную природу, политические (властные) истоки.

Регулятивная природа права определяется тем, что оно отличается волевым характером. В истории правовой мысли это обстоятельство подмечено уже давно. Так, уже Гроций, голландский государственный деятель и философ эпохи Просвещения, отмечал, что «право имеет своим источником волю». Эта конструктивная мысль поддерживается и в современной юридической литературе.

Если учесть, что в понимании психологов воля есть сознательная целеустремленность, активность человека, проявляющаяся в действиях, то можно заключить, что признание волевого характера права позволяет наиболее точно отобразить социально-психологический механизм действия права. Принципиально важным в связи с этим является уяснение того, чья воля находит выражение в праве, интересы каких социальных групп и слоев населения оно защищает, сущность права, таким образом, отражает основную, решающую его связь с социальной структурой и материальными производственными отношениями, социально-культурными условиями, приоритетами и ценностями человеческой личности.

При анализе данного положения наблюдаются существенные расхождения в правовых учениях прошлого и современных теориях. Так, Томас Гоббс, английский философ XVII в., утверждал, что «право есть продукт воли тех, которые имели верховную власть над другими». Для марксизма характерно понимание права как возведенной в закон воли господствующего класса. В современной западной юридической литературе обоснована мысль о том, что «право есть свободное выражение воли индивидов».

Менее заметным для правоведов, а между тем весьма примечательным по своему значению является высказанное уже в работах Ж.-Ж. Руссо суждение о том, что право заключает в себе общую волю. Категория «общая воля», следовательно, может быть признана первоосновой права, его сущностью. Такой подход позволяет более точно связать право с приоритетами и ценностями человеческой личности, ее интересами и потребностями. Надо лишь уточнить, что общая воля не есть механическое сложение индивидуальных воль. Общая воля есть результат их (индивидуальных воль) согласования, сочетания, результат достигнутого общественного компромисса различных специфических интересов.

Итак, сущность права — это обусловленная материальными и социально-культурными условиями жизнедеятельности общества, характером классов, социальных групп населения, отдельных индивидов общая воля как результат согласования, сочетания частных или специфических интересов, выраженная в законе либо иным способом признаваемая государством и выступающая вследствие этого общим (общесоциальным) масштабом, мерой (регулятором) поведения и деятельности людей [13, с.99-101].

Признание общей воли сущностью права выделяет право среди иных нормативных регуляторов, придает ему качество общесоциального регулятора, инструмента достижения общественного согласия и социального мира в обществе. Понимание воли в праве при таком подходе исключает сведение права к орудию насилия, средству подавления индивидуальной воли.

Воля, закрепляемая в праве:

1.официально удостоверяется и обеспечивается государственной властью;

2.отвечает требованиям нормативности; имеет специфические формы внешнего выражения (закон, судебный прецедент, нормативный договор, правовой обычай и т. д.);

.является результатом согласования интересов участников регулируемых отношений и в силу этого выступает именно общей волей, в той или иной мере приемлема для них;

.соответствует прогрессивным идеям права и др.

Соответствие обшей воли этим требованиям придает ей характер всеобщей, государственной воли, вследствие чего право приобретает качество реально действующего феномена, утверждается как господствующая система нормативного регулирования.

Для понимания природы права принципиально важно иметь в виду следующее: право выступает в форме

·идей, представлений;

·юридических предписаний (велений или установлений), исходящих от государства;

·действий или отношений, в которых реализуются идеи, принципы и предписания права.

В теоретической юриспруденции с давних пор ведутся споры о том, что следует признавать важнейшим элементом права — идеи, нормы или действия.

Уяснение сущности права позволяет объяснить его появление в определенных исторических условиях, выявить закономерности его функционирования и развития. Сущность права, как и его признаки, исторически изменчива в силу изменения обусловливающих ее объективных факторов (экономических, социальных, политических).

Это значит, что изменяется и укрепляется, приобретая все более широкую социальную базу, закрепляемая в праве определенная политическая воля. Такая объективно обусловленная изменчивость сущности права лежит в основе его типологии, выделения исторических типов права [1, с.168].

Ценность права заключается в том, что оно, воплощая общую (согласованную) волю участников общественных отношений, способствует развитию тех отношений, в которых заинтересованы как отдельные индивиды, так и общество в целом. Высшая общественная ценность

права заключается в том, что оно оказывает воздействие на поведение

и деятельность людей посредством согласования их специфических

интересов. Право не нивелирует частный интерес, не подавляет его,

а сообразует с общим интересом. Право выступает критерием правильного (справедливого) распределения материальных благ, оно утверждает равенство всех граждан перед законом независимо от их происхождения, материального положения, социального статуса.

2.3 Принципы права

Принципы права — это основополагающие начала, отправные положения, руководящие идеи, характеризующие сущность права, его содержание и назначение в обществе.

Большинство правоведов полагает, что принципы права не являются результатом субъективных суждений ученых или законодателей, а представляют собой объективно присущие праву качества: «Наука лишь выявляет, обосновывает, изучает и систематизирует их. Она не «придумывает», а «открывает» заложенные в праве принципы, показывает их роль, значение, содержание и функционирование» [17, с.149-150].

Нетрудно заметить, что таким образом правовым принципам как ключевым идеям придается объективная значимость, подобная той, которой характеризуются присущие государству и праву закономерности становления, функционирования и развития, а также и то, что общие принципы права рассматриваются как свойственные ему независимо от исторических этапов его развития, т.е. типов права.

Тем не менее, каждый из авторов, исследующих эту проблему (С.С.Алексеев, В.К. Бабаев, В.Н. Синюков, О.И. Цибульская и др.), выдвигает и обосновывает свой перечень принципов права, который отличается существенными особенностями как в количественном, так и в содержательном отношении. Субъективизм в решении проблемы не без основания расцени-вается как трудно преодолимый. И не случайно вопрос о принципах права в некоторых учебных изданиях вообще не рассматривается [32, с.237-238].

Принципы права, безусловно, не являются произвольными по своему характеру. Но это не исключает, а скорее предполагает оценку их значимости и содержания, а также их классификацию исследователями и законодателями. Такая оценка и классификация производятся с учетом объективной обусловленности (именно обусловленности, а не объективной значимости) выдвигаемых принципов экономическими, социальными и политическими факторами, сущностью самого права, характером сложившейся в стране политической системы и господствующего в ней государственно-правового режима.

Это значит, что определение принципов права должно производиться с учетом конкретно-исторических условий. Недопустимо те или иные принципы и особенно вкладываемое в них содержание распространять на право вообще. Ведь очевидно, что принципы построения и функционирования буржуазного права первого этапа развития капитализма существенно отличались от принципов рабовладельческого, феодального и даже современного постиндустриального общества. Столь же существенно отличаются принципы права, рассматриваемые применительно к различным правовым системам современности. Так, очевидно различие принципов современной романо-германской правовой системы, сформировавшейся на основе римского права, и мусульманского права, сложившегося на основе мусульманской религии.

Принципы права отличаются в зависимости от его сущности (социальной природы), исторических этапов развития, сложившихся правовых систем, политических режимов. Неповторимое сочетание этих и иных факторов в каждой отдельной стране, неизбежная субъективная оценка их влияния на правотворчество и правоприменение и создают многообразие подходов к освещению проблемы принципов права. Мы попытаемся ее рассмотреть применительно к современному социальному правовому государству.

Прежде всего, необходимо определить источники принципов права. Как правило, эти источники носят нормативный или доктринальный характер. Это значит, что принципы права либо прямо закрепляются в законодательных актах, т.е. выступают в виде правовых норм, либо логически выводятся из содержания действующего национального законодательства и норм международного права, т.е. являются результатом научных обобщений. В первом случае принципы права имеют общеобязательный характер и должны официально реализовываться в правоприменительной практике. Во втором они носят научно-комментаторский характер, что предполагает их использование именно в этом качестве[1,с.183-184].

В теории права принято подразделять принципы права на общеправовые, межотраслевые и отраслевые. Некоторые предлагают классифицировать их еще в зависимости от типов права (на принципы рабовладельческого, феодального, капиталистического и социалистического права), а также в зависимости от сферы и характера нормативного регулирования (на социально-экономические, политические, идеологические, этические, религиозные, специально-юридические и др.) [33, с.22-26].

Специально-юридические принципы современного права отличаются определенным своеобразием в зависимости от того, относятся они к отдельной отрасли права, к нескольким его отраслям или к праву в целом.

К отраслевым принципам относятся, например, принцип индивидуализации наказания в уголовном праве или принцип обеспечения здоровых и безопасных условий труда в трудовом праве. Как правило, отраслевые принципы содержатся в нормах соответствующих правовых актов. Так, принципы гражданского права перечислены в Гражданском кодексе Республики Беларусь. В их числе принцип: граждане и юридические лица свободны в заключение договора [34, ст.2].

К межотраслевым принципам относится принцип состязательности в гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном праве. Отраслевые и межотраслевые принципы рассматриваются в курсах соответствующих отраслевых наук. В курсе же общей теории государства и права определяются и рассматриваются общеправовые принципы, распространяющиеся на все отрасли действующего права.

Наиболее обоснованным, несмотря на некоторые расхождения во взглядах, представляется выделение следующих принципов права: демократизма, социальной справедливости, гуманизма, равноправия, законности, единства прав и обязанностей, юридической ответственности только за виновное противоправное деяние.

Общие принципы — это основные начала, которые определяют наиболее существенные черты права в целом, его содержание и особенности как регулятора всей совокупности общественных отношений. Они распространяются на все правовые нормы и с одинаковой силой действуют во всех отраслях права в независимости от характера и специфики регулируемых ими общественных отношений [9, с.216].

К числу общих принципов права относятся:

Принцип демократизма означает, что единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ, который осуществляет свою власть непосредственно через представительные и иные органы в формах и пределах, определенных Конституцией [15, ст.3]. Воля народа реализуется как в принимаемых им непосредственно нормативных актах путем референдумов, так и в актах, издаваемых государственными органами. Защита закрепленных в них прав и свобод граждан гарантируется демократическим правосудием.

Принцип социальной справедливости в правовой сфере означает, что в максимальной степени обеспечиваются интересы всех слоев общества, в том числе социальных меньшинств. Справедливость в праве не исключает формально-определенный характер закрепляемых им прав, свобод, обязанностей. Их справедливая по возможности индивидуализация обеспечивается правоприменительными органами, главным образом судебными, но осуществляться это должно в пределах, предусмотренных законодательством. Именно в законе устанавливается соразмерность между количеством и качеством труда и его оплатой, между причиненным вредом и его возмещением, между тяжестью преступления и наказанием за него. Предусматривая эту соразмерность, закон и предполагает реализацию принципа справедливости. Антиподом справедливости является несправедливость. Справедливость и несправедливость находятся в диалектическом единстве, исключающем абсолютизацию одного из элементов этой парной категории. Необходимо учитывать, что устремленность к справедливости в праве не может полностью устранить социальную несправедливость не только в силу формализации правовых положений, но и вследствие социальной поляризации общества в условиях свободного рынка и частнособственнических отношений [1,с.185].

Принцип гуманизма предполагает наличие правовых гарантий уважения к каждой личности, ее достоинству, чести, неотъемлемым правам и свободам. Идея гуманизма пронизывает правовые системы современных социальных правовых государств. Принцип гуманизма получил закрепление в ст. 2 Конституции Республики Беларусь, согласно которой высшей ценностью и целью общества и государства являются человек, его права, свободы и гарантии их реализации [15,ст.2].

Гуманизм является реальным и действенным лишь при том условии, что он может быть обеспечен и защищен необходимыми правовыми средствами. В связи с этим правильно понимаемый гуманизм предполагает наличие широкого спектра мер правового воздействия, вплоть до строгих наказаний за нарушения требований закона, субъективных прав и свобод граждан. Современное право, закрепляя и охраняя определенные общественные отношения, устанавливает не только юридические гарантии их гуманистического содержания, но и меры их правовой защиты, юридической ответственности [1, с.186].

Принцип равноправия означает не фактическое равенство в различных сферах общественных отношений (это утопия в условиях рыночной конкуренции), а равенство всех перед законом, одно из проявлений которого — наличие равных стартовых условий. Именно эта идея заложена в ст. 22 Конституции Республики Беларусь, которая гласит: «Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов».

Иностранные граждане и лица без гражданства на территории Беларуси пользуются правами и свободами и исполняют обязанности наравне с гражданами Республики Беларусь, если иное не определено законами и международными договорами. Никто не может быть принужден к исполнению обязанностей, не предусмотренных Конституцией и действующим законодательством, либо к отказу от своих прав [15, ст.11].

Принцип законности в праве заключается в строгой иерархии нормативных правовых актов. В правовом государстве он выражается в требовании верховенства закона, в подчиненности ему всех других, подзаконных нормативных актов.

В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права (ст. 7 Конституции Республики Беларусь).

Это значит, что государство, все его органы, должностные лица обязаны действовать в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства. Правовые акты или отдельные их положения, признанные в установленном законом порядке противоречащими положениям Конституции, не имеют юридической силы.

Согласно ст. 8 Конституции Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. В то же время не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции [15, ст.7-8].

Некоторыми авторами наряду с принципом законности в праве выдвигается принцип непротиворечивости норм, составляющих действующее право, и приоритета закона перед иными нормативными правовыми актами [33, с.24]. Заложенный в этом тезисе смысл чрезвычайно важен, однако представляется, что он является стержневым, определяющим в содержании принципа законности в праве. Во всяком случае, при рассмотрении последнего главное внимание уделяется именно этому его аспекту.

Принцип единства прав и обязанностей заключается в том, что закрепляемые за человеком права и свободы сочетаются с возлагаемыми на него обязанностями. Это обусловлено тем, что всякое право, так или иначе, реализуется через чью-то обязанность или при ее наличии. На высшем законодательном уровне принцип единства прав и обязанностей получил свое закрепление в части второй ст. 2 Конституции Республики Беларусь: «Государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности. Гражданин ответствен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией». Из этого вытекает, что права и обязанности — это парная юридическая категория, которая наряду с единством указанных элементов характеризуется и противоречиями между ними. Законотворческая практика призвана обеспечивать единство между юридическими правами и обязанностями и ограничивать противоречия между ними. Если бы такое единство распалось, право утратило бы свое регулятивное значение.

Принцип юридической ответственности только за виновное противоправное деяние предполагает, что юридическая ответственность не может возникнуть и реализоваться путем наказания субъекта права, если последним не совершено правонарушение, прямо предусмотренное в законодательном акте. Как будет отмечено в главе XIX настоящего издания, допущение безвиновной ответственности не имеет под собой достаточных оснований.

От принципов права следует отличать непосредственно примыкающие к ним правовые аксиомы. Правовые аксиомы — это юридически значимые положения, принимаемые без особых доказательств в силу признания их истинности и практической целесообразности. К ним можно отнести положения о том, что закон обратной силы не имеет, что в юридическом споре должны быть выслушаны обе стороны, что нельзя наказывать дважды за одно и то же правонарушение и др. Правовые аксиомы, как правило, закрепляются в законодательстве и в связи с этим имеют нормативное значение.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что все общие принципы права тесно взаимосвязаны между собой. Если действует принцип социальной справедливости, то устанавливаются и гуманные отношения между людьми. И наоборот, реализация принципа гуманизма означает в то же время установление справедливых отношений в общественной жизни. Ещё Аристотель отмечал, что справедливость тесно связана с понятиями законности и равенства людей, так как справедливость выступает как законное и как равное, а несправедливость — как противозаконное и неравное отношение к людям.

2.4 Функции права

Основное назначение права как главного средства государственного управления обществом состоит в создании и обеспечении той части общественного порядка, в которой заинтересовано наряду с другими субъектами государство и которая в соответствии с определяющими его правовыми нормами называется правопорядком.

В классово-антагонистических общественных формациях правопорядок в обществе обеспечивался в основном средствами политического подавления эксплуатируемых классов. При современных тоталитарных режимах подавление политических противников также является основным средством обеспечения соответствующего правопорядка. По мере стирания классовых противоречий, демократизации общественной жизни обеспечение правопорядка все более осуществляется путем учета и координации интересов различных слоев и групп населения, достижения и правового закрепления компромиссов между ними.

В условиях формирования социального правового государства право можно и нужно рассматривать в качестве политического средства обеспечения общественного порядка главным образом путем достижения общественных компромиссов и согласий [35, с.170].

В правовом государстве публичное управление должно осуществляться только государственными органами и только посредством его правотворчества. Даже общественные образования не должны быть участниками правотворческой деятельности, поскольку это противоречит самой их природе. В демократическом государстве общественные формирования могут успешно функционировать лишь на плюралистической основе.

Известно, что в тоталитарных и авторитарных государствах некоторые общественные организации (партии, профсоюзы) занимали монопольное положение и фактически огосударствлялись — либо концентрировали в своих руках функции государства, либо превращались в его придатки. В силу этого они приобретали правотворческие функции.

Общественные организации призваны выяснять, формировать и защищать в политической сфере интересы определенных групп населения. Это единственный путь выявления социальных противоречий и предотвращения конфликтов в современном цивилизованном мире. Общественные объединения граждан должны для этого наделяться определенными правами, но не государственно-властными — законодательными, управленческими, судебными. Государство — политический суверен. И в правовом государстве имманентные ему функции, прежде всего правотворческие и правоприменительные, не должны от него отторгаться или кому-либо передаваться.

С этой точки зрения право как средство государственного управления общественными процессами и в то же время как регулятивный феномен, которому подчинено само государство, обладает только ему присущими социальными функциями, неразрывно связанными с функциями государства [1,с.175-176].

В научной и учебной литературе функции права определяются как основные направления юридического воздействия на общественные отношения, обусловленные сущностью и социальным назначением права в жизни общества [36, с.98]. Соглашаясь в принципе с таким пониманием функций права, можно отметить, что функция- это категория, характеризующая деятельность (функционирование) определенного субъекта. Функции права — основные виды его воздействия на общественные отношения, определяемые сущностью и социальным назначением права на различных этапах его исторического развития.

Соответственно этому можно отметить следующие особенности функций права.

1.Функции права производны от его сущности и определяются назначением права в обществе. Функции — это «свечение» сущности права в общественных отношениях.

2.Функции права — это направления его воздействия на общественные отношения, потребность в осуществлении которых порождает необходимость существования права как социального явления.

.Функции выражают наиболее существенные, главные черты права и направлены на осуществление коренных задач, стоящих перед правом на данном этапе развития общества.

.Функции права представляют направления его активного действия, упорядочивающего определенный вид общественных отношений. Поэтому одним из важнейших признаков функций права является их динамизм, движение, действие. Еще Гете говорил; «Функция — это существование, мыслимое нами в действительности».

.Постоянство как необходимый признак функции характеризует непрерывность, длительность ее действия [13, с.103-104].

Функции права могут рассматриваться в различных плоскостях. Так как право неразрывно связано с государством, то его функции во многом совпадают с функциями государственной власти. Все основные направления деятельности государства осуществляются в правовых формах, на основе законодательных актов, которые определяют характер и содержание этой деятельности. С одной стороны, можно выделить экономическую, социальную, экологическую и другие функции права, что соответствует функциям государства. С другой стороны, по субъектам государственной власти можно различать законодательную, исполнительную и судебную функции права.

Функции права могут подразделяться на виды в зависимости от того, какие основные задачи они решают. При данной классификаций выделяются такие направления правового воздействия, которые выражают специфику права как регулятора общественных отношений, его юридическое значение для этих отношений.

Важнейшая задача системы права любой цивилизованной : страны — упорядочение общественных отношений, введение их в рамки социальной свободы и справедливости. Эту задачу право решает посредством регулятивной функции. Второй важной задачей права является охрана регулируемых общественных отношений от различного рода посягательств со стороны правонарушителей. Эта задача решается с помощью охранительной функции права [9, с.219].

Говоря о функциях права как об основных видах или направлениях его воздействия на общественные отношения, необходимо всегда учитывать, что содержание этих функций во многом разнится не только в зависимости от сущности той или иной правовой системы, но и от особенностей ее в каждом конкретном государстве.

Принято выделять две группы критериев классификации функций права — внешние и внутренние. По внешнему критерию выделяют так называемые социальные функции права — политическую, экономическую, идеологическую [32, с.241]. Но нетрудно заметить, что в данном случае речь идет не о функциях права, а о сферах, в которых право функционирует. По внутреннему критерию выделяют регулятивную и охранительную функции права, которые вытекают из самой природы права, обусловлены способами его воздействия на общественные отношения и проявляются в формах его реализации.

Представляется более оправданным признать две основные функции права — регулятивную и воспитательную, а в первой выделить три подфункции — регулятивно-статическую, регулятивно-динамическую и регулятивно-охранительную.

Регулятивно-статическая функция заключается в воздействии права на общественные отношения путем их закрепления в различных нормативных правовых актах. В праве закрепляются в первую очередь те общественные отношения, которые представляют собой основу существования стабильного общества, соответствуют целям социального прогресса, служат обеспечению законности и правопорядка. Решающая роль в осуществлении статической функции принадлежит институтам права собственности, основных прав и свобод граждан, разделения властей, организации и деятельности различных ветвей власти.

Решающее значение в проведении статической функции принадлежит институтам права собственности, институтам политических прав и свобод граждан. Отчетливо данная функция выражена в авторском, изобретательском праве [13, с.104].

Регулятивно-динамическая функция права проявляется в его воздействии на общественные отношения, прежде всего путем проведения необходимых реформ (экономических, социальных, политических).

Специфические способы осуществления регулятивно-динамической функции:

¨определение и обеспечение правоспособности и дееспособности субъектов права;

¨расширение и гарантирование прав и свобод граждан;

¨изменения в правовых статусах других субъектов права, в том числе государственных органов и организаций, направленные на активизацию их деятельности;

¨преобразования в основаниях возникновения, изменения и прекращения правоотношений;

¨установление и расширение мер поощрения субъектов права за правомерное поведение, способствующих развитию и обеспечению прогрессивных социальных преобразований;

¨усиление мер по борьбе с правонарушениями и т.п.

Таким образом, регулятивно-динамическая функция представляет собой такой вид правового воздействия, который предполагает активное, научно обоснованное и гарантируемое государством развитие правовых отношений в интересах общества, различных его слоев и отдельных граждан.

Регулятивно-охранительная функция — это такой вид правового воздействия, который направлен на защиту предусмотренных и обеспечиваемых правом политических, экономических, социальных и других правовых отношений, а также на ограничение и вытеснение отношений, враждебных, чуждых данному общественному строю.

Специфика охранительной функции состоит в следующем:

¨она характеризует право как особый способ воздействия на поведение людей, выражающийся во влиянии на их волю угрозой санкций, установлением запретов и реализацией юридической ответственности;

¨она служит информатором для субъектов общественных отношений о том, какие социальные ценности взяты под охрану государством посредством правовых предписаний;

Характерные черты охранительной функции права прослеживаются более четко, если ее сравнить с правоохранительной деятельностью государства. Общее назначение последней сводится к тому, чтобы обеспечить неуклонное выполнение субъектами права требований закона, т. е. обеспечить режим законности. Достигается это выявлением правонарушений, их расследованием, привлечением к ответственности виновных.

Таким образом, если охранительная функция права — это действие самого права, то правоохранительная деятельность государства является материальной гарантией соблюдения требований права, поскольку это — действие специальных учреждений (МВД, прокуратуры, суда) по охране права, действие не самого права, а внешнего по отношению к нему фактора. Кроме того, охранительная функция направлена на охрану общественных отношений, а правоохранительная деятельность — на охрану самого права [18,с.105-106].

Воспитательная функция права содержит в себе двуединое начало:

1.она направлена на убеждение населения в справедливости закрепленных в нормативных правовых актах основ существующего общественного строя, необходимости его укрепления и развития. С этих позиций обосновывается и необходимость обеспечения твердой законности, прочного правопорядка. Граждане ориентируются на личное участие в решении соответствующих задач. Наиболее определенно эта составляющая воспитательной функции отражается в преамбулах нормативных правовых актов.

2.воспитательное воздействие права заключается в утверждении в обществе посредством правовых предписаний и их реализации высоких нравственных начал. Вся правовая система общества на современном этапе развития цивилизации призвана служить укреплению в людях благородных качеств и побуждений, стремлений к социальному сотрудничеству, общественным компромиссам и взаимопомощи. Эта составляющая воспитательной функции права конкретизируется в правовых нормах, наполненных нравственным содержанием, отражающих идеи социальной справедливости и солидарности [1, с.178].

В целом воспитательная функция направлена на формирование правовой культуры всего общества и каждого его члена в отдельности, без чего невозможно создание и эффективное функционирование правового государства.

Та роль, которую играет право в жизни общества и которая проявляется в его функциях, свидетельствует о том, что оно представляет собой особую, ничем не заменимую социальную ценность.

В широком смысле слова социальная ценность означает способность какого-либо явления удовлетворять потребности общества, быть полезным для его существования, нормального функционирования и развития. Понятие ценности права также должно отражать его полезность для общества, различных социальных слоев, каждой личности.

Право — это государственный регулятор общественных отношений. Оно является нормативной основой активности участников общественных отношений, источником их субъективных (личных) юридических прав и обязанностей, критерием правомерного и неправомерного поведения. Как регулятор общественных отношений право воздействует на них двояко — с одной стороны, гарантирует самостоятельную активность людей, а с другой — обеспечивает организованность и дисциплинированность в рамках правовых предписаний. Посредством права устанавливается и обеспечивается в общественной жизни такой порядок, который не только открывает простор для свободной активности субъектов права, но и препятствует произволу и насилию, т.е. беззаконию.

Таким образом, социальная ценность права, выраженная в самой общей форме, заключается в регулировании им общественных отношений, установлении правопорядка, отвечающего интересам общества, государства, граждан. Рассмотрим основные проявления социальной ценности права.

Право придает действиям людей, государственных органов, учреждений, объединений граждан необходимую организованность, согласованность и устойчивость. Наряду с этим предусматривает подконтрольность субъектов права в сфере правовых отношений. Тем самым оно упорядочивает регулируемые им отношения, направляет их в определенное русло. Не случайно в сфере законотворчества наблюдается острая борьба различных политических сил, стремящихся придать общественным отношениям желаемую ими правовую форму. В результате юридически закрепляются определенные формы собственности, хозяйствования, распределения материальных благ, государственного управления экономикой и т.п.

Важным проявлением ценности права является возможность сочетания в нем различных интересов — частных и общественных, общегосударственных и групповых, федеральных и частей федерации. При этом ценность права тем выше, чем полнее в нем отражаются и обеспечиваются частные, групповые, национальные, местные и другие специфические интересы. Тем самым полнее реализуются возможности правовых компромиссов, согласований, предупреждений социальных конфликтов.

Право является юридической мерой достигнутой в обществе социальной свободы. Характерно, что закрепляемая и обеспечиваемая правом мера социальной свободы неразрывна с устанавливаемой в праве юридической ответственностью как формой и мерой ответственности социальной. Благодаря этому право служит исключению из общественной жизни произвола лиц, противопоставляющих свои интересы, свои представления о их личной свободе достигнутому и закрепленному в праве уровню свободы социальной [1, с.179-180].

По мере социального прогресса право все более наполняется, пронизывается идеями свободы, равенства, справедливости и вследствие этого оказывает все большее нравственное, воспитующее влияние на общество. Право приобретает ценность и для каждой отдельной личности, поскольку человек, его права, свободы и гарантии их реализации признаются высшей ценностью и целью общества и государства. Именно в праве каждый человек желает и надеется обнаружить гарантии своей защищенности. А в нынешних условиях проведения принципиальных преобразований, влекущих расслоение общества, появление значительных социально незащищенных групп населения, гуманистический характер права должен проявляться в наибольшей степени. В конечном счете, социальная ценность права заключается в том, что оно является политическим фактором прогрессивного развития общества, его постоянного обновления с учетом процессов, объективно происходящих в материальной сфере общественной жизни. Его роль особенно возрастает в переломные периоды истории, при крушении изживших себя социальных систем, тоталитарных режимов. В этих условиях право способствует формированию качественно новых общественных отношений — экономических, социальных, политических, а также укреплению и защите моральных устоев общества, его нравственного здоровья.

3. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

3.1 Тип соотношения государства и права

В своем движении государство и право вступают в различные связи со многими социальными, духовными, экономическими, политическими факторами, в которых (связях) так или иначе, проявляются их природа и сущность. Но их взаимодействие друг с другом имеет свою специфику. Государство и право в лице социально-экономической и духовной структуры общества имеют единую причину, которая вообще очень плодовита и не может однажды исчезнуть, исчерпав свои возможности. Социальные и духовные потребности (и по своему содержанию и по времени существования), экономические основания, вызвавшие и вызывающие к жизни государство и право и определяющие их дальнейшее развитие в рамках данной общественной системы одни и те же. В этом плане государство и право «изготовлены» из одного материала из цельного куска, в котором не было трещины. Потребности функционирования общества, необходимость организации материального и духовного производства, политического управления, поддержания и укрепления порядка в общественной жизни, регулирования отношений между людьми, установления связей между общественными и политическими институтами, отношения с иными государственными системами — вот основные факторы, определяющие главное во взаимодействии (сущность характер масштаб) государства и права. Последние — это материализованное следствие реализации разнообразных общественных потребностей и интересов. Они образуют собой единую сферу, распадающуюся в процессе деятельности на два самостоятельных, но взаимодействующих явления. В рамках же политико-юридической системы — соответствующие институты идеи нормы ценности отношения — государство и право выступают в качестве составных элементов связи, между которыми и их деятельность во многом определяют сущность и основные тенденции развития данной системы. Государство и право сами по себе видимо обладают меньшей самостоятельностью, чем их соединение в нечто единое целое.

Нередко на вопрос — являются ли причинные связи, отношения стороной, частью взаимодействия между государством и правом, дается отрицательный ответ исходя, при этом из того факта, что государство и право сами являются производными от одной общей для них причины. Однако, как представляется это несколько упрошенное решение проблемы. В строго детерминистском плане конечно государство и право — не причина и следствие друг для друга. Если же взглянуть на проблему причинности шире, то на поставленный вопрос можно ответить положительно, рассматривая в данном случае причинные отношения только как один из аспектов детерминации. В процессе «производства» государства и права имеет место не простое причинение, предполагающее порождение одной причиной одного следствия (данная абстракция значительно упрощает действительную ситуацию).

Обычно (и не без оснований) говорят о внешних и внутренних причинах, о сумме причин, об условиях-факторах, без которых не может возникнуть следствие [37, с.216].

Поверхностное рассмотрение отношений государства и права может привести к выводу, что первопричиной возникновения и развития, например, права — есть государство, что именно правотворческая деятельность государственных органов — подлинный и единственный источник права. Так выглядит эта связь на первый взгляд. Более глубокий анализ показывает: право возникает и существует не потому, что есть государство, что, есть государственные законодательные органы, а потому что определенные общественные отношения, потребности, интересы не могут быть выражены, структурированы, реализованы нормально вне и помимо правовых форм. Они являются первой объективной и исторически-логической причиной возникновения существования и функционирования права.

Право, однако, настолько сложное явление, что оно не может иметь только одну-единственную причину, например, в лице экономики. Для его возникновения объективно необходим еще ряд причин и условий социального, духовного, политического, идеологического характера, среди которых выделяется государство. Последнее не является причиной, не прибавляющей к праву ничего нового, кроме того, что произведено, например, экономикой или социальной структурой общества. Нельзя сказать, что государство только юридически оформляет определенные общественные потребности и интересы. Это «только» порой имеет решающее значение во всем сложном и противоречивом процессе правообразования. Государство непосредственно творит право, его нормотворческая деятельность — это и есть источник права, которое в этой деятельности приобретает свои формы, а в самом государстве — гарантию своей реализации [38, с.84].

«Материал», из которого «делается» право — воля, интересы, мотивы, цели, идеи, доктрины, общественное мнение, ценности — государство обрабатывает, систематизирует, «подгоняет», «шлифует». Затем придает ему нужную форму, определяет его юридическую силу (закон, подзаконный акт) и, наконец, предлагает вновь это обществу, напомнив заодно о государственном принуждении, если последует отклонение от нормы права. Социальные и иные отношения можно охарактеризовать как внешнюю причину (это вовсе не означает ее второстепенность) права в том смысле, что они есть нечто отдельное внешнее по отношению к нему. Государство — внутренняя причина права, если их рассматривать как составные элементы политико-юридической системы общества.

Вообще весь процесс становления права, на наш взгляд, есть процесс приобретения им относительной самостоятельности. Государство в своем развитии естественно может изменяться (например, его форма, как было в Республике Беларусь), в то время как его социально-экономическая основа остается относительно постоянной. Но изменение в приводимом мной примере формы государства обязательно повлияет на содержание права.

В юридической литературе отношение между государством и правом иногда характеризуют как функциональную связь. Все-таки функциональная зависимость не тождественна причинной связи (последняя выражает более глубокую зависимость), так как она не указывает причину изменения действия, не выражает временную последовательность, а просто устанавливает факт зависимости равноправных явлений, выясняя главным образом количественную сторону их соотношения. Характерная для данного типа связи в частности точная количественная определенность не присуща как отношениям между государством и правом в целом, так и их свойствам. Нельзя, например, делать такую характеристику государства, как властность, или права, как нормативность переменной величиной. Они не могут быть властными или нормативными больше или меньше. Считать же связь государства и права функциональной, потому что их функции, в общем-то, подчинены единым целям и задачам, что сама реализация функций одного невозможна без функционирования другого — это, как мне представляется, облегченный подход к решению проблемы. Вероятно, познавательная подлинная ценность в данном случае состоит не в противопоставлении, а также в правильной комбинации и соподчинении причинно-следственных и функциональных связей.

3.2 Методологические аспекты соотношения государства и права

Приступая к рассмотрению методологических аспектов соотношения государства и права, возможно рассмотреть такие вопросы, как — является ли отношение между государством и правом сущностным и позволяет ли положительно ответить на этот вопрос очевидный факт их единства как с внешней стороны (единая социально-экономическая основа общность задач и целей общий объект воздействия), так и с внутренней (невозможность функционирования друг без друга, взаимооформление, взаимоупорядочение, неспособность существовать в качестве системы вне взаимодействия друг с другом).

Если не понимать сущностные отношения в формально-логическом плане (как количественно преобладающие отношения), то позволяет. Непосредственно в данном сущностном отношении каждый раз резюмируется сложный процесс развития, проявления сущности, назначения взаимодействующих сосуществующих явлений. Сущностное отношение определяет содержание и характер всех других отношений, в которые соотносящиеся явления вступают вообще. Во взаимодействии государства и права в любом его проявлении (правотворчество законность деятельность правоохранительных органов реализация прав свобод и обязанностей личности и др.) их сущность раскрывается наиболее ярко. Как самостоятельные явления, государство и право могут вступать и вступают в самые разнообразные отношения с другими явлениями социальной, духовной, материальной, политической сфер жизни, общества и человека, в высшей степени характерными для них являются их собственные связи. Они во многом определяют движение государства и права, систему их связей. Отношение между государством и правом — это не отношение между идеями, понятиями государства и права, а категория связи соответствующей реальному миру и, таким образом, оно имеет онтологический характер.

Анализ соотношения вещей имеет самые различные аспекты. Можно, например, попытаться установить являются ли они друг для друга целью. Вероятно, что право и государство целью друг для друга не являются. Государство возникает не для того, чтобы создавать правовые нормы, а право — чтобы регламентировать деятельность государственного аппарата. В праве государство находит для себя наиболее рациональную и эффективную форму осуществления своих функций, установления контактов с обществом, регулирования работы своего механизма. Для права же государство является непосредственно «производящим» право и обеспечивающим его реализацию органом. В юридической литературе справедливо не выделяют в самостоятельную функцию у государства его нормотворческую деятельность, а у права — его регулирование деятельности государственных органов [39,с.236].

Правоведы и философы иногда высказывают тезис, согласно которому право (законодательство) — есть признак или свойство (атрибут) государства (государственной власти); право — существенная сторона, черта, принцип государственности; право (правовая организация) входит в политическую организацию общества. Если оставить в стороне проблемы государственности, государственной власти, политической организации (это на мой взгляд самостоятельные и отдельные научные проблемы), то понимание права, как признака, свойства (атрибута) государства является спорным.

Соотношение государства и права — это не соотношение вещи и ее признака, свойства, а соотношение двух самостоятельных взаимо-действующих явлений, каждое из которых обладает присущими только ему признаками свойствами. Вообще свойство характеризует предмет со стороны качества. Оно всегда относительно. Свойства, признаки не способны существовать сами по себе. Нельзя противопоставить вещь как конкретное признаку, свойству как рядоположенному. Саму правотворческую деятельность, а не ее результат можно понимать как свойство (атрибут), государства, без которого оно не может ни существовать, ни мыслиться. В обществе существует не одно явление — государство, которое с помощью своего признака или свойства — права организует общественные отношения, а две взаимодействующие сорегулирующие в определенных сферах общественную жизнь системы.

Здесь необходимо рассмотреть еще один аспект взаимодействия государства и права. Он, на мой взгляд, представляет, по крайней мере, теоретический интерес. Речь идет о так называемом примате государства над правом или права над государством. Вступить во взаимоотношение могут совместные соизмеримые вещи, имеющие что-то тождественное, что объединяет их. Различные во всех отношениях вещи не могут вступить во взаимосвязь, которая, однако, возможна лишь при известном различии между вещами. Государство и право отвечают этим требованиям. Они имеют нечто общее, но в то же время являются различными социально-политическими факторами и в этом смысле неравны. Это различие не относится к типу различий между «деревом» и «Марсом» [40, с.186], которые Гегель называл «неистинными» различиями. Данное различие таково, что оно позволяет государству и праву взаимодействовать друг с другом. Мысль о ведущем положении государства в его отношениях с правом чаще всего подкрепляют аргументами: государство творит правовые нормы, государство своей принудительной силой обеспечивает исполнение права, стабильность правопорядка. Конечно, все это верно. Однако столь же очевидно и значительное воздействие права на государство. Способность творить право не распределена равномерно по всему государственному аппарату: одни органы принимают только законы, другие — подзаконные нормативные акты. Право же воздействует на государственный механизм в целом. Оно закрепляет форму государства, структуру государственного аппарата, что конечно в буквальном смысле не связывает государство «по рукам и ногам», однако позволяет государственному механизму быть организованным, целеустремленным и действовать с большей эффективностью. Право вносит меру в осуществление государственной власти и управления. Велика роль законности в реализации государством своих функций. Желание уложить деятельность государства в правовые рамки — это не прихоть, не стремление общества получить страховой полис на случай возможного произвола со стороны государства. Это объективно необходимое условие, ведущее к организованности, упорядоченности, согласованности действий общества, государства, человека во всех сферах, в том числе и в сфере политико-правовой.

В обществе не существует никакого нелегального правотворчества, осуществляемого без ведома государства. Право не может находиться в «подвешенном» состоянии (в подобном случае это не право), оно нуждается в обеспечении со стороны государства, которое в данном случае является не дополнительной, а первой главной силой. Не существует наиболее или наименее защищенной отрасли права. Но с другой стороны право оформляет государство, упорядочивает его деятельность, без него государство в известном смысле бессильно и не может существовать. Право, приобретая самостоятельное бытие, фиксируется в своей действительной природе по отношению к государству как нечто внешнее, но не отчужденное мистифицированное. Имея в лице государства свой непосредственный источник, право, однако не является его продолжением в иной форме. Отношения между ними при этом не костенеют, не погашаются, не стираются. Государство и право не становятся индифферентными друг другу. Нет между ними и какой-то конвенции или сепаратизма, что лишало бы объективного характера их взаимодействие.

Укладывая свою деятельность в большей ее части в нормы права, государство не оказывается в абсолютно связанном положении, не лишается возможности изменяться [38, с.204]. При этом, однако оно не может по своему субъективному усмотрению «отложить» право в сторону, если не хочет быть разрушенным. Представляется, что правильнее будет говорить о взаимодействии государства и права, как взаимодействии равных сторон.

Соотношение государства и права являются дискуссионным вопросом. В науке существует множество мнений на этот счёт. В рамках этой проблемы ставятся как правило вопрос о том, какое место занимают по отношению друг к другу право и государство, какой из этих социальных феноменов является доминирующем. Проблема соотношения государства и права важна не только для учёных теоретиков, но и для всего общества в целом, для каждого гражданина и от правильного понимания этих вопросов зависит дальнейшее строительство свободного, демократического, правового государства в Республике Беларусь.

Исторически государство и право (как система исходящих от публичной власти норм) возникают одновременно в силу одних и тех же причин, а именно, в результате разложения родового общества и перехода его в более высокое, цивилизованное состояние. Одновременно — не значит одномоментно и адекватно. Речь идёт о сравнительно длительном периоде, в рамках которого генезис права и государства имеет свои особенности.

В науке широко распространено мнение о том, что «на определённой, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющееся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов, позаботиться о том, чтобы определённый индивид подчинился общим условиям производства и обмена. Это правило, вначале выражающееся а обычае, становится затем законом. Вместе с законом возникают и органы, которым поручается обеспечивать его соблюдение, — публичная власть, государство».

Таким образом, право вырастает из обычаев и экономической необходимости. Как заметил Ф. Энгельс, «люди забывают о происхождении права из экономических условий, подобно тому, как они забыли о своём собственном происхождении из царства животных». Право возникло как объективная необходимость общества иметь жёсткий и властный регулятор социальных отношений, располагающий принудительной силой, потому что моральные и другие подобные нормы с этой задачей уже не справлялись [12,с.36].

Жизненные потребности, прежде всего материального порядка, лежат и в основе зарождения государства. Именно эти причины обусловили появление рассматриваемых институтов. При этом закон и власть возникают как взаимосвязанные понятия. Они не мыслимы друг без друга.

В юридической литературе имеется и другая точка зрения. Здесь утверждается, что право возникло ещё до появления государства. Право складывается там, где люди вступают в социальное общение, где развивается товарообмен, собственность, владение. А вместе с государством рождается и наиболее совершенная форма права.

И всё же, наиболее устоявшееся и приемлемое на сегодняшний день является суждение о том, что государство и право — единый процесс и из него трудно выделить обособленное появление какого-либо из этих явлений.

О назначении государства и права уже давно ведутся дебаты. По учениям К. Маркса и Ф. Энгельса назначение государства и права состоит в том, что они выступают средством упорядочения общественных отношений, призваны обеспечивать нормальные условия жизнедеятельности людей, служат для них способом совместного удовлетворения интересов. В условиях, когда интересы индивида противоречат общим интересам, создаётся необходимость создания органа (государства) берущего на себя обязанность по регулированию и сбалансированию интересов различных классов и социальных групп. «Именно благодаря этому противоречию между частным и общим интересом последний, в виде государства, принимает самостоятельную форму, оторванную от действительных — как отдельных, так и совместных — интересов, и вместе с тем форму иллюзорной общности». Государство и право вносят в жизнь общества организующий элемент [41, с.127].

Теория Гоббса утверждает, что государство возникает из необходимости поддержания порядка, защиты «всех против всех», а право создаёт юридические механизмы для этого. По мере того как право появляется и легализуется, оно начинает играть доминирующую роль во всей системе нормативного регулирования, опираясь при этом на особый аппарат принуждения и силы. С момента своего зарождения государство и право логически связаны между собой, объективно нуждаются друг в друге, взаимообусловлены, действуют и развиваются вместе, поэтому раздельное их существование и функционирование невозможно.

В тоже время государство и право — относительно самостоятельные явления социальной жизни, и их отождествление не допустимо. У каждого из них свои задачи, цели, методы. Они взаимосвязаны, но не сливаются, не поглощают друг друга. Особенности реального взаимодействия государства и права кроются в самом обществе, где рассматриваемые явления существуют и функционируют. Многое зависит от характера этого общества: демократическое оно или тоталитарное, правовое или неправовое, гражданское или негражданское. Отсюда и разные воззрения на разбираемый вопрос.

Выдающийся русский философ Н.А. Бердяев различал два типа учений об отношениях права и государства. Первый тип он назвал государственным позитивизмом, который видит в государстве источник права (теория и практика самодержавия, абсолютизма).

Государство является предпосылкой права, потому что именно государственные создаёт нормы права и облекает их в юридическую форму. Противоположный тип признаёт абсолютность права и относительность государства: право имеет своим источником не то или иное положительное государство, а трансцендентную природу личности. Не право нуждается в санкции государства, а государство должно быть санкционировано правом, судимо правом, подчинено праву, растворено в праве [42, с.96].

Традиционно в науке по вопросу о соотношении государства и права различались два подхода.

Первый — этатистский, исходивший из приоритета государства над правом. Согласно этому подходу право рассматривалось как продукт государственной деятельности, как его (государства) следствие.

Такой подход имел широкое распространение в отечественной юридической литературе. Считалось, к примеру, что право находится в подчиненном отношении к государству. Фактическим условием для данного подхода служила политическая практика, склонная видеть в праве некий придаток государства. Теоретической предпосылкой являлось формально-догматическое отношение к понятию права как совокупности норм, издаваемых государством [1, с.63].

Другой подход к соотношению государства и права утвердился в русле естественно-правовых воззрений. Сторонники так называемой школы естественного права, выводившие понятие государства из общественного договора, исходили из ограничения государством права, что, по их мнению, вытекало из нерушимости естественного закона и не отчуждаемости основанных на нем субъективных публичных прав индивида. С позиции данного подхода праву принадлежит безусловный приоритет в сравнении с государством. Право возникает до образования государства. Оно «старше государства», «никакое государство и никакая власть не есть первоначальный источник права» [43, с.11].

Оба подхода не имеют серьезного научного обоснования. Они не только не анализируют соотносимые явления, но, по сути дела, противопоставляют их друг другу. На практике же противопоставление, столкновение государства и права неизбежно приводит лишь к их взаимному ослаблению.

Есть и третья точка зрения на рассматриваемую проблему, позволяющая в определенной мере интегрировать взгляды сторонников отмеченных позиций и в то же время избежать крайностей в оценке связи государства и права. Согласно этому подходу связь между государством и правом не имеет столь однозначного причинно-следственного характера, государство порождает право или из права рождается государство. Она (связь) видится более сложной и носит характер двусторонней зависимости: государство друг без друга не могут существовать, а значит, между ними имеется функциональная связь. «Государство находит в праве порядок, а право в государстве — власть, которую оно утверждает» [44, с.308].

Рассматриваемый подход позволяет тем самым выявить глубинные связи между государством и правом, избежать односторонности, понять, что дает право государству, и в то же время выяснить истинную роль государства в обеспечении права. Анализ такого рода зависимостей имеет принципиально важное значение для всей общественной практики [45, с.64].

В юридической литературе часто указывается на три возможные модели взаимоотношения государства и права:

¨тоталитарная (приоритет государства над правом);

¨либеральная (право выше государства);

¨прагматическая (государство устанавливает право и связано им).

При этом многие учёные либеральную и прагматическую теории объединяют в одну, так как сущность этих теорий очень схожа.

Тоталитарная система провозглашает верховенство государства над правом. При тоталитарной системе соотношения государства и права, политические решения государства активно подменяют предписания правовых актов. Политические решения имеют приоритет над правовыми. В угоду интересам правящей верхушки забываются интересы населения. Демократические институты либо отсутствуют, либо не работают, имея декларативный характер. Права населения сильно ограничены, гражданам разрешено совершать лишь те действия, которые установлены государством как допустимые. Ограничиваются не только политические, экономические и социальные права. Личные права граждан также ущемляются путём установления государственной идеологии, государственной религии и т.п. поддерживающий правящую верхушку и вождя. Деятельность аппозиционных партий запрещается. Выход за рамки предписанных указаний признаётся правонарушением. Как правило, невозможно законными, юридическими средствами воздействовать на деятельность государства в целом и чиновников государственного аппарата в частности. Поэтому произвол чиновников является не редкостью, а практически нормой социальной жизни такого общества. Подобный произвол зачастую доходит плановых репрессий и террора в отношении населения. В условиях, когда у каждого государственного органа существует возможность «подмены» правового решения политическим, взаимоотношения между самими государственными учреждениями существуют не в рамках правового поля, а выстраиваются на личном авторитете, близости к руководителям государства и других субъективных факторах. Это, конечно, приводит к неэффективному управлению страной, чиновничьему произволу, задержкам при решении оперативных государственных задач. При подобном устройстве взаимоотношений права и государства широкий круг населения не допускался к управлению государством посредством выборов. Для подавления права государством институт разделения властей уничтожается. Вся полнота власти принадлежит, как правило, одной правящей партии, а судебная система не имеет реальной независимости. Правящая партия сращивается с государственным аппаратом. Устанавливается крайний центризм в управлении и бюрократизация исполнительной власти.

Либеральная модель соотношения права и государства предполагает главенствующую роль права над государством. Эта модель базируется на наличие правового государства и гражданского общества в стране. Принципами, на которых основано правовое государство, являются наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина и последовательное связывание посредством права политической власти. В философском смысле свобода может быть определена как способность человека действовать в соответствии со своими интересами, опираясь на познание объективной действительности. В правовом государстве в отношении человека надо создавать условия для его юридической свободы, своеобразный механизм правового стимулирования, в основе которого лежит принцип «не запрещённое законом — дозволено». Установление широкого спектра прав и свобод позволяет развить в человеке инициативу, дают возможность почувствовать себя независимым [45, с.68-70].

Что касается правоограничивающих мер, то здесь ведущее место занимает принцип разделения властей. Главным тезисом этого принципа является то, что для утверждения политической свободы, обеспечения законности и устранения злоупотреблений властью со стороны какой-либо социальной группы, учреждения или отдельного лица необходимо разделить государственную власть на законодательную (избранную народом и призванную вырабатывать стратегию развития общества посредством принятия законов), исполнительную (назначаемую представительным органом власти и занимающуюся реализацией данных законов и оперативно-хозяйственной деятельностью) и судебную (выступающую гарантом восстановления нарушенных прав, справедливого наказания виновных).

Причём каждая из них, являясь самостоятельной и взаимосдерживающий друг друга властью, должна осуществлять свои функции посредством особой системы органов и в специфических формах.

Верховенство закона имеет важнейшее значения для построения либеральной системы соотношения права и государства. Это означает, что закон принятый верховным органом власти не может быть отменён, изменён или приостановлен актами исполнительной власти. Закон принимается либо самим народом, либо депутатами, которые являются представителями всего народа и выражают соответственно общественные интересы в отличие от инструкций и приказов, принимающихся министерствами и ведомствами в своих узкоотраслевых интересах или даже корпоративных интересах. Поэтому при расхождении ведомственных распоряжений с законом должен действовать закон.

Взаимная ответственность государства и личности — это тоже способ ограничения политической власти, а, следовательно, и расширение прав личности. Личность и властвующий субъект должны выступать в качестве равноправных партнёров, заключивших своеобразное соглашение о взаимном сотрудничестве и взаимной ответственности. Подчиняясь праву, государственные органы не могут нарушать его предписаний и несут ответственность за нарушения или невыполнение этих обязанностей. Обязательность закона для государственной власти обеспечивается системой гарантий, которые исключают административный произвол. К ним относятся: ответственность правительства перед представительным органом; дисциплинарная, гражданско-правовая или уголовная ответственность должностных лиц государства любого уровня за нарушение прав и свобод конкретных лиц, за превышение власти, злоупотребление служебным положением; импичмент и т.д. На тех же правовых началах строится и ответственность личности перед государством. Применение государственного принуждения должно носить правовой характер, не нарушать меры свободы личности, соответствовать тяжести совершённого правонарушения [37, с.425-427].

Для создания либеральной системы соотношения государства и права требуется создание свободного демократического правового цивилизованного общества, где нет места режиму личной власти, волюнтаристским методам правления, тоталитаризму, насилию над людьми, где уважаются закон и мораль, принципы гуманизма и справедливости. Необходимо рыночное многоукладное конкурентное общество со смешанной экономикой, общество инициативного предпринимательства, разумного баланса интересов различных социальных слоёв.

Наиболее рациональное решение вопроса может быть наёдено не на путях противопоставления государства и права, а на путях их «взаимовыгодного сотрудничества». «Обе концепции не имеют сколько-нибудь серьёзного научного обоснования. Они не только не анализируют соотносимые явления, но, по сути дела, противопоставляют их друг другу. На практике же противопоставление, столкновение государства и права неизбежно приводит лишь к их взаимному ослаблению».

В действительности взаимосвязь государства и права достаточно сложна. А потому соотношение между ними следует проводить под углом зрения анализа их единства, различия и многостороннего воздействия друг на друга. Словосочетания «государственно право» и «правовое государство» уже одним своим звучанием и смыслом подчёркивают неразрывную связь этих явлений.

Право — это государственный регулятор общественных отношений. С другой стороны, деятельность государства носит по преимуществу правовой характер. Поэтому был бы не уместен чисто риторический спор о том, что важнее и нужнее — государство или право, ибо здесь заведомо нет никакой дилеммы. Важны и нужны оба института: государство, представляющее собой силу, и право, олицетворяющее волю.

Между государством и правом могут возникать противоречия, расхождения. Это объясняется тем, что государство и право, будучи тесно взаимосвязаны, в тоже время в некотором роде «антиподы». Власть имеет тенденцию к неограниченности, выходу из под контроля, она тяготится всякой внешней зависимостью, а право стремится ограничить власть и ввести её в юридические рамки.

Соотношение государства и права включает в себя три главных аспекта: единство, различие и взаимодействие.

Единство выражается в происхождении обоих явлений, они обусловлены экономическими, культурными и иными условиями. Государство и право призваны урегулировать социальные отношения в обществе, координируют деятельность всего общества, балансируют личные, коллективные и общественные интересы.

Различия вытекают уже из определения этих понятий, их общественной природы. Если государство есть особая политико-территориальная организация публичной власти, то право — система официально установленных и охраняемых норм, выступающих регуляторами поведения людей. У них разное социальное назначение. Эти категории лежат в разных плоскостях, не совпадают по форме, структуре, элементарному составу, содержанию [46, с.68].

Самым важным аспектом рассматриваемого вопроса является воздействие государства на права и права на государство. Современная юридическая наука считает, что основными сферами воздействия государства на право являются правотворчество и правореализация. Государство фактически устанавливает правовые нормы, но важно отметить, что государство в буквальном смысле не творит право, оно лишь юридически закрепляет и оформляет то, что уже созрело в обществе в виде объективных потребностей. Однако, без участия, а тем более вопреки воли государства никто не сможет установить «своего» права. Государство придаёт праву его важнейшие свойства, а именно формальную определённость и общеобязательность, основанную на принуждении. Значимая роль государства в реализации права. И тут во многом прав В. И. Ленин, утверждавший, что «право есть ничто без аппарата, способного принудить к соблюдению норм права». В самом деле, какое значение имели бы нормы, скажем, административного или уголовного права без правоохранительных органов? Ведь не реализующееся, не исполняющееся право мёртво и здесь право не может обойтись без принудительной силы государства. За правом всегда стоят авторитет и реальная сила государства. Вместе с тем государство само должно соблюдать и исполнять правовые предписания, а в реализации права наряду с государством должны участвовать и граждане, и институты гражданского общества.

Право без поддержки и воздействия государства обойтись не может, но и само государство объективно нуждается в праве, между ними складывается устойчивое функциональное взаимодействие. Право юридически оформляет государство, устанавливает основные стороны его функционирования и придаёт ему легитимный характер.

Государства и право — два важнейших социальных института функционирования общества, регулирующие наиболее значимые сферы взаимоотношений между людьми. При этом невозможно определить, что здесь важнее: государство или право. На мой взгляд, довольно трудно себе представить правовые нормы, возникшие и реализующиеся без участия государства и государство — не оформленное в каком-либо юридическом документе. Государство и право взаимно дополняют друг друга для наиболее эффективного разрешения вопросов касающихся всего общества. Принижение роли одного из этих институтов может повлечь опасные последствия для общества. Так, в России долгое время считалось, что государство выше права, право лишь выражение политической воли. Это привело к неограниченной власти различных государственных органов, которые действовали в своих узкоотраслевых интересах, не считаясь с интересами народа, а иногда и вопреки им. Государство «оторвалось» от общественных интересов и выполняло деятельность, направленную на дальнейшее своё укреплении, усиление своего могущества, полного контроля над всеми сферами общественных отношений.

Признание двустороннего характера связи между государством и правом позволяет исключить интерпретацию данного вопроса в духе узконормативного подхода к пониманию права («право исходит от государства» и т.п.).

В то же время при данном подходе роль государства по отношению к праву не нивелируется, как это вытекает их некоторых концепций так называемого широкого правопонимания. Государственный нигилизм в такой же мере опасен, как нигилизм правовой. Связь государства и права представляется иной: государство не порождает право, не производит его, а является, с одной стороны, зависимой, подчиненной ему силой, а с другой — мощным средством, поддерживающим и усиливающим мощь права, его потенциал в общественной системе. Государство использует право в качестве средства управления общественными процессами, но лишь в той мере, в какой само право ему это позволяет.

Государство и право нерасторжимы. Как надстроечные явления они имеют единую социально-экономическую основу, у них во многом одинаковая судьба, они не могут существовать и развиваться друг без друга. Вместе с тем государство и право различаются по своей структуре, способам функционирования и т. п. Например, если рабочая, механизменная часть государства состоит из органов и учреждений, в которых работают люди, то центральная часть, «ядро» права — нормы, которые объединяются в правовые институты, отрасли. Государство входит в политическую систему общества как ее стержневой элемент, право — в нормативную систему [25, с.105-106].

Итак, право без поддержки и воздействия государства обойтись не может, но и само государство объективно нуждается в праве. Иными словами, между ними складывается устойчивое функциональное взаимовлияние.

Таким образом, право юридически оформляет государство, регулирует все основные стороны его функционирования и тем самым придает государству и его деятельности легитимный характер. Оно регламентирует порядок формирования органов государства, закрепляет их компетенцию и упорядочивает их отношения между собой, подчиняет деятельность государства определенному правовому режиму, устанавливает пределы вмешательства государства в работу институтов гражданского общества, частную жизнь граждан и т.д. С помощью права определяются вид и мера государственного принуждения, вследствие чего оно становится правовым и контролируемым. Право — важнейшее и необходимое средство юридического общения со всеми субъектами права как внутри страны, так и за ее пределами, с мировым сообществом в целом.

3.3 Воздействие государства на право

Государство является непосредственным фактором создания правовых установлений и главной силой их осуществления. Государственная власть имеет конструктивное значение для самого бытия права как особо института. «В общеобязательной нормативности и всеобщности права, в его формальной определённости, обеспеченности и способности дать «гарантированный результат» зримо или незримо присутствует государственная власть, которая как бы просачивается в самую суть права» [47, с.169]

Государство опекает право, использует его потенциал для достижения целей государственной политики. В тоже время влияние государства на право не следует абсолютизировать и рассматривать в духе этатистских воззрений, признающих право исключительно инструментом (средством) государства, его признаком или атрибутом. Не только государство, но и право обладает относительной самостоятельностью, собственными, внутренне присущими ему закономерностями формирования и функционирования, из чего следует, что право имеет по отношению к государству самостоятельное значение. Если и допустимо рассматривать право в качестве инструмента государства, то лишь с отговоркой, что и государство в той же мере является инструментом по отношению к праву.

Наиболее ощутимое воздействие государства на право проявляется в сфере правотворчества и право реализации. Право формируется при непосредственном участии государства. Однако государство не столько формирует право, сколько завершает право-образовательный процесс, придавая праву определенные юридические формы (нормативный юридический акт, судебный или административный прецедент и др.).

В этом смысле государство не является его (права) начальной, глубинной причиной. Государство создает право на институциональном уровне. Причины же возникновения права коренятся в материальном способе производства, характере экономического развития общества, его культуре, исторических традициях народа и пр. Недооценка этого принципиально важного положения ведет к тому, что единственным и определяющим источником права признается государственная деятельность. Именно в этом и заключался основной порок юридического позитивизма. Государство признавалось учредителем права, в буквальном смысле считалось, что оно творит право.

Вряд ли можно согласиться с имеющими распространение в юридической теории взглядами, согласно которым образование права рассматривается в полном отрыве (изолированно) от государства. Вне и помимо конструктивной деятельности государства существовании права как институционного образования немыслимо. Вместе с тем роль государства в правообразовательном процессе достаточно специфична. По настоящему государство вмешивается в правообразовательный процесс лишь на определенных его стадиях. Отсюда творческая роль государства в отношении образования права заключается в следующем.

  1. В осуществлении правотворческой деятельности. Государство в соответствии с познанными законами общественного развития, закономерностями стихийного правогенеза определяет потребность в юридической регламентации тех или иных отношений (деятельности), определяет потребность наиболее рациональную юридическую форму (закон, акт исполнительной власти и др.) и учреждает общие нормы, предавая им авторитетом государственной власти формально-юридический, всеобщий характер. В буквальном смысле это означает, что государство устанавливает нормы права.
  2. В санкционировании государством норм, которые не имеют (не носят) прямого государственного характера. Для некоторых правовых систем такой способ «производства» права является преобладающим. Так, образование мусульманского права характеризовалось как раз тем, что государство санкционировало главным образом те нормы, которые выработаны были мусульманской доктриной. Из истории права известны случаи, когда положением, выработанным правовой доктриной или появляющимися вследствие толкования применяемой нормы, государство придавало общеобязательное значение.
  3. В признании юридически обязательными регуляторами поведения фактически сформировавшихся и существующих отношений и связей (соответствующих им видов деятельности), вследствие чего эти связи и отношения получают юридическое значение. Таким образом формируется так называемое обычное и прецедентное право, признаются в качестве общих норм положения нормативных договоров [13, с.65-66].

Государство, таким образом, обеспечивает развитие всей системы источников права. Сообразуется с социально-экономическими потребностями, политической ситуацией в обществе, государство в значительной мере оказывает на выбор типов, государственно-юридических средств обеспечения правомерного поведения. В этом смысле можно сказать, что государство управляет правовой средой общества, обеспечивает ее обновление соответственно духу времени.

Достаточно значимой представляется роль государства в обеспечении реализации права. Исторический опыт убедительно свидетельствует о том, что вне и помимо государства использование его ресурсов, осуществление правовых установлений было бы вообще невозможно. Назначение государства как раз и проявляется в том, что оно своей деятельностью призвано создавать фактические, организованные юридические предпосылки для использования гражданами, их организациями предоставленных законом возможностей в целях удовлетворения самых разнообразных интересов и потребностей. Активность государства — необходимое условие утверждения правовых начал в общественной жизни. Государство обязано проявлять эту активность, иначе оно не соответствует своему предназначению, вследствие чего государственная власть утрачивает легитимный характер.

Государство, далее, обеспечивает охрану права и господствующих правовых отношений. Государственное принуждение является постоянно существующей гарантией, которой подкрепляется право. За ним всегда стоят сила, авторитет государства. Уже сама угроза государственного принуждения охраняет право. Тем самым упрочивается правопорядок, создается режим наибольшего благоприятствования для конструктивных действий социальных субъектов.

Государство, следовательно, способствует распространению права в социальном пространстве, оно обязывает участников общественных отношений действовать по праву, исключать противоправные подходы в достижении общественно значимых результатов [48, с.89].

Несомненно, объективно существует пределы воздействия государства на право. И, прежде всего это обусловлено регулятивным потенциалом самого права, возможностями государства, его структур обеспечить действие права в данных социально-экономических и политических условиях. Государство не может также использовать право в противоречии с его истинным назначением. Важна по этой причине научно обоснованная, эффективная юридическая политика государства, позволяющая наиболее рационально и в интересах общества использовать правовой инструментарий.

3.4 Воздействие права на государство

В специальной литературе проблеме влияния права на государство удалено мало внимание. Между тем государство нуждается в праве не меньше, чем право в государстве. Зависимость государства от права проявляется: 1) во внутренней организации государства и 2) в его деятельности.

  1. Исторический опыт доказывает, что для своего существования государства, как организация, нуждается в праве. Право оформляет структуру государства и регулирует внутренние взаимоотношения в государственном механизме, взаимоотношения между его основными звеньями. Посредством права закрепляются форма государства, устройство государственного аппарата, компетенция государственных органов и должностных лиц. Право создает юридические гарантии против возможной узурпации власти одной из ветвей власти. Таким образом, отношение между государственными структурами получают правовое регулирование, превращаются в правоотношения.

С помощь права определяются место, роль, функции частей государственного механизма, их взаимодействие с другими органами и населением. Упорядочивая внутри организованные связи государства, право позволяет обеспечить рациональное устройство структуры государства. Нормативно-юридические акты правоустановительного характера формируют государство как систему с развитым органическим построением. Тем самым право создает юридические предпосылки для эффективной работы всех звеньев государственной машины.

  1. Известны два метода, посредством которых государство навязывает свою волю обществу: метод насилия, присущий тоталитарным государствам, и цивилизованное управление социальными процессами с помощью правового инструментария. Такой метод органично присущ государствам с развитым демократическим режимом. Следовательно, современное демократическое государство не может вне и помимо права осуществлять свою деятельность. Право составляет необходимую сторону, аспект, свойство государственной деятельности. Такое качество присуще праву, поскольку оно незаменимо как обще-социальный регулятор и его использование обусловлено объективными факторами, находившимися вне государства. Право навязывается государству в силу необходимости, поэтому оно в принципе не может пренебречь правовой формой. Государство без ущерба для общества не может манипулировать правом или освободить от него [13, с.68].

Обобщенно можно отметить ряд направлений, характеризующих организующую роль права в отношении к государству:

  1. Право воздействует на государство при его взаимоотношениях с населением, отдельной личностью. Государство воздействует на граждан через право и в границах правовых требований; в свою очередь, и граждане воздействуют на государство с помощью права. Ценность права измеряется главным образом тем, в какой мере оно обеспечивает и обеспечивает ли вообще гармоничное и прогрессивное развитие личности и расширение ее свободы. С этой точки зрения ценность права если и обусловлена связью с государством, то лишь в той мере, в какой само государство поставлено на службу.
  2. Право легализует государственную деятельность, обеспечивает дозволенность охранительных и принудительных мер государства. Государственная деятельность посредством права вводится в строгие рамки юридических требований, приобретает юридическую форму.
  3. Посредством права определяются границы деятельности государства, обозначаются пределы вмешательства в частную жизнь граждан.
  4. Право закрепляет специфические интересы наций и народностей и тем самым воздействует на государственную власть в ее взаимоотношениях с нациями и народностями.
  5. Правовая форма обеспечивает возможность осуществления действенного контроля за деятельностью государственного аппарата и тем самым создает юридические гарантии ответственного поведения государства перед населением.
  6. Право выступает в современных условиях языком общения государства не только с населением, но и с другими государствами, мировым сообществом в целом.
  7. Право (и только оно) является основным средством легитимации государственного принуждения. Право определяет основания, пределы и формы государственного принуждения [49, с.105-106].

Итак, государство как суверенная власть не может существовать и функционировать вне права. Концепция господства права (правового государства) как раз исходит из того, что право в интересах личности, общества в целом связывает, ограничивает государство. Оно выступает мощным ограничителем государственного произвола. В указанном смысле право выступает как сила, способная подчинить государство. Образно говоря, право выступает над государством для того, чтобы господство не встало над обществом.

В современных условиях связывающая роль права в отношении государства усиливается. При этом наблюдается следующая закономерность: чем точнее право отражает объективные потребности общественного развития, тем в большой мере оно связывает государство. Активность государства в этом случае не подавляется. Напротив, она расходуется результативно и исключительно в интересах общества и отдельной личности. Только будучи связанным с правом, государство может действовать свободно, а значит, соответствует своему историческому предназначению[50, с.95].

Таким образом, государство и право — важнейшие факторы общественной эволюции, непременные спутники современного общества. Право, как и государство, принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений.

Неразрывная связь государства и права. Без права государство существовать не может. Право юридически оформляет государство и государственную власть и тем самым делает их легитимными, т. е. законными. Государство осуществляет свои функции в правовых формах. Право вводит функционирование государства и государственной власти в рамки законности, подчиняет их конкретному правовому режиму. При такой подчиненности государства праву и формируется демократическое правовое государство.

Заключение

Разные подходы к праву, разные взгляды на сущность и функции государства обусловлены многообразием взглядов на исторические судьбы права и государства. Общее мнение одно — право и государство развиваются. Признание закономерностей социального развития и обращение в связи с этим к историческому опыту позволяет надеяться, что прогностическое определение судеб права и государства будет удовлетворять научному подходу и служить практике государственного правового строительства.

Государство возникает из предгосударственных форм власти вождя племени или союза племен, шамана, жреца вместе с образованием общества, т.е. упорядоченной совокупности, далее вместе с общественным разделением труда, появлением частной собственности, социальной дифференциацией членов общества и образованием классов, а следовательно, вместе с отношениями имущественного, социального и функционального неравенства и возникновением политики, организующей и регулирующей общественные отношения и ее новой институциональной формы — власти с органами управления и контроля.

Таким образом, государство — результат и фактор общественного развития, одновременного формирования политической и социальной организации общества. Следует также отметить, что для каждой нации, народа есть свои губительные формы государственности. Особенности государственности или становления каких-либо форм государства следует искать в истории того или иного народа, в его менталитете.

Право — это система общеобязательных правил поведения, устанавливаемых либо санкционируемых компетентными государственными органами, а также принимаемых путем референдума в целях регулирования общественных отношений, выражающих первоначально волю определенных классов, слоев населения, а по мере стирания социальных различий и демократизации общества — большинства народа с учетом интересов меньшинства, реализация которых обеспечивается государством.

Ценность права заключается в том, что оно, воплощая общую (согласованную) волю участников общественных отношений, способствует развитию тех отношений, в которых заинтересованы как отдельные индивиды, так и общество в целом. Высшая общественная ценность права заключается в том, что оно оказывает воздействие на поведение и деятельность людей посредством согласования их специфических интересов. Право не нивелирует частный интерес, не подавляет его, а сообразует с общим интересом. Право выступает критерием правильного (справедливого) распределения материальных благ, оно утверждает равенство всех граждан перед законом независимо от их происхождения, материального положения, социального статуса.

Государство юридически оформляет волю большинства граждан, облекая её в правовую форму. А право придаёт легитимный характер действующему государству путём его юридического закрепления.

Теоретический анализ соотношения государства и права должен учитывать и такое обстоятельство — мы имеем дело со сложными, органическими, живыми, меняющимися системами, явлениями, созданными социально-духовным творчеством людей. А это означает, что здесь не может быть однажды раз и навсегда четко зафиксированных измерений, показателей, формул, параметров соотношения государства и права. Социально-экономическая динамика, которая нередко может сопровождаться и успехом, и кризисом, и дезорганизацией, и деградацией (вплоть до полного распада) самым решающим образом оказывает влияние на соотношение государства и права. В свою очередь особенности государственно-правовых структур могут быть таковыми, что они могут привести к кризису и даже гибели социально-экономической системы.

Применительно к соотношению государства и права невозможно выстроить систему предельно четких показателей, раскрывающих всю сложность и переменчивость данного соотношения. Ни более или менее определенность демократических институтов, процедур, систем ни законодательный процесс, ни наличие или отсутствие конституции, ни принцип разделения властей, ни количество и соотношение по юридической силе нормативно-правовых актов и т.д. не могут служить достаточными аргументами в пользу той или иной оценки соотношения государства и права. Именно в силу данного обстоятельства здесь нельзя определить максимальный или минимальный набор показателей. Еще сложнее в таких случаях осуществлять тот или иной прогноз.

Необходимо, видимо, признать, что выявление идеального соотношения между правом и законом — проблема, которая будет требовать тщательного исследования на протяжении всей истории существования таких институтов как право и государство.

Белорусское государство переживает переходный период. Ведутся реформы экономики и переход к рынку, осуществляется преобразование правовой системы и системы государственной власти. Началось изменение и в сознании, культуре людей. Начинают укрепляться мнения о том, что именно право должно урегулировать общественные отношения, а государственные органы лишь способствуют реализации права. Изменились и многие жизненные ценности. Утверждается приоритет прав и свобод граждан, укореняется частная собственность.

Итак, глубокое рассмотрение данной проблемы имеет важное значение для дальнейшего развития Республики Беларусь. Изучение взаимодействия государства и права позволит в будущем найти позитивные пути реформирования страны, которое отразится на всём белорусском населении.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/diplomnaya/sootnoshenie-gosudarstva-i-prava/

1.Вишневский, А.Ф. Общая теория государства и права [Текст]: Учебник / А.Ф.Вишневский, Н.А.Горбатюк, В.А.Кучинский; под общ. ред. Проф. В.А.Кучинского.- М.: Изд-во деловой и учебной лит-ры, 2004. — 640 с.

2.Трубецкой, Е.Н. Энциклопедия права [Текст] / Е.Н.Трубецкой. — СПб.: ЛАНЬ, 1998. — 224 с.

.Еллинек, Г. Общее учение о государстве [Текст] / Г.Еллинек. — СПб.: ДЕЛО, 1988. — 256 с.

.Чинчиков, А.А. Теория и история государства и права [Текст] / А.А.Чинчиков, С.А.Желанова. — М.: Наука, 1994. — 234 с.

.Коркунов, Н.М. Русское государственное право [Текст] / Н.М.Коркунов. — СПб.: ЛАНЬ, 1992. — 638 с.

.Тихомиров, Л.А. Монархическая государственность [Текст] / Л.А.Тихомиров. — М.: Айрис — пресс, 2006. — 624 с.

.Гумплович, Л. Общее учение о государстве [Текст] / Л.Гумплович. — СПб., 1990. — 324 с.

.Ленин, В.И. Полное собрание сочинений [Текст] / В.И.Ленин. — 5-е изд. — М.: Госполитиздат, 1963. — 624 с.

.Хропанюк, В.Н. Теория государства и права [Текст]: учебное пособие для высших учебных заведений / В.Н.Хропанюк; под ред.профессора В.Г.Стрекозова. — М.: Дабахов, Ткачёв, Димов, 1995. — 384 с.

.Комаров, С.А. Теория государства и права [Текст]: учебно-методическое пособие. Краткий учебник для ВУЗов / С.А.Комаров, А.В.Малько. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. — 448 с.

.Кокошкин, Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву [Текст] / Ф.Ф.Кокошкин. — М.: Партиздат, 1992. — 372 с.

.Энгельс, Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства [Текст] / Ф.Энгельс. — М.: Партиздат, 1988. — 187 с.

.Афанасьев, В.С. Теория права и государства [Текст]: учебник / В.С.Афанасьев [и др.]; под ред. проф. В.В.Лазарева. — М.: Новый Юрист, 1997. — 432 с.

.Конституции стран — членов СНГ [Текст]: сборник документов [Текст] — Ер.: Изд. «Мхитар Гош», 1997. — 440 с.

.Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями): принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г. — 3-е изд. — Мн.: Амалфея, 2002. — 48 с.

.Венгеров, А.Б. Теория государства и права [Текст]: учебник для юрид. ВУЗов / А.Б.Венгеров. — М.: Омега-Л, 2004. — 608 с.

.Матузов, Н.И. Теория государства и права [Текст]: курс лекций / Н.И.Матузов, А.В.Малько. — 2-е изд. — М.: Дело, 1999. — 288 с.

.Марченко, М.Н. Теория государства и права [Текст]: учебник для вузов / М.Н.Марченко. — М.: Юридическая литература, 1996. — 432 с.

.Лазарев, В.В. Теория государства и права [Текст]: учебник для ВУЗов / В.В.Лазарев, С.В.Липень. — 2-е изд., испр., доп. — М.: Спарк, 2001. — 511 с.

.Лейст, О.Э. Три концепции права [Текст] // Советское государство и право. — 1991. — №12. — с. 15

.Четвернин, В.А. Понятие права и государства [Текст]: Введение в курс теории права и государства / В.А.Четвернин. — М.: ДЕЛО, 1997. — 120 с.

.Чистое учение о праве Ганса Кельзена [Текст]: сборник переводов [Текст] Вып.1 — 2. — М.: ПРЕССА, 1988. — 674 с.

.Нерсесянц, В.С. Право и закон [Текст]: Из истории правовых учений / В.С.Нерсесянц. — М.: Наука, 1983. — 366 с.

.Лившиц, Р.З. Современная теория права [Текст] / Р.З.Лившиц. — М.: Омега, 1992. — 256 с.

.Нерсесянц, В.С. Общая теория государства и права [Текст]: учебник для юрид. ВУЗов и факультетов / В.С.Нерсесянц. — М.: ДЕЛО, 2000. — 342 с.

.Мартишин, О.В. Совместимы ли основные типы понимания права? [Текст] // Государство и право. — 2003. — № 6. — с. 13

.Новгородцев, П.И. Об общественном идеале [Текст] / П.И.Новгородцев. — М.: ПРЕССА, 1991. — 638 с.

.Коркунов, Н.М. Общая теория права [Текст] / Н.М.Коркунов. — СПб.: ЛАНЬ, 1996. — 168 с.

.Гегель, Г.В. Философия права [Текст] / Г.В.Гегель. — М.: Наука, 1990 — 524 с.

.Право и власть: человек, право, государство: Человек, закон и правосудие [Текст] — М.: Наука, 1990. — 527 с.

.Маркс, К. и Энгельс, Ф. Сочинения, 1975 — 1991: в 39 т. Т.4 [Текст] / М.: Прогресс, 1980. — 452 с.

.Корельский, В.В. Теория государства и права [Текст]: учебник для юридических ВУЗов и факультетов / В.М.Корельский, В.Д.Перевалов. — М.: Спарк, 1999. — 296 с.

.Марченко, М.Н. Общая теория государства и права [Текст]: академический курс / М.Н.Марченко. — М.: ПРЕССА, 1998. — 452 с.

.Гражданский кодекс Республики Беларусь [Текст]: с изм. и доп. по состоянию на 3 ноября 2006 г. — 3-е изд., с изм. и доп. — Мн.: Нац. центр правовой информации Республики Беларусь, 2006. — 656 с.

.Лившиц, Р.З. Теория права [Текст]: учебник / Р.З.Лившиц. — М.: ИГПАН, 1992. — 92 с.

.Лазарев, В.В. Теория государства и права [ Текст]: учебник для ВУЗов / В.В.Лазарев, С.В.Липень. — 2-е изд., испр., доп. — М.: Спарк, 2001. — 511 с.

.Корельский, В.В. Теория государства и права [Текст]: учебник / В.В.Корельский, В.Д.Перевалов. — 2-е изд., изм. и доп. — М.: Издательство НОРМА, 2000. — 616 с.

.Алексеев, С.С. Теория права / С.С.Алексеев. — 2-е изд., испр., доп. — М.: Новый Юрист, 1998. — 328 с.

.Бабаев, В.К. Теория государства и права [Текст]: учебник / В.К.Бабаев. — М.: Юристъ, 2001. — 592 с.

.Гайденко, П.П. История новоевропейской философии в её связи с наукой [Текст]: учебное пособие для ВУЗов / П.П.Гайденко. — М.: ПЕР СЭ, 1998. — 412 с.

.Маркс, К. и Энгельс, Ф. Сочинения, 1975 — 1991: в 39 т. Т.3 [Текст] / М.: Прогресс, 1980. — 348 с.

.Пиголкин, А.С. Общая теория права [Текст]: учебник для юр. ВУЗов / А.С.Пиголкин. — 2-е изд., перераб., доп. — М.: МГТУ, 1998. — 384 с.

.Михайлов, П.Е. Проблема права. Новые идеи в правоведении [Текст] / П.Е.Михайлов. — СПб, 1990. — 162 с.

.Сырых, В.М. Теория государства и права [Текст]: Учебник для ВУЗов / В.М.Сырых. — 4-е изд.,стереотип. — М.: Юстицинформ, 2005. — 704 с.

.Четвернин, В.А. Демократическое конституционное государство. Введение в теорию [Текст] / В.А.Четвернин. — М.: Наука, 1993. — 280 с.

.Емельянов, С.А. Право: определение понятия [Текст] / С.А.Емельянов. — М.: Спарк, 1992. — 318 с.

.Акопов, Л.В. Правоведение [Текст] / Л.В.Акопов, М.В.Мархгейм, М.Б.Смоленский. — 5-е изд., перераб. и доп. — Ростов на Дону: Феникс, 2005 — 410 с.

.Кутафин, О.Е. Основы государства и права [Текст] / О.Е.Кутафин. — М.: Наука, 1994. — 284 с.

.Василевич, Г.А. Общая теория государства и права [Текст]: учебное пособие для ВУЗов / Г.А.Василевич [и др.]; под ред. А.Г.Тиковенко. — Мн.: Книжный дом, 2006. — 320 с.

.Дмитрук, В.Н. Общая теория государства и права [Текст]: краткое изложение курса / В.Н.Дмитрук, В.А.Круглов. — Мн.: Амалфея, 2006. — 194 с.