Институт юридической ответственности в семейном праве

Дипломная работа

Актуальность темы. Семья является важнейшим социальным институтом общества, играющим особую роль не только в воспроизводстве и воспитании подрастающих поколений, но и в духовном развитии личности. Каждый человек с момента рождения и до конца своей жизни имеет принадлежность к семье, обладая семейно-брачным статусом. Государство и общество заинтересованы в прочной, физически, морально и нравственно здоровой семье. Неблагополучие каждой отдельной семьи дестабилизирует общество, поэтому государство пытается создать условия для его нормального функционирования, в том числе и путем правового регулирования семейных отношений, установления ответственности за нарушение прав и интересов членов семьи и неисполнение обязанностей.

Огромное значение в проблеме правоотношений семейно-правовой ответственности имеют исследования, которые рассматривают отдельные вопросы изучаемой проблемы, в частности правовой природы семейно-правовой ответственности как охранительного правоотношения, его особенностей, специфики правового регулирования данного явления и т.д.

Проблемы ответственности в семейном праве недостаточно изучены в отечественной юридической литературе. Тем не менее, некоторые из них не остались без внимания российских юристов. Ученые отмечают признаки семейно-правовой ответственности, которые говорят о самостоятельности данного вида ответственности, но не приводят понятие данного вида ответственности.

В литературе рассматриваются в основном лишение родительских прав и признание брака недействительным как меры семейно-правовой ответственности. Семейным кодексом Российской Федерации обязанности по воспитанию и содержанию детей возложены на родителей. Если ребенок по каким-либо причинам лишен родительского попечения, правовыми актами определен порядок его устройства, который, к сожалению, часто нарушается, из-за чего страдают дети, а в итоге — общество и государство. Это обусловлено мягкостью мер ответственности и недостаточным контролем над действиями лиц, обязанных решать подобного рода проблемы.

Еще одна проблема, нуждающаяся в анализе и обсуждении, — это эффективность средств защиты при неисполнении или ненадлежащем исполнении правонарушителем алиментного обязательства. Как известно, действующим законодательством предусмотрено применение к нарушителю алиментных обязательств соответствующих мер юридической ответственности.

Объект исследования — общественные отношения в сфере реализации семейно-правовой ответственности за нарушение субъективных семейных прав.

5 стр., 2382 слов

О правах ребёнка« Азбука прав и ответственности правового воспитания ...

... этой проблеме во многом зависит и от подготовки и знания педагогов. Видя важность этого вопроса , я решила изучать данную тему. Работа по правовому воспитанию была разбита на ... тенденциями развития. ЦЕЛЬ: Создание условий для воспитания будущего гражданина правового государства – свободного и ответственного, знающего свои права и адекватные способы поведения в случаях их нарушения, обладающего ...

Предмет исследования — нормы права, регулирующие ответственность за совершение семейного правонарушения.

Цель выпускной квалификационной работы — комплексное исследование ответственности в семейном праве.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  • рассмотреть историю возникновения и развития института ответственности в зарубежном и отечественном семейном праве;
  • раскрыть понятие ответственности по действующему семейному законодательству Российской Федерации;
  • охарактеризовать отдельные меры семейно-правовой ответственности;
  • раскрыть особенности ответственности за неисполнение алиментных обязательств в пользу несовершеннолетних детей;
  • сформулировать предложения по совершенствованию законодательных норм, регулирующих правоотношения ответственности в семейном праве.

Методологической основой исследования явилась совокупность общенаучных и частнонаучных методов. Основным методом познания послужил диалектический метод, в рамках которого применялись такие обще логические приемы, как анализ, синтез, индукция, дедукция, сравнение, абстракция. Кроме того, использовались системный, статистический, сравнительно-правовой, историко-правовой методы.

Нормативную базу выпускной квалификационной работы составили отдельные правовые акты дореволюционной России, СССР, РСФСР; Конституция РФ 1993 г., Семейный кодекс Российской Федерации, Гражданский Кодекс Российской Федерации, другие нормативные правовые акты, а также материалы судебной практики.

Теоретическую основу работы составили труды отечественных ученых, исследовавших различные аспекты семейно-правовой ответственности. Базой для выполнения многих разделов работы послужили публикации из специализированных периодических изданий, материалы СПС Консультант Плюс, ИПП Гарант.

Научная новизна настоящей дипломной работы определяется тем, что она является комплексным научным исследованием, посвященным анализу института ответственности в семейном праве.

Структура выпускной квалификационной работы включает введение, 3 главы, заключение, библиографический список и приложения.

1. Общие положения института ответственности в семейном праве, .1 История развития института ответственности в зарубежном и отечественном праве

Изучение и анализ понятия и сущности правоотношений ответственности в семейном праве неосуществимо без выявления исторических предпосылок его формирования. Рассмотрение указанного правового явления дает возможность не только показать его зачатки, но и проследить за его динамикой, переосмыслить прошлое, выявить тенденции его развития в будущем.

Институт семейно-правовой ответственности как правоотношение сформировался не сразу. На ранних этапах человеческой истории ответственность членов семьи друг перед другом проявлялась в ином виде и имела совсем иное содержание. Говорить об ответственности как о лишении и ограничении права, а также о возложении дополнительного обременения за допущенное нарушение на виновного не приходилось.

Развитию предпосылок возникновения правоотношений ответственности в семье способствовал брак групповой, при котором племя, распавшись на группы, связанные кровным материнским родством, заключало браки уже между этими группами, а не в пределах каждой из них. Важным шагом в развитии семейных отношений на данном промежутке развития общества было введение запрета на кровосмешение. Ф. Энгельс замечает «не подлежит сомнению, что племена, у которых кровосмешение было благодаря этому шагу ограничено, должны были развиваться быстрее и полнее, чем те, у которых брак между братьями и сестрами оставался правилом и обязанностью». И. Хадерка, раскрывая вопрос запрета, пишет, что «табу кровосмешения возникло скорее по социальным соображениям, а не из-за вредности биологических и физиологических последствий, хотя и последнее не опровергается». От брака группового идет переход к браку индивидуальному (сначала полигамному), основывающемуся на патриархальном начале. Все правовые системы древности, в том числе, и содержащие семейно-правовые нормы, пронизаны принципами патриархата. Классическим примером патриархальности являлась римская семья, которая строилась на началах неограниченной власти домовладыки над всеми членами семьи.

37 стр., 18423 слов

Организационно-правовые основы защиты прав детей в России

... о правах ребенка, ратифицированной Российской Федерацией в 1990 году и с нормами Конституции РФ. Свое развитие международные нормы, касающиеся защиты прав детей, получили в Конституции России, Семейном кодексе РФ, Федеральном законе «Об основныхгарантиях прав ребенка в Российской ...

Ответственность, имевшая место в рамках семейных правоотношений Рима, вобрала в себя все черты, присущие данной форме управления семьей и существовавшего в тот период классового общества. Например, основанием для аннулирования брака являлось нарушение запрета на заключение некоторыми лицами законного брака. Препятствием к заключению брака являлось родство по прямой линии без ограничений и по боковой с различными ограничениями в зависимости от изменявшегося законодательства. Нарушение правового запрета предполагает наличие ответственности, которая имела место быть в римском праве.

Нормы семейно-правовой ответственности данного периода отличались своей специфичностью. Такое положение было связано с фактом неограниченной власти отца семейства. Однако, несмотря на то, что патерфамилиас не имел ответственности перед членами семейства, в отдельных случаях он мог нести ответственность за них. Так, домовладыка мог нести ответственность за детей, но такая ответственность наступала только по его желанию.

Меры семейно-правовой ответственности в несколько иной форме нашли свое место в другом виде римского брака — sinemanu, при котором жена не находилась под властью мужа и даже не зависела от него в имущественном отношении. Таким образом, муж в данном виде брака нес ответственность за противоправное поведение в отношении своей жены, как если бы он осуществлял его в отношении любого другого свободного человека.

В результате ослабления власти отца было положено начало развитию института семейно-правовой ответственности в Римской республике. В этот период зародился институт взаимной семейно-правовой ответственности.

Русское законодательство, в том числе Русская Правда, Соборное уложение, Свод законов Российской Империи, не содержало четких норм, регламентирующих ответственность участников семейных отношений. Это отразилось и на степени теоретической разработанности проблемы.

Сведения о семейном укладе народов, населявших территорию России до принятия христианства, весьма немногочисленны и отрывочны. На Руси, как считает М.В. Антокольская, муж никогда по закону не имел права жизни и смерти в отношении своей жены. Однако муж мог распоряжаться ее свободой. Например, в Летописи Нестора имеется относящееся к 1022 г. свидетельство о том, что князь Мстислав и Кисожский Редедя, вступая в единоборство, условились, что тому, кто победит другого, достанутся имение, казна, жена и дети побежденного.

3 стр., 1431 слов

Понятие брака по семейному праву РФ

... период становления, так называемого, «советского семейного права». Одним из основных признаков брака признавалась, прежде всего, взаимная склонность (любовь) супругов, в связи с чем в монографиях того периода под браком понималось «отношение ...

Развод в тот период производился свободно, причем есть основания полагать, что в браке с приданым инициатором развода могла быть и женщина.

Христианство распространялось на Руси постепенно, и вытеснение византийским законодательством обычного семейного права происходило не сразу. Взаимное согласие на вступление в брак по церковным правилам всегда было необходимо. Однако в действительности в тот период согласие невесты практически никогда не спрашивалось. Основным поводом к разводу являлось прелюбодеяние, так как развод за прелюбодеяние упоминается в Евангелии.

Основой отношений между мужем, женой и детьми является власть мужа и отца.

Реформы Петра Великого положили начало новому периоду в развитии семейного права. Усиливается роль светского законодательства, в основном императорских указов, служащих для восполнения пробелов в каноническом праве. При Петре I обручение становится расторжимым.

Процедура развода в императорской России была очень сложной. Бракоразводный процесс осуществлялся судами Духовных консисторий. Прелюбодеяние являлось одновременно уголовным преступлением и могло рассматриваться также уголовным судом по жалобе другого супруга. Суд вправе был подвергнуть виновного тюремному заключению на срок от трех до восьми месяцев, а его соучастника — на срок от двух до четырех месяцев, если он был холост, и на срок от четырех до восьми месяцев, если он состоял в браке.

Личные права и обязанности супругов в период империи также претерпели существенные изменения. С восприятием европейских форм жизни изменилось само положение женщин в обществе. Власть мужа, формально сохранившаяся до 1917 г., приобретает более цивилизованные формы. С 1845 г. муж не вправе подвергнуть жену физическому наказанию.

Законодатель в этот период все более активно пытается регулировать внутренние отношения супругов в браке. Закон так формулирует обязанности жены: «жена обязана повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании, оказывать ему всяческое угождение и привязанность как хозяйка дома».

По сути своей все эти правила не что иное, как мнимые права, санкций за них установлено не было, а с отменой права мужа физически наказывать жену они не могли быть осуществлены и непосредственным принуждением.

Начиная с XVIII в. жена получила право требовать судебного разлучения в случае жестокого обращения. Только в начале XX в. в Свод Законов была введена ст. 1031, в соответствии с которой за супругом признавалось право отказаться от совместной жизни, если она «представляется для него невыносимой».

Следует подчеркнуть, что до самой революции брачное законодательство России не было светским.

Дети находились в полоном подчинении родительской власти. Ограничивалась она с поступлением сыновей на службу и выходом дочерей замуж, поскольку дочь не могла одновременно находиться под неограниченной властью мужа и родителей.

Родители имели право применять физические наказания в отношении детей. Только начиная с XVIII в. оно постепенно стало ограничиваться запретом калечить и ранить детей, а также ответственностью за доведение их до самоубийства.

35 стр., 17226 слов

История отечественного государства и права: предмет, метод, периодизация

... права (развитие и появление различных отраслей права, изменение наиболее важных правовых институтов (например, права частной собственности), появление новых). При изучении курса ИОГП основное внимание должно быть уделено вопросам развития государства и права ...

Лишения родительских прав российское законодательство того времени не знало, за исключением одного случая: православные родители могли быть лишены родительских прав, если они воспитывали своих детей в иной вере.

Родительская власть в отношении внебрачного ребенка принадлежала матери. Фамилия ребенку давалась по фамилии матери, но только если она выражала на это согласие. Отчество записывалось по имени крестного. Отец обязан был предоставлять ребенку содержание в случае его нуждаемости и в соответствии с общественным положением матери. Мать также должна была содержать ребенка. Отец, выплачивающий ребенку содержание, имел преимущественное право быть назначенным его опекуном или попечителем, а также право контролировать его воспитание и содержание. Внебрачные дети могли наследовать только благоприобретенное имущество матери.

Наиболее остро стояла проблема введения гражданской формы брака, упрощения процедуры развода, а также уравнения в правах внебрачных детей.

Дореволюционный исследователь А.И. Загоровский отмечал, что австрийское, общегерманское, итальянское, французское гражданские законодательства предусматривали меры против злоупотребления родительской властью за виновное поведение родителей, а русское законодательство, наоборот, не пошло дальше охранения родительского авторитета, оставляя без внимания злоупотребление этим авторитетом.

В трудах советских ученых семейно-правовая ответственность и ограничение семейных прав были исследованы недостаточно. В советский и постсоветский период ученые в основном рассматривали санкции в семейном праве, лишение, ограничение родительских прав как меры семейно-правовой ответственности.

Брак в 20-е годы прошлого столетия по сути своей превратился, как в Древнем Риме, в частную неформальную сделку. Придание ему частноправового характера стало прогрессивным явлением. Но деформализация брака сыграла отрицательную роль. Параллельное существование фактического и зарегистрированного брака ни к чему, кроме правовой неопределенности, путанице и подрыву принципа моногамии, привести не могло. В частности, возникла необходимость решить проблему «конкуренции» между фактическим и зарегистрированным браком.

Расторжение брака в суде было отменено совсем. Брак расторгался в органах ЗАГСа, причем без вызова второго супруга, ему только сообщалось о факте развода.

Запись об отце внебрачного ребенка производилась по заявлению матери, поданному после рождения ребенка. Никаких доказательств от нее не требовалось. Отцу лишь сообщалось о такой записи и предоставлялось право обжаловать ее в суде в течение одного года.

Основным признаком, отличающим семейное право от гражданского, было то, что почти все его нормы имеют императивный, принудительный характер.

Ответственность в советском семейном праве определялась как неблагоприятные личные неимущественные, а также имущественные последствия, наступающие в результате совершения членом семьи виновного правонарушения и утраты доверительности в отношениях субъектов семейных правоотношений.

Следующий шаг в развитии семейного законодательства, доказывающий, что политическая ситуация в стране не могла не сказаться и на регулировании семейных отношений, был сделан в 1936 году. Постановление ЦИК и СНК от 27 июня 1936 года «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях законодательства о браке и семье».

34 стр., 16665 слов

ПРАВА НЕРОЖДЕННЫХ ДЕТЕЙ

... правовой, нет единства терминологии в отношении неродившегося ребенка: человеческое существо, эмбрион, плод, насцитурус и пр. Этот факт несомненно осложняет решение вопроса о моменте возникновения прав нерожденных детей. ... Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих ответственность за посягательство на жизнь ребенка в период его развития в организме матери, в ...

Этим же Постановлением было введено взыскание алиментов на несовершеннолетних детей в долевом отношении к заработку плательщика: 1/4 — на одного ребенка, 1/3 — на двух детей и 1/2 — на трех и более детей. Эти ставки, несмотря на многочисленную критику, просуществовали до настоящего времени, хотя никакого экономического обоснования они не получили ни в момент их введения, ни в дальнейшем. Благодаря этим ставкам, дела о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей практически превратились в бесспорные: судам не надо было определять размеры алиментов, все, что им оставалось сделать, — это вынести решение.

Законодательство о браке и семье, несмотря на все отмеченные негативные моменты и тенденцию к увеличению числа императивных норм, было все же достаточно прогрессивным для того времени.

июля 1969 года был принят Кодекс о браке и семье РСФСР. В соответствии с этим Кодексом признавался только зарегистрированный брак. Основанием к разводу считался непоправимый распад семьи. При отсутствии у супругов несовершеннолетних детей или споров по поводу имущества развод по взаимному согласию производился в органах ЗАГСа.

Алиментные отношения между членами семьи также регулировались императивными нормами права. Размер алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей, устанавливался законом.

Однако с помощью внесения отдельных изменений в КоБС 1969 г. невозможно было произвести необходимое реформирование семейного законодательства. В связи с этим в 1994 году Государственной Думой РФ и была создана рабочая группа по подготовке нового Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), который был принят Государственной Думой РФ 8 декабря 1995 года.

2 Понятие ответственности в семейном праве Российской Федерации

Вопрос юридической ответственности — один из самых сложных и проблемных в правовой науке, и вопрос семейно-правовой ответственности не относится к числу исключений.

Для того чтобы вопросы ответственности решались правильно и законодателем, и правоприменителем, следует исходить из содержания общего понятия ответственности как общеправовой категории. В тоже время ответственность в разных отраслях права отличается большим своеобразием. Произвольный перенос мер ответственности, сложившихся в одной отрасли права, в другую отрасль опасен нарушениями или ослаблением, размыванием данного института.

Важно, чтобы в праве существовала реальная ответственность во всех отношениях и применительно ко всем возможным субъектам.

Между тем семейно-правовая ответственность в отличие от гражданско-правовой не может рассматриваться как относительное обязательственное правоотношение, поскольку управомоченным субъектом здесь выступает не контрагент-кредитор, а государство в лице его органов. Примером подобных юридических связей являются родительские, опекунские либо усыновительские семейные отношения. Однако хоть обязательства родителей, опекунов, усыновителей и не имеют договорной основы, но в любом случае возникают в силу норм закона при приобретении соответствующего статуса. Поэтому виновные действия указанных лиц рассматриваются как семейные правонарушения и влекут для правонарушителей определенные санкции.

35 стр., 17375 слов

Гражданско-правовое положение несовершеннолетних граждан в Российской Федерации

... а также вопросу ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними. Наиболее значимыми для своей дипломной работы считаю работы: С. Сорокина "Конвенция ООН о правах ребенка", в которой автор рассматривает проблемы правового положения несовершеннолетних в России с точки ...

Санкции, которые являются последствиями правонарушения, весьма неоднородны и направлены либо на защиту нарушенного права, либо сочетают в себе меры охраны нарушенного права и неблагоприятные последствия для правонарушителя.

Именно санкции в семейном праве рассматривали в советский и постсоветский период ученые. К мерам семейно-правовой ответственности относят лишение, ограничение родительских прав. При этом по вопросу ответственности в семейном праве, ее самостоятельности мнения ученых расходились. Одни признавали ее существование, другие отрицали.

По мнению Д.А. Липинского, семейно-правовая ответственность отсутствует, а за семейно-правовые нарушения наступает административная или уголовная ответственность. Лишение родительских прав, ограничение родительских прав автор рассматривал в качестве семейно-правовых средств обеспечения дозволений и запретов.

Согласиться с данным мнением нельзя по следующим причинам:

  • семейное законодательство предусматривает меры ответственности для участников семейных отношений;
  • семейное право является самостоятельной отраслью российского права, и имеет самостоятельный вид юридической ответственности — семейно-правовой;
  • семейно-правовая ответственность имеет множество особенностей, вызванных в том числе и тем, что семейные отношения подвергаются комплексному регулированию;
  • отсутствие фундаментальных научных исследований по проблемам семейно-правовой ответственности создает определенные трудности при применении норм семейного законодательства, что влечет разные подходы в правоприменении, однако не может быть расценено как несуществование и отрицание семейно-правовой ответственности;
  • семейное правонарушение в некоторых случаях влечет применение норм административного, гражданского и уголовного права. Вместе с тем это не препятствует применению мер семейно-правовой ответственности.

В современной литературе семейно-правовая ответственность определяется как обязанность лица претерпевать лишения права и иные дополнительные неблагоприятные последствия своего виновного противоправного поведения, что вполне соответствует гражданско-правовой характеристике.

Подходы авторов к определению семейно-правовой ответственности можно свести к следующим значениям:

  • обязанность субъекта семейного правоотношения претерпевать лишение права и иные неблагоприятные меры;
  • совокупность мер принуждения, ограничивающих, лишающих отдельных семейных прав, а также устанавливающих дополнительные обязанности;
  • определенные лишения, установленные в виде санкций;
  • правоотношение, субъектами которого являются правонарушитель, потерпевшиеи государство в лице его компетентных органов и должностных лиц.

Основанием семейно-правовой ответственности в первую очередь является семейное правонарушение, т.е. действие (бездействие) виновное, противоправное, нарушающее нормы семейного законодательства либо не соответствующее (не удовлетворяющее) интересам отдельных участников семейных правоотношений, и в частности ребенка.

Меры семейно-правовой ответственности могут быть предусмотрены семейным законодательством или договором (ст. 153 СК РФ).

Семейное законодательство понимается в широком смысле слова как Семейный кодекс РФ, федеральные законы в сфере семейного права, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов власти и субъектов РФ, содержащие нормы, регламентирующие семейные отношения.

27 стр., 13323 слов

Правовое регулирование лизинга в РФ

... главе работы рассмотрены вопросы правового регулирования лизинговой деятельности в РФ, во второй - общие положения и особенности правовой природы договора лизинга. ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЛИЗИНГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ... для предпринимательских целей. До 1996 г. в соответствии с российским гражданским правом лизинговые операции могли проводиться в качестве сделок, "хотя и не ...

Действующее семейное законодательство не связывает семейно-правовую ответственность с наличием негативных последствий (вредом), за исключением имущественного и морального вреда, причиненного добросовестному супругу (ст. 30 СК РФ), и возмещения убытков при расторжении договора о приемной семье (ст. 153.2 СК РФ).

Речь идет о так называемом усеченном составе семейного правонарушения. Так, в соответствии со ст. 69 СК РФ родители могут быть лишены родительских прав. Основанием для лишения родительских прав является противоправное виновное поведение родителей по отношению к ребенку. В данном случае противоправность в виде действий, изложенных в ст. 69 СК РФ, и вина в форме умысла являются основанием для лишения родительских прав.

Другим основанием семейно-правовой ответственности являются иные обстоятельства, не относящиеся к правонарушениям, но рассматриваемые семейным законодательством в качестве таковых. Так, в соответствии со ст. 73 СК РФ возможно ограничение родительских прав в случае, когда оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка в связи с психическим расстройством родителей (одного из них).

Меры семейно-правовой ответственности носят личный неимущественный характер, представляются в виде ограничений, лишений личных неимущественных прав, установления дополнительных обязанностей. Родители утрачивают право на воспитание, право на совместное проживание и другие личные неимущественные права по отношению к своему ребенку.

В отдельных случаях меры ответственности могут быть имущественными. Так, согласно ст. 115 СК РФ возможно взыскание неустойки как меры ответственности за несвоевременную уплату алиментов; ст. 30 СК РФ предусмотрено возмещение имущественного и морального вреда добросовестному супругу; ст. 153.2 СК РФ устанавливает возмещение убытков, причиненных расторжением договора о приемной семье.

Н.С. Шерстнева к мерам ответственности относит лишение родительских прав, отобрание ребенка, отстранение опекуна, попечителя от исполнения обязанностей по опеке, попечительству, отмену усыновления, лишение родителя права дачи согласия на усыновление, лишение права на общение с детьми, отказ в возврате детей от других лиц родителю, лишение родителей права на получение содержания от своих совершеннолетних детей, лишение права на алименты отчима (мачехи).

К мерам семейно-правовой ответственности относят также ограничение родительских прав (ст. 73 СК РФ), приостановление права родителей на защиту и представительство интересов ребенка (ст. 64 СК РФ), отказ в восстановлении родительских прав (ст. 72 СК РФ), отказ в предоставлении родителям информации о ребенке (ст. 66 СК РФ).

О компетенции субъекта РФ в сфере семейного права сказано в ст. 13 СК РФ (брачный возраст); ст. 32 СК РФ (право выбора супругами фамилии); ст. 58 СК РФ (право ребенка на имя, отчество, фамилию) и др. В этих нормах не содержится указаний о возможности субъекта РФ устанавливать меры ответственности. Следовательно, СК РФ не наделяет субъекта РФ полномочиями по регламентации мер семейно-правовой ответственности. Вместе с тем органы опеки и попечительства в лице исполнительных органов власти субъекта РФ при заключении договора о передаче ребенка в приемную семью могут предусмотреть меры ответственности приемных родителей в порядке и на условиях, которые предусмотрены федеральным законом и договором. СК РФ в ст. 153.1 определяет содержание договора о приемной семье. Об ответственности приемных родителей как условии договора в статье не говорится. Речь может идти лишь об убытках и ответственности по возмещению убытков, причиненных ребенку. Что подтверждает ст. 153.2 СК РФ.

21 стр., 10231 слов

Формы и способы защиты семейных прав по законодательству Российской Федерации

... утраченных прав, а также пресечение нарушения прав и т.д. Иначе, защита семейных прав представляет собой систему мер, направленных на восстановление прав, признание и пресечение правонарушений, применение к правонарушителям санкций и привлечение их к ответственности, а ...

Анализ положений СК РФ позволяет сделать вывод, что сам термин «ответственность» употреблен в его тексте четырнадцать раз, однако упоминание это носит точечный, бессистемный характер. Использование в названии ст. 45 и 115 СК РФ термина «ответственность» само по себе не отражает ее семейно-правовой характер, кроме того, содержание данных статей свидетельствует о гражданско-правовом характере ответственности супругов по обязательствам, плательщиков алиментов за несвоевременную их уплату. Как справедливо отмечено А.М. Нечаевой, «ответственность вовсе «не инородное тело» в семейно-правовых отношениях, а работающий, приходящий в действие в необходимых случаях элемент семейно-правового регулирования».

Рассмотрение вопросов ответственности в семейном праве, как правило, происходит опосредованно, сквозь призму охраны и защиты прав и интересов ребенка. Такой подход не случаен. Ответственность в семейном праве представляет охранительный правовой институт, в рамках которого осуществляется «защита прав и реализуются предусмотренные санкцией неблагоприятные для нарушителя последствия». Меры ответственности в семейном праве рассматриваются во взаимной связи с мерами защиты (и те и другие выступают разновидностями государственного принуждения).

Отличия заключаются в следующем: меры ответственности применяются при наличии вины правонарушителя (лишение родительских прав — ст. 69 СК РФ), а меры защиты — независимо от вины (ограничение родительских прав — ст. 73 СК РФ).

При применении мер ответственности виновный правонарушитель лишается субъективного права или претерпевает дополнительные неблагоприятные имущественные последствия (ответственность за несвоевременную уплату алиментов — ст. 115 СК РФ), при применении мер защиты правонарушитель часто принуждается к исполнению обязанности лишь в том объеме, в котором он не выполнил ее добровольно (взыскание алиментов в судебном порядке).

В семейном праве меры защиты и меры ответственности могут следовать друг за другом.

Семейно-правовую ответственность необходимо отличать от ограничения семейных прав.

В соответствии со ст. 1 СК РФ запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федеральных законов и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан. Так, СК РФ предусматривает лишение родительских прав (ст. 69); ограничение родительских прав (ст. 73); отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью (ст. 77).

Ограничение родительских прав в этих случаях рассматривается как мера семейно-правовой ответственности. Эта мера лишает участника семейного правоотношения части семейных прав, а именно родительских: права на воспитание, совместное проживание, на защиту прав ребенка и др.

Вместе с тем в СК РФ есть нормы, предусматривающие меры, ограничивающие семейные права, которые нельзя отнести к мерам семейно-правовой ответственности: ст. 14 не допускает заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке (запрет для гражданина на заключение другого брака); ст. 17 не позволяет мужу без согласия жены возбудить дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение года со дня рождения ребенка (приостановление реализации права на расторжение брака); ст. 35 указывает, что для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (обременение для осуществления права собственности); ст. 64 не позволяет родителям представлять интересы своих детей, если органами опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия (лишение права представлять интересы своего ребенка на определенный срок).

В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав ребенка.

В анализируемых статьях меры, ограничивающие семейные права, не являются мерами семейно-правовой ответственности, их следует рассматривать как запреты (приемы, составляющие метод семейно-правового регулирования).

В числе критериев, которые позволяют отличать меры семейно-правовой ответственности от мер ограничения семейных прав, можно назвать следующие:

  • меры семейно-правовой ответственности могут быть предусмотрены также договором (ст. 153 СК РФ);
  • меры семейно-правовой ответственности применяются всегда в случае совершения правонарушения, а некоторые — при возникновении угрозы причинения вреда либо в случае несоответствия поведения родителей (лиц, их заменяющих) интересам ребенка;
  • меры ограничения семейных прав применяются задолго до совершения правонарушения в качестве мер охраны, превентивных мер, они применяются и при отсутствии какого-либо правонарушения;
  • меры ограничения семейных прав могут рассматриваться в качестве приемов правового регулирования, т.е. относятся к методу правового регулирования семейных правоотношений;
  • основанием для применения мер ограничения семейных прав может стать охрана интересов ребенка (ст. 17 СК РФ);
  • меры ограничения семейных прав применяются независимо оттого, нарушено ли право;
  • меры семейно-правовой ответственности лишают, ограничивают права, устанавливают дополнительные обязанности, а меры ограничения семейных прав приостанавливают или иным образом препятствуют реализации прав;
  • меры семейно-правовой ответственности имеют целью наказание, принуждение;
  • меры ограничения семейных прав препятствуют на определенное время реализации прав и выступают в качестве приемов регулирования семейных отношений;
  • все меры семейно-правовой ответственности названы в Семейном кодексе, за исключением мер, которые могут быть предусмотрены договором о приемной семье, а меры ограничения семейных прав не всегда четко обозначены, отсутствует перечень этих мер;
  • ограничение семейных прав шире по содержанию семейно-правовой ответственности: меры семейно-правовой ответственности — это лишь часть мер ограничения семейных прав.

Следовательно, ограничение семейных прав и семейно-правовая ответственность — две самостоятельные категории семейного права, два самостоятельных института. Вместе с тем меры семейно-правовой ответственности включаются в состав мер ограничения семейных прав, т.е. семейно-правовая ответственность уже ограничение семейных прав по своему назначению и содержанию.

СК РФ предусматривает в основном меры ответственности родителей. В других семейных отношениях меры ответственности не предусмотрены либо нечетко регламентированы (например, возмещение добросовестному супругу материального и морального вреда).

Что касается мер ответственности лиц, заменяющих родителей, в ст. 127, 128, 150, 153 СК РФ сказано лишь о мерах ограничения их прав либо о запретах к реализации права быть усыновителем, опекуном (попечителем), приемным родителем. Вместе с тем закон предусматривает отмену усыновления, прекращение опеки, приемной семьи, которые могут быть рассмотрены как меры ответственности. Кроме того, в ст. 153 СК РФ речь идет об ответственности приемных родителей за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на них обязанностей. Причем конкретные меры ответственности не названы.

О неэффективности мер ответственности родителей за невыполнение обязанностей говорили многие ученые. Например, Л.Ю. Михеева предложила комплексно подойти к вопросу о юридической ответственности родителей (лиц, их заменяющих) и увязать воедино положения семейного, гражданского, жилищного, административного и уголовного законодательства, устанавливающего последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей.

Исследовав точки зрения различных авторов и уточнив основные характеристики понятия ответственности в семейном праве, можно предложить следующее ее определение: семейно-правовая ответственность — это совокупность личных неимущественных и (или) имущественных мер принуждения, ограничивающих, лишающих отдельных семейных прав, а также устанавливающих дополнительные обязанности, предусмотренных семейным, а в отдельных случаях и гражданским законодательством, применяемых судом, иным уполномоченным органом к лицам, совершившим семейное правонарушение либо допустившим иное действие (бездействие), признаваемое семейным законодательством в качестве основания ответственности.

Поскольку в семейном праве, по мнению большинства авторов, личные неимущественные отношения имеют приоритетный характер, ответственность по семейному праву носит, как правило, неимущественный характер. При нарушении личных неимущественных прав субъектов семейных правоотношений мерой семейно-правовой ответственности является пресечение действий, нарушающих права или создающих угрозу их нарушения. Что же касается имущественных отношений, регулируемых семейным правом, то нарушение их может повлечь за собой имущественные санкции. Но в отличие от гражданского права, где в подавляющем большинстве используются имущественные санкции, в семейном праве они применяются весьма ограниченно.

2. Характеристика отдельных мер ответственности в семейном праве, .1 Ответственность супругов по обязательствам

Вид ответственности супругов по обязательствам зависит от двух обстоятельств: во-первых, личным или общим является обязательство; во-вторых, какой режим супружеского имущества установлен (законный или договорный).

Если обязательство супруга является личным (индивидуальным), то ответственность наступает по правилам п. 1 ст. 45 СК РФ и главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

В таком случае взыскание может быть обращено только на имущество самого супруга, за исключением тех видов имущества, на которые не допускается взыскание по нормам гражданского процессуального законодательства. Возможны ситуации, когда собственного имущества супруга-должника недостаточно для удовлетворения заявленных требований, тогда кредитор вправе требовать выдела доли, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего супружеского имущества, для обращения взыскания на нее. Суд в такой ситуации совершает те же действия, какие бы совершались им при разделе совместно нажитого имущества по иску самих супругов.

По индивидуальным обязательствам супруга-должника другой супруг ответственности не несет.

Предусмотренные в законе правила ответственности по личным обязательствам супруга должны соблюдаться неукоснительно. Сначала взыскание обращается на личное имущество супруга-должника, при недостаточности такого имущества — на его долю в общем супружеском имуществе. При несогласии самих супругов обратный порядок применить нельзя.

Определенная последовательность применяется и при существовании договорного режима имущества супругов. Если в брачном договоре установлен режим раздельной собственности, то взыскание может быть обращено только на имущество супруга-должника, поскольку общего имущества вообще нет. При договорном режиме долевой или совместной собственности взыскание обращается только на долю (при режиме совместной собственности с предварительным ее выделом) супруга-должника. Правила обращения взыскания на долю в общем имуществе должника предусмотрены в гражданском законодательстве (ст. 255 ГК РФ).

Прежде всего должен быть произведен выдел доли в натуре, если это невозможно в силу физических свойств вещи или по иным основаниям или против выдела доли возражает другой супруг, то производится денежная оценка стоимости доли. Если же доля выделяется в натуре, то для удовлетворения заявленных требований кредитора производится продажа имущества (его выделенной в натуре доли) с публичных торгов и за счет вырученной денежной суммы погашается обязательство супруга-должника перед кредитором.

Состояние в браке не ограничивает личную свободу супругов. Так, в силу п. 1 ст. 31 СК РФ каждый из супругов свободен в выборе рода занятий и профессии. Распространяется это положение и на желание любого из супругов заниматься предпринимательством, т.е. самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Предпринимательскую деятельность в РФ граждане могут осуществлять в двух формах: без образования юридического лица (индивидуально) или с образованием юридического лица.

Сформированный уставный (складочный) капитал юридического лица — это гарантия прав кредиторов. Если же гражданин осуществляет предпринимательскую деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, то по обязательствам кредиторов он несет ответственность всем своим имуществом, а не только тем, которое используется в осуществлении предпринимательской деятельности.

В случае, когда гражданин, решивший заняться предпринимательской деятельностью, состоит в брачных отношениях, возникает сразу несколько вопросов:

носят ли обязательства, связанные с осуществлением супругом предпринимательской деятельности, индивидуальный характер?

какие имеются гарантии прав другого супруга при вовлечении имущества в предпринимательскую деятельность, которое может оказаться общим имуществом супругов?

можно ли считать сделкой действия супруга по учреждению юридического лица или его решение об индивидуальном занятии предпринимательской деятельностью? Требуется ли согласие другого супруга?

как ограничить ответственность супруга-должника по его обязательствам перед кредитором (кредиторами) за счет совместно нажитого супружеского имущества?

Рассмотри пример из судебной практики. Открытое акционерное общество «Банк ВТБ» (далее — Банк) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к предпринимателю Фокину О.Б. о взыскании задолженности по кредитному соглашению. Кроме того, Банк просит обратить взыскание на принадлежащее Фокину О.Б. на праве собственности недвижимое имущество, заложенное по договору об ипотеке.

Производство по апелляционной жалобе Фокиной О.В. прекращено применительно к пункту 1 части первой статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) на том основании, что решение по настоящему делу не затрагивает непосредственно прав и обязанностей Фокиной О.В., которая в связи с этим не обладает правом на обжалование данного судебного акта.

Апелляционную жалобу на решение суда подала также Фокина О.В., не участвовавшая в деле и не обладающая статусом индивидуального предпринимателя. В данной жалобе Фокина О.В. указала, что Объекты приобретены Фокиным О.Б. в период брака с нею, в связи с чем с учетом положений статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) решение по настоящему делу затрагивает ее права как супруги залогодателя по Договору ипотеки.

Согласившись с выводами суда первой инстанции и оставив решение без изменения, апелляционный суд прекратил производство по апелляционной жалобе Фокиной О.В. применительно к пункту 1 части первой статьи 150 АПК РФ, посчитав, что решение не затрагивает непосредственно прав и обязанностей Фокиной О.В., выдавшей своему супругу Фокину О.Б. нотариально удостоверенное согласие, в частности, на передачу в залог Объектов.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя Банка и обсудив доводы жалобы, кассационная инстанция установила следующее.

Кассационная инстанция считает, что применительно к статье 34 СК РФ и статье 253 ГК РФ требование Банка об обращении взыскания на Объекты, заложенные по Договору ипотеки, приобретенные Фокиным О.Б. в период брака с Фокиной О.В., затрагивает права и интересы супруги залогодателя, не привлеченной к участию в деле.

С учетом положений статьи 256 ГК РФ и статей 33 — 39, 45 СК РФ наличие нотариально удостоверенного согласия супруги Фокина О.В. на передачу Объектов в залог само по себе не изменяет правового режима имущества, приобретенного в период брака.

При таких обстоятельствах требование Банка об обращении взыскания на недвижимое имущество, заложенное по Договору ипотеки Фокиным О.Б., приобретшим его в период брака с Фокиной О.В., не обладающей статусом индивидуального предпринимателя, должно рассматриваться с ее участием в деле в качестве ответчика.

Таким образом, апелляционный суд неправомерно прекратил производство по апелляционной жалобе Фокиной О.В.

На обозначенные выше вопросы можно дать следующие ответы:

  • обязательства, связанные с осуществлением одним из супругов предпринимательской деятельности (индивидуально или путем учреждения юридического лица), — это личные обязательства этого супруга;
  • действующее законодательство не предусматривает каких-либо специальных гарантий прав супруга — индивидуального предпринимателя (учредителя юридического лица), применяются общие положения, содержащиеся в ст.

35 СК РФ. Если речь идет о распоряжении движимым имуществом, то при совершении сделки согласие другого супруга презюмируется. Оспорить такую сделку можно, только если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на ее совершение. При совершении сделок с недвижимостью требуется нотариально удостоверенное согласие супруга, не участвующего в сделке;

  • представляется, что такие действия супруга, как учреждение юридического лица и решение о занятии индивидуальной предпринимательской деятельностью, — это сделки. Но в законе не установлено требование о согласии другого супруга на их совершение. Как уже отмечалось, необходимость согласия супруга может возникнуть при распоряжении общим недвижимым имуществом, например при внесении в качестве доли (вклада) в уставный (складочный) капитал;

— ограничить ответственность общим супружеским имуществом по обязательствам супруга-предпринимателя полностью невозможно. Не обеспечивают этого ни правила ответственности по личным обязательствам супруга при законном режиме имущества супругов (п. 1 ст. 45 СК РФ), ни заключение супругами брачного договора (ст. 46 СК РФ).

Порядок обращения взыскания, предусмотренный для общих обязательств супругов, иной. Понятие «общее обязательство супругов» в законе не прямо раскрывается, но можно предположить, что под общими обязательствами супругов понимают обязательства, где имеет место множественность лиц на стороне должника, т.е. супруги одновременно выступают на одной стороне в договоре. Например, в договоре займа супруги выступают в качестве содолжников (заемщиков).

Однако если совершение какой-либо сделки производится только одним из супругов, обязательство все равно может считаться общим, при условии, что все полученное по такой сделке было обращено супругом-должником на общие нужды семьи. Общий характер обязательство может носить при осуществлении одним из супругов сделок с вещами, составляющими общую совместную собственность, поскольку в таких случаях, если один супруг совершает сделку, предполагается, что он действует с согласия другого супруга в общих интересах и общей выгоде. По таким обязательствам супругов сначала обращается взыскание на общее супружеское имущество. При недостаточности общего имущества супругов наступает солидарная ответственность личным имуществом каждого из них (п. 2 ст. 45 СК РФ).

Рассмотренные выше правила применяются при законном режиме имущества супругов. Если же супругами заключен брачный договор, то ответственность супругов перед кредиторами возникает с учетом положений брачного договора. Так, если брачным договором установлен режим раздельной собственности, то каждый из супругов-должников отвечает по обязательствам своим имуществом, по общим обязательствам супругов для таких случаев возможна долевая ответственность. При режиме общей долевой собственности ответственность наступает по нормам о долевой ответственности по обязательствам, т.е. взыскание обращается на имущество в соответствии с долей участия каждого из супругов-должников в обязательстве.

Как уже отмечалось, при заключении, изменении или расторжении брачного договора супруг обязан уведомлять своего кредитора. Это положение гарантирует права кредиторов супруга-должника. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора (п. 1 ст. 46 СК РФ).

В этой статье прямо речь идет только о личных обязательствах супруга-должника. Однако следует полагать, что аналогичные последствия наступают и для тех случаев, когда у супругов есть общие обязательства, значит, они будут отвечать перед кредитором (кредиторами) также независимо от содержания брачного договора. Кроме того, кредитор (кредиторы) назван в качестве лиц, наряду с самими супругами имеющих право требовать изменения или расторжения брачного договора в судебном порядке по правилам ст. 451 — 453 ГК РФ.

Брачный договор является мнимой сделкой в том случае, когда заключается без намерения породить правовые последствия, например: с исключительной целью предотвратить обращение взыскания на то или иное имущество, ущемить права наследников, создать видимость брака при заключении фиктивного брака. Заключая брачный договор, супруги не имеют намерения урегулировать свои имущественные отношения, у них есть только намерение ввести в заблуждение кредиторов либо фискальные органы. На практике такие случаи происходят тогда, когда, к примеру, кто-то из супругов имеет большие долги, связанные с его предпринимательской деятельностью, или совершил правонарушение и, чтобы избежать расплаты, заключает с другим супругом брачный договор, по условиям которого все или большая часть нажитого ими имущества становится собственностью этого супруга.

Заключение договоров в подобных ситуациях может существенно затронуть интересы кредиторов супругов, поскольку кардинально меняют режим их собственности. В связи с этим законодатель предусматривает специальные гарантии защиты интересов кредиторов супругов. В соответствии со ст. 46 СК РФ каждый из супругов обязан поставить своих кредиторов в известность о заключении и расторжении брачного договора, а также о внесении в него каких-либо изменений. В случае невыполнения этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Это означает, что супруг не вправе ссылаться на положения брачного договора в качестве обстоятельства, мешающего выполнению обязательства перед кредитором.

Так, Бутырским районным судом г. Москвы было рассмотрено дело супругов М.Н. Козловой и С.С. Козлова, которые с 12 ноября 1993 г. состоят в браке. 6 февраля 2008 г. они заключили брачный договор, которым был изменен правовой режим квартиры, приобретенной ими в период брака, и установлено, что квартира является собственностью М.Н. Козловой. А.Б. Скворцов — кредитор С.С. Козлова обратился в суд с иском об определении долей в общем имуществе супругов, признании права собственности, выделе доли из общего имущества супругов и обращении взыскания на долю в общем имуществе супругов. Решением суда от 21 ноября 2008 г., оставленным без изменения определением суда кассационной инстанции, данные требования частично удовлетворены. Судом было установлено, что ответчик не уведомил своего кредитора о заключении брачного договора и, следовательно, в силу ст. ст. 45 и 46 СК РФ должен отвечать по гражданско-правовому обязательству перед кредитором независимо от содержания брачного договора. Суд выделил 1/2 долю в указанной квартире С.С. Козлову при разделе общего имущества супругов и признал право собственности за каждым из супругов на 1/2 долю в квартире.

М.Н. Козлова и С.С. Козлов обратились с жалобой в Конституционный Суд РФ, сославшись на то, что п. 1 ст. 46 СК РФ нарушает их конституционные права, а потому, по их мнению, названная норма ставит лицо, состоящее в браке, в менее выгодное положение по сравнению с иными участниками общей собственности — должниками по гражданско-правовым обязательствам, поскольку вытекающая из него обязанность должника, состоящего в брачных отношениях, уведомлять кредитора о заключении, изменении и прекращении брачного договора не предусмотрена для сделок по распоряжению долей в праве общей собственности, которые заключаются лицами, не состоящими в брачных отношениях; кроме того, при совершении иных сделок по распоряжению общим имуществом супругов, в частности при заключении соглашения о его разделе, такая обязанность на супруга-должника, в том числе заключившего брачный договор, не возлагается. Определением Конституционного Суда РФ от 13 мая 2010 г. № 839-О-О гражданам М.Н. Козловой и С.С. Козлову отказано в принятии их жалобы к рассмотрению.

Регламентируется законом ответственность супругов за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми (п. 3 ст. 45 СК РФ).

Однако данная норма носит отсылочный характер, поскольку эта ответственность супругов определяется по положениям гражданского законодательства. Так, за вред, причиненный малолетними детьми, супруги-родители несут солидарную ответственность перед потерпевшим-кредитором. За вред, причиненный несовершеннолетними детьми в возрасте от 14 до 18 лет, супруги-родители солидарно отвечают в субсидиарном порядке, прежде всего кредитору необходимо предъявить требования к самому причинителю вреда, при недостаточности у него имущества взыскание будет обращаться на имущество родителей, как по их общим обязательствам. В теории и практике отмечается, что ответственность родителей за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми, наступает при наличии вины самих родителей — неосуществление должного воспитания, а также соответствующего возрасту ребенка контроля и надзора над ним.

Представляется, что законодательство, связанное с ответственностью супругов по обязательствам требует совершенствования в вопросах:

  • обеспечения гарантий прав супруга гражданина-предпринимателя, в связи с чем следует установить обязанность супруга, желающего заниматься предпринимательством, получать согласие другого супруга;

— укрепления стабильности брачного договора. Необходимо ограничить изменения или расторжение брачного договора по требованию кредитора (кредиторов) случаями доказанности преступного сговора супругов с целью избегания ответственности по обязательствам.

2 Ответственность родителей в отношении детей

В Конвенции о правах ребенка 1989 г., закреплено, что родители несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка, интересы которого должны являться предметом заботы родителей.

Данное положение нашло свое отражение в Основном Законе Российской Федерации. В пункте 2 ст. 38 Конституции установлено, что забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей. Данная правовая норма конкретизируется и обеспечивается законодательством Российской Федерации (Семейный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон «Об образовании в РФ» и др.).

СК РФ основные обязанности по защите прав и интересов несовершеннолетних детей возложил на родителей. Родительские права основаны на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке (гл. 10 СКРФ).

Статьей 56 СКРФ несовершеннолетнему гарантирована защита его прав и законных интересов.

Однако нередко права и интересы ребенка нарушаются самими родителями (одним из них).

Лица, осуществляющие родительские права в ущерб правам и законным интересам детей, несут ответственность в установленном законодательством порядке. Так, например, предусмотрена ответственность родителей по ст.ст. 5.35, 6.10, 20.22 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ); по ст.ст. 150, 151, 156, 157 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ).

Следовательно, ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей предусмотрена как административным (ст. 5.35 КоАП РФ), так и уголовным (ст. 156 УК РФ) законодательством. При этом уголовная ответственность наступает в том случае, если противоправное деяние «соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним».

Приведем пример. Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по отношению к своим несовершеннолетним детям, выразившееся в бездействии гр-ки М., привело к наиболее тяжким последствиям, повлекшим привлечение последней к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 109 (причинение смерти по неосторожности) и ст. 156 УК РФ (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, соединенное с жестоким обращением).

Как установлено следствием, гр-ка М. проживала с мужем и четырьмя несовершеннолетними детьми. 8 июля 2013 г. между супругами произошла ссора, и женщина, взяв с собой двух сыновей в возрасте двух и четырех лет, ушла из дома. В тот день гр-ка М. домой не вернулась, оставшись с детьми ночевать у знакомых. Утром следующего дня она привела своих детей в заброшенный дом, где распивала спиртные напитки. При этом дети были голодными. Когда двухлетний ребенок начал плакать и просить воды, нерадивая мать налила малышу 50 миллилитров жидкости с содержанием спирта 40,2 % и заставила его выпить. В результате ребенок сначала уснул, затем находился без сознания. К 19 часам гр-ка М. вернулась домой, по настоянию мужа была вызвана скорая помощь. Врачам не удалось спасти ребенка. 13 июля 2013 г. мальчик скончался от острого отравления изопропанолом и этанолом.

Несовершеннолетний, претерпевший нарушение законных прав и интересов, признается потерпевшим. В соответствии со ст. 54 СК РФ и ст. 1 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», ребенком признается лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста. Согласно ст. 1 Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», «несовершеннолетний — лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет». В тексте КоАП РФ используется понятие «несовершеннолетний» (ст.ст. 5.35, 5.36).

В российском законодательстве для определения данной категории лиц используется два равнозначных термина — «ребенок» и «несовершеннолетний».

Рассматриваемое правонарушение заключается в действии или бездействии родителей или иных законных представителей несовершеннолетних, т.е. в том, что они не выполняют или ненадлежащим образом выполняют свои обязанности по воспитанию и обучению детей: не заботятся о нравственном воспитании, физическом развитии детей и укреплении их здоровья, создании необходимых условий для получения ими образования, успешного обучения и т.д.

В юридической литературе к признакам неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей относят: несоблюдение режима дня, обусловленного психофизиологическими потребностями ребенка определенного возраста, невыполнение гигиенических норм (влекущих заболевания кожного покрова и т.п.), невыполнение рекомендаций и предписаний врача по лечению ребенка и т.д.

Недостатком законодательной нормы, закрепленной в ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ, является отсутствие признаков, характерных для данного право нарушения. Законодатель в диспозиции ч. 1 указанной нормы лишь перечисляет обязанности родителей, неисполнение которых влечет административно-правовые санкции. При этом каких-либо судебных комментариев относительно данной нормы не имеется. В доктринальном толковании также наблюдается отсутствие единообразия и полноты исследуемого вопроса. Понимание признаков деяния вызывает трудности у правоприменителя.

Для уяснения содержания объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ, необходимо, во-первых, дать толкование понятия бездействия, во-вторых, указать особенности структуры диспозиции данной нормы, в-третьих, определиться с моментом окончания правонарушения, установить, является ли оно единичным или носит длящийся характер.

Обратимся к правовому толкованию бездействия. Противоправное бездействие представляет собой акт поведения, состоящий в несовершении лицом того действия, которое оно должно было и могло совершить. Бездействие — это общественно опасное, осознанное, волевое пассивное поведение (несовершение тех или иных действий) при наличии возможности и обязанности действовать определенным образом. При этом деяние — как действие, так и бездействие — это юридическая, а не физическая категория. Обязанность действовать должна исходить из указания в законе. Соответственно, неисполнение обязанностей, вытекающих из прямого указания на них в СКРФ, следует признать противоправным и влекущим за собой ответственность деянием, т.е. бездействием.

Изучение правоприменительной практики показало, что это может быть: нарушение несовершеннолетним правил дорожного движения (переход проезжей части в неустановленном месте), нахождение несовершеннолетнего в общественном месте в ночное время без сопровождения родителей (законных представителей), уклонение от обучения, мелкое хулиганство, распитие алкогольных напитков в общественных местах, совершение общественно опасного деяния или преступления и т.д. Основываясь на содержании ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ, правоприменитель устанавливает ответственность для родителей несовершеннолетних во всех перечисленных случаях в рамках санкции данной нормы — предупреждение или назначение административного штрафа в размере от ста до пятисот рублей.

Длящимися признаются такие правонарушения, которые, начавшись с какого-либо противоправного действия или бездействия, осуществляются затем непрерывно путем неисполнения обязанности. Е.А. Новосельцева применительно к ст. 156 УК РФ указала: «Характерной особенностью данных посягательств является то, что они относятся к категории продолжаемых и длящихся деяний. Иными словами, обязательным признаком выступает систематичность совершения противоправных деяний».

Начальным моментом данного деяния может быть как активное действие, так и бездействие, а затем виновный либо не исполняет конкретную возложенную на него обязанность, либо исполняет ее не полностью, ненадлежащим образом, и его поведение оценивается как бездействие по отношению к этой обязанности.

Следует отметить, что анализируемая норма (ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ) носит бланкетный характер, соответственно, требует обращения к иным нормативным правовым актам, устанавливающим обязанность субъекта действовать в интересах ребенка. К их числу следует отнести Конвенцию о правах ребенка, Конституцию РФ, Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», Семейный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», законы субъектов Российской Федерации, в частности Закон Кировской области от 25.11.2010 № 578-ЗО «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав в Кировской области, подзаконные нормативные акты муниципальных образований, например, Решение Кирово-Чепецкой районной Думы от 20.08.2014 № 45/410 «Об утверждении Положения о комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав муниципального образования Кирово-Чепецкий муниципальный район Кировской области».

В рамках реализации Закона Кировской области от 09.11.2009 № 440-ЗО «О мерах по обеспечению безопасного пребывания детей в общественных и иных местах на территории Кировской области» на территории муниципального образования «Город Киров» за непринятие мер по недопущению нахождения несовершеннолетних после 22(23) часов в общественных местах к административной ответственности 44 родителя (законных представителя) (3 месяца 2015 — 74 родителя; 68,2%).

В целях защиты прав и законных интересов детей, к административной ответственности привлечено 417 родителей, не исполняющих обязанности по содержанию и воспитанию несовершеннолетних (18,3%; 3 месяца 2013 — 438).

Как показывают результаты изучения материалов об административном правонарушении по ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ, проверка фактов неисполнения либо ненадлежащего исполнения родительских обязанностей проводится поверхностно, а то и не проводится совсем. Так, например, зачастую материалы проверок не содержат актов обследования материально-бытовых условий воспитания несовершеннолетнего, не запрашивается характеризующий материал на членов семьи и т.д.

Субъектами данного правонарушения являются лица, обладающие родительскими правами:

  • родители ребенка, т.е. лица, официально записанные в свидетельстве о рождении в качестве отца или матери ребенка (порядок установления происхождения ребенка определяется главой 10 СК РФ);

— законные представители несовершеннолетнего. К законным представителям ребенка относятся установленные в законодательном порядке усыновители, опекуны и попечители. Опека устанавливается над детьми до 14 лет, попечительство устанавливается над детьми в возрасте от 14 до 18 лет органами опеки и попечительства.

Обладающие родительскими правами лица несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Эта ответственность является общей и обязательной для обоих родителей. Следовательно, речь идет не только о нравственном долге каждого родителя, но и о его конституционной обязанности по воспитанию своих несовершеннолетних детей. Наделение родителей правами в отношении их несовершеннолетних детей означает, что им предоставляется возможность совершать одобряемые, желательные с точки зрения государства действия и поступки, направленные на благо ребенка. Права родителей порождают соответствующие обязанности.

Не могут быть субъектами данного правонарушения родственники ребенка: бабушка, дедушка, брат, сестра, тетя, дядя, иные лица, не признанные в законодательном порядке законными представителями несовершеннолетнего.

Следует отметить, что в семейном праве применение мер ответственности не зависит от наступления последствий противоправного поведения. Иной подход привел бы к грубым нарушениям прав ребенка. Дети, права которых нарушены действиями либо бездействиями родителей, в силу возраста могут не испытывать нравственные страдания. Вред как результат противоправного деяния родителя может проявиться спустя продолжительное время. Например, если родитель не обеспечивает возможности получения ребенком образования, то отрицательные последствия данного правонарушения могут наступить лишь спустя годы в виде каких-либо деформаций личности, трудностей в трудоустройстве и т. д.

2.3 Лишение и ограничение родительских прав

К исключительной мере и одновременно высшей мере ответственности родителей ученые относят лишение родителей родительских прав. Однако существуют и другие подходы к определению понятия «лишение родительских прав». Так, Р.Ф. Гарипов считает, что лишение родительских прав «является не мерой юридической ответственности, а мерой защиты, которая направлена на обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетнего».

По мнению В.В. Уколовой и Т.В. Красновой, «лишение родительских прав — это мера семейно-правовой ответственности, направленная на защиту прав и интересов детей, влекущая за собой правовые последствия для родителей». В тоже время лишение родительских прав влечет правовые последствия не только для родителей, но и для детей, которые фактически утрачивают право на общение с родителями, лишенными родительских прав. Кроме того, ребенок получает защиту от противоправных действий (бездействий) родителей. Поэтому лишение родительских прав для родителя — это мера ответственности, которая применяется судом в случае виновного в нарушении своих обязанностей по воспитанию и содержанию детей, а для ребенка — мера защиты его прав и законных интересов, поскольку устраняется противоправное виновное действие (бездействие) родителей в отношении детей, пресекаются нарушения прав ребенка.

В науке семейного права пока не выработано единого подхода к решению вопроса о соотношении мер защиты и ответственности. Одни ученые отождествляют эти понятия, другие полагают, что понятие «меры защиты» более широкое, включающее в себя меры семейно-правовой ответственности, третьи считают, что меры защиты и ответственности не совпадают.

В соответствии со ст. 69 СК РФ основаниями для лишения родительских прав являются: 1) уклонение родителя от выполнения своих обязанностей, в т. ч. и злостное уклонение от уплаты алиментов; 2) отказ родителя без уважительных причин забрать своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иной медицинской организации, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций.

Не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие своих родительских обязанностей вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, вследствие психического расстройства).

В судебном процессе должны быть доказаны вина родителя и факт того, что изменение поведения родителя в лучшую сторону невозможно.

Подать иск о лишении родительских прав могут: один из родителей или лиц, их заменяющих; прокурор; органы или организации, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и т.д.).

Если требование о лишении родительских прав предъявляется только одному из родителей, то суд должен выяснить, где находится другой родитель, и привлечь его к участию в деле. В деле обязательно участвуют прокурор и представитель органа опеки и попечительства. Если родительских прав лишают того родителя (обоих родителей), с которым ребенок проживает, то обязательным документом является акт обследования жилищно-бытовых условий, в которых проживает ребенок.

Еще раз подчеркну: родительских прав лишают только при наличии вины. Если нет вины отца в том, что каждый раз, возвращаясь от него, ребенок плачет и не слушается, то это не повод для лишения отца родительских прав — если, конечно, алименты выплачиваются аккуратно.

Более того, даже в исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя, с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств, суд вправе: отказать в иске о лишении родительских прав; предупредить ответчика о необходимости изменения его отношения к воспитанию детей. Орган опеки и попечительства обязан контролировать выполнение данным лицом родительских обязанностей. Суд рассматривает дело после получения от органа опеки и попечительства актов обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка. Рассматривая дело о лишении родительских прав, суд решает также вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них), лишенных родительских прав. Если суд при рассмотрении дела о лишении родительских прав обнаружит в действиях родителей (одного из них) признаки уголовно наказуемого деяния, то он обязан уведомить об этом прокурора.

Лишение родительских прав влечет за собой прекращение всех прав, основанных на факте родства с ребенком, в отношении которого родители были лишены родительских прав. Так, родители не будут иметь права на получение содержания от своих совершеннолетних детей в случае нетрудоспособности, а также права на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей. Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка (п. 2 ст. 71 СК РФ).

В случае, если родитель, лишенный родительских прав, и ребенок продолжают жить под одной крышей, п. 3 ст. 71 СК РФ в данном вопросе отсылает к жилищному законодательству. Ч. 2 ст. 91 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) устанавливает, что без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены граждане, проживающие по договору социального найма, которые были лишены родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным. При этом договор коммерческого найма жилого помещения не предусматривает возможности расторжения договора в случае лишения родительских прав нанимателя. Лишить права собственности на жилое помещение лиц, лишенных родительских прав, нельзя.

Лишение родительских прав касается лишь тех детей, в отношении которых поведение родителей или одного из них было неправомерным. Если есть другие дети (или будут), то родители своих прав не утрачивают.

В суде могут потребоваться:

  • справки о том, привлекались ли родители к административной либо уголовной ответственности, не состоят ли на учете у психиатра либо врача-нарколога;
  • сведения, характеризующие их отношение к детям;
  • сведения об уплате алиментов;
  • акт обследования условий жизни ребенка и родителей и т.д.

Лишение родительских прав бессрочно, но возможно и восстановление родительских прав, если родитель, лишенный родительских прав, исправляется, и ему снова можно будет доверить воспитание. Вопрос восстановления в родительских правах, как и в случае лишения родительских прав, решает суд, с необходимым участием представителя органа опеки и попечительства и прокурора. Просьба о возврате ребенка родителю может быть рассмотрена вместе с заявлением о восстановлении родительских прав.

Суд принимает во внимание интересы ребенка, а также доказательства того, что поведение родителя изменилось, равно как и образ жизни, а также отношение к ребенку. Мнение ребенка учитывается, если ему уже есть 10 лет. В таком случае восстановление в родительских правах возможно только с согласия ребенка.

Мерой семейно-правовой ответственности ограничение родительских прав будет являться только в случае противоправного виновного поведения родителей в отношении своих детей, когда нет достаточных оснований для лишения родительских прав. Если родители в течение шести месяцев после вынесения судом решения, ограничивающего их в родительских правах, не изменят своего поведения, образа жизни, отношения к воспитанию ребенка, то орган опеки и попечительства обязан предъявить иск о лишении родительских прав. Исходя из интересов ребенка такой иск орган опеки и попечительства вправе предъявить и до истечения шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении в родительских правах. Таким образом, ограничение родительских прав ведет либо к лишению родительских прав, либо к отмене ограничения в родительских правах.

Однако в соответствии с п. 2 ст. 73 СК РФ родители могут быть ограничены судом в родительских правах, если оставление ребенка с ними опасно для него по обстоятельствам, не зависящим от родителей (тяжелая болезнь родителей; проживание ребенка вместе с членом семьи, который наносит вред его нравственному и физическому развитию, чему родитель противодействовать не в состоянии; сложные жизненные обстоятельства и другие объективные ситуации, создающие реальную угрозу для нормального проживания и существования ребенка).

В этих случаях отсутствует вина родителей, поэтому ограничение родительских прав будет представлять меру защиты, а не меру ответственности.

Широкого применения ограничение в родительских правах на практике не получило. В 2014 г. в России численность детей, родители которых были ограничены в родительских правах, составила 8827 детей, а количество детей, родители которых были лишены родительских прав, значительно больше — 52206 детей.

Сложным в правовой литературе является вопрос о том, с какого возраста родитель должен нести семейно-правовую ответственность, включая лишение родительских прав. Л.М. Пчелинцева отмечает: «На несовершеннолетних родителей распространяются правила СК РФ: о содержании родительских прав, о защите родительских прав, о лишении или ограничении родительских прав, об отобрании ребенка у родителей при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью». Однако семейное законодательство Российской Федерации не конкретизирует, с какого возраста у несовершеннолетнего родителя возникают обязанности по отношению к своему ребенку, какие меры ответственности и с какого возраста применяются за их невыполнение. В п. 2. ст. 62 СК РФ лишь сказано, что «несовершеннолетние родители, не состоящие в браке, в случае рождения у них ребенка и при установлении их материнства и (или) отцовства вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими возраста шестнадцати лет».

Ю.Ф. Беспалов считает, что несовершеннолетний родитель, достигший четырнадцати лет — безусловный субъект семейно-правовой ответственности, в т. ч. и по делам о лишении его родительских прав.

С такой позицией сложно согласиться. Как правило, свойства личности несовершеннолетнего родителя характеризуются эмоциональной, психологической, интеллектуальной незрелостью. Рождение ребенка у несовершеннолетнего родителя часто является следствием ненадлежащего воспитания, сложной жизненной ситуации, в которой такой родитель оказался, и он нуждается в применении к нему мер защиты, а не мер ответственности.

Данный вопрос нуждается в более детальной правовой проработке. Предлагаем закрепить в СК РФ норму, в соответствии с которой лишение родительских прав несовершеннолетних родителей, достигших возраста 14 лет, допустимо лишь при совершении ими умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей. Основной мерой ответственности несовершеннолетних родителей должно стать ограничение родительских прав.

Таким образом, мнения ученых на лишение родительских прав как меры ответственности в семейном праве не однозначны. Поэтому можно сделать вывод, лишение родительских прав имеет двойственный характер, одновременно являясь как мерой ответственности, так и мерой защиты.

3. Семейно-правовая ответственность за неисполнение алиментных обязательств

Правом на получение алиментного содержания обладает достаточно обширный круг лиц, однако на практике основную массу алиментных обязательств составляют обязательства по взысканию алиментов в пользу несовершеннолетних детей. Согласно статистическим данным Федеральной службы государственной статистики, в настоящее время в Российской Федерации наблюдается постоянный устойчивый рост количества неполных семей. Таких семей в России насчитывается более 6 млн. В свою очередь из них: более 5 млн. матерей-одиночек и около 600 тыс. одиноких отцов.

Таким образом, актуальность вопроса, связанного с уплатой алиментов на содержание детей, не вызывает сомнений, ведь более половины родителей, не проживающих с детьми, периодически уклоняются от уплаты алиментов, а каждый третий — не платит их вообще.

1 Правовое регулирование ответственности за неисполнение алиментных обязательств

Формирование концепции семейно-правового регулирования алиментных обязательств невозможно без определения понятий, используемых в данном правовом институте, понимания сущности рассматриваемого явления и анализа правовых связей и их специфики в структуре вышеуказанных обязательств.

Несомненный интерес в современной науке вызывает вопрос об определении терминов «алименты», «алиментарное обязательство».

Термин «алименты» (от лат. alimentum, т.е. пища, пропитание, содержание) появился в Древнем Риме, где алименты от государства получали дети малоимущих и сироты. По римскому праву алиментное (алиментарное) обязательство существовало в силу закона между близкими родственниками: по отношению к детям это была обязанность отца, затем матери; дети несли ту же обязанность по отношению к отцу и матери.

В России обязанность детей содержать престарелых родителей была одним из древнейших постановлений права. Так, по Русской Правде материнское наследство получал тот из сыновей, у которого мать жила и который ее кормил.

Однако представление о данном институте семейного права у нас неоднократно менялось. В 1920-х годах существовало мнение: алименты являются суррогатом социального обеспечения, и развитие системы социального обеспечения приведет к постепенному отмиранию алиментных обязательств.

Хотя эта теория оказалась несостоятельной, несомненную связь между алиментными обязательствами и уровнем развития системы социального обеспечения отрицать нельзя: они преследуют одну цель — предоставление содержания нуждающимся нетрудоспособным лицам.

В условиях динамично развивающегося государства трактовка понятия «алименты» претерпело значительные изменения, чему немало способствовало принятие нового СК РФ, пришедшего на смену КоБС РСФСР в 1995 году. супруг родитель ответственность алиментный

В определение понятия «алименты» привносится все большее количество синонимичных выражений, позволяющих избежать однообразия даваемых определений. И.В. Пантюхина считает, что «алименты» это «обязательство материального содержания», существование которого обусловлено неравномерным закреплением материальных ценностей среди отдельных лиц в семье, а так же различной способностью последних извлекать доходы за свой труд и капитал. С.А. Сорокин говорит об обязанности родителей оказывать своим детям «материальную поддержку». По мнению Е.О. Жучковой алименты это денежные средства или иной вид содержания, перечисляемые лицом, на которое возложено соответствующее обязательство, на содержание другого лица, с которым плательщик не ведет совместного хозяйства.

Законодатель так же не вносит ясности в проблему применения и разграничения понятий «алименты» и «содержание», зачастую одновременно используются оба термина.

Ст. 24 СК РФ регламентирующей вопросы, разрешаемые судом при вынесении решения о расторжении брака, в п.2 говорится «об определении размера взыскиваемых алиментов на детей» и в то же время о «праве на получение содержания от другого супруга и определении размера этого содержания».

В п. 4 ст. 30 СК РФ регулируется право добросовестного супруга на получение содержания на основании норм ст. 90 и 91 СК РФ. Однако, в тексте указанных статей используется термин «алименты», в контексте их предоставления по соглашению сторон или в судебном порядке.

Иногда законодатель обходит термин «алименты», заменяя его дефиницией «содержание». Так, ст. 157 УК РФ говорит о злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей или родителей. СК РФ использует эти дефиниции как равнозначные.

В советский период учеными высказывались различные мнения относительно категории «алиментное обязательство». Большинство авторов, обращавшихся к данной проблематике, содержание термина «алиментное обязательство» трактовали с позиции обязанности. По мнению В.П. Никитиной алиментное обязательство, это обязательство, в силу которого один член семьи вправе требовать от другого предоставления содержания, при наличии оснований, указанных в законе. А.И. Пергамент считала, что алиментное обязательство это ни что иное как установленная законом обязанность определенных членов семьи содержать других, нуждающихся членов семь.

Безусловно, несмотря на различающееся толкование термина «алиментные обязательства», можно выделить схожую сущность даваемых определений, которая заключается в обязанности одних членов семьи оказывать материальную поддержку другим, нуждающимся в такой помощи членам семьи.

Современные ученые предлагают иные дефиниции алиментного обязательства. Так, Е.Ю. Костюченко полагает, что к алиментным правоотношениям наиболее целесообразно применять термин «обязательство», а не «обязанность», поскольку обязательство является одним из проявлений обязанности. Понятие «обязательство» позволяет раскрыть соответствие субъективной обязанности одного лица субъективному праву другого — праву требовать от обязанного лица предоставления средств на содержание.

По мнению О.А. Давыдовой, алиментное обязательство — правоотношение, в силу которого один член семьи (должник — плательщик алиментов) обязан совершить в пользу другого члена семьи (кредитора — получателя алиментов, имеющего право требовать алименты в силу возраста, нетрудоспособности и/или нуждаемости) определенные действия по предоставлению средств на содержание (алиментов) в установленном законом или соглашением сторон фиксированном размере (уплатить деньги, передать иное имущество либо предоставить алименты другим способом), а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Это определение представляется наиболее приемлемым, поскольку позволяет всесторонне охватить субъектный состав, а также права и обязанности сторон алиментного обязательства.

В настоящее время алиментное обязательство — это важнейшая категория современного семейного права. И все же, несмотря на значимость этого института, в СК РФ, как и в других законодательных актах, отсутствует легальная дефиниция алиментного обязательства.

Содержание алиментного обязательства по законодательству Российской Федерации и большинства развитых стран мира состоит из субъективного права одной стороны на получение алиментов и соответствующей юридической обязанности другой стороны по выплате алиментов.

Говоря об источниках алиментных правоотношений, отметим, что в Российской Федерации, как и во многих развитых зарубежных странах, ими являются нормы международного права и принципы национального законодательства. Российская Федерация является участником ряда международных соглашений об исполнении алиментных обязательств: Конвенций ООН от 20 ноября 1989 г. «О правах ребенка» (как правопреемник СССР, который присоединился к Конвенции 15 сентября 1990 г.), от 22 января 1993 г. «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (ратифицирована Федеральным законом от 04.08.1994 № 16-ФЗ).

Кроме международных правовых актов, алиментные отношения в Российской Федерации регулируются нормами Конституции РФ и базируются на принципах равенства прав и свобод мужчины и женщины, равенства прав и обязанностей обоих родителей. Непосредственное регламентирование алиментных правоотношений в Российской Федерации осуществляется нормами СК РФ. С помощью правового института алиментирования СК РФ закладывает основу регулирования отношений по предоставлению содержания несовершеннолетним и нетрудоспособным членам семьи.

Реализация механизма осуществления и защиты права на содержание и надлежащее исполнение алиментных обязательств обеспечивается также нормами гражданско-процессуального, административного и уголовного права.

На сегодняшний день в отечественной и зарубежной юридической науке отсутствует единое представление о понятии юридической ответственности.

Ряд авторов полагают, что это ответственность за нарушение обязательств, и называют ее позитивной гражданской ответственностью.

Это понимание ответственности совпадает с ее трактовкой в главе 25 «Ответственность за нарушение обязательств» ГК РФ. К тому же данная глава включена в раздел, посвященный общей части обязательственного права.

Под юридической ответственностью понимают комплекс мер государственного принуждения, направленный не только на наказание правонарушителя и восстановление прав потерпевшего, но и на оказание превентивного воздействия на конкретного правонарушителя и на общество в целом.

Ответственность за нарушение алиментного обязательства определяется сторонами (при алиментировании по соглашению; здесь может быть предусмотрена только гражданско-правовая ответственность) либо судом.

Согласно действующему российскому законодательству возложение на правонарушителя гражданско-правовой ответственности возможно только при наличии состава правонарушения, включающего в себя:

субъекта правонарушения (член семьи, на которого алиментная обязанность возложена соглашением или императивным предписанием суда);

вред (ущерб или ущемление прав получателя алиментов);

противоправность поведения правонарушителя (как действия, так и бездействие плательщика);

вину правонарушителя. В алиментных отношениях возложение мер ответственности возможно только в ответ на виновное поведение должника. Невиновный должник не отвечает за причиненный ущерб (ст. 115 СК РФ);

причинную связь между поведением правонарушителя и наступившими неблагоприятными последствиями этого поведения.

При этом деяние может рассматриваться как правонарушение только при наличии всех указанных элементов состава правонарушения.

В ряде случаев применение мер семейно-правовой ответственности зависит от волевого акта заинтересованного лица. Например, получатель алиментов вправе взыскать с плательщика все убытки, причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств в части, не покрытой неустойкой (абзац второй п. 2 ст. 115 СК РФ).

По российскому законодательству семейно-правовая ответственность в зависимости от оснований возникновения делится на договорную и внедоговорную. Договорная ответственность наступает за нарушение договорного обязательства (например, алиментного соглашения), а внедоговорная ответственность применяется к правонарушителю, не состоящему в договорных отношениях с потерпевшим (например, ответственность плательщика алиментов по решению суда).

Формы и размер договорной ответственности определяются как законом, так и условиями семейно-правового договора.

Алиментные обязательства в сфере имущественных отношений между бывшими супругами занимают значительное место. С целью обеспечения равенства прав отца и матери, которые расторгли свой брак, необходимо изменить п. 1 ст. 90 СК РФ, изложив его следующим образом: «1. Право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от бывшего супруга, обладающего необходимыми для этого средствами, имеют:

бывшая жена во время беременности;

бывший супруг, на содержании и воспитании которого находится общий ребенок, до достижения последним возраста трех лет….» и далее по тексту.

Также нуждается в дополнении перечень оснований прекращения алиментных обязательств между бывшими супругами. Буквальное толкование п. 2 ст. 120 СК РФ позволяет утверждать, что вступление получателя алиментов в новый брак может послужить основанием прекращения выплаты алиментов, взыскиваемых в судебном порядке, только если бывший супруг-получатель является нетрудоспособным и нуждающимся. В связи с этим возникает вопрос, если бывшая жена вступает в новый брак до достижения ребенком, общим по предыдущему браку, возраста трех лет, прекращается ли выплата алиментов на ее содержание? Как следует из содержания ст.120 СК РФ, нет. В связи с этим представляется необходимым дополнить п. 2 ст. 120 СК РФ седьмым абзацем следующего содержания: «при вступлении бывшей супруги — получателя алиментов в новый брак».

Таким образом, алиментные обязательства между бывшими супругами являются особой разновидностью имущественных правоотношений, возникающих из субъективного права одной стороны на получение алиментов и соответствующей юридической обязанности другой стороны по выплате алиментов. Продолжительность их существования может быть изначально ограничена, например, путем указания на момент достижения общим ребенком возраста трех лет. Однако в большинстве случаев алиментные обязательства бывших супругов являются неопределенными во времени.

.2 Предложения по совершенствованию норм, регулирующих ответственность за неисполнение алиментных обязательств

Согласно статье 80 СК РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. В случае если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке.

Проблемы взыскания и уплаты алиментов в России — наиболее важные вопросы социальной сферы страны, требующие должного решения на государственном уровне. Однако в российской судебной практике существует определенная рассогласованность в применении нормативных правовых актов по урегулированию семейных споров. В свою очередь, отсутствие единообразия снижает степень эффективности правового регулирования процедуры уплаты и взыскания алиментов. В частности возникают вопросы о порядке исполнения судебного приказа или решения мирового судьи о взыскании алиментов на содержание двух и более несовершеннолетних детей.

В силу ст. 81 СК РФ алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом со всех видов заработка и (или) иного дохода родителя — плательщика алиментов, подлежащих учету при удержании алиментов. Однако в судебных приказах либо резолютивной части решения мирового судьи зачастую указывается лишь о размере доли заработной платы. Судебный приказ или исполнительный лист, выданный для исполнения решения мирового судьи, могут быть истолкованы с двух точек зрения: с одной стороны, что алименты в указанном размере подлежат взысканию до совершеннолетия всех детей, а с другой, что алименты в указанном размере подлежат взысканию до совершеннолетия старшего ребенка. В последнем случае после достижения старшим ребенком возраста совершеннолетия взыскатель, должник или судебный пристав-исполнитель, вправе просить мирового судью о разъяснении порядка исполнения решения (ст. 202 ГПК РФ).

Кроме того, производящая удержание алиментов бухгалтерия не вправе сама устанавливать новый размер алиментов после достижения старшим ребенком возраста совершеннолетия. На практике имеются следующие подходы. Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда разъясняет, что при взыскании алиментов с родителей на содержание троих детей должно быть указано, что алименты в размере 1/2 заработка и (или) иного дохода взыскиваются до достижения старшим ребенком совершеннолетия. По достижении им совершеннолетия алименты взыскиваются на двух детей в размере 1/3 заработка и (или) иного дохода родителя до достижения совершеннолетия вторым ребенком, а по достижении им совершеннолетия — в размере 1/4 до достижения совершеннолетия третьим ребенком. Таким же образом трактуется судебная практика судебной коллегией по гражданским делам Кировского областного суда.

По требованию одной из сторон суд вправе изменить установленный размер алиментов в силу изменения материального или семейного положения. Однако, большинство плательщиков алиментов в силу своей юридической малограмотности продолжают уплачивать денежные средства в том размере, которое было указано в решении суда.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. №9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» не содержит однозначного разъяснения по рассмотренной выше ситуации. Поэтому в целях обеспечения правильного и единообразного применения положений СК РФ при рассмотрении дел о взыскании алиментов на детей целесообразно внести в данное постановление соответствующие положения.

Другим спорным моментом является определение размера неустойки, образованной в случае задолженности плательщика алиментов.

Согласно п. 2 ст. 115 СК РФ при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

На основании ст. 109 СК РФ из заработной платы и (или) иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты ежемесячно удерживаются алименты и уплачиваются или переводятся лицу, получающему алименты, не позднее чем в трехдневный срок со дня выплаты. Часто задолженность по алиментам, устанавливается судебным приставом-исполнителем в соответствии с ч. 4.ст. 113 СК РФ, исходя из размера средней заработной платы в РФ на момент взыскания задолженности, когда лицо, обязанное уплачивать алименты, в этот период не работает или не представляет документы, подтверждающие его заработок и (или) иной доход.

На практике применяют два способа расчета неустойки по алиментам:

) В одном случае расчет неустойки производится, исходя из всей суммы задолженности ответчика по алиментам и общего количества дней просрочки уплаты алиментов по формуле:

Сумма долга за период неуплаты алиментов (руб.) × 0,5% (законная неустойка, предусмотренная п. 2 ст. 115 СК РФ) × общее количество дней просрочки.

Но без учета размера алиментов, подлежащих уплате, и дня их уплаты (дня получения заработной платы) + 3 дня (ст. 109 СК РФ) или дня начала месяца + 3 дн. (в силу ст. 109 СК РФ), если ответчик не работает.

Например, расчет размера неустойки (взыскиваемой денежной суммы), исходя из суммы задолженности ответчика по алиментам в размере 49103 руб. 89 коп. за период с 01.08.2013 по 16.01.2014 года: 49103,89 руб. (сумма долга по состоянию на 16.01.2014 года) × 0,5% = 245,52 руб. (размер неустойки в день); 245,52 руб. × 169 дней (количество дней неуплаты алиментов) = 41 492 руб. 88 коп. (общий размер неустойки за 169 дней просрочки).

Таким образом, общий размер неустойки за период с 01.08.2013 по 16.01.2014 года за 169 дней просрочки составит 41492 руб. 88 коп.

) В другом случае расчет неустойки производится с учетом размера алиментов, подлежащих уплате, и дня их уплаты (дня получения заработной платы + 3 дня (ст. 109 СК РФ) или дня начала месяца + 3 дн. (по состоянию на 04 число каждого месяца (в силу ст. 109 СК РФ), если ответчик не работает).

Например, с должника Д. пользу взыскателя В. на содержание двоих несовершеннолетних детей, взысканы алименты в размере 1/3 части всех видов заработка или иного дохода ежемесячно, до достижения совершеннолетия детей. Согласно постановлению судебного пристава-исполнителя о расчете задолженности по алиментам должник о месте работы не сообщил, документы, подтверждающие свой заработок и (или) иной доход, не представил. Следовательно, задолженность по алиментам установлена судебным приставом-исполнителем в соответствии с ч. 4.ст. 113 СК РФ, исходя из размера средней заработной платы в РФ на момент взыскания задолженности. Задолженность Д. по уплате алиментов за период с 01.08.2013 года по 16.01.2014 года составила 49103 руб. 89 копеек. Исходя из данной суммы задолженности расчет неустойки за просрочку уплаты алиментов в размере 0,5% от суммы невыплаченных алиментов (за период времени с 01.08.2012 года по 16.01.2013 года) производится следующим образом:

День начала месяца + 3 дн. (в силу ст. 109 СК РФ, так как ответчик не работает) + 26150 руб. (размер средней заработной платы в РФ) / 1/3 × 166 (количество дней неуплаты алиментов с 04.08.2013 года по 16.01.2013 года) × 0,5% + 26150 руб. / 1/3 × 135 дней неуплаты алиментов с 04.09.2013 года по 16.01.2013 года) × 0,5%% + 26150 руб. / 1/3 × 105 дней неуплаты алиментов с 04.10.2013 года по 16..01.2013 года × 0,5% + 26150 руб. / 1/3 × 74 дня неуплаты алиментов с 04.11.2013 года по 16.01.2013 года × 0,5 % + 26150 руб. / 1/3 × 44 дня неуплаты алиментов с 04.12.2013 года по 16.01.2014 года × 0,5% = 7234,84 руб. + 5883,75 руб. + 4576,25 руб. + 3225,17 руб. + 1917,67 руб.

Из произведенных расчетов наблюдается существенная разница между полученными размерами неустойки за один и тот же период. В первом случае размер неустойки за период с 01.08.2013 по 16.01.2014 года составил 41492 руб. 88 копеек, а во втором за тот же период — 22837 рублей 68 копеек, что практически меньше почти в два раза.

Возникает вопрос о введении единой процедуры исчисления суммы неустойки по алиментам.

На сегодняшний день рассмотренные вопросы имеют разную специфику применения судебной практики. В качестве решения данных проблем предлагается внесение предложений по принятию разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по данным вопросам.

Нередко после расторжения брака, заключенного между гражданами Российской Федерации, лицо, на которое возлагается обязанность по уплате алиментного содержания, выезжает за границу в надежде скрыться от компетентных органов. В таком случае бремя взыскания алиментных платежей с ответчика, по сути являющегося иностранным элементом, возлагается на Федеральную службу судебных приставов РФ (далее — ФССП РФ).

Необходимо постоянное совершенствование комплексной программы по оптимизации взыскания алиментов, проводимой ФССП РФ на протяжении последних лет.

Следует более эффективно исполнять те решения суда, на основании которых уже возбуждены исполнительные производства. Для этого нужно применять весь имеющийся комплекс мер принудительного характера, включающий в себя: проверку имущественного положения должника, розыск и арест счетов (в том числе и валютных) должника в кредитных учреждениях, запрет на выезд должника за пределы Российской Федерации и так далее.

В целях совершенствования вышеуказанного комплекса мер стоит обратиться к зарубежному опыту. Например, в Финляндии исполнительный процесс осуществляется на основе информационной системы взысканий, поддерживаемой с помощью автоматической обработки данных, что в свою очередь облегчает и ускоряет процесс принудительного исполнения и обеспечивает доступ к информационным данным в отношении должника. То есть в момент поступления в единую информационную систему сведений о предъявлении к исполнению исполнительного документа система автоматически начинает сбор информации о должнике и в течение 24 часов в службу поступает вся информация из государственных и кредитных учреждений о наличии у должника собственности, счетов в банках, а также любая информация от транспортных организаций, страховых и медицинских компаний. Таким образом, быстрый доступ судебных исполнителей к данным, касающимся имущественного положения должника, значительно ускоряет процесс исполнения.

Применительно к российской системе принудительного исполнения решений суда можно сказать, что сбор информации о должнике занимает значительно больше времени, а это существенно снижает шансы на исполнение решения. Следовательно, с целью повышения исполнения решений суда необходимо наладить электронный информационный обмен со всеми государственными органами, обладающими информацией об имущественном положении должника, а также кредитными и иными учреждениями.

Урегулирование процессов взыскания и уплаты алиментов в России является важным и необходимым. Введение единообразия судебной практики позволит разрешить множество психологических и социальных проблем, возникающих как между родителями, так и между родителями и детьми, а также улучшить надлежащее обеспечение детей.