Тактика допроса свидетеля и потерпевшего

Дипломная работа

В основе всех преступлений лежит конфликт правонарушителей с законом, интересами государства и общества. Восстановление нарушенного права начинается с установления состава преступления, при котором противоречие с законом перерастает в конфликт со следователем, который является лицом, призванным установить истину. Таким образом, возникает конфликтная следственная ситуация, в которой правонарушитель противодействует установлению истины, для преодоления которого следователь должен принять все возможные меры. Особенно на начальном этапе расследования, следователи часто сталкиваются с разными формами сопротивления поиску истины, когда отдельные лица или целые группы лиц, интересы которых затронуты преступлением и результатами его расследования, могут совершать попытки противостоять расследованию.

Предварительное следствие по всем уголовным делам не обходится без такого следственного действия, как допрос, который представляет собой комплекс удостоверительных и познавательных мероприятий, которые выполняет следователь (а также лицо, производящее дознание, прокурор, начальник следственного отдела) с целью получения показаний об обстоятельствах, имеющих непосредственное отношение к конкретному уголовному делу.

Основной задачей следователя, проводящего допрос, является получение от допрашиваемых показаний, содержащих достоверную и полную доказательную информацию, имеющую отношение к расследованию.

Для проведения допросов и получения показаний, содержащих достоверную и более полную информацию о событиях преступления или о связанных с ним лицах, событиях, необходимо умело и эффективно использовать тактические и криминалистические рекомендации и приемы. Знание судебной тактики крайне необходимо профессионалам для решения сложных исследовательских и познавательных ситуаций.

В период формирования правового государства особенно актуальными задачами уголовного судопроизводства становятся:

  • полное и быстрое раскрытие преступления;
  • раскрытие виновных лиц и обеспечение правильного применения закона, для того, чтобы совершивший преступление, получил справедливое наказание, а невиновные лица не были привлечены к уголовной ответственности и осуждены.

Без овладения следователями криминалистической тактики, в том числе тактики ведения допроса на этапе предварительного расследования, решение этих задач может оказаться затруднительным.

Все это позволяет сделать вывод об актуальности темы данного исследования.

35 стр., 17141 слов

Тактические основы производства допроса в ходе осуществления ...

... производстве допроса; 3) изучить особенности тактики различных видов допроса: допроса свидетеля и потерпевшего, допроса подозреваемого и обвиняемого, допроса несовершеннолетних, эксперта, а также тактику допроса на очной ставке, как особой разновидности допроса; 4) выявить проблемы тактики допроса при расследовании преступлений; 5) рассмотреть психологические основы тактики допроса; ...

Объектом исследования являются отношения, которые устанавливаются с опрошенными в процессе допроса. Объектом исследования являются модели, связанные с приемом, хранением и воспроизведением информации, а также правовая база, регулирующая тактику допроса.

Целью дипломной работы является изучение тактики допроса свидетеля и потерпевшего.

В соответствии с целью работы, были сформулированы следующие задачи:

  • изучить сущность допроса, его значение, цели и виды;
  • рассмотреть общие вопросы тактики допроса потерпевших и свидетелей;
  • описать этапы допроса;
  • изучить особенности тактических приемов допроса потерпевших и свидетелей;
  • описать тактические комбинации при допросе потерпевших и свидетелей;
  • изучить особенности тактики допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей.

Для проведения настоящего исследования и решения вышеизложенных задач нами были применены такие методы, как:

  • наблюдение;
  • описание;
  • сравнительно-правовой метод;
  • анализ;
  • синтез.

Теоретическая ценность исследования состоит в получении более глубоких знаний о грамотной и эффективной организации и проведении следственного действия, такого как допрос.

Практическая значимость исследования заключается в возможности дальнейшего практического применения полученных знаний.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложения.

ГЛАВА 1. ДОПРОС КАК СЛЕДСТВЕННОЕ ДЕЙСТВИЕ В СВЕТЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ

§ 1.1 Сущность допроса, его значение, цели и виды

Одной из основных особенностей расследования является реконструкция обстоятельств расследуемого события, проводимая с целью установления полной картины преступления.

Факты и события, которые необходимо установить в ходе расследования, в любом случае уже относятся к прошлому.

В этом случае задача следователя — восстановить все обстоятельства произошедшего с целью дальнейшего формирования картины преступления. Следователь должен проанализировать расследуемое событие в обратном порядке, восстановить процесс развития преступления по различным нематериальным и материальным следам, собрать доказательства и зафиксировать полученную информацию в установленной законом форме.

Эти последние задачи следователь должен решать при допросах и других следственных действиях.

Поскольку деятельность следователя носит удостоверяющий характер, он должен оформлять все свои действия соответствующими протоколами, предусмотренными законом. Без такого начала аттестации действия следователя не могут далее рассматриваться как доказательства. Подобный вывод вытекает из содержания ст. 87 УПК РФ, согласно которой доказательствами по уголовным делам могут быть только те протоколы, которые были составлены в особом порядке, предусмотренном процессуальным законом.

Вышесказанное в полной мере относится к наиболее распространенным следственным действиям допроса.

Допрос — это наиболее частое самостоятельное следственное действие. Предварительный следственный допрос определяется как следственное действие, заключающееся в получении и закреплении показаний опрашиваемого на известных ему данных, имеющих значение для конкретного уголовного производства.

28 стр., 13750 слов

Особенности допроса несовершеннолетних

... действия; исследовать психологические возможности восприятия и передачи информации подростков, а также особенности подростковой психологии с позиций их учета в тактике допроса; обосновать и раскрыть основные элементы тактики подготовки к допросу несовершеннолетних свидетелей и ...

Для успешного проведения допросов следователи должны четко понимать, какую информацию и какими средствами и методами они будут получать от респондентов.

Те обстоятельства, которые необходимо выяснить при допросе, называются предметом допроса. К ним относятся обстоятельства:

  • входящие в предмет доказывания по конкретному уголовному делу (ст.68 УПК РФ);
  • с помощью которых могут быть обнаружены доказательства;
  • необходимые для достижения промежуточной цели расследования;
  • необходимые для проверки и оценки доказательств;
  • играющие тактическую роль.

В теории уголовного процесса сущность допроса определена его ролью в доказывании, под которым понимается осуществляемая в процессуальных формах деятельность прокурора, следователя, дознавателя и суда с участием иных субъектов уголовного процесса, по сбору, закреплению, проверке и оценке фактической информации, необходимой для определения истины по конкретному уголовному делу и реализации задач судопроизводства.

При расследовании практически всех уголовных производств активно используется допрос как средство получения доказательств.

Согласно результатам, полученным в ходе исследования, следователи уделяют допросам около 25% всего рабочего времени.

Допрос может быть рассмотрен с позиций разных наук.

С точки зрения уголовного процесса допрос является регламентированным законом процессом получения показаний.

Наука криминалистика изучает понятие допроса с точки зрения тактических приемов, которые применяются в ходе допроса, его места в методике расследования в целях формирования доказательственной базы.

В судебной психологии допрос рассматривается в качестве процесса особого общения допрашивающего с допрашиваемым, изучаются психологические явления, которые связаны с ходом данного следственного действия, а также закономерности психики человека, проявляющиеся в процессе допроса.

Изучение понятия допроса, с позиций теории информации, может позволить наиболее полно передать сущность отдельных его элементов, обосновать употребление в анализе допроса терминов из области кибернетики. В свете данной теории допрос изучался в монографических исследованиях В.А. Гуняева, Р.С. Белкина, Л.М. Карнеевой, М.С. Строговича, Н.А. Селиванова, и других.

Согласно положениям теории информации, допрос может быть представлен как процессуальная форма общения, содержанием которой является получение информации, которая имеет отношение к расследованию. В процессе общения с одной стороны между прокурором, следователем и судом, а также потерпевшим, свидетелем и подозреваемым (обвиняемым) — с другой стороны, происходит передача и восприятие информации от говорящего к слушающему. Данный процесс может быть разделен на четыре этапа:

  • истребование информации от допрашиваемого лица;
  • передача информации допрашиваемым следователю;
  • осмысление следователем полученной информации;
  • фиксация поученных сведений.

Однако если целью передачи информации в принципе является обогащение слушающего новыми знаниями, то прокурор, следователь и суд преследуют иную цель, а именно возбудить мыслительную деятельность допрашиваемого, перестроить ее, получить от него сведения, помочь вспомнить и воспроизвести забытое.

В любом случае, показания это результат допроса, это информация, которая имеет значение для расследования, полученная в ходе общения следователя и допрашиваемого.

30 стр., 14842 слов

Тактика допроса подозреваемого и обвиняемого

... приемов допроса подозреваемого и обвиняемого, с целью получения от них правдивых, объективных и всесторонних показаний, а также установление психологического контакта в целях качественного и своевременного расследования уголовных дел. В процессе написания дипломной работы были ...

На стадии предварительного расследования показания могут иметь доказательственное значение только при наличии фактических сведений, а также их протоколировании в соответствии с требованиями, установленными законом.

На стадии суда, согласно принципам непосредственности и устности, показания выступают в качестве источников доказательств уже непосредственного в момент их восприятия судом и иными участниками процесса, в отрыве от их протоколирования. Возможно, именно данный факт послужил причиной тому, что в качестве доказательств, наряду с протоколами следственных действий, закон рассматривает и показания субъектов уголовного процесса.

В связи с этим важно отметить, что в главе 9 «Доказательства» проекта УПК, довольно нечетко определяется позиция авторов по вопросу источников доказательств. С одной стороны, авторы определяют, что фактические данные, устанавливаются протоколами следственных и судебных действий, а с другой стороны, в ст. 79 (Протоколы следственных и судебных действий) они определяют доказательствами по делу протоколы всех следственных действий, кроме допроса.

Как источники доказательств указываются показания потерпевшего, свидетеля, обвиняемого и подозреваемого. Однако, источником доказательств, особенно в ходе предварительного расследования, показания могут стать только после внесения их в протокол, в связи с чем представляется необходимым, указать в ст. 79 среди протоколов следственных действий и протоколы допросов.

Как уже было ранее отмечено, допрос — это наиболее распространенное следственное действие. Данный факт не является случайным. Познавательные возможности допроса довольно велики, так как данное следственное действие может производиться по любым обстоятельствам предмета доказывания. Однако, необходимо принимать во внимание сложность формирования психологического контакта с допрашиваемым лицом, адекватного восприятия речи, преодоления дачи ложных сведений и добросовестного заблуждения, правильности протоколирования показаний.

Допрос в процессуальном доказывании является связующим звеном между способами сбора доказательств, которые направлены на получение показаний и их проверку, следственных экспериментов, очных ставок и т.д. и способами обнаружения и фиксации вещественных доказательств, материальных следов и документов, связанных с их осмотром и экспертным исследованием.

Рассмотрение допроса как процессуального средства доказывания позволяет:

  • провести анализ эффективности данного следственного действия;
  • проанализировать особенности тактики его проведения и оценки результатов допроса с позиций допустимости, относимости и достоверности;
  • охарактеризовать доказательственное значение как допроса, так и показаний, полученных в ходе его проведения;
  • показать роль допроса и его значение для проверки фактических сведений с целью установления истины.

Как уже было ранее отмечено, показания и протокол допроса являются доказательствами по уголовному делу, а в судебном заседании могут также рассматриваться в качестве источников доказательства, тем не менее, неверно было бы рассматривать данные понятия как однородные. Их применение в теории доказывания должно дифференцированным в силу различной степени их процессуальной природы и значимости.

37 стр., 18425 слов

Показания свидетеля

... для получения от свидетеля правдивого показания[3]. Как перекрестный допрос, так и ... может подвергнуть свидетеля взысканию не свыше 25 p., следователь — не ... отношении к признанию, сделанному им на исповеди; 3) защитники подсудимых — в ... свидетель отличается, 1) тем, что он, так сказать, дается самым событием, которое воспринял и которое должно служить содержанием его показания; в этом смысле свидетель ...

Например мы не можем сказать о протоколе допроса, является он правдивым или ложным, достоверным или недостоверным. Подобную оценку можно применить только к показаниям, которые содержатся в протоколе. На ряду с этим, если протокол допроса оформлен ненадлежащим образом, то могут быть предъявлены требования допустимости с точки зрения соблюдения предусмотренных законом правил допроса.

Помимо этого, запись показаний в протоколе не является единственным способом их закрепления. Показания могут быть зафиксированы с помощью звукозаписи или же видеозаписи. При этом, в процессе последующем оформлении протокола, следователь может не дословно воспроизвести показания.

Протокол допроса представляет собой источник доказательства, а показания являются совокупностью сведений, которые содержат фактическую информацию. Очевидным фактом является то, что характеристика способов получения сведений с их дальнейшей классификацией и классификация самих сведений (показаний) могут значительно отличаться. Помимо этого, следует отметить, что показания в качестве информации могут содержаться не только в протоколах допроса, но и в протоколах иных следственных действий.

Таким образом, в зависимости от процессуального положения допрашиваемого различают допрос:

  • свидетеля;
  • потерпевшего;
  • подозреваемого;
  • обвиняемого;
  • подсудимого;
  • эксперта.

Однако подобная классификация не может считаться полной.

С точки зрения правового положения отдельных участников процесса, в качестве самостоятельных видов допроса можно выделить:

  • допрос представителя потерпевшего;
  • гражданского истца;

— гражданского ответчика и их представителей, как самостоятельных субъектов судебного процесса, которые имеют соответствующие права, отличающимися от статуса участников процесса (потерпевшего, свидетеля), в качестве которых допрашиваются указанные лица.

В теории уголовного процесса следует выделять допрос специалиста, запротоколированные показания которого, можно рассматривать как самостоятельный источник доказательств и закрепить соответствующую норму в УПК РФ.

В связи с этим, необходимо ввести в уголовный процесс более широкий круг субъектов (специалистов, ревизоров, инспекторов и т.д.), допрос которых позволил бы значительно разгрузить экспертные учреждения от дачи заключений не исследовательского, а справочного характера из какой-либо области специальных знаний, повысить оперативность получения и использования имеющей для расследования преступления информации. Допросы таких лиц очень важны при расследовании дел о нарушении правил техники безопасности, правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, экологических преступлений.

Н.А. Селиванов , А.Б. Соловьев и другие ученые, рассматривая тактику получения показаний, к разновидности допроса относят зачастую и очную ставку.

Однако данный подход не является вполне оправданным. Не смотря на то, что в основе этих следственных действий лежит один и тот же метод расспроса, все же необходимо разделять данные следственные действия, исходя при этом из процессуальных и тактических различий в их проведении.

По очередности проведения допрос можно подразделить на первоначальный и дополнительный. По объему различают основной допрос и дополнительный, на котором даются показания об обстоятельствах, не затрагивавшихся на основном допросе.

20 стр., 9679 слов

Тактика допроса подозреваемого и обвиняемого

... участвующих в допросе (обвиняемого, подозреваемого). выяснить как применяется тактика допроса подозреваемых и ... в устной форме, следователь должен надлежащим образом фиксировать и оформлять такие показания. Криминалистическое понятие допроса несравнимо шире. В криминалистике необходимо ... В этой работе использованы труды С.К. Питерцева, А. Степанова «Тактика допроса на предварительном следствии и в ...

По возрастным особенностям различают допрос взрослого и несовершеннолетнего.

§ 1.2 Общие вопросы тактики допроса потерпевших и свидетелей

Допрос потерпевших и свидетелей в процессе расследования преступления — является следственным действием, в ходе которого следователь получает от допрашиваемых сведения, связанные с конкретным преступлением, его участниках и обстоятельствах, а также по иным вопросам, которые имеют отношение к делу, с занесением данных сведений в протокол с обязательным соблюдением установленных уголовно-процессуальным законом правил.

Допрос потерпевших и свидетелей является самым распространенным следственным действием по сбору доказательств. Именно в процессе допроса практически по всем делам добывается наибольшее число доказательств, которые в дальнейшем помогают установить истину. В соответствии с этим, допрос можно считать главным источником получения доказательств. Это объясняет то, почему так важно, чтобы следователи овладевали мастерством допроса. Однако существуют определенные трудность, которые состоят в кажущейся несложности, простоте допроса. Схематически допрос можно представить следующим образом:

  • вызвать конкретное лицо;
  • выслушать допрашиваемого;
  • записать показания в протоколе.

Ряд следователей сводят допрос именно к подобной схеме.

При таком отношении к допросу, результат его проведения вряд ли будет полезен следствию.

Сложность допроса кроется в том, что допрашиваемые зачастую не дают следователю полные, достоверные и охватывающие все детали происшествия сведения, которые им известны.

Результат допроса часто зависит от позиции допрашиваемого, а именно от того, намерен ли он говорить правду или будет пытаться скрыть ее и формирует для себя установку на ложь.

Правдивыми показаниями являются такие, которые даются с искренним желанием рассказать в полном объеме все то, что известно допрашиваемому по расследуемому делу. В том случае, когда верные показания оказываются достоверными и достаточно полными, то это является наиболее благоприятным вариантом допроса, однако к сожалению не самым частым.

В правдивых показаниях сведения могут также оказаться неполными или недостоверными, по следующим причинам:

  • добросовестное заблуждение при восприятии событий;
  • неполное восприятие;
  • «наслоения», сформированные в процессе «хранения» воспринятого в памяти;
  • забывание;
  • незнание того, какой именно объем сведений необходим следователю;
  • субъективные недостатки воспроизведения.

В связи с этим, перед следователем встает важная задача, которая заключается в том, чтобы получить полные и достоверные сведения от допрашиваемого. Данная задача должна быть решена следующим образом.

Если показания являются правдивыми, но оказались при этом неполными или недостоверными, а воспринятые обстоятельства были забыты, то следователю необходимо вскрыть факт возможного добросовестного заблуждения, возникшего при восприятии события, и отразить это в показаниях, во избежание искажения событий, отсеять всевозможные «наслоения» на воспринятом, помочь восстановить в памяти забытое, разъяснить, какой объем сведений ему необходим.

13 стр., 6161 слов

Правовой статус следователя

... уголовно-процессуального статуса следователя и выработать предложения по его совершенствованию. В качестве составных элементов процессуального статуса следователя необходимо выделять: 1) целевой блок (цели и задачи); 2) компетенция (функции и полномочия); 3) процессуально-правовая ответственность; ...

В том случае, если правда скрывается умышленно, показания считаются ложными, и следователю необходимо изобличить в этом допрашиваемого и добиться от него правдивых показаний.

Порядок проведения допроса, права и обязанности допрашиваемых и следователя регулируются Уголовно-процессуальным законом (ст.ст. 145-152, 155-161 УПК РФ).

Задачи получения следователями достоверных и полных показаний можно считать решенными только при условии, если данные показания были получены в ходе допроса, который был проведен в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Процессуальные нормы являются основой допроса, его рамками законности, в то время как, для эффективного решения задачи допроса от следователя требуется от части творческий подход к его проведению, мастерство и владение тактическими приемами.

Тактические приемы — это научные рекомендации, которые сложились на основе использования таких наук, как психология, логика, а также научной организации труда и обобщения практики. Закон не регламентирует их.

Выбор, варианты использования и применение данных приемов, в каждом отдельном случае, зависят от конкретной следственной ситуации, от ее оценки следователем, а в ходе допроса от личности допрашиваемого и его процессуального положения.

Одним из таких тактических приемов, применяемых в ходе допроса потерпевших и свидетелей для получения правдивых, достоверных и полных сведений, является формирование контакта следователя с допрашиваемыми.

Здесь имеется в виду создание таких отношений, при которых допрашиваемые не будут уклоняться от общения со следователем, не замыкаются, не молчат, а проникаются желанием дать верные показания.

Формирование контакта тесно связано с тем, что следователь, который исполняет свои обязанности беспристрастно и добросовестно, должен иметь авторитет у допрашиваемого и вызывать тем самым желание быть с ним искренним и честным. Поэтому прежде всего следователь должен предъявлять к самому себе повышенные требования, быть внимательным, корректным, лояльным, владеть собой в любой ситуации, подавлять свои эмоции.

Необходимо учесть, что в силу так называемых зеркальных реакций,

любой грубый тон следователя или его эмоциональный срыв, может

спровоцировать раздражение у допрашиваемого.

В то же время, если допрашиваемый сам начинает говорить раздражительным или повышенным тоном, то лучшим способом привести его в подобающее состояние будет спокойный тон следователя. Имеет значение и внешний вид следователя. Поэтому желательно, чтобы при допросе следователь был бы в форме, так как она обязывает к должному поведению и самого следователя, и допрашиваемых.

Таким образом, все то, что мы можем назвать стилем поведения следователя, и является первым важным приемом формирования контакта следователя и допрашиваемых лиц. Второй прием формирования контакта — это общение следователя с допрашиваемыми один на один, без посторонних лиц.

Третьим важным приемом является правильный подход к вызову на допрос. При вызове потерпевших и свидетелей нет необходимости предупреждать всех допрашиваемых об их приводе в случае неявки. В случае, если нет обоснованных опасений, что потерпевший или свидетель не придет по вызову следователя без уважительной причины, целесообразно воздержаться от ненужного в данном случае предупреждения о приводе, которое может настроить вызываемого против следователя. В отношении данной категории потерпевших и свидетелей необходимо чтобы следователь лично практиковал приглашение на допрос по служебному или домашнему телефону.

Однако необходимо учесть тот факт, что за неявку по такому вызову привод не может быть применен, так как следователь не сделал соответствующее предупреждение.

Четвертым важным приемом формирования контакта является форма разъяснения допрашиваемым их правового положения и предупреждения об ответственности за уклонение или отказ от дачи показаний, а также за дачу ложных показаний.

предупреждению об ответственности, произнося скороговоркой заученную фразу, что является серьезной ошибкой. Необходимо выполнять требования закона (ст.ст. 158 и 161 УПК) таким образом, чтобы потерпевший и свидетель знали свои права и обязанности, осознавали важность допроса и ответственность за невыполнение обязанностей.

Необходимо помнить, что свидетели исполнение своих обязанностей воспринимают скорее как неприятность, связанную с отрывом от работы, опасением вызвать недовольство тех лиц, которых касаются его показания, боязнь мести и т.д. Встречаются также свидетели, которые считают, что дача показаний роняет их достоинство, в результате чего они уклоняются от допроса.

Перед началом допроса следователь должен назвать свою фамилию и должностное положение, указать в качестве кого вызван допрашиваемый (его процессуальное положение) и по какому делу и только после этого разъяснить ему права и обязанности, а также предупредить об ответственности за дачу ложных показаний.

Предупредить об ответственности можно по-разному: одних допрашиваемых необходимо предупредить в строгой форме, если есть предположение, что они будут скрывать правду и давать ложные показания. Таким лицам необходимо подробно разъяснить ст.51 Конституции РФ, ст.ст.307-308 УК, а также само понятие ложных показаний и уклонения от дачи показаний, в частности, то, что ложными показаниями являются не только извращение фактов и осознанное утаивание правды, но и такие фразы, как «не заметил», «не видел», «забыл», в том случае, если допрашиваемый заметил, видел и не забыл.

Потерпевшего и свидетеля, в отношении которого нет опасений, что он будет уклоняться от дачи верных показаний, целесообразно будет предупредить об ответственности с осторожностью, чтобы у них не возникло впечатления, что следователь их ставят в положение «подозреваемых» в лжесвидетельстве. Однако, в случае необходимости, в процессе допроса следователь может напомнить ему, в более строгой форме о том, что они были предупреждены об ответственности. Предупреждать об ответственности таких потерпевших и свидетелей можно следующим образом: «Закон обязывает предупреждать каждого потерпевшего (свидетеля) об ответственности… Ознакомьтесь, пожалуйста, со ст. 307-308 УК РФ или я могу зачитать их Вам» и т.д.

На данном этапе рекомендуется также разъяснить допрашиваемому, лицу то, насколько важна для дела правдивая информация.

Для формирования контакта с допрашиваемым можно разъяснить ему порядок допроса: сначала допрашиваемый обязан рассказать все, что ему известно по конкретному делу, а после ответить на вопросы следователя. Необходимо также разъяснить, что все показания будут занесены в протокол. Затем рекомендуется рассказать допрашиваемому о порядке составления и подписания протокола, в том числе о том, что ему будет представлено право внести в протокол любые изменения и дополнения (ст.160 УПК).

Последнее будет особенно полезно для получения правдивых сведений от колеблющихся, нерешительных лиц, опасающихся, что их показания будут записаны иначе, не так, как они хотели бы, и по этой причине они стараются следить за тем, пишет следователь или нет в момент речи, и если пишет, то что именно и таким образом отвлекаются от предмета показаний.

30 стр., 14763 слов

Обеспечение безопасности свидетелей и потерпевших

... института обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших в уголовном процессе России. 4. Провести анализ института обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших, выявить проблемы механизма его реализации и предложить пути их решения. Освещение отдельных проблем обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших имеет место в работах ...

Для достижения контакта при установлении данных о личности потерпевшего или свидетеля, участвующего в допросе, и записи этих сведений в протокол необходимо придерживаться формы беседы, в данном случае допускается некоторое отклонение от анкетной части протокола с целью выявления психологических черт допрашиваемого лица, его отношения к конкретному преступлению, к другим лицам, участвующим в деле, а также для того чтобы разговор был более откровенным.

Важное значение имеет подробное выяснение взаимоотношений между подозреваемым (обвиняемым) и допрашиваемым, а также между последним и другими потерпевшими и свидетелями. Положительные отношения между потерпевшим и свидетелем могут быть послужить для преодоления боязни свидетеля давать показания против подозреваемого (обвиняемого).

В отдельных случаях подобные отношения могут объяснить возможное «приукрашивание» личности и поведения потерпевшего, «обвинительный уклон» по отношению к подозреваемому (обвиняемому).

И наоборот, недружелюбное или враждебное отношение свидетеля к потерпевшему может оказать обратное влияние на показания.

Положительное отношение свидетеля к подозреваемому (обвиняемому) дают основание быть более внимательным к тому, не являются ли показания свидетеля пристрастными в пользу подозреваемого (обвиняемого).

При положительных отношениях между подозреваемым и свидетелем можно добиться от последнего правдивых сведений, объяснив ему, какое значение для подозреваемого (обвиняемого) имеет установление его реальной вины в целях исправления.

Контакт следователя с потерпевшими, достигается как правило значительно легче, чем со свидетелями, потому как для потерпевших следователь — это лицо, защищающее их интересы. Однако иногда такому контакту может угрожать надежда потерпевшего на то, что следователь является защитником лишь его интересов.

Также необходимо помнить, что зачастую и сам потерпевший из-за боязни мести со стороны подозреваемого (обвиняемого), а также личной или материальной заинтересованности не стремится дать правдивые показания, несмотря на разъяснение ему требований ст. 307-308 УК РФ. В таком случае следователю необходимо проявить больше усилий, терпения и умений для создания контакта с потерпевшим и склонения его к даче правдивых показаний.

С точки зрения психологических особенностей потерпевшего и свидетеля возможно, что при иных равных условиях контакт будет установлен быстрее с человеком подвижным, общительным, оптимистично настроенным, чем с человеком настроенным пессимистично, замкнутым, недоверчивым.

Важным условием получения достоверных и полных показаний является их анализ в процессе допроса и правильная оценка, а также выяснение позиции допрашиваемого.

допрос потерпевший преступление

ГЛАВА 2. ТАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА ПОТЕРПЕВШИХ И СВИДЕТЕЛЕЙ

§ 2.1 Этапы допроса потерпевших и свидетелей

Одни ученые делят тактические приемы допроса на приемы допроса потерпевшего и свидетеля. Другие выступают против подобного разграничения.

С.К. Питерцев и А.А. Степанов определяют следующие этапы допроса:

  • подготовка допроса;
  • налаживание психологического контакта с допрашиваемым;
  • рассказ допрашиваемого;
  • вопросы допрашиваемому;
  • ознакомление допрашиваемого с протоколом и аудиозаписью допроса.

Подготовка к допросу

Несмотря на тактические и процессуальные особенности допроса свидетеля или потерпевшего при подготовке к допросу применяются следующие правила:

рассмотрение материала расследуемого дела, уточнение

обстоятельств, известных допрашиваемым;

  • уточнение данных, которые относятся к предмету допроса, а также выявление источника, из которого допрашиваемому стали известны факты и обстоятельства. На этапе подготовки к допросу свидетеля или потерпевшего нужно выяснить, какие доказательства могут подтвердить его причастность, и систематизировать их для использования в процессе допроса;
  • сбор сведений допрашиваемом. Помимо сведений биографии необходимо выяснить данные данные о навыках знаниях, психических и физических недостатках, моральном облике, заинтересованности в деле, наличие взаимоотношений с лицами, проходящими по данному делу;

изучение вопросов, которые относятся к специальным познаниям,

консультации специалистов;

  • установление времени допроса, каким способом будет вызван на допрос свидетель или потерпевший и место допроса.

В случае, если по делу проходит не один свидетель или потерпевший, то важным моментом является определение очередности допроса этих лиц.

Следователи обязаны принять меры, которые обеспечивают вызов и явку на допрос переводчика, защитника, представителей несовершеннолетних лиц.

Место допроса — это, как правило кабинет самого следователя, скромно оборудованный, без предметов, отвлекающих внимание. В ходе допроса необходимо исключить появление посторонних граждан, такие раздражители, как телефонные звонки, или радио. Обстановка должна располагать к откровенной беседе, а также способствовать установлению положительного психологического контакта следователя и допрашиваемого;

  • подготовка бланков, печатающего устройства. Если применяются видео — или звукозапись, то необходимо заранее подготовить данные технические средства и провести проверку корректности их работы.

Также необходимо подготовить материалы дела, доказательства, которые можно предъявить, а именно: магнитные ленты с записью показаний иных лиц, протоколы, заключения экспертов и т.д. Необходимо предусмотреть последовательность предъявления доказательств, определить тактические приемы, момент их применения, а также вопросы, которые можно задать допрашиваемому лицу.

На завершающем этапе подготовки к допросу необходимо стоставить план его проведения.

Стадия установления психологического контакта

Важное значение для успешности допроса имеет коммуникативная сторона, а именно благоприятная психологическая обстановка следственного действия, психологический контакт.

Психологический контакт представляет собой такой уровень взаимоотношений при допросе, при котором участвующие в допросе лица могут и желают воспринимать исходящую друг от друга информацию. Формирование психологического контакта — это создание позитивной психологической атмосферы допроса, при которой допрашиваемый будет психологически настроен вести диалог, слушать допрашивающего и корректно воспринимать аргументы, доводы и предъявляемые доказательства и в условиях конфликтной ситуации, когда допрашиваемый намерен скрывать правду, давать ложные показания, мешать следователю в раскрытии преступления. Психологическому контакту помогает коммуникабельность следователя, его способность расположить к себе человека, умение находить верный тон общения, учитывая индивидуальные особенности допрашиваемого, такие как возраст, характер, интересы, психическое состояние, отношение к делу и т.д. Для установления психологического контакта важное значение имеют корректность и доброжелательность следователя, объективность его мнения, непредвзятость, способность внимательно выслушать и разрядить напряженность в общении.

Психическое воздействие должно быть применено при противоборстве, психологической борьбе, в том случае, если допрашиваемый пытается скрыть какие-либо обстоятельства, дает ложные показания, мешая, тем самым расследованию. Смысл психического воздействия заключается в применении приемов, которые обеспечивают эффективную форму сообщения информации при допросе и которые направлены на изменение хода психических процессов, изменение субъективной позиции допрашиваемых, их убеждение в необходимости дать точные показания и помочь расследованию.

Психическое воздействие должно осуществляться в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона. Законом запрещено получать показания через насилие, угрозы, шантаж и иные незаконные действия (ч. 4 ст. 164 УПК РФ и ст. 302 УК РФ).

Также, недопустимо применять те приемы, которые основаны на сообщении ложных сведений, обмане. В ходе допроса особое значение имеет метод убеждения. Сущность его заключается во влиянии на сознание человека посредством обращения к его критическому суждению.

Предварительный отбор, упорядочение доводов и фактов, предъявление их в эффективной форме и последовательности предопределяет успешность и эффективность психического воздействия.

При осуществлении психического воздействия следователи обязательно используют рефлексивные рассуждения, в которых, учитывая интеллектуальные, эмоциональные, волевые качества, психические свойства и состояния допрашиваемого опережает ход его мыслительного процесса, конечные выводы и принимаемые решения в связи с предстоящим допросом и доказательствами, которые, по мнению допрашиваемого, может использовать следователь. Прогнозируя, воспроизводя рассуждения допрашиваемых, их выводы и возможные линии поведения при допросе, следователи выбирают самые эффективные способы оперирования имеющимися фактами и доказательствами.

Передача допрашиваемым оснований для принятия решения, которые способствуют раскрытию преступления, называется рефлексивным управлением.

Тактические приемы, которые опираются на психическое воздействие, должны соответствовать требованию избирательности. Важно, чтобы они воздействовали лишь в отношении человека, который скрывает правду, препятствует установлению истины, и были бы нейтральными в отношении незаинтересованного лица.

Формирование показаний. Сведения, которые сообщаются допрашиваемому, необходимо анализировать не только после допроса, но также в процессе его проведения. При этом в этих сведениях необходимо выделить внутренние противоречия, разного рода несоответствия предыдущим показаниям допрашиваемого и иным доказательствам, которые были собраны по делу. Очевидно, что неточности, пробелы, противоречия, встречающиеся в показаниях, не говорят о том, что лицо предоставляет ложные сведения. Исказить информацию могут и вполне добросовестные лица под воздействием различных психологических факторов, которые определяют содержание показаний от момента восприятия какого-либо события до передачи информации об этом событии на допросе и ее фиксации в установленном законом порядке.

Получение и накопление информации. Психологический процесс формирования сведений, передаваемых в показаниях, начинается с ощущений, которые, отражая отдельные свойства предметов и явлений окружающего мира, участвуют в своем совокупном действии в создании целостного образа вещей и событий. Подобное целостное отражение именуется восприятием, оно не сводится к сумме разрозненных ощущений, а является качественно новой ступенью чувственного познания. Прежде всего, восприятие отличается осмысленностью, тесной связью с мышлением, пониманием сущности явлений и предметов. Это обеспечивает точность и глубину запечатлеваемых образов и предостерегает от ошибок, слуховых оптических и других искажений и иллюзий, которые свойственны органам чувств.

При допросе необходимо учитывать субъективные и объективные факторы, затрудняющие получение достоверной и полной информации о расследуемых событиях.

Субъективными факторами являются физические дефекты, а также понижение возможностей восприятия органами чувств из-за усталости, болезни, волнения, нервных расстройств, состояния алкогольного опьянения и иных причин. Пропуски и искажения при восприятии информации могут возникнуть и вследствие предубежденности, антипатии или симпатии, определенного отношения воспринимающего лица к участникам расследуемых событий. В данном случае, происходящее неосознанно воспринимается согласно конкретной установке, а действия лиц интерпретируются в зависимости от сложившегося субъективного к ним отношения со стороны наблюдателя. В результате восприятие глушится, а именно в это самое время допрашиваемый может слушать и не слышать, смотреть и не видеть.

Объективными факторами являются внешние условия восприятия и особенности воспринимаемых объектов: быстротечность событий, слишком яркое или недостаточное освещение, шум, неблагоприятные погодные условия и т.д.

Для того, чтобы избежать при допросе ошибок и проверить достоверность показаний, необходимо тщательно выяснять все условия восприятия, а именно реальную основу, на которую опираются сообщаемые сведения.

Запечатление и сохранение информации. Запоминание является избирательным и зависит от способов, целей, мотивов деятельности, личностных особенностей субъектов. Чрезвычайность случившегося, необычайность, необходимость преодоления различного рода препятствий, определенные действия с документами и предметами, внимание к конкретным обстоятельствам способствуют непроизвольному запоминанию, когда не требуется никаких волевых усилий со стороны наблюдателя. Прочно и полно, на всю жизнь может запомниться то, что имело крайне важное значение для человека. Стремление понять наблюдаемое явление, узнать его смысл и мотивы действий участников также благоприятно влияет на запоминание.

Часто потерпевший (свидетель), понимая значение происходящих событий и предвидя возможность допроса, может поставить перед собой цель — обязательно удержать в памяти самые важные моменты воспринятого (например, номер машины, совершившей наезд, внешность и приметы преступника, признаки подложного документа и т.д.).

Сохранение в памяти воспринятого зависит и от времени, которое прошло с момента происшествия, преобладания одного из видов памяти (образной, двигательной, эмоциональной, словесно-логической), индивидуальных возрастных особенностей и дефектов. Забыванию часто благоприятствует новое впечатление, напряженная умственная работа, важные события в жизни и прочее. При этом возникает опасность смешения воспринятой информации сведениями или ее подмены той информацией, которая была получена из иных источников (слухов, разговоров, прессы и т. д.).

Воспроизведение и передача информации на допросе. Вызов на допрос — это своеобразный стимул в припоминании конкретных обстоятельств. Субъект мысленно возвращается к прошедшим событиям, перебирая их в памяти и пытаясь определить, какие именно факты будут интересны следствию. На данном этапе формирования показаний, возможно неосознанное восполнение части пробелов в памяти привычными представлениями, тем, что должно быть при обычном развитии события. Такой психологический феномен называют подменой действительного обычным, что и должно быть учтено при оценке сведений, полученных на допросе, так как это ставит под угрозу достоверность полученных на допросе сведений.

Свидетель (особенно очевидец) и потерпевший нередко испытывают затруднения при изложении на допросе полной и подробной информации об обстоятельствах из-за страха перед преступником и боязни его мести. В таких случаях необходимо не торопиться, а осторожно подвести допрашиваемого к осознанию важности показаний для разоблачения преступников, пробудить в нем желание помочь следствию.

Воспроизведению показаний в ходе допроса может помешать волнение, вызванное самой по себе необычной для допрашиваемого процедурой. В таком случае крайне важно создать благоприятную психологическую атмосферу и помочь потерпевшему (свидетелю) освоиться в новой для него обстановке. При допросе нужно учитывать, что слишком сильное желание вспомнить какую-либо информацию затруднит воспроизведение из-за процесса торможения, который возникает зачастую в результате переутомления. В подобном случае можно перейти к выяснению иных обстоятельств или поговорить на нейтральную тему. Таким образом отвлечение внимания поможет снять торможение и та информация, которую нужно припомнить сама всплывет в памяти.

Помимо этого, не всегда полному воспроизведению способствует допрос сразу же после происшествия, так как в это время может проявиться реминисценция. Суть этого психического явления состоит в том, что субъект в силу образующегося в процессе восприятия эмоционального, физического, интеллектуального напряжения не может сразу же припомнить все обстоятельства случившегося.

Требуется определенное время, как правило, два — три дня и даже больше, чтобы память обрела утраченную способность к воспроизведению информации.

Возможны также дефекты в восприятии информации следователем. Невнимательность, поспешность, необъективность, увлечение наиболее предпочтительной для следователя версией, могут помешать ему, корректно уяснить, запомнить и запротоколировать полученные в ходе допроса сведения. Причиной ошибок может быть и недостаточная компетентность допрашивающего в некоторых отраслях знания (технике, строительстве, технологии и т.д.).

Поэтому крайне важно, чтобы следователь ознакомился предварительно с ведомственными документами, специальной литературой, а также использовал в ходе допроса помощь нужных специалистов.

Основная стадия допроса

Основная стадия — это непосредственно сам допрос. Психология на данной стадии допроса применяется наиболее широко. Психология опроса потерпевшего и свидетеля различается. Следователь использует различные психологические приемы. Следователь анализирует поведение допрашиваемого и выявляет особенности его личности. Важное значение на данной стадии имеет выявление искажения информации, которое может быть неумышленным и умышленным

Завершение допроса

На данной стадии закладываются основы для следующих встреч. Психология получения сведений от допрашиваемого на завершающей стадии предполагает подготовку благоприятных предпосылок для следующих допросов. Завершение в дружелюбной форме позволит углубить психологический контакт при повторной даче показаний.

Психологическая оценка результатов допроса

Психология ведения допроса включает анализ и оценку невербальных реакций допрашиваемого. К ним относятся: мимика, жесты, высказывания (непроизвольные).

Выявляется их смысловая значимость, подлинность и важность для расследования. На данном этапе составляется психологический портрет допрашиваемого. Подводятся итоги допроса.

Особенности тактики допроса потерпевших и свидетелей

Тактика допроса потерпевших

Специфика формирования показаний. Потерпевший — это специфический субъект допроса. Такое его положение во многом определено психическими переживаниями, которые обусловлены совершенным преступлением и последствиями. Возникающие под воздействием преступления боль, страх, желание освободиться от преступного посягательства или прекратить его, возбуждение и напряжение, обусловленные борьбой, создавая смешение взаимосвязанных между собой чувств и эмоций, образуют своеобразное сложное психическое состояние.

И не смотря на то, что показания потерпевших часто бывают достоверными и полными, нельзя не учитывать вероятность появления дефектов в сообщаемых сведениях. Часто, под воздействием сильных психических переживаний потерпевший, особенно на первом допросе, не может вспомнить обстоятельства, которые предшествовали преступлению или следующие за ним (ретроактивное и проактивное торможение).

В ходе повторных допросов показания порой оказываются более полными, чем сразу после преступления. Помимо этого, в получаемых от потерпевших сведениях могут быть и невосполнимые потери, вследствие нервно-психического перенапряжения, вызванного преступлением, может наступить амнезия, а именно частичное или полное выпадение пережитого события из памяти, которое зачастую становиться невосполнимым.

Амнезия может наступить вследствие потери сознания и при кратковременном состоянии оглушенности, которые наступают в результате грубого физического воздействия преступников (нанесения ударов в область головы, лица, причинения сильных болей), которые могут сопровождаться сотрясением мозга различной степени и контузией, а также шоковым состоянием.

В показаниях потерпевших могут встречаться:

  • преувеличения об отдельных моментах события;
  • обобщенность в начальных показаниях о действиях виновного лица («все держали», «все активно участвовали»);
  • пропуски, пробелы при описании важных элементов происшествия;
  • заблуждения на счет последовательности развития событий -перестановка, путаница при воспроизведении отдельных деталей преступления и действий его участников.

Согласно этим данным было бы неверно формулировать выводы о том, что получаемая от потерпевших информации будет непригодна для расследования. Пробелы и изъяны в передаваемой потерпевшими информации обычно не носят всеобъемлющего характера и касаются лишь отдельных обстоятельств происшедшего.

Тактические приемы допроса. При допросе потерпевшего нужно учитывать силу его психических переживаний и те факторы, которые определяют его психическое состояние. Так как сразу после преступления состояние потерпевшего может мешать даче достоверных и полных показаний, нужно не торопиться с первым допросом. Но также и не нужно откладывать допрос на слишком долгое время, так как может начаться забывание, а также увеличивается влияние посторонней информации на показания потерпевшего.

Если невозможно отложить допрос потерпевшего, то необходимо предусмотреть повторный его допрос при более спокойной обстановке, когда переживаемые чувства уже не будут такими острыми, а память обретет утраченную способность к воспроизведению информации.

Для активизации мыслительной деятельности потерпевшего по припоминанию обстоятельств происшествия необходимо разъяснить ему важность получения полных сведений о случившемся и лицах, которые совершили преступление. Важно, чтобы грамотно поставленная перед допрашиваемым лицом цель допроса — получение детальной, полной и объективной информации — на некоторый период времени вытеснила в его сознании психические переживания, которые мешают допросу. В конце допроса, если есть такая необходимость, можно обговорить с потерпевшим более удобный для него способ вызова на повторный допрос, указав при этом на его необходимость.

При оценке полученных от потерпевшего показаний, необходимо учитывать, что потерпевший мог умолчать отдельные обстоятельства преступления, дать частично ложные показания, отказаться от дачи показаний или изменить их в ходе следствия, а также сообщить по делу абсолютно ложные сведения. Это становится возможно в силу определенных отношений потерпевшего с виновными, их окружением, из-за боязни их мести, в результате воздействий иных лиц, а также с целью сокрытия своего неблаговидного поведения. Помимо этого, может сказаться неверие в способность следственных органов обеспечить личную безопасность потерпевшего. В подобных случаях при допросе необходимо использовать приемы, которые направлены на преодоление дачи ложных показаний. При этом важно выявить сами мотивы, которые в основе неверной позиции допрашиваемого, и преодолеть их.

При допросе нужно учитывать особенности его положения. Как пострадавший от преступления он имеет особые права на защиту своих интересов и его показания — это одно из средств защиты (ст.53 УПК).

Одновременно с этим он несет уголовную ответственность за отказ или уклонение от дачи показаний, за дачу ложных показаний, а значит в этом отношении он приравнен к свидетелям, так как во многих случаях по факту и является свидетелем события преступления, однако личная заинтересованность в разрешении дела может обусловить необходимость позиции допрашиваемого.

Если при допросе потерпевший придерживается установки на ложь, задачей следователя будет выявление данной установки для того, чтобы использовать это в целях получения правдивых показаний. Привлечение потерпевшего к ответственности за дачу ложных показаний является крайней мерой.

Мастерство следователя заключаются в способности преодолеть установку на ложь и добиться правдивых показаний. Конечно, если потерпевший продолжает давать ложные показания, нужно привлечь его к уголовной ответственности.

Последовательность допроса нескольких потерпевших.

Для следователя крайне важно располагать как можно большим доказательственным материалом перед допросом, что необходимо для анализа показаний и выбора тактических приемов, а также для выявления противоречий между показаниями и другими данными, проходящими по делу.

По этому, особое значение имеет последовательность допроса нескольких потерпевших, особенно если в их числе есть так называемые «трудные» потерпевшие. При этом необходимо обратить внимание на следующие рекомендации:

а) в первую очередь необходимо опросить тех, от кого можно получить наиболее правдивые показания.

б) в первую очередь нужно опросить тех, кто мог лучше воспринять события, понять их, запомнить и рассказать о происшедшем;

  • в) сначала допрашивать того потерпевшего, кто может сообщить важные сведения о личности обвиняемого и свидетелей, а также о личности потерпевших и их взаимоотношениях;
  • г) при равных условиях, прежде всего, допрашивать потерпевших, которые могут изложить более ранние по ходу события обстоятельства;
  • д) раньше других допрашивать лица, подчиненные обвиняемому, для того чтобы последний не успел повлиять на потерпевшего;
  • е) не спешить с допросом тех лиц, которые легко могут передать другим о том, чем интересуется следователь.

Психологические приемы, направленные непосредственно на преодоление установки на ложь и на получение правдивых показаний, представляют собой группу тактических приемов.

а) допрашивает в первую очередь тех, от кого можно ожидать правдивых показаний.

По делу представителя администрации городского рынка, который брал взятки со своих подчиненных за предоставление им выгодной работы, следователь, учитывая, что взяткополучатель еще работал на своем месте, решил допросить прежде всего тех подчиненных которые не работали уже на рынке. Расчет оправдался.

б) допрашивать в первую очередь тех, кто лучше мог воспринять событие, понять его, запомнить и рассказать о нем;

  • в) прежде всего допрашивать потерпевших, которые могут сообщить важные сведения о личности обвиняемых и других потерпевших или свидетелей, а также о личности потерпевших и их взаимоотношениях;
  • г) при прочих равных условиях раньше допрашивать тех потерпевших, которые могут изложить обстоятельства, более ранние по ходу события;
  • д) раньше других допрашивать лиц, подчиненных обвиняемому, с тем чтобы последний не успел повлиять на потерпевшего;
  • е) не торопиться допрашивать тех, кто легко может передать другим о том, чем интересуется следователь.

Психологические приемы, непосредственно направленные на преодоление установки на ложь и на получение правдивых показаний от потерпевших, представляют собой фактически группу тактических приемов.

а) Использование состояния эмоциональной напряженности допрашиваемого.

Каждый потерпевший, вызванный на допрос по уголовному делу к следователю, неизбежно испытывает эмоциональное возбуждение — напряженность в следствии непривычности своего положения в качестве допрашиваемого и темы разговора, связанной с преступлением, а также сознания своей ответственности за даваемые показания. Эта эмоциональная напряженность может сыграть в одних случаях отрицательную роль, в других — положительную. Людей робких, стеснительных, которые сильно волнуются в процессе допроса, необходимо успокоить, дать им освоиться, прийти в «душевное равновесие». С таким допрашиваемым целесообразно в начале допроса побеседовать в пределах анкетной части протокола допроса о делах семейных, общественных и т.д. Поддержание уровня умеренной эмоциональной напряженности обостряет чувство ответственности потерпевшего за свои показания и тем самым благоприятствует целям допроса. Это не противоречит задаче установления контакта между следователем и допрашиваемым. Необходимо дать понять допрашиваемому, что его показания не просто выслушиваются, но и постоянно контролируются следователем. С психологической стороны для получения правдивых показаний лучше предупреждать ложь, чем разоблачать ее. Высказанная ложь создает дополнительные препятствия, так как от допрашиваемого требуются новые усилия для отказа от уже данных ложных показаний. Поэтому для применения тактических приемов, направленных на получение правдивых показаний, рекомендуется использовать тактические возможности психологического воздействия в самом начале допроса.

Если же попытки уклониться от правды уже имели место, то в большинстве случаев целесообразно сразу же уличить в этом допрашиваемого с тем, чтобы у него не сложилось впечатление, что его намерение на введение следователя в заблуждение осуществляется успешно.

Можно поступить и иначе — дать возможность «выговорить» всю неправду, а затем изобличить во лжи, но поступать так, вероятно, целесообразно тогда, когда есть основание сделать вывод, что ложные показания даются по хорошо продуманному плану.

Если следователь перед допросом собрал более или менее полные

сведения о личности допрашиваемого, он имеет возможность уже в ходе выяснения анкетных данных «пощупать» позицию допрашиваемого и, если он будет уклоняться от правды, указать ему на это и дать понять, что следователь ведет допрос с достаточной подготовкой. Поскольку допрашиваемый уже предупрежден об уголовной ответственности за ложные показания, указание следователя на допущенное им уклонение от правды обычно воспринимается им достаточно серьезно.

Эмоциональная напряженность усиливается и угнетает допрашиваемого, если он придерживается установки на ложь, чувствует, что над ним нависает угроза разоблачения, что его положение осложняется. Так создается ситуация, требующая разрядки. Она и наступает, если допрашиваемый отказывается от установки на ложь и начинает давать правдивые показания.

Для создания предпосылок такой «разрядки» целесообразно (если предметом допроса является несколько эпизодов) начать допрос с такого эпизода, в отношении которого у следователя имеются более достоверные данные, с тем чтобы показания по этому обстоятельству использовать для определения позиции допрашиваемого. Таким же образом можно поступать и с отдельными обстоятельствами того или иного эпизода.

б) Применение тактических возможностей процессуального правила — «свободный рассказ».

Согласно ч.5 ст.158 УПК РФ допрос должен начинаться с предложения потерпевшему рассказать все, что ему известно об обстоятельствах случившегося, в связи, с чем он и был вызван. Нельзя идти на поводу у допрашиваемых, которые могут попросить следователя задавать самому им вопросы, так как они не знают, о чем нужно говорить.

Слушая свободный рассказ, следователь может составить более полное представление о психологическом складе допрашиваемого, а также о том, намерен ли он говорить правду или может дать ложные показания. Необходимо при этом учитывать и такое важное обстоятельство: свободно рассказывая все, что известно по делу, допрашиваемый, зачастую, по собственной инициативе, может дать информацию, о которой следователь мог его и не спросить, не предполагая, что она может быть известна допрашиваемому, а последний предпочел бы о ней умолчать. Как правило, если допрашиваемый решил солгать, то в свободном рассказе у него будет меньше возможности уклониться от правды, чем при ответе на вопросы, когда все внимание допрашиваемого концентрируется на конкретном вопросе.

В ходе допроса по нескольким эпизодам следователь может выслушать свободный рассказ по всему делу, а потом продолжить допрос по отдельным эпизодам.

Во время свободного рассказа следователь не должен перебивать и торопить допрашиваемого, необходимо внимательно следить за показаниями, делать пометки для следующих вопросов и протокола.

Ряд юристов считают, что потерпевший может рассказывать только об известных ему фактах, а не о своих собственных суждениях и выводах. Однако мы не можем согласиться с этим мнением, учитывая тот факт, что порой сложно отделить сведения от суждений и выводов. Необходимо следить лишь за тем, чтобы допрашиваемый, высказывая свое мнение указывал то, на чем оно основано.

в) Выявление причин, обусловливающих ложные показания, и принятие мер к их устранению.

Как свидетельствует следственная практика, свидетели чаще, чем потерпевшие, дают ложные показания, причем они преимущественно направлены в пользу обвиняемого (подозреваемого).

Потерпевшие же больше склонны давать показания с «обвинительным уклоном» под влиянием пережитых эмоций, понесенного ущерба от преступления и из-за боязни, что преступник останется ненаказанным или наказанным слишком мягко. Часто причиной ложных показаний свидетелей в пользу обвиняемого (подозреваемого) бывают хорошие (дружеские или родственные) отношения с ним, иногда интерес, вызванный подкупом, жалостью к обвиняемому (подозреваемому) или его семье, уступкой его просьбам.

Причиной ложных показаний свидетелей в пользу обвиняемого (подозреваемого) бывают также боязнь мести с его стороны, неприязненные отношения с потерпевшим, служебная или материальная зависимость от обвиняемого (подозреваемого), а причиной ложных показаний во вред обвиняемому (подозреваемому) — враждебные отношения с обвиняемым и дружеские отношения с потерпевшим, отрицательная характеристика обвиняемого (подозреваемого).

Причиной ложных показаний потерпевшего против обвиняемого (подозреваемого) могут быть его интересы, связанные с событием преступления, и иные личные враждебные отношения. На практике встречаются ложные показания потерпевшего и в пользу обвиняемого (подозреваемого) обычно в случаях, когда потерпевший склонен к этому из-за настойчивых просьб кого-нибудь, жалеет обвиняемого (подозреваемого) или его семью, боится мести, изменяет свою позицию.

Иногда свидетели дают ложные показания или под благовидным предлогом стараются уклониться от дачи показаний, стремясь скрыть собственные неблаговидные поступки (например, свидетель проявил трусость во время происходившего в его присутствии нападения и предпочел остаться в стороне. В таком случае он может заявить, что не был на месте происшествия, или ничего не заметил, или не видел и т.д.).

Соответственно причине, побудившей к даче ложных показаний, могут быть приняты и соответствующие меры к их преодолению: например, разъяснение значения правдивых показаний для раскрытия преступления; указание на то, что уклонение от правдивых показаний может привести к тому, что виновный избежит наказания и вновь будет совершать преступления.

г) Стимулирование положительных качеств потерпевшего.

Дача потерпевшим показаний является его гражданским долгом. Поэтому, если в его показаниях обнаружены неискренность, желание утаить или извратить те или иные обстоятельства, то, зная положительные качества допрашиваемого и стремясь получить от него правдивые показания, целесообразно делать упор не на его ответственность за уклонение от дачи показаний и за ложные показания, а на стимулирование этих положительных качеств.

д) Использование внутренних противоречий в показаниях для уличения во лжи и изменения позиции допрашиваемого.

Как уже отмечалось, для установления правдивости показаний целесообразно максимально детализировать их и в таком виде записать, а затем получить детальные показания. Обнаруженные существенные противоречия свидетельствуют о ложности первого или второго показания или того и другого, ибо то, что воспринято в действительности, может быть воспроизведено дважды и более раз без существенных различий, а придуманное объяснение, которое обычно запоминается лишь в целом, при повторении, как правило, содержит в себе существенные различия. Показ допрашиваемому обнаруженного противоречия нередко оказывает на него сильное психическое воздействие. Наиболее сильное психологическое воздействие для преодоления установки на ложь оказывает использование противоречий между сведениями, сообщаемыми допрашиваемым, и другими доказательствами.

Выявив такое противоречие в ходе допроса, потерпевший или свидетель должен обратить на это внимание допрашиваемого. При этом допрашиваемому рекомендуется задать вопрос, можно ли считать, что он сказал так-то об определенном обстоятельстве, или подтверждает ли он сказанное им о таком-то обстоятельстве. При положительном ответе следователь может ознакомить допрашиваемого с теми доказательствами, с которыми его показания вступают в противоречие, и предложить объяснить это.

При использовании противоречий между сведениями, сообщаемыми допрашиваемым, и другими доказательствами важное значение имеют задаваемые вопросы, их логическая сторона, направленная на раскрытие истинного смысла этих противоречий. Необходимо стремиться к тому, чтобы вопросы были поставлены в определенной логической последовательности, а ответы на предыдущие вопросы определенным образом связывали бы допрашиваемого и подводили его к завершающему ответу.

Задавая вопросы, необходимо проявлять осторожность, чтобы не дать понять, какой вопрос особенно интересует следователя и какой ответ ему хотелось бы получить.

Стремясь получить правдивые показания, следователь должен учитывать, что ему не нужен случайный результат, который легко может быть достигнут путем использования сомнительных или прямо запрещенных приемов типа наводящих вопросов, уговоров, обещаний, обмана и т.д. (не говоря уже о таких «приемах», как угрозы, запугивание и т.д.).

Необходим результат прочный, устойчивый, которым могут быть только показания, полученные законным путем и отражающие только истину. У показаний, которые следователь получает от потерпевших, должен быть «запас прочности», способный выдержать серьезные испытания в процессе следствия и в судебном заседании.

Следует предупредить потерпевшего о том, что если их показания на суде существенно будут расходиться с показаниями, данными следователю, то последние в этом случае будут оглашены в суде и им придется давать объяснения о причине расхождений, а в случае изменения правдивых показаний на ложные они могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Тактика допроса свидетелей

В качестве свидетеля допрашивается лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. Не могут быть допрошены в качестве свидетеля защитник, адвокат, представитель профсоюза, других общественных организаций об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей защитника либо представителя. Лицо не обязано свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников.

Свидетели подразделяются на свидетелей-очевидцев, которые видели, как происходило расследуемое событие, и свидетелей, которые могут показать о различных обстоятельствах, связанных с происшедшим событием (приметах лица, совершившего преступление, свидетелях-очевидцах, орудии преступления и т.п.).

Среди очевидцев выделяются активные свидетели-очевидцы и пассивные. К активным относятся те, кто пытался пресечь, предотвратить преступное посягательство, принимал участие в задержании лица, совершившего преступление, вызывал милицию, оказывал помощь потерпевшим и т.д. Их активная роль нередко приводит к довольно сильному психическому напряжению, которое может помешать восприятию каких-либо фрагментов происшедшего. В показаниях таких очевидцев поэтому возможны различные дефекты, пробелы, искажения, преувеличения своей роли в пресечении преступного посягательства.

Пассивные очевидцы подразделяются на две группы. Первую составляют очевидцы, которые имели возможность действовать активно, но под влиянием страха, нежелания вмешиваться, уговоров и просьб знакомых, близких и иных причин предпочли остаться в стороне. Их показания могут быть деформированы за счет не всегда даже осознаваемого стремления скрыть некоторые неблаговидные нюансы своего поведения и желания представить себя в более выгодном свете. Ко второй группе пассивных очевидцев относятся свидетели, которые не могли проявить активность в силу объективных причин (например, наблюдали за происходившим из окна дома либо из проезжавшего мимо транспорта).

На формирование их показаний могут повлиять волнение, эмоциональные переживания, вызванные совершаемым на их глазах преступлением,

Предупреждение же лица, которое может дать ложные показания или попытается скрыть правду, должно быть сделано достаточно четко и ясно. Желательно разъяснить такому лицу, что ложными считаются не только показания, в которых сознательно извращается истина, но также и ссылка на то, что «не видел», «не заметил», «не помню», если в действительности видел, заметил, запомнил. При необходимости ему можно сообщить, что у следствия есть много способов установить истину и изобличить лицо в сообщении ложных сведений.

При допросе недобросовестного свидетеля, уклоняющегося от сообщения каких-либо сведений, дающего ложные показания, важно выяснить и нейтрализовать мотивы его позиции. Большое значение может иметь обращение к положительным качествам личности допрашиваемого, пробуждение в его сознании и переживаниях чувства ответственности, гражданского долга. К тактическим приемам допроса такого лица относятся детализация показаний, особенно по второстепенным обстоятельствам и деталям, по которым трудно заранее договориться, а также выявление оговорок, внутренних противоречий в сообщаемых сведениях и их несоответствия другим имеющимся доказательствам. В вопросно-ответной стадии после фиксации основных показаний допрашиваемому демонстрируются выявленные противоречия и предлагается объяснить, чем они вызваны. Ускорение темпа допроса при постановке дополнительных, контрольных, уличающих вопросов, создавая дефицит времени, ограничивает возможности допрашиваемого найти приемлемое объяснение различным имеющимся в его показаниях противоречиям. Кроме того, при допросе недобросовестного свидетеля могут быть использованы те же приемы, что и при допросе подозреваемых (обвиняемых).

При допросе свидетелей и потерпевших важное значение имеют приемы оказания помощи в преодолении добросовестного заблуждения и припоминании забытых фактов и обстоятельств. Преодолеть заблуждение во многих случаях помогает выяснение условий наблюдения и субъективных возможностей допрашиваемого лица, причем причина искажений порой может быть элементарно простой. Так, выясняя по одному делу причины расхождений в показаниях очевидцев, следователь неожиданно для себя установил, что две свидетельницы ошибочно восприняли некоторые обстоятельства происшедшего, поскольку страдали близорукостью и в момент случившегося были без очков. Припоминанию способствуют благоприятная атмосфера допроса, спокойный, деловой тон его ведения следователем. Допрос должен проводиться без спешки, не рекомендуется без необходимости прерывать свободный рассказ.

Воспринятые события и предметы запечатлеваются в памяти и определенной связи между собой, а также в связи с впечатлениями и представлениями из прошлого и последующего опыта. Напоминание или воспоминание об одном из элементов этой связи является тем первым узелком, который способствует развертыванию в сознании всей цепочки ассоциаций. Большую роль в пробуждении ассоциаций играет эмоциональная память. Воспоминание о впечатлении или переживании, связанном с тем или иным объектом или лицом, может оживить в памяти детали или подробности определенного события. Различают ассоциации по смежности во времени, в пространстве, по сходству и контрасту.

Для действия ассоциации по времени следует рекомендовать лицу, дающему показания, вести рассказ в том порядке, в каком развивались события. В других ситуациях может помочь напоминание о последствиях события, его связи с какими-либо обстоятельствами личной жизни допрашиваемого (день рождения, праздник, выезд за город и т.п.).

Активизировать ассоциативные связи и оживить память помогают вопросы по смежным с исследуемым событием обстоятельствам, выяснение фактических данных, относящихся к предшествующим или последующим событиям, допрос о том же событии или о тех же обстоятельствах, но в разных планах, в различной (логической или хронологической) последовательности.

Чтобы определить время, в течение которого происходило то или иное событие, рекомендуется вспомнить, как оно развивалось в деталях, в какой последовательности, определить время каждого эпизода и суммировать все эти отрезки.

Для использования ассоциации в пространстве можно предъявить предмет, имеющий отношение к событию, или фотографию места происшествия. Восстановлению в памяти забытого будут способствовать допрос на месте происшествия, использование при допросе различных схем, рисунков, чертежей, а также макетов, особенно по делам о дорожно-транспортных происшествиях. Предложение допрашиваемому начертить схему, нарисовать тот или иной объект уже само по себе обычно способствует мысленному возвращению к деталям происшедшего и благоприятствует воспоминанию.

Ассоциации по сходству можно использовать для того, чтобы вспомнить забытую фамилию, внешность человека и т.п. Для припоминания фамилии следует предложить просмотреть, например, телефонную книгу с фамилиями абонентов. Рекомендуется использовать и такие системы, как «фоторобот», рисованный портрет, альбомы образцов различных тканей, фасонов одежды, цветных репродукций грузовых и легковых автомашин и т.п. Использование ассоциаций по контрасту основано на противопоставлении различных объектов и явлений (высокий — низкий, черный — белый, толстый — тонкий и т.п.).

В отдельных случаях преодолеть добросовестное заблуждение и оказать допрашиваемому помощь в припоминании можно путем предъявления доказательств: оглашения показания, воспроизведения фонограмм допроса других лиц и проведения очных ставок. С этой целью могут быть предъявлены вещественные доказательства, различные документы, видеозапись или киноленты места происшествия и окружающей обстановки, а также проведено предъявление для опознания лиц, и предметов.

Основные правила использования информации. Предъявление доказательств, использования различных объектов и схем, а также ознакомление с показаниями других лиц следует проводить так, чтобы избежать подсказки и наводящих вопросов.

Информация, имеющая доказательственное значение, может быть использована на допросе лишь после свободного рассказа и в тех случаях, когда следователю не удалось путем постановки соответствующих вопросов и обращения к ассоциативным связям преодолеть забывание допрашиваемого или устранить его добросовестное заблуждение.

В вопросно-ответной стадии допроса информация используется не только посредством ее включения в содержание вопроса. Информация может находиться и за пределами вопроса, предшествовать или сопровождать его (например, при предъявлении вещественных доказательств, оглашении показаний других лиц и т.п.).

В каждом случае такого использования информации нужно правильно оценивать информационное содержание задаваемых вопросов. Неправильно полагать, что в задаваемом вопросе вообще не должно содержаться никакой исходной информации для ответа. Подобное требование явно невыполнимо, поскольку довольно часто вопрос не может быть не привязан к определенному месту, времени, людям, обстоятельствам и т.п. Например, в вопросе «где Вы были такого-то числа?» содержится ориентировка во времени, в вопросе «при каких обстоятельствах Вы познакомились с Н.?» — ориентировка по отношению к определенному лицу и т.д.

Отличие допустимого в процессуальном отношении вопроса от наводящего состоит не в том, что в наводящем вопросе подсказывающая информация имеется, а в правомерном вопросе ее нет, а в том, что содержащаяся в наводящем вопросе информация (как словесная, так и несловесная — мимика, жесты, эмоционально-интонационный подтекст) внушает, наводит, подсказывает определенный ответ. Наводящий вопрос не только содержанием, но еще и формулировкой может побуждать, ориентировать на подтверждение определенной информации. Наводящий вопрос — это такой вопрос, который при его постановке рассчитан на подтверждение содержащейся в нем либо подсказывающей информации, и ответ на него, по имеющимся в нем фактическим сведениям, полностью соответствует содержанию вопроса, не выходит за его рамки, не дает новой, дополнительной, ценной в доказательственном отношении информации, кроме как почерпнутой из заданного вопроса.

В каждом случае использования при допросе информации необходимо не подтверждение допрашиваемым тех или иных сообщенных ему сведений, а получение показаний, в которых бы он вышел за пределы этого сообщения, проявил знание новых информационных элементов (обстоятельств, деталей определенного события) или указал на новые дополнительные связи между элементами сообщенной ему информации.

  • Свидетели обязаны давать показания по расследуемому уголовному делу. До их вызова на допрос следователь выполняет такие организационно-подготовительные действия:
  • изучает материалы дела для решения вопроса о наличии оснований вызова конкретного субъекта на допрос в качестве свидетеля;
  • определяет предмет показаний;
  • принимает решение о способе вызова, месте и времени допроса;
  • подготавливает средства фиксации показаний;
  • составляет план производства допроса.

Следователь вправе вызвать на допрос в качестве свидетеля любого гражданина, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по расследуемому делу (ст. 56, 79 УПК РФ), за некоторыми исключениями. В частности, не подлежат допросу в качестве свидетеля лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них адекватные показания а также:

  • а) судья, присяжный заседатель об обстоятельствах дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному делу;
  • б) защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовном уделу;
  • в) адвокат об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;
  • г) священнослужитель об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;
  • д) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия об обстоятельствах, ставших им известными в связи с выполнением ими своих полномочий (ч.

3 ст. 56 УПК РФ).

В качестве свидетелей могут быть допрошены граждане, наблюдавшие событие преступления или его отдельные обстоятельства либо знающие о них со слов других лиц. Возможен также допрос граждан, которые участвовали в производстве осмотра, освидетельствования, обыска, выемки, предъявления для опознания, следственного эксперимента в качестве понятых и могут рассказать о проведении этих процессуальных действий.

Следует помнить, что необоснованный вызов свидетеля на допрос влечет бесполезную трату времени как следователя, так и граждан, причиняет им неоправданное беспокойство, а в конечном итоге порождает предвзятое отношение к следственным органам. Поэтому, принимая решение о вызове гражданина, следователь обязан заранее определить круг вопросов, которые он ему задаст. В противном случае показания будут неполными, потребуется повторный допрос свидетеля, что мало кому может понравиться.

Свидетель вызывается на допрос повесткой, вручаемой под расписку. Свидетель может быть вызван также телефонограммой или телеграммой. По делам о бандитизме, преступлениях, совершенных организованной группой и т.п., при решении вопроса о вызове свидетеля следователь должен обеспечить его безопасность (ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186 УПК РФ).

Это необходимо, поскольку не исключена возможность, что данный гражданин, особенно располагающий важными сведениями, находится под наблюдением субъектов, отнюдь не заинтересованных в раскрытии содеянного.

Свидетелей обычно допрашивают в месте производства расследования (хотя следователь вправе произвести допрос и в месте нахождения свидетеля).

Свидетеля рекомендуется допрашивать в рабочем кабинете следователя, поскольку официальная обстановка побуждает к осознанию серьезности предстоящего допроса, способствует установлению деловой атмосферы. Однако в ряде случаев допрос свидетеля в кабинете следователя невозможен по объективным причинам или нецелесообразен по тактическим соображениям.

Определяя время явки свидетеля на допрос, необходимо учитывать следующие соображения:

  • вызов на допрос в удобное для допрашиваемого время способствует установлению с ним психологического контакта;
  • время явки свидетеля должно быть выбрано так, чтобы он не ожидал вызова на допрос и не томился в коридоре;
  • вызывая свидетелей по одному и тому же уголовному делу, следователь должен принять меры, чтобы они не смогли общаться между собой.

Выполнение последнего правила обеспечивается вызовом свидетелей в разные часы, а иногда и дни. Первыми рекомендуется допрашивать тех из них, которые могут дать наиболее полные и точные показания, либо такие, которые необходимы для пресечения преступлений и задержания виновных лиц. Вместе с тем следует учитывать возможную заинтересованность свидетелей в исходе дела, а также вероятность их сговора или оказания на них воздействия со стороны обвиняемого (подозреваемого), его друзей и сообщников.

  • Допрос свидетеля включает три стадии: подготовительную, свободный рассказ и ответы на вопросы.

На подготовительной стадии следователь, удостоверившись в личности свидетеля, составляет вводную часть протокола, фиксирует в ней его анкетные данные. Затем следователь обязан разъяснить допрашиваемому положение ст. 51 Конституции РФ о том, что «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Однако следует заметить, что данное положение не запрещает давать показания относительно причастности свидетеля к преступлению, а также об участии в его совершении супруга или близких родственников. Заявление свидетеля о согласии или несогласии давать показания по этим вопросам заносится в протокол.

На данной стадии следователю весьма целесообразно получить дополнительные сведения о психологических характеристиках свидетеля. Выясняя его анкетные данные, рекомендуется уточнить сведения о личности свидетеля, завязать с ним беседу на отвлеченные темы. С одной стороны, это поможет следователю уточнить свое предварительное мнение о допрашиваемом, составить более полное представление о психологических характеристиках его личности. С другой стороны, беседа способствует снятию у свидетеля внутреннего напряжения, неизбежно возникающего при контакте с представителем правоохранительных органов.

В ходе беседы следователь, не заостряя внимания допрашиваемого, исподволь должен выяснить характер взаимоотношений между ним и свидетелем, подозреваемым (обвиняемым).

Это важно как для выбора дальнейшей тактики допроса, так и для правильной оценки полученных показаний.

Чтобы установить психологический контакт с допрашиваемым, следователь должен избрать тактически правильную форму предупреждения свидетеля об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Граждане, настроенные рассказать все полно и правдиво, такое предупреждение чаще всего воспринимают как недоверие к ним со стороны следователя, поэтому, с тактической точки зрения, целесообразнее разъяснить допрашиваемому, что оснований сомневаться в его искренности нет, но необходимо выполнить предписание закона. Если же следователь полагает, что свидетель не хочет давать полные и правдивые показания, целесообразно, напротив, акцентировать возможность наступления уголовной ответственности.

Стадия свободного рассказа начинается с предложения допрашиваемому рассказать все, что ему известно об обстоятельствах расследуемого преступления. При этом свидетеля необходимо вкратце проинформировать о деле, по которому он вызван на допрос, чтобы ему было понятно, что именно интересует следователя. Иногда целесообразно разъяснить допрашиваемому порядок дачи показаний: сообщить известные ему обстоятельства в определенной последовательности, со ссылками на их источники.

Во время свободного рассказа свидетеля не следует перебивать его, даже если он говорит слишком пространно. Иногда это побуждает допрашиваемого сообщить факты, о которых он и не собирался рассказывать. При допросе не нужно давать оценку показаниям, а тем более выражать недовольство, ибо это может привести к тому, что свидетель замкнется.

Полученные показания подлежат обязательной проверке, потому их важно детализировать. Для этого рекомендуется задать свидетелю вопросы, чтобы выяснить источник сообщенных сведений, почему он их запомнил, чем могут быть подтверждены его показания и т.д.

— Татика допроса свидетеля. Если свидетель дал полные ответы на поставленные вопросы, то следователю достаточно задать дополняющие, уточняющие и контрольные вопросы для конкретизации сведений и проверки их достоверности. При наличии в показаниях пробелов и неточностей необходимо их устранить, применив тактические приемы, содержание которых зависит от причин этих дефектов: забывчивости допрашиваемого или его нежелания рассказать всю правду.

Причинами неполноты показаний могут быть:

  • а) непонимание того, каких именно сведений от него ждет следователь;
  • б) ошибки восприятия, запоминания и воспроизведения информации;
  • в) негативное психологическое состояние во время допроса и др.

Непонимание обычно устраняется постановкой уточняющих, дополняющих или напоминающих вопросов. Устранение противоречивости и неполноты показаний, вызванных ошибками восприятия, запоминания и актуализации воспринятого, требует от следователя понимания процесса формирования показаний и действия мешающих факторов, а также использования тактических приемов для оказания допрашиваемому помощи в припоминании фактов, интересующих следствие.

Процесс формирования свидетельских показаний состоит из восприятия, запоминания и воспроизведения на допросе обстоятельств расследуемого преступления. Восприятие представляет собой процесс отражения в человеческом сознании события преступления или его отдельных деталей на основе зрительных и слуховых, реже обонятельных, осязательных и вкусовых ощущений. Запоминание еще более сложный процесс образования в памяти свидетеля образов (представлений), связанных с воспринятыми фактами. Воспроизведение состоит в том, что свидетель на допросе, оживляя в своей памяти образы (представления), запечатлевшиеся в результате восприятия и запоминания, сообщает соответствующие сведения следователю.

Свидетельские показания формируются под влиянием различных факторов. Их нельзя учесть заранее, однако из основных и наиболее часто встречающихся одни связаны с индивидуальными свойствами самого свидетеля, другие с внешними условиями и обстоятельствами, в которых происходило восприятие, сохранение в памяти и воспроизведение. К таким факторам относятся:

Свойства восприятия и памяти свидетеля: состояние органов зрения и слуха, обоняния и осязания. Разная память накладывает специфический отпечаток на показания свидетелей, в которых одни события (факты) изложены полно и точно, а другие в общих чертах.

Физическое и психическое состояние в момент восприятия. Болезненные ощущения, нервное расстройство, усталость, опьянение, сильное душевное волнение и другие факторы неблагоприятно влияют на процесс формирования свидетельских показаний.

Направленность внимания обусловливает целенаправленное или непреднамеренное восприятие. В следственной практике чаще встречается второй вид восприятия, поэтому для получения полных показаний следователю нужно применять тактические приемы, призванные помочь допрашиваемому в припоминании забытых обстоятельств. Здесь должна быть задействована эмоциональная память, а также ассоциации по смежности во времени и пространстве, по сходству или контрасту.

Патологические дефекты психики и нервной системы могут влиять на процесс формирования свидетельских показаний весьма существенно. В сложных случаях рекомендуется назначить судебно-психиатрическую или комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, но только с согласия свидетеля (ч. 5 ст. 56 УПК РФ).

Обстановка восприятия: удаленность от наблюдаемого события, условия видимости, наличие или отсутствие препятствий, которые могут поглощать звуки, состояние погоды и др.

Промежуток времени, прошедшего со дня восприятия до момента дачи показаний. Чем он больше, тем выше вероятность искажения, полной или частичной утраты воспринятой свидетелем информации. Поэтому медлить с производством допроса свидетеля крайне нежелательно.

Склонность к фантазированию (восполнение пробелов восприятия и запоминания вымыслом).

Основная сложность получения показаний здесь состоит в том, чтобы отличить заведомую ложь от фантазии свидетеля, отделить достоверные показания от вымышленных. В этой ситуации от следователя требуется умение формулировать и задавать допрашиваемому контрольные и уточняющие вопросы.

Обстановка допроса свидетеля должна быть спокойной и деловой, не нарушаемой внешними раздражителями. Если свидетель отказывается от дачи показаний либо дает заведомо ложные показания, необходимо выяснить причины, по которым это делается. Ими могут быть:

  • а) страх перед возможной местью со стороны подозреваемого (обвиняемого);
  • б) ложно понимаемое чувство товарищества;
  • в) стремление скрыть собственное неблаговидное поведение;
  • г) негативное отношение к деятельности правоохранительных органов и др.

Соответственно действующим причинам применяются тактические приемы, основанные на разъяснении свидетелю, что:

  • подозреваемый (обвиняемый) станет не опасен, если будет изобличен в совершении преступления и привлечен к уголовной ответственности;
  • его показания имеют важное значение для разоблачения преступников;
  • помогая раскрыть преступление, он помогает укреплению законности и т.п.

В некоторых случаях бывает тактически уместно напомнить об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний; предъявление свидетелю доказательств (оглашение показаний других лиц и заключений экспертов, воспроизведение звуко-, видеозаписи, демонстрация фотографий, предъявление вещественных доказательств и др.); производство очных ставок; предъявление свидетеля для опознания и т.д.

Если в соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе, но не имеет права задавать свидетелю вопросы и комментировать его ответы. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, которые подлежат занесению в протокол допроса (ч. 5 ст. 189 УПК РФ).

§ 2.3 Тактические комбинации при допросе потерпевших и свидетелей

Итак, свидетелем может быть любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением тех лиц, которые перечислены в ст. 56 УПК РФ. Свидетель — это человек, непосредственно воспринимавший событие преступления, так и тот, кто знает о них со слов других лиц или из документов.

Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Как и свидетель, потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым.

Задача следователя при допросе свидетеля и потерпевшего заключается, как правило, в восстановлении действительной картины расследуемого события и в припоминании забытых фактов. Весьма важно изучить личность свидетеля и потерпевшего, выяснить данные биографического характера, условия восприятия преступления, отношение к преступному деянию, к преступнику.

Немаловажное значение имеют способ и время вызова свидетелей и потерпевших. Определяя время вызова свидетеля, потерпевшего, надо стараться сочетать интересы дела с возможностями и интересами вызываемых. Вызов не должен причинять допрашиваемым излишних трудностей, которые могут осложнить отношения. Важно решить вопрос о месте допроса свидетеля и потерпевшего. И хотя этот вопрос решен законом, где говорится, что свидетель допрашивается в месте производства следствия, но к нему следует подходить дифференцированно.

После решения задач, которые продиктованы уголовно-процессуальным законодательством следователь определяет тактику допроса потерпевшего, свидетеля, определяет тактические приемы и комбинации, применение которых даст положительный результат.

Определяя перечень тактических приемов и образуемых на их основе тактических комбинаций, необходимо заметить, что ряд ученых предлагают делить тактические приемы допроса на приемы допроса потерпевшего и свидетеля и приемы допроса подозреваемого и обвиняемого. Другие исследователи высказываются против такого разграничения. К примеру, В.Н. Цомартов считает, что при допросе любого лица могут быть использованы одни и те же приемы без модификаций.

В поддержку своей точки зрения он приводит такие аргументы:

  • при допросе обвиняемого, признающего свою вину и пытающегося помочь следствию, но в результате стресса, забывшего важные для дела обстоятельства может применяться тот же метод, что и при допросе потерпевшего;

одинаковые методы могут использоваться при допросе умышленно

противодействующего следствию преступника и лжесвидетеля.

Безусловно, что в некоторых случаях при допросе разных процессуальных фигур могут применяться похожие приемы, но не идентичные. Сам же Цомартов В.Н предлагает такой тактический прием, как криминалистический анализ показаний. Суть его заключается в текущем и последующем сопоставлении показаний допрашиваемого с материалами дела и проверки их согласованности. В то же время не стоит забывать о том, что следователь намного подробней изучает показания обвиняемого, нежели потерпевшего и свидетеля.

Относительно второго аргумента Цомартова В.Н, следует отметить, что момент предъявления обвинения — важная вещь в определении допустимости доказательств. Сказанное выше позволять утверждать наличие специфики, отличие тактических приемов допроса потерпевшего, свидетеля от приемов допроса подозреваемого и потерпевшего.

Особое значение имеет форма предупреждения допрашиваемого об уголовной ответственности за уклонение или отказ от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний. Следователь должен уметь разъяснить допрашиваемому серьезность и ответственность предстоящего допроса, не помешав тем самым установлению психологического контакта, не «вспугнуть» допрашиваемого. Если есть основания полагать, что свидетель или потерпевший не намерены говорить правду, соответствующее предупреждение должно быть сделано в более жесткой форме.

§ 2.4 Особенности тактики допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей

В статье 87 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК) определено, кто может быть признан несовершеннолетним: «Несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет».

Комментируя данную статью, Лебедев В.М., говорит, что несовершеннолетним считается лицо до исполнения ему 18 лет. Это социальное и юридическое положение наступает на следующий день после восемнадцатого дня рождения лица. Именно такого подхода следует придерживаться в работе — дети от самого рождения и до момента исполнения им 18 лет.

Существует множество классификаций несовершеннолетних. Кузнецова С.В. и Кобцова Т.С. предлагают следующую педагогическую периодизацию детей от самого рождения:

  • ранний возраст (от рождения до 2-х лет);
  • младший дошкольный возраст (от 2-х до 4-х лет);
  • средний дошкольный возраст (от 4-х до 5-ти лет);
  • старший дошкольный возраст (от 5-ти до 7-ми лет);
  • период младшего школьного детства (от 7-ми до 12-ти лет);
  • период подростковый (от 12-ти до 15-ти лет);
  • период юношеский (от 15-ти до 17-ти лет) .

Одну из важнейших сторон допроса несовершеннолетних потерпевшихи свидетелей образуют уголовно — процессуальные основы. Под ними следует понимать совокупность требований уголовно — процессуального закона относительно правового положения несовершеннолетних, порядка, условий и последовательности производства данного следственного действия, круга лиц, могущих принять в нем участие, предмета допроса, порядка фиксации его результатов, а также процессуальных гарантий личности данных участников уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает особый порядок судопроизводства по делам несовершеннолетних, учитывая их возрастные и психологические особенности, недостаточный жизненный опыт, эмоциональную неустойчивость, недооценку общественной опасности своих действий и тяжести их последствий.

Наряду с общими правилами производства следственных действий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее УПК) устанавливает те, которые определяют порядок проведения допроса. В текстах соответствующих статей УПК специально рассматриваются такие вопросы, как:

  • место и время допроса (статья 187);
  • порядок вызова на допрос (статья 188);
  • общие правила проведения допроса (статья 189);
  • протокол допроса (статья 190).

Выделение этих правил определяется тем, что среди всех следственных действий допрос является наиболее важным и распространенным следственным действием. Он имеет как самостоятельное значение, так и то, что полученные на допросе сведения служат необходимой предпосылкой для последующего проведения иных следственных действий, таких как очная ставка, опознание, проверка показаний на месте. Общие правила допроса действуют в отношении всех допрашиваемых лиц (свидетеля, потерпевшего, эксперта, понятого).

На несовершеннолетних свидетелей и потерпевших распространяются также общие правила проведения допроса, но производство допроса отличается рядом особенностей, предусмотренных статьей 191 УПК.

При подготовке к допросу несовершеннолетнего следователь решает вопрос о месте допроса. По общему правилу несовершеннолетний потерпевший и свидетель, согласно ч.1 ст. 187, допрашиваются в месте производства предварительного следствия, а по усмотрению следователя — в месте нахождения несовершеннолетнего (чаще малолетнего).

С учетом быстрой утомляемости несовершеннолетних, особенно малолетних, их допрос целесообразно сопровождать перерывами для отдыха и проводить в течение непродолжительного времени по согласованию с участвующими в допросе педагогом, законным представителем. Например, как отмечают Порубов Н.И., Усманов У. А., продолжительность допроса несовершеннолетнего старшего школьного возраста не должна превышать одного часа, при этом в случае необходимости следует сделать перерыв2 .

Думается правильным применять в данном случае положения ст.425 УПК РФ («Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого») по аналогии к несовершеннолетним свидетелям и потерпевшим. В этом случае допрос не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности более четырех часов в день.

Практика показывает, что продолжительность допросов несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) колеблется от 20 до 40 минут. Но бывает, что длительность допроса продолжается более полутора часов, без перерыва для отдыха. Прямого нарушения УПК РФ в этом нет, но следователю нужно учитывать утомляемость допрашиваемого.

Рассматривая данный вопрос, Скичко О.Ю. предлагает дополнение в статью 191 УПК «Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля» следующим положением: «Допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности более четырех часов в день» . Именно по аналогии со ст.425 УПК РФ.

По аналогии с порядком вызова на допрос несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) несовершеннолетние свидетели, потерпевшие вызываются через своих родителей или других законных представителей (ст.424 УПК).

Мельникова Э.Б. полагает, что в п. 12 ст. 5 УПК, где раскрывается понятие «законные представители», необходимо внести дополнение о том, что законный представитель возможен не только у несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, но и у несовершеннолетнего свидетеля, поскольку сам Кодекс (в ст. 191) предусматривает участие законных представителей в допросе несовершеннолетних потерпевших или свидетелей в ходе предварительной следствия.

При допросе свидетелей и потерпевших в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и при допросе названных лиц в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, вызывается педагог (ч.1 ст. 191).

Участие педагога, родителей и других законных представителей или близких родственников в допросе несовершеннолетних в большинстве случаев помогает установить контакт с допрашиваемым, получить от них более полные и объективные показания, более точно зафиксировать сведения в протоколе.

Вместе с тем следует отметить, что на практике ситуация с соблюдением в ходе допроса данной нормы уголовно-процессуального закона и обеспечением прав допрашиваемых далека от идеальной.

Скичко О.Ю. называет ряд многочисленных процессуальных нарушений в ходе рассматриваемого следственного действия, выявленных при изучении материалов дел. Например, записи в протоколах, свидетельствующие об участии педагога в допросе свидетелей и потерпевших, не достигших 14 лет, содержали лишь 2 из 120 изученных уголовных дел. По результатам же анкетирования сотрудников правоохранительных органов, проведенного диссертантом, вырисовывается иная картина: 42,7% заявили, что всегда приглашают педагога и законного представителя на допрос несовершеннолетних, 18,7% открыто признались, что педагога вообще не приглашают, но законный представитель присутствует всегда.

К сожалению, Закон не в полной мере раскрыл процессуальное положение педагога, в связи, с чем возникают вопросы о процессуальной природе педагога — специалист или это самостоятельная процессуальная фигура.

Порубов Н.И., как сторонник первой позиции (педагог — специалист), отмечает, уголовно — процессуальный закон не регламентирует обязанности и права педагога, участвующего в допросе несовершеннолетнего. Педагог призывается к участию в допросе именно как лицо, обладающее специальными познаниями в области педагогики, детской и юношеской психологии1 .

Матвеев С.В. в своей диссертации также обосновывает вывод о том, что по своему процессуальному статусу психолог, педагог в уголовном судопроизводстве с участием несовершеннолетних является специалистом.

«Между тем, — пишет Матвеев СВ., — по действующему уголовно-процессуальному законодательству права психолога, педагога уже, чем специалиста. Поэтому предлагается дополнить ст. 5 УПК положением о том, психолог, педагог — это лица, владеющие специальными психолого-педагогическими знаниями, умениями и навыками, отражающими современный уровень развития науки и практики, оказывающие содействие следственным и судебным органам в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, обладающие процессуальным статусом специалиста, предусмотренного статьей 58 УПК РФ» .

Законодатель сам презюмирует что педагог — это именно специалист, а не иной участник процесса. Тогда остается неясным употребление законодателем термина «педагог», если его деятельность рассматривается как частный случай участия специалиста в процессе, а не «специалист в области возрастной или педагогической психологии».

При описании анкетных данных наряду со сведениями, указанными в статье 166 УПК «Протокол следственного действия», в протоколе допроса несовершеннолетнего также должна быть сделана запись о том, с кем он проживает, на чьем иждивении находиться.

Если свидетели и потерпевшие не достигли шестнадцатилетнего возраста, следователь согласно ч.2 ст. 191 обращает их внимание на необходимость правдиво рассказать все известное им по уголовному делу, предварительно разъяснив указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальные права, предусмотренные ст.42 «Потерпевший» и ст.56 «Свидетель». Однако они не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Перед началом допроса присутствующим при этом педагогу, законным представителям несовершеннолетнего разъясняются их права, предусмотренные ст.ст.425 и 426 УПК, в том числе право присутствовать на допросе, знакомиться с протоколом допроса и делать замечания, подлежащие занесению в протокол. По окончании допроса они своей подписью подтверждают правильность записи показаний несовершеннолетнего, поступившие перед началом, в ходе либо по окончании допроса заявления, а

также имеющиеся замечания к протоколу (ст. 166 УПК).

Участникам допроса разъясняется перед его началом, что наводящие вопросы, а равно вопросы, которые могут негативно повлиять на воспитание несовершеннолетнего, не допускаются. Одновременно выясняются их соображения об особенностях психологии допрашиваемого. Специальные термины должны разъясняться следователем в понятных для допрашиваемого выражениях.

Необходимо иметь в виду, что малолетние точно фиксируют многие детали, но в то же время не всегда могут передать общую картину события, если она выходит за рамки их интересов и представлений.

Постановка отдельных вопросов может быть поручена педагогу, родителям в присутствии следователя.

По окончании допроса составляется протокол с соблюдением требований ст. 190 УПК «Протокол допроса», в котором несовершеннолетний потерпевший, свидетель, а также присутствовавшие при допросе лица и следователь своими подписями удостоверяют правильность записи показаний.

Форма протокола допроса несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля) приведена в Приложении 112 «Протокол допроса несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля)» к ст. 476 УПК.

Завершая рассмотрение данного вопроса уместно привести точку зрения Е.В. Селиной об иной редакции ч.1 ст. 191 УПК: «Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, а по усмотрению следователя и допрос не страдающих психическими расстройствами, не отстающих в психическом развитии потерпевшего или свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводится с участием педагога или психолога. Педагог или психолог вправе с разрешения следователя задавать вопросы допрашиваемому, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Эти права следователь разъясняет педагогу или психологу перед допросом несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, о чем делается пометка в протоколе».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Криминалистика, являясь одной из передовых наук юриспруденции, знания которой используются в расследование преступлений, отвечает на многие вопросы, возникающие в процессе проведения конкретных следственных действия, предлагая весь комплекс методов, приемов и способов, а также рекомендации по осуществлению того или иного действия. Зачастую, прибегая к помощи теоретической части, следователь, являясь самостоятельным и высококвалифицированным участником, выбирает с учетом вида и характера совершенного деяния тактическую линию поведения, которая обусловит эффективность работы по конкретному уголовному делу.

Возвращаясь, непосредственно, к обозначенной нами теме, необходимо обобщить все те знания по вопросам, рассмотренных в работе и изложить их в собранном виде, другими словами в комплексе, без дублирования теоретической части, которая раскрыта выше.

В процессе написания дипломной работы, было выявлено, что тактические приемы и образуемые на их основе тактические комбинации, используемые при допросе, обладают специфичностью, вызванной их особым процессуальным статусом и психологической позицией, зачастую ориентированной на сокрытие истинных обстоятельств дела.

Если в настоящее время мы считаем, что эффективность и результативность допроса во многом обусловлена грамотным использованием тактических приемов и комбинаций, а в целом совокупностью определенных действий следователя, не запрещенных законом, то раньше тактические действия были несколько иными. К примеру, Ю. Торфальд в своем труде «Век криминалистики» использует иную тактику, а именно пишет, подробно цитирую — «допросы Горон проводил в темных камерах, доводя арестантов до нужной кондиции простым методом — лишением пищи. В обмен на интересующие его сведения он предлагал роскошный обед. Он обещал заключенным женщин, если они расскажут все, что ему хотелось узнать. Это стали называть «харчевней месье Горона». И действительно, ему удалось ликвидировать целые банды, которые, выползали из своих обиталищ в старых крепостных валах и дровяных складах на берегах Сены, терроризировали весь Париж.

Но ведь, очевидно же, что такого рода тактика осталась в прошлом, а в настоящее время, с учетом развития отечественной науки были разработаны и апробированы на практике тактические приемы и тактические комбинации. Так, тактическая комбинация как сочетание тактических приемов призвана решать такие задачи расследования, которые не могут быть решены применением отдельного тактического приема или проведением конкретного следственного действия. Такими задачами могут быть:

а) разрешение конфликтной ситуации;

б) обеспечение сохранности доказательственной информации;

в) иные тактические воздействия на следственную ситуацию.

В процессе исследования было выявлено, что создавшаяся в ходе допроса неблагоприятная следственная ситуация прямо влияет на структуру тактической комбинации, осложняет работу следователя, не позволяя применить те или иные тактические приемы. В этом случае, выбор тактической комбинации обусловлен допустимостью ее целей, тактических приемов, составляющих ее содержание, а также правомерностью их сочетания.

Перечислим выявленные средства формирования нужных следователю представлений субъекта, занимающего противоборствующую позицию:

) Создание у допрашиваемого ошибочного представления об обстоятельствах, которые могли бы привести к нежелательным действиям.

противодействующее лицо в проигрышное положение.

) Формирование у подозреваемого или обвиняемого неверного представления о целях отдельных действий следователя.

) Создание затруднений для правильной оценки заинтересованными лицами подлинных целей следователя.

) Формирование у заинтересованных лиц преувеличенного представления об осведомленности следователя относительно показаний.

) Стимулирование намерения подследственного воспользоваться

негодными средствами противодействия расследованию.

Таким образом, применение тактических приемов во время допроса позволяет провести его целенаправленно, установить психологический контакт с допрашиваемым, выяснить, какие именно обстоятельства, факты ему известны, принять меры к нейтрализации его негативной позиции и получить от него показания, в которых содержится объективная информация.

В заключение важно заметить, что действия следователя во время допроса можно рассматривать как тактико-психологические методы и приемы получения доказательств по расследуемому делу, направленных на успешное решение такой задачи, как получения объективной информации для формирования достоверных знаний по делу во многом зависящих от того, насколько верно следователь выявил факторы, влияющие на показания допрашиваемого. Правильная трактовка сущности тактического приема и критериев его допустимости при расследовании преступлений имеет важное теоретическое и практическое значение, поскольку только на этой основе можно провести грань между допустимыми и недопустимыми тактическими приемами. Именно поэтому, в распоряжении следователя должен быть достаточно большой арсенал тактических приемов, что позволило бы ему с учетом особенностей следственной ситуации избрать наиболее целесообразный из них в каждом конкретном случае.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/diplomnaya/dopros-svidetelya/

1.Криминалистика: Учебник Под ред. проф. А.Г. Филиппова и проф. А.Ф. Волынского — М.: «СПАРК», 2004, с. 228.

.С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. — М., Харьков, Минск, С-Пб.: «ПИТЕР», 2000, с. 636.

.Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. профессора Р.С. Белкина. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА o М), 2001.

.Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. «Юриспруденция»/ Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, А.А. Энгельгардта; Бобылев О.В.; Васин Ю.Г.; Гаухман Л.Д.; Дерюгина Ю.Н. и др.- М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.

.Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И.Я.; Незнамова З.А.; Новоселов Г.П.; Погосян Т.Ю. и др.- М.: Норма-Инфра-М, 2003.

.Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М. Инфра М — НОРМА. 2000.

.Уголовное право России: Учеб. для вузов: В 2 т./ [Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова]; Волженкин Б. В.; Галиакбаров Р.Р.; Дубовик О.Л.; Дьяков С.В. и др.- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2003.

.Назаренко Г.В. Уголовное законодательство России: Учеб. пособие для студентов вузов обучающихся по юридическим специальностям.- М.: Ось-89, 2003.

.Уголовное право Российской Федерации: Учеб. для студ. вузов, обуч. по спец. «Юриспруденция»/ Отв. ред. Кашепов В.П.; Кашепов В.П.; Кошаева Т.О.; Марогулова И.Л.; Руднев В.И.- М.: Былина, 2003.

.Уголовное право России: Общая часть: Учеб. для студ. вузов, обуч. по напр. и спец. «Юриспруденция»/ Ин-т междунар. права и экономики; Под ред. А.И. Рарога; Никулин С. И.; Рарог А.И.; Чучаев А.И.; Яцеленко Б.В.- М.: ИМП, 2007.

.Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Спарк, 2000.

.Уголовное право Российской Федерации: Общая часть: Учеб. для вузов по спец. «Юриспруденция»/ Моск. гос. юрид. акад.; Под ред. Б.В. Здравомыслова; Ермакова Л.Д.; Здравомыслов Б.В.; Караулов В.Ф.; Кладков А. В. и др.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2003.

.Российское уголовное право: Общая часть: Учебник/ Ин-т гос. и права Рос. АН; Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова; Кудрявцев В.Н.; Кузнецова Н. Ф.; Наумов А.В.; Никулин С. И. и др.- М.: Спарк, 2001.

.Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрист, 2001.

.Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса на предварительном следствии. — Волгоград, 2003.

.Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. — М.: Юристъ, 2000.

.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (постатейный) (под ред. В.М. Лебедева) (издание третье, дополненное и исправленное) Издательство «Юрайт», 2004.

.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (для предпринимателей) (издание второе, дополненное и переработанное) (А.Н. Гуев) Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательский Дом ИНФРА-М, 2000.

.Карнеева Л.М. Тактика допроса. — М., 2008.

.Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. — М., 2006.