Гражданско-правовой статус несовершеннолетних

Дипломная работа

Функционирование специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних как одного из элементов ювенальной юстиции должно основываться на одном из ключевых принципов, которым выступают возрастные особенности. В связи с этим справедливым представляется высказывание ученых об основном правовом источнике ювенальной юстиции, к которым они относят понятие несовершеннолетия.

В современной России защита прав несовершеннолетних граждан связана со множеством проблем как теоретического, так и практического толка. Одной из таких проблем, разрешение которой имеет важное теоретическое и практическое значение, в настоящее время выступает проблема определения гражданского процессуального статуса несовершеннолетнего. Указанная проблема заслуживает повышенного внимания еще и потому, что без четкого определения роли ребенка в гражданском судопроизводстве невозможно определить объем его прав и обязанностей, необходимых для полной реализации права на защиту, что впоследствии может негативно отразиться на качестве вынесенного судебного решения, а также на правоприменительной практике в целом.

Как известно, одной из главных предпосылок возникновения всякого гражданского процессуального правоотношения является наличие гражданской процессуальной правоспособности, которой обладает каждый гражданин с момента рождения, а также обладание гражданской процессуальной дееспособностью, т.е. способностью лично осуществлять гражданские процессуальные права и нести обязанности. В процессуальном законодательстве четко определяются возрастные пределы процессуальной дееспособности граждан. В научной литературе также отмечается, что обязательным условием существования процессуально-правовой формы является деятельность субъектов, способных выполнять определенные формой функции. Форма деятельности субъекта права определяется посредством категории правосубъектности, включающей в себя правоспособность и дееспособность, поскольку именно эти категории отражают способ существования и выражения субъекта права.

Если анализировать нормы действующего гражданского процессуального законодательства, то нетрудно заметить, что понятие «лица, участвующего в деле» не раскрывается. Необходимо отметить также, что даже в работах, непосредственно посвященных судебным спорам с участием детей, нет четкого определения процессуального положения ребенка. При исследовании вопроса о лицах, участвующих в деле, многие ученые ограничиваются характеристикой участия органов опеки и попечительства, прокурора, третьих лиц, не затрагивая вопрос о процессуальном положении ребенка. Таким образом, актуальность выбранной темы дипломной работы очевидна.

21 стр., 10391 слов

Институт уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации

... формирования института и конституционно- правового статуса Уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации; определение места данного института в правовой системе российского ... службы Уполномоченных по правам ребенка на национальном и региональном уровнях выполняют функции независимого механизма обеспечения прав детей. В Заключительных замечаниях Комитета ООН по правам ребенка по итогам ...

Объектом данного исследования является совокупность общественных отношений, складывающихся по поводу участия лица, не достигшего 18-летнего возраста, в гражданском процессе. Предметом работы является совокупность правовых норм, регулирующих данную область правоотношений, материалы судебной практики, учебные, справочные материалы, доктринальные источники.

Целью данной работы является комплексная характеристика гражданского процессуального статуса лица, не достигшего 18-летнего возраста.

Достичь данной цели поможет последовательное решение следующих задач:

  • определение понятия судебной защиты нарушенных прав;

характеристика категорий «гражданская процессуальная правоспособность» и «гражданская процессуальная дееспособность»;

анализ правового положения несовершеннолетнего в гражданском процессе;

изучение порядка производства по гражданским делам с участием несовершеннолетних;

анализ института законного представительства в гражданском процессуальном праве России;

определение особенностей процессуального положения несовершеннолетнего по делам, связанным с воспитанием детей;

характеристика предпосылок разработки специальных норм, регулирующих участие несовершеннолетних в гражданском судопроизводстве.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные (анализ, синтез, индукция, дедукция, классификация, сравнение) и частнонаучные (сравнительное правоведение, формально-юридический анализ, анализ судебной практики) и другие методы юридического познания.

Теоретическую основу исследования составляют работы Ю. Ф. Беспалова, Н. И. Богатырева, М. А. Викут, М. А. Гусевой, В. Г. Ионченковой, Л. А. Кривоносовой, Л. В. Мороз, Н. Н. Тарусиной, А. И. Текеева.

Таким образом, представляемая дипломная работа является комплексным исследованием гражданского процессуального статуса лица, не достигшего 18-летнего возраста.

Глава 1. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность несовершеннолетних граждан

§ 1. Право сторон на обращение в суд за защитой нарушенных прав

В древние времена все споры выносились на суд старейшин, который их разрешал. Решение, принятое старейшинами, никем не оспаривалось, оно подлежало обязательному исполнению, и нарушение его влекло за собой либо изгнание виновного, либо его смерть.

В настоящее время существует более цивилизованный способ разрешения конфликтов — обращение в суд. Однако до сих пор существует большое количество людей, которые в суд обращаться не хотят. И на это у каждого существуют свои причины. Так, у одних это боязнь долгой судебной тяжбы, которая отнимает время (собирание бумаг, вызовы в суд и т. д.) и деньги (расходы на адвоката, государственная пошлина и т. д.), и это наиболее распространенная причина. У других это боязнь проиграть сам процесс и почувствовать свою несостоятельность в умении отстаивать свою точку зрения. У третьих это нежелание прослыть скандалистом и сутяжником. У остальных это боязнь мести, негативного отношения к себе. В качестве примера можно привести отношения работодателя и работника, когда работник не хочет подавать на работодателя в суд за то, что последний не предоставляет ему льготы, предусмотренные законом, из-за боязни быть уволенным.

7 стр., 3481 слов

Экономика и право (1)

... анализу государства и права прямо утверждается, что “нашей отечественной науке присуща ориентация на материалистический подход, согласно которому глубинные, сущностные стороны государства и права предопределяются в конечном счете экономикой, ... общественной жизни, К. Маркс писал: “В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – ...

Существуют правила, которые установлены для тех, кто собирается участвовать в гражданском суде:

)лицо, обращающееся в суд, должно выступать в нем от своего имени;

)лица, участвующие в деле, должны быть юридически заинтересованы в исходе дела. Юридическая заинтересованность в исходе дела — это основанный на законе ожидаемый правовой результат рассмотрения и разрешения дела для конкретного лица. Примером тому может служить ожидание истцом удовлетворения исковых требований и др. У сторон, участвующих в деле, юридическая заинтересованность в рассматриваемом деле носит личный, субъективный характер, то есть истец и ответчик заинтересованы в том, чтобы решение судом было вынесено только в пользу их интересов;

)лица, обратившиеся в суд, должны быть способны на совершение волеизъявлений, направленных на развитие или прекращение гражданского процесса.

Само право на обращение в суд за защитой своих нарушенных прав — это право любого гражданина, право, которое гарантируется Конституцией РФ — Основным законом страны и в конечном счете самим государством. Человек, чье право нарушено, имеет право на судебную защиту. Отстаивать свои интересы в суде — это законное право любого цивилизованного человека. Это право, а не обязанность! Поэтому сам человек решает: воспользоваться или не воспользоваться ему этим правом.

В РФ признаются и гарантируются все права и свободы человека и гражданина, которые закреплены общепризнанными принципами, нормами международного права и Конституцией РФ.

У каждого человека в обществе с момента его рождения появляются права и свободы, обусловленные природой самого человека, его проживанием в обществе. К таким правам относятся: право на жизнь, на свободу, на собственность, на общение с себе подобными, на продолжение рода, на нормальные условия человеческого существования и др. Совокупность всех этих прав называют естественным правом, так как они не могут быть отняты у человека и, как уже говорилось, принадлежат каждому от рождения и являются необходимым условием человеческого существования и жизнедеятельности. «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства», — говорится в ст. 1 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Все эти права согласно закону являются основными, они закреплены в законе, в сознании самого общества. Осуществление всех этих прав и свобод одним человеком не должно нарушать права и свободы другого человека.

33 стр., 16155 слов

Права, свободы и обязанности человека и гражданина в РФ

... эффективной защиты прав человека. Отсюда следует, что необходимо глубоко и всесторонне изучить основные особенности конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской Федерации. Целью данной работы является попытка анализа характеристик конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской ...

Права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием. Согласно Конституции РФ все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Все вышеперечисленное свидетельствует о том, что Россия как правовое государство не только признает основные права и свободы человека, но и провозглашает защиту прав и свобод своих граждан в качестве одной из приоритетных функций государства, что позволяет характеризовать его как демократическое и правовое, поскольку общепризнанно: права и свободы человека — это обязательная составная часть правового государства.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ «каждому гарантируется судебная защита прав и свобод». Данная статья закрепляет собой право человека отстаивать свои интересы в суде. И вместе с тем обязывает государство в лице судебной власти вершить правосудие, защищать нарушенные законные права и интересы лиц, обратившихся в суд, и наказывать за совершение правонарушения.

В соответствии со ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (далее — ГПК РФ) заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Право на предъявление иска в данном случае является формой реализации права на обращение в суд.

Сама по себе судебная защита рассматривается как составная часть правоохранительной функции государства. Насколько судебная власть значима для общества, настолько и демократично само государство. Следует отметить, что в некоторых случаях судебная защита является единственным средством правовой защиты человека, например, при установлении отцовства, признании без вести пропавшим или объявлении умершим человека и др.

Судебной защите подлежат все без исключения права и свободы. По поводу этого Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» обязал суды обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина, рекомендовал в ряде случаев непосредственно применять Конституцию РФ, в том числе при отсутствии федерального закона, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения. Отсутствие прямых указаний в законе, согласно данному Постановлению, не может служить основанием для отказа в праве на обжалование в суд любых действий и решений, в том числе органов расследования и прокуроров.

4 стр., 1960 слов

Поняття та види джерел цивільного права

... них містять­ся норми цивільного права. Згідно з Конституцією України (ст. 92), виключно законами України визначаються: права та свободи громадян, гарантії цих прав і свобод; правосуб'єктність громадян; ~ правовий ... правових норм, досить різнома­нітні. За юридичною силою та територіальною ознакою джерела цивільного права поділяються на: А. Закони. Б. Інші правові акти, в яких містяться норми цивіль ...

Обеспечить защиту прав и свобод человека, эффективное средство правовой защиты обязано прежде всего само государство, даже в тех случаях, когда нарушение этих прав произошло по вине лиц, действовавших в официальном качестве (например, милиционера, прокурора, органа государственной власти и др.).

Судебная защита относится к числу прав, которые не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах.

Так, ч. 1 ст. 1 Конституции РФ, объявив Россию демократическим правовым государством, провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием, и возложила на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать их права и свободы (ст. 2 Конституции РФ).

Реализация этих норм Конституции обеспечивается гарантированностью государственной, в том числе и судебной, защиты прав и свобод человека и гражданина. Согласно Конституции РФ каждому предоставлено право:

)защищать свои интересы всеми не запрещенными законом способами;

)обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц;

)обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Что же касается суда, то он, осуществляя свои правовые полномочия по разрешению правового конфликта в процессе рассмотрения и разрешения конкретного дела, восстанавливает нарушенное право одной из конфликтующих сторон и защищает от возможного необоснованного нарушения или ограничения права другой стороны. Суд обеспечивает реализацию гарантированного государством права на судебную защиту всем гражданам независимо от того, какую роль они играют в правовом споре.

Гражданский суд — это спор двух равноправных сторон — истца и ответчика, в котором суд выступает независимым посредником. Суд, рассматривающий гражданское дело, призван рассудить возникший спор согласно законодательству, действующему на тот момент, и тем доказательствам, что предоставили стороны.

Итогом правосудия является решение суда, которое как важнейший акт судебной власти предполагает собой признание прав пострадавшей стороны нарушенными и их восстановление либо подтверждение отсутствия такого нарушения, ограждения одной стороны от необоснованного ущемления ее прав.

Судебная власть является именно тем органом, который восстанавливает нарушенное право, обеспечивает возмещение причиненного вреда, ограждает права и свободы от их необоснованного ограничения или нарушения.

Право на судебную защиту — это не только право на обращение в суд. Оно включает в себя:

право на личное участие в отстаивании своих прав и свобод;

38 стр., 18906 слов

Заключение и расторжение брака граждан Российской Федерации с ...

... заключение или расторжение брака между российскими гражданами было произведено на территории иностранного государства. При наличии в семейных отношениях иностранного элемента возникает вопрос о том, право ... рядом государств. Коллизионные норма, содержащиеся в Семейном Кодексе РФ, Минской конвенции и двусторонних ... поскольку в противном случае право лица, обратившегося в компетентный российский орган, ...

право требования от суда предоставления защиты;

право на получение юридической помощи для реализации перечисленных прав.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что государственная защита намного шире, чем судебная, так как последняя является вспомогательной функцией по отношению к первой.

К сожалению, в настоящее время судебная защита является малоэффективной из-за незнания и непонимания самими людьми задач, действий и возможностей суда как потенциального защитника их прав и свобод.

§ 2. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность

Правоспособность гражданина возникает с фактом рождения и сопутствует гражданам на всем протяжении жизни. Она не зависит от возраста, состояния здоровья, возможности осуществления прав и обязанностей, жизнеспособности человека. Так, например, рождение живого ребенка определяется медицинскими показателями по определенным признакам, к которым относятся вес, степень доношенности, самостоятельное дыхание. По закону не требуется, чтобы ребенок был жизнеспособным. Если он прожил хотя бы незначительное время, он признается субъектом права (правоспособным), что имеет практическое значение, в частности, при наследовании (так как согласно действующему законодательству наследником может быть ребенок, зачатый при жизни и родившийся после смерти наследодателя).

Правоспособность гражданина прекращается смертью в момент, когда возврат к жизни исключен. К правовым последствиям смерти приравнено объявление гражданина умершим судом. Согласно ст. 45 ГК РФ «отсутствие гражданина в месте постоянного жительства и неизвестность места его пребывания в течение 5 лет является основанием для объявления его умершим». В ранее действовавшем законодательстве этот срок составлял 3 года. Однако, если объявленный умершим жив, он полностью правоспособен, т. к. решение суда не может прекратить правоспособность. Это качество человека неотчуждаемо.

Правоспособность юридического лица (организации) возникает в момент его создания, то есть со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц (с момента государственной регистрации в соответствующих органах), и прекращается в момент завершения его ликвидации. Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование также после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Гражданская процессуальная правоспособность не может существовать без общей правоспособности, она также возникает с момента рождения человека или с момента возникновения юридического лица. И ее прекращение происходит со смертью гражданина или, если это юридическое лицо (организация), с момента прекращения деятельности юридического лица либо ликвидации организации.

Гражданская процессуальная правоспособность (правовая способность) — это возможность человека, который участвует в гражданском деле, иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности в суде.

48 стр., 23851 слов

Конституционное право граждан на юридическую помощь

... исследования содержания права на юридическую помощь, гарантий его осуществления и механизма реализации. Цель и задачи исследования Целью написания настоящей дипломной работы является исследование теоретических, конституционных и процессуальных основ права на юридическую помощь, выявление проблем, ...

Однако для того, чтобы осуществлять процессуальные права и исполнять процессуальные обязанности, необходимо обладать также и процессуальной дееспособностью.

Самостоятельно и в полном объеме осуществлять свои права и обязанности может только совершеннолетний гражданин. Конституция РФ определяет возраст совершеннолетия и гражданской дееспособности в 18 лет — «гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет».

Дееспособность (гражданская дееспособность) в отличие от правоспособности как раз и предполагает способность лица понимать значение своих действий, управлять ими и предвидеть их последствия, что появляется, как правило, при достижении именно этого возраста. С 18 лет гражданин может самостоятельно заключать договоры, распоряжаться своей собственностью, совершать иные юридические действия и отвечать за них.

Дееспособность наступает в 18 лет, однако из этого правила есть два исключения.

Первое установлено для лица, которое вступило в брак раньше этого возраста. Единый брачный возраст, установленный для мужчин и женщин, — 18 лет, однако он может быть снижен по решению органов местного самоуправления до 16 лет при наличии причин, которые они сочтут уважительными. Перечня таких причин в законе нет, но чаще всего к ним относятся беременность невесты, рождение ребенка, фактически сложившиеся брачные отношения и др.

После регистрации брака граждане, не достигшие 18-летнего возраста, приобретают дееспособность в полном объеме. Это правило необходимо для обеспечения равноправия супругов в браке, что является принципом семейного законодательства. На снижение брачного возраста согласие родителей или других законных представителей не требуется, но их мнение при этом учитывается. Регистрация брака лиц, которым был снижен брачный возраст, осуществляется в общем порядке. Несовершеннолетний может не воспользоваться полученным разрешением и отказаться от заключения брака. Тогда он не приобретает дееспособности в полном объеме. Однако при расторжении брака до наступления совершеннолетия дееспособность сохраняется.

Вторым исключением является эмансипация. Несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипированным) производится по решению органа опеки и попечительства — с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия — по решению суда.

В некоторых предусмотренных законом случаях дееспособность может быть ограничена. Гражданин, согласно ст. 30 ГК РФ, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство. Он вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки. Совершать же другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

32 стр., 15979 слов

Исследование актуальных проблем уступки прав требования

... данного договора выступают действия по уступке права, возникшего в рамках определенного в договоре обязательства. Заключая конкретный договор цессии, ... проблем уступки права требования, учебных курсов Гражданского права. Структура работы. Структура работы соответствует цели и задачам работы и ... путем принятия ВАС РФ постановлений по конкретным делам. Указанный Обзор разъяснил многие вопросы в ...

Гражданская процессуальная дееспособность — это предоставленная законом участвующему в гражданском деле лицу способность своими личными действиями осуществлять гражданские процессуальные права и исполнять возложенные на него гражданские процессуальные обязанности.

Гражданская процессуальная дееспособность не может возникнуть без гражданской дееспособности.

Согласно действующему законодательству представлять интересы в суде могут только дееспособные граждане, то есть лица, достигшие совершеннолетнего возраста (18 лет), либо несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лет, которые могут лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления полностью дееспособными (эмансипированными).

Права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, в гражданском процессе защищают их законные представители (отец, мать и т. д.), причем с их личным участием.

Права свободы и законные интересы несовершеннолетних, не достигших 14 лет, а также граждан, признанных недееспособными, согласно статье 37 ГПК РФ, в гражданском процессе защищают также их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители и иные лица, которым это право предоставлено законом.

Гражданским процессуальным законодательством предусмотрено ограничение гражданской процессуальной дееспособности, которое заключается в признании возможности человека самостоятельно участвовать в рассмотрении судами только отдельных категорий гражданских дел.

Гражданская процессуальная дееспособность, как и гражданская дееспособность, прекращается с момента смерти гражданина, объявления его в судебном порядке умершим либо признания его недееспособным.

§ 3. Несовершеннолетний как участник гражданского процесса

В науке общеюридическое понятие «несовершеннолетний» формулирует профессор Э. Б. Мельникова. Она считает, что несовершеннолетним лицом выступает тот, кто достиг определенного возраста, с которым закон связывает его полную гражданскую дееспособность, т. е. возможность реализовать в полном объеме предусмотренные Конституцией и другими законами страны субъективные права, свободы и юридические обязанности. Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. определяет, что ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее. Пекинские правила ООН определяют, что несовершеннолетним является ребенок или молодой человек, который в рамках действующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в форме, отличающейся от формы ответственности взрослого.

22 стр., 10923 слов

Защита авторских прав

... результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в целом. Целью курсовой работы является раскрытие сущности гражданско-правовых способов защиты авторских прав. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи: Дать ...

Последний документ, являясь международным, трактует понятие несовершеннолетия расширительно, поскольку сужение возрастных границ совершеннолетия может привести к возникновению коллизий в национальных правовых системах. Как справедливо отмечают некоторые авторы, возраст совершеннолетия в каждом конкретном государстве поставлен в зависимость от положений правовой системы, а также от экономических, социальных, политических и иных составляющих.

Необходимо отметить, что в законодательстве разных государств возраст совершеннолетия определяется неодинаково. Действующее российское законодательство относит к несовершеннолетним гражданам лиц, не достигших возраста восемнадцати лет.

В современной России защита прав несовершеннолетних граждан связана со множеством проблем как теоретического, так и практического толка. Одной из таких проблем, разрешение которой имеет важное теоретическое и практическое значение, в настоящее время выступает проблема определения гражданского процессуального статуса несовершеннолетнего. Указанная проблема заслуживает повышенного внимания еще и потому, что без четкого определения роли ребенка в гражданском судопроизводстве невозможно определить объем его прав и обязанностей, необходимых для полной реализации права на защиту, что впоследствии может негативно отразиться на качестве вынесенного судебного решения, а также на правоприменительной практике в целом.

Как известно, одной из главных предпосылок возникновения всякого гражданского процессуального правоотношения является наличие гражданской процессуальной правоспособности, которой обладает каждый гражданин с момента рождения, а также обладание гражданской процессуальной дееспособностью, т. е. способностью лично осуществлять гражданские процессуальные права и нести обязанности. В процессуальном законодательстве четко определяются возрастные пределы процессуальной дееспособности граждан. В научной литературе также отмечается, что обязательным условием существования процессуально-правовой формы является деятельность субъектов, способных выполнять определенные формой функции. Форма деятельности субъекта права определяется посредством категории правосубъектности, включающей в себя правоспособность и дееспособность, поскольку именно эти категории отражают способ существования и выражения субъекта права.

Тем не менее в науке существует позиция С. И. Архипова, согласно которой «на современном этапе развития общества и права возникает разрыв между способностью быть субъектом права и правосубъектностью, поскольку первое понятие является по объему более широким, чем второе». В целях преодоления разрыва он предлагает рассматривать правосубъектность как установленную законодательством способность лица быть субъектом права во всех его проявлениях, а не только в части обладания и осуществления прав и обязанностей. В частности, автором отмечается, что лицо правоспособно в качестве участника правоотношения, в качестве субъекта деятельности, в качестве носителя прав и обязанностей и в других правовых качествах.

Если анализировать нормы действующего гражданского процессуального законодательства, то нетрудно заметить, что понятие «лица, участвующего в деле» не раскрывается. Однако, сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя, в частности, ст. ст. 3 и 4 ГПК РФ, можно сделать вывод о том, что одним из критериев отнесения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридический интерес к исходу дела.

Необходимо отметить, что даже в работах, непосредственно посвященных судебным спорам с участием детей, нет четкого определения процессуального положения ребенка. При исследовании вопроса о лицах, участвующих в деле, многие ученые ограничиваются характеристикой участия органов опеки и попечительства, прокурора, третьих лиц, не затрагивая вопрос о процессуальном положении ребенка.

По общему правилу лица, не достигшие возраста восемнадцати лет, не эмансипированные или не вступившие в брак до совершеннолетия, не могут своими действиями приобретать и осуществлять субъективные права и нести обязанности, но, как уже отмечалось, указанная категория граждан вправе самостоятельно участвовать в гражданском судопроизводстве и лично защищать свои права в случаях, прямо предусмотренных законом. К примеру, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно участвуют в процессе по спорам, возникающим из сделок, предусмотренных пп. 1 и 2 ст. 26 ГК РФ, по делам о возмещении вреда ст. 1074 ГК РФ, о признании и оспаривании отцовства и материнства п. 3 ст. 62 СК РФ, по делам о нарушении прав и законных интересов п. 2 ст. 56 СК РФ и др. Однако суд вправе привлечь к участию в деле законных представителей несовершеннолетних. Так как в норме не указывается процессуальное положение участников, остается неясным, кто в данном случае выступает стороной в исковом производстве. По смыслу нормы п. 4 ст. 37 ГПК РФ присутствие законных представителей в процессе является необязательным. Анализ нормы позволяет сделать вывод о том, что стороной по делу будет выступать именно несовершеннолетний, поскольку законные представители не могут повлиять на его процессуальные действия и заявления. Также надо отметить, что несовершеннолетние в этом случае имеют непосредственный прямой интерес, поскольку последствия судебного решения будут распространяться именно на них. Следовательно, данная возрастная группа детей может быть отнесена к лицам, участвующим в деле.

Интересно проанализировать процессуальное положение несовершеннолетних в гражданском судопроизводстве при рассмотрении дел, по которым не предусмотрено их самостоятельное участие.

Так, при рассмотрении дел о лишении родительских прав (п. 1 ст. 70 СК РФ) ребенок также будет выступать лицом, участвующим в деле, и занимать юридическое положение истца. Что касается родителей, то в таких делах они выступают ответчиками, причем возраст ребенка в данном случае не имеет значения. В делах по установлению в судебном порядке отцовства (материнства) ребенок однозначно будет выступать истцом независимо от возраста.

Надо сказать, что возраст совершеннолетия, а в законодательстве РФ определен восемнадцатью годами от роду, достаточно условен. Как справедливо отмечает Э. Б. Мельникова, личность конкретного человека может не соответствовать заложенному в законе представлению о моменте наступления юридической зрелости. И защитой несовершеннолетних в подобных случаях выступают специальные нормы права в разных его отраслях.

Гражданские дела с участием несовершеннолетних детей рассматриваются в судебном заседании по правилам общего процессуального порядка, содержащихся в ГПК РФ, и их разбирательство в суде практически не отличается от рассмотрения других гражданских дел.

Семейный кодекс РФ (глава 2, 11) впервые в истории российского законодательства также рассматривает ребенка как самостоятельного участника правоотношений, но следует отметить, что часто положения закона не содержат процедуры реализации прописанных прав, что является основной проблемой, которая на современном этапе требует разрешения.

В настоящее время несовершеннолетние, чья дееспособность прямо предусмотрена материальным правом, лишены процессуальной дееспособности. Что касается законных представителей, то, во-первых, они не выступают сторонами спорного материального правоотношения, во-вторых, согласно общепринятой в науке позиции судебные представители (а в их число входят и законные) не относятся к лицам, участвующим в деле, поскольку «интерес судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет судебного разбирательства», «у лиц, участвующих в деле, юридический интерес к делу, основанный на фактах материального права, и процессуальный интерес сливаются».

На сегодняшний день не существует каких-либо специфических правил при рассмотрении гражданских дел с участием и в отношении несовершеннолетнего гражданина.

Как справедливо отмечает Ю. Ф. Беспалов, отечественное процессуальное законодательство не учитывает в полном объеме специфику разбирательства дел с участием несовершеннолетних.

По мнению некоторых авторов, самостоятельное вступление в процессуальные правоотношения и совершение процессуальных действий требуют от субъекта определенной зрелости, знаний и жизненного опыта. Позиция вполне логична, но подобная ситуация вполне разрешима, если в нашей стране наконец-то появится закон о специализации суда в отношении несовершеннолетних и будут приняты особые нормы, определяющие статус несовершеннолетних и регулирующие рассмотрение дел с его участием.

Несовершеннолетние являются специфическими субъектами гражданских процессуальных правоотношений, но к ним необходимо применять положения гражданского процессуального законодательства, относящиеся к лицам, участвующим в деле. Ребенок должен выступать полноправным участником гражданского судопроизводства, быть наделенным соответствующими правами и обязанностями в целях получения возможности активного участия в судопроизводстве, которое будет способствовать более полной реализации его права на защиту.

Несовершеннолетний как участник гражданского процесса может выступать самостоятельно в качестве одной из сторон (истец, ответчик или заявитель), выступать участником судебного процесса при защите его прав, свобод и интересов законными представителями или выступать в качестве свидетеля или третьего лица. Рассматривая участие несовершеннолетнего в гражданском процессе в качестве самостоятельного лица, следует отметить, что он обладает всеми процессуальными правами и обязанностями, закрепленными в ст. 35 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66121B8zCH> ГПК РФ, а именно:

право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них и снимать копии. Фактическое ознакомление с материалами дела может происходить как в ходе судебного разбирательства, так и вне его;

-право заявлять отводы. Следует отметить, что это же право принадлежит и представителям, что вытекает из ст. 54 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66223B8z8H> ГПК РФ;

-право представлять доказательства и участвовать в их исследовании;

-право задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам;

-право заявлять ходатайства, что позволяет лицу, участвующему в деле, доводить до суда в установленной процессуальной форме свои процессуальные требования. Ходатайства, заявленные вне судебного разбирательства, также должны рассматриваться судом в порядке, установленном процессуальным законодательством;

-право давать объяснения суду в устной и письменной формах;

-право приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле;

-право обжаловать судебные постановления;

-право использовать другие процессуальные права, предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Рассматривая процессуальные обязанности, следует обратить внимание на их самый различный характер, например: если лицо, участвующее в гражданском процессе, приводит в качестве доводов различные обстоятельства как основания своих требований и возражений, то оно обязано привести доказательства существования этих обстоятельств.

На суд возлагается обязанность в полной мере содействовать сторонам, участвующим в гражданском процессе, в реализации их прав, способствовать их осуществлению, разъяснять сторонам последствия совершения или несовершения тех или иных процессуальных действий. Данная обязанность суда конкретизирована в п. 20 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE818C95DE9E151C3476787EC64722329B47041364517A665B2z6H> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству».

Пункт 4 ст. 37 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A6612EB8zDH> ГПК РФ предусматривает право несовершеннолетних от 14 до 18 лет самостоятельно защищать свои интересы в случаях, предусмотренных федеральным законом, по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, публичных и иных правоотношений. Однако законодатель предусматривает для суда право привлекать для участия в таких делах законных представителей несовершеннолетнего. Следует указать и на п. 19 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE818C95DE9E151C3476787EC64722329B47041364517A664B2z2H> Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», в котором говорится, что судье следует обсудить вопрос о необходимости привлечения к участию в деле законных представителей несовершеннолетнего.

В связи с этим возникает вопрос о процессуально-правовом значении действий, совершаемых в таких делах законными представителями, а также действия суда при возникновении противоречий в процессуальных действиях несовершеннолетнего и его законного представителя.

Так, Л. И. Носенко отмечает, что, «поскольку в норме п. 4 ст. 37 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A6612EB8zDH> ГПК РФ четко не обозначено процессуальное положение участников, мы не находим ответа на вопрос, кто в данном случае является стороной в исковом производстве: сам несовершеннолетний или его законный представитель». Проанализировав закон, представляется возможным сделать вывод о том, что именно несовершеннолетних нужно признать стороной в процессе. Законные представители же могут давать согласие на то или иное гражданско-процессуальное заявление или действие. Причем с помощью оборота «суд вправе привлечь…» законодателю удалось подчеркнуть необязательность присутствия родителей (лиц, их заменяющих) при отправлении правосудия по гражданским делам.

Таким образом, участие несовершеннолетнего в гражданском процессе по основаниям ч. 4 ст. 37 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A6612EB8zDH> ГПК РФ мало отличается от участия в процессе «дееспособного» гражданина. Приоритет в судебном процессе имеет волеизъявление несовершеннолетнего, однако при обнаружении противоречий в гражданско-процессуальном заявлении или действиях несовершеннолетнего и его законного представителя суд обязан оценивать данные ими объяснения в совокупности с другими доказательствами по делу.

Наиболее распространено участие несовершеннолетнего в гражданском процессе, когда его права, свободы и законные интересы защищают в процессе его законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом. Интересы несовершеннолетнего до 14 лет в суде представляют родители, усыновители и опекуны, если несовершеннолетнему от 14 до 18 лет, его интересы в суде представляют родители, усыновители и попечители.

Процессуальное положение законных представителей определено таким институтом гражданского процессуального права, как представительство, закрепленное в гл. 5 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66224B8z2H> ГПК РФ. Законные представители действуют в процессе от имени несовершеннолетнего и в его интересах, создавая для него права и обязанности (ст. 52 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66222B8zAH> ГПК РФ).

Однако, учитывая особый статус несовершеннолетнего лица, законодатель устанавливает определенные ограничения в действиях законного представителя (п. 3 ст. 52 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66222B8zFH> ГПК РФ).

К таким ограничениям можно отнести требования ст. 37 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC05DE8E95D9E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66226B8zCH> ГК РФ «Распоряжение имуществом подопечного». Исходя из этого, суд не вправе принимать отказ законного представителя от иска или признание им иска по имущественному спору, стороной которого является несовершеннолетний, находящийся под опекой или попечительством, если на это в рассматриваемом судом деле нет согласия органа опеки и попечительства.

Законные представители могут поручать ведение дел другому лицу, избранному ими в качестве представителя. В таком случае будет иметь место договорное представительство. Круг полномочий, передаваемых представителю, определяет законный представитель. Он может наделить представителя как общими, так и специальными полномочиями, оговоренными в ст. 54 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66223B8z8H> ГПК РФ.

В законодательном порядке закрепляются и права иных лиц, которые могут представлять интересы несовершеннолетнего. К таким лицам можно отнести администрацию детского дома, органы опеки и попечительства, если возникла необходимость участия законного представителя до назначения опекуна или попечителя. Согласно п. 2 ст. 123 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC155E9EC539E4D6FDEE066752C76A377083A47B1z2H> СК РФ до устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью или в соответствующее учреждение выполнение обязанностей опекуна или попечителя возлагается на органы опеки и попечительства. Детям, находящимся постоянно на полном государственном попечении в воспитательных учреждениях, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, опекуны (попечители) не назначаются. В этих случаях в соответствии с п. 1 ст. 147 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE818C95DEBE851C3476787EC64722329B47041364517A068B2z4H> СК РФ выполнение их обязанностей возлагается на администрацию этих учреждений.

Перед началом судебного разбирательства по делам, затрагивающим интересы несовершеннолетних, чьи интересы представляют законные представители, судья в ходе подготовки к судебному заседанию проверяет возраст несовершеннолетнего лица, а также полномочия их законных представителей или иных лиц, которым это право предоставлено федеральным законом.

Следует остановиться и на особенностях участия несовершеннолетнего в делах, рассматриваемых судом в порядке особого производства.

Целью особого производства является не разрешение существующего материально-правового спора между сторонами, а установление правового положения гражданина, имущества, фактов имеющих юридическое значение, и прочее. Гражданское процессуальное законодательство не исключает участие несовершеннолетнего в делах, рассматриваемых судом в порядке особого производства. В ст. 262 ГПК РФ в п. п. 4 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A76224B8z9H> и <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A76224B8z8H> оговаривается перечень дел в отношении несовершеннолетних, которые рассматриваются в порядке особого производства, — это дела об ограничении или лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельного распоряжения своими доходами и дела, связанные с объявлением несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипированным).

В силу п. 4 ст. 26 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC05DE8E95D9E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66123B8zDH> ГК РФ при наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. Суд возбуждает подобные дела на основании заявления родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства (ст. 282 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A76324B8zBH> ГПК РФ).

В заявлении должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие:

1)о наличии у несовершеннолетнего заработка, стипендии или иных доходов;

)о возрасте несовершеннолетнего;

)о фактах неразумного распоряжения несовершеннолетнего своим заработком, стипендией или иными доходами. Данные факты должны быть подтверждены свидетельскими показаниями, копиями договоров и прочими показаниями неразумного использования несовершеннолетним своих доходов (игра в азартные игры, употребление спиртных напитков и наркотических средств и пр.).

В заявлении не требуется указывать на цель ограничения или лишения несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами, так как в данном случае цель не имеет юридического значения.

Дела подобной категории не предусматривают случаи, когда несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме в соответствии с п. 2 ст. 21 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC05DE8E95D9E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66127B8z2H> (вступление в брак гражданина, не достигшего 18-летнего возраста) или ст. 27 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC05DE8E95D9E4D6FDEE066752C76A377083A4417A66123B8zCH> ГК РФ (объявление несовершеннолетнего, достигшего 16-летнего возраста, работающего по трудовому договору, контракту или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимающегося предпринимательской деятельностью, полностью дееспособным — эмансипация).

Сущность эмансипации состоит в том, что несовершеннолетний, достигший 16-летнего возраста, может быть объявлен полностью дееспособным, если работает по трудовому договору (контракту) либо с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Согласно ст. 287 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC15AE2E9539E4D6FDEE066752C76A377083A4417A76325B8zDH> ГПК РФ несовершеннолетний, достигший возраста 16 лет, может обратиться в суд по месту своего жительства с заявлением об объявлении его полностью дееспособным. Заинтересованными лицами могут быть родители, усыновители, попечитель, не дающие согласия на эмансипацию несовершеннолетнего, поскольку решение по делу затрагивает их права и обязанности по отношению к несовершеннолетнему. Заявление рассматривается судом с их участием, а также представителя органа опеки и попечительства, прокурора.

Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным существенно изменяет гражданско-правовой режим его участия в торговом обороте. Отныне он вправе самостоятельно совершать любые сделки, согласие его родителей не имеет какого-либо правового значения. Законные представители не отвечают по обязательствам эмансипированного, в том числе и по обязательствам из причинения вреда. Он не может приобретать лишь те субъективные права и обязанности, для приобретения которых федеральными законами установлен возрастной ценз. Например, возрастной ценз ограничивается Федеральными законами «Об оружии <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC155ECE05E9E4D6FDEE06675B2zCH>« и «О воинской обязанности <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC155EDED5E9E4D6FDEE06675B2zCH> и воинской службе». На это указывается и в п. 16 <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC05FEDE051C3476787EC64722329B47041364517A663B2zFH> Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Так, В. Г. Нестолий отмечает, что «при вынесении решения об эмансипации суд должен руководствоваться одновременно субъективными (личностным, интеллектуальным) и объективными (имущественным) критериями. Суд должен убедиться в том, что психическое развитие несовершеннолетнего, уровень жизненного опыта позволяют ему участвовать в гражданских правоотношениях, не прибегая к помощи родителей».

По результатам рассмотрения заявления по существу суд принимает решение об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипированным) или отклоняет просьбу заявителя. Эмансипация объявляется со дня вступления в законную силу решения суда об эмансипации.

Таким образом, функционирование специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних как одного из элементов ювенальной юстиции должно основываться на одном из ключевых принципов, которым выступают возрастные особенности. В связи с этим справедливым представляется высказывание ученых об основном правовом источнике ювенальной юстиции, к которым они относят понятие несовершеннолетия.

Глава 2. Гражданское судопроизводство как форма реализации права несовершеннолетнего на защиту

§ 1. Производство по гражданским делам с участием несовершеннолетних

Конвенция о правах ребенка ООН, основной международный документ, регулирующий права детей, предусматривает обязанность государства обеспечить ребенку защиту, необходимую для его благополучия, и принять для этого соответствующие законодательные и административные меры (ст. 3).

Это положение Конвенции находит свое отражение в ст. 2 Конституции Российской Федерации: «… признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».

При этом государство обязано не только создавать систему такой защиты, в которой объединены различные органы, предназначенные для защиты прав и свобод гражданина, но и предусматривать и устанавливать ее четкие процедуры. Согласно ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это конституционное положение относится ко всем гражданам независимо от их возраста, а следовательно, и к несовершеннолетним. Судебная защита может проходить только в определенном, установленном законом порядке, через судебную власть, которая согласно ч. 2 ст. 118 Конституции Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Правом на обращение в суд наделено по общему правилу лицо, права, свободы и законные интересы которого нарушены. Гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов (ст. 36 ГПК РФ).

Права и законные интересы несовершеннолетних призваны защищать законные представители — родители, усыновители, опекуны и попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

Это право осуществляется в общем порядке, установленном ГПК РФ, с учетом особенностей, изложенных в ст. 37 ГПК РФ «Гражданская процессуальная дееспособность». В соответствии с данной статьей гражданской процессуальной дееспособностью считается способность граждан, достигших возраста 18 лет, и организаций своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю.

Наиболее важными элементами в осуществлении гражданской процессуальной дееспособности являются момент возникновения гражданской правоспособности и последствия при ее отсутствии. Статья 37 ГПК РФ выделяет четыре категории граждан в зависимости от их возраста и состояния здоровья, при этом данное разделение имеет свои основания. Несовершеннолетние как особая категория граждан относятся к каждой из выделенных категорий.

Так, к первой категории ГПК РФ (ч. 1 ст. 37) относит граждан, достигших возраста 18 лет и уже в силу этого приобретших полную процессуальную дееспособность. Однако законодатель к данной категории относит и несовершеннолетних, не достигших возраста 18 лет, при этом оговаривая в ч. 2 ст. 37 ГПК РФ, что данное право они приобретают со времени вступления в брак или объявления их полностью дееспособными (эмансипированными).

Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения 18 лет. Данное правило закреплено в абз. 2 п. 2 ст. 21 ГК РФ. При объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным в судебном порядке лицо считается эмансипированным, в соответствии с ч. 2 ст. 289 ГПК РФ, со дня вступления в законную силу решения суда об эмансипации.

Лица, вступившие в брак и ставшие дееспособными или объявленные дееспособными в порядке эмансипации, имеют такие же права и такие же обязанности, как и лица, достигшие 18 лет: они самостоятельно заключают сделки, отвечают по договорным обязательствам, по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Если над такими несовершеннолетними было установлено попечительство, то оно прекращается.

Вторую категорию граждан образуют несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, а также совершеннолетние граждане, ограниченные в дееспособности в установленном законом порядке. В соответствии с ч. 3 ст. 37 ГПК РФ права и законные интересы этой категории граждан защищают в суде их законные представители в лице родителей, усыновителей, попечителей. Однако участие в процессе самих несовершеннолетних или граждан, признанных ограниченно дееспособными, обязательно.

К третьей категории законодатель относит несовершеннолетних граждан в возрасте от 14 до 18 лет, которые обладают в определенных случаях, в силу прямого указания на это закона, полной гражданской процессуальной дееспособностью. Специфика правил ч. 4 ст. 37 ГПК РФ состоит в том, что данные правила применяются лишь в случаях рассмотрения судом дел, которые вытекают:

из трудовых правоотношений. Например, дела об отказе в приеме на работу (ст. 63 ТК РФ допускает прием на работу с 14 лет), дела, связанные с оплатой их труда (ст. 271 ТК РФ), с незаконным привлечением несовершеннолетних к сверхурочным, тяжелым работам. Во всех случаях несовершеннолетние работники вправе лично защищать свои права в суде;

из гражданских и семейных правоотношений. Из общего правила о судебной защите прав и интересов граждан в возрасте от 14 до 18 лет их законными представителями Семейный кодекс Российской Федерации предусматривает три исключения. Согласно п. 2 ст. 56, ст. ст. 62 и 142 СК РФ граждане, достигшие 14-летнего возраста, имеют право на самостоятельную судебную защиту прав и законных интересов. Так, семейное и гражданское законодательство содержит указание на возможность обращения в суд с иском (заявлением, жалобой) самостоятельно по достижении несовершеннолетним возраста 14 лет при нарушении его прав и законных интересов, в том числе при невыполнении либо ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию либо при злоупотреблении родительскими правами (ст. 56 СК РФ), а также с иском об отмене усыновления (ст. 142) и с требованием об объявлении эмансипированным (ст. 27 ГК РФ).

Одной из особенностей рассмотрения дел, связанных с усыновлением, изменением имени, фамилии, отчества, восстановлением в родительских правах (ст. ст. 5, 59, 72, 132, 134, 136, 143, 154 СК РФ), является то, что суд принимает решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет;

из кооперативных правоотношений. Системный анализ ст. 37 ГПК РФ, ст. 26 ГК РФ, ст. 7 Федерального закона «О производственных кооперативах» позволяет сделать вывод о том, что и в делах, связанных с членством несовершеннолетнего в кооперативах (допускается членство с 16 лет), он вправе лично защищать свои права и законные интересы в суде.

Следующая особенность правил ч. 4 ст. 37 ГПК РФ состоит в том, что они предоставляют право суду самому решать вопрос о привлечении к участию в деле родителей (усыновителей), попечителей, иных законных представителей несовершеннолетних (т. е. данные правила диспозитивны в отличие от правил ч. 3 ст. 37 ГПК РФ).

Аналогично решается вопрос и в случаях рассмотрения судом споров, связанных со сделками по распоряжению несовершеннолетними своим заработком, полученным по трудовому договору, доходами члена производственного кооператива или от осуществления предпринимательской деятельности, а также доходами (в виде процентов, дисконта и т. п.), которые могут получать несовершеннолетние, имеющие банковские вклады, акции и т. д.

К четвертой категории граждан относятся несовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет. Данная категория лиц, как и граждане, признанные недееспособными, не обладают гражданской процессуальной дееспособностью, т. е. правом на самостоятельную защиту своих прав и интересов. В соответствии с ч. 5 ст. 37 ГПК РФ права и законные интересы указанных лиц защищают в суде их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым данное право предоставлено федеральным законодательством.

Таким образом, несовершеннолетний может стать участником гражданского процесса, при этом он либо принимает самостоятельное участие в качестве одной из сторон (истец, ответчик или заявитель), либо выступает участником судебного процесса при защите его прав, свобод и интересов законными представителями.

Отдельно следует указать на возможность участия несовершеннолетнего в гражданском процессе в качестве третьего лица, однако такое участие допускается при наличии у несовершеннолетнего в полном объеме гражданской процессуальной дееспособности. В данном случае мы также говорим о самостоятельном участии несовершеннолетнего в гражданском процессе. Исходя из ч. 1 ст. 69 ГПК РФ, в которой указывается, что свидетелем может быть любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу, несовершеннолетний в гражданском судопроизводстве может выступать в качестве свидетеля.

§ 2. Законные представители несовершеннолетнего в гражданском процессуальном праве России

Институт законного представительства относится к достаточно разработанным вопросам гражданского права. Тем не менее и здесь можно вести речь о проблемах согласованности норм пусть и близких, но при этом разных отраслей права: гражданского и семейного.

Гражданский кодекс РФ напрямую не дает определения законных представителей ребенка, а раскрывает это понятие через другие институты, например п. 2 ст. 20 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920053F22B806AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3910EeBnFI> ГК РФ — о месте жительства несовершеннолетних или п. 2 ст. 26 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920053F22B806AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3910BeBn0I> ГК — порядок совершения сделок несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. Эти и другие нормы Гражданского кодекса указывают в качестве законных представителей следующих лиц: родителей, усыновителей и опекунов (а в п. 1 ст. 26 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920053F22B806AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3910BeBnEI> ГК вместо опекунов определены попечители).

Семейный кодекс крайне редко использует термин «законные представители ребенка» (например, п. 1 ст. 64 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39206eBnFI>, ст. 99 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39409eBn9I>, ст. 102 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39408eBnBI>, п. 1 ст. 165 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39709eBn0I> СК РФ).

Но это не означает, что подобная правовая конструкция не имеет значения в семейном праве, скорее наоборот, просто в этом случае законодатель иначе подошел к определению указанного института. Пункт 1 ст. 64 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39206eBnEI> СК РФ определяет, что «родители являются законными представителями своих детей…», другие же нормы в части законного представительства по сути приравнивают друг к другу родителей и «лиц, их заменяющих». Другими словами, под законными представителями в семейном праве понимаются не только родители, но и все другие лица, их заменяющие. К их числу можно отнести усыновителей, опекунов, попечителей и приемных родителей. Но здесь важнее не прямое перечисление всех лиц, которые по закону могут заменять родителей, а общий принцип их определения. Ведь в случаях когда ребенок лишен семейного воспитания, заботу о нем берет орган опеки и попечительства или то специальное детское учреждение, в котором ребенок проживает. Кроме этого, не исключено введение новых форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, как известных, так и не известных нам сегодня. (В ряде субъектов Федерации широко применяется некий заменитель приемной семьи — институт, известный под названием «патронат». При этом законодатели разных регионов вкладывают свой, «особый» смысл в понимание данного института.) В этой связи представляется не совсем удачной указанная конструкция Гражданского кодекса <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920053F22B806AA09E3387E7EeCn7I> об определении законных представителей ребенка. Как минимум в качестве таковых не указаны усыновители и приемные родители. Конечно, можно бы было возразить, что усыновители в силу ст. 2 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3900EeBnFI>, 137 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3960BeBn9I> СК РФ приравниваются к родителям, а приемные родители в силу п. 3 ст. 153 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3970DeBn1I> СК РФ «обладают правами и обязанностями опекуна (попечителя)».

Но эти доводы вполне понятны специалистам-теоретикам, а вот практические работники, непосредственные правоприменители зачастую не проводят подобных параллелей. Они, втиснутые в рамки инструкций, боясь за собственное рабочее место, как правило, буквально применяют ту или иную норму права. Нотариусы или работники регистрационных органов, скорее всего, откажут приемным родителям в совершении тех или иных действий от имени своих воспитанников. Могут также возникнуть проблемы при реализации детьми своих жилищных прав, при принятии решения о проведении различных медицинских вмешательств и т.д. В этой связи в качестве примера для гражданского законодательства можно использовать конструкцию, предусмотренную п. 1 ст. 52 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920043527B006AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3920BeBnBI> ГПК РФ: «Права, свободы и законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это предоставлено федеральным законом». Данная конструкция является достаточно простой, «неотягощенной» и вполне привычной российскому праву, а главное, что она устраняла бы несогласованность норм гражданского и семейного права, что в итоге способствовало бы надлежащему и своевременному представительству прав и интересов несовершеннолетних.

Следующая проблема, на которой хотелось бы остановить внимание в рамках обусловленной темы, — это проблема дееспособности законных представителей несовершеннолетних. Если с усыновителями, опекунами, попечителями и приемными родителями все ясно, поскольку одним из условий получения данного статуса является совершеннолетие и, как следствие, дееспособность (по возрасту) гражданина (граждан), претендующего быть таковым, то дееспособность родителей не является обязательным обстоятельством для получения родительского статуса.

Пункт 3 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39207eBn1I> СК РФ устанавливает, что «несовершеннолетние родители имеют права признавать и оспаривать свое отцовство и материнство на общих основаниях…». Таким образом, появление родительского статуса может произойти и у четырнадцатилетнего подростка (хотя известны случаи и более раннего материнства и отцовства).

Данная ситуация не могла не повлечь дифференцированный подход законодателя к определению дееспособности несовершеннолетних родителей.

Так, несовершеннолетние родители, вступившие в брак, приобретают полный объем родительских прав и обязанностей наравне с совершеннолетними лицами, ставшими родителями (п. 2 ст. 61 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39207eBnDI> СК РФ).

Таково же семейно-правовое положение несовершеннолетних родителей, которые хотя и не состоят в браке, но достигли шестнадцати лет (п. 2 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39207eBnEI> СК РФ).

Однако разница между этими группами несовершеннолетних родителей существенна. Первые, заключив брак, автоматически приобрели и полный объем гражданской дееспособности, с точки зрения права они обладают всеми необходимыми элементами — гражданской и частичной семейной дееспособностью (родительской) для того, чтобы быть надлежащими представителями своих детей. Вторая же группа несовершеннолетних родителей находится в двояком положении. Несовершеннолетние родители, не состоящие в браке и достигшие шестнадцати лет, по семейному законодательству имеют право быть надлежащими представителями своих детей. Причем представителями не только в семейных правоотношениях, но и в гражданских, гражданских процессуальных и т.д. Это вытекает из п. 2 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39207eBnEI> СК РФ, где сказано, что «несовершеннолетние родители, не состоящие в браке… вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими шестнадцати лет», и п. 1 ст. 64 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39206eBnFI> СК РФ, установившего, что «родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношении с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий». Однако факт рождения ребенка и приобретение родительской дееспособности с шестнадцати лет не делает такого родителя полностью дееспособным в гражданском праве. Налицо определенный парадокс: распоряжаться собственным имуществом такой родитель самостоятельно, без согласия своих законных представителей, в большинстве случаев не может (ст. 26 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920053F22B806AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3910BeBnFI> ГК РФ), а совершать такие же сделки от имени своего ребенка имеет право. Согласно п. 3 ст. 37 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920043527B006AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39107eBnCI> ГПК права, свободы и законные интересы несовершеннолетних родителей, не состоящих в браке, достигших шестнадцати лет, защищают в процессе их законные представители, а согласно п. 5 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920043527B006AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39107eBnEI> той же статьи права, свободы и законные интересы детей таких несовершеннолетних родителей будут защищать уже несовершеннолетние родители сами. При заключении алиментного соглашения, когда такой несовершеннолетний родитель является плательщиком алиментов, требуется согласие его законных представителей, а когда тот же родитель выступает как представитель получателя алиментов (т.е. действует как законный представитель своего ребенка), он самостоятельно заключает алиментное соглашение и согласия его законных представителей не требуется. И перечень подобных примеров, когда один и тот же субъект в практически похожих ситуациях должен действовать по-разному, можно было бы продолжить.

Существуют различные правовые позиции по решению указанной непоследовательности. Так, М. В. Антокольская предлагает «изменение гражданского законодательства и наделение несовершеннолетнего родителя полной дееспособностью с шестнадцати лет или… включение рождения несовершеннолетним ребенка в число обстоятельств, при наличии которых несовершеннолетний может быть эмансипирован». Другой специалист в семейном праве Н. М. Савельева предлагает рассматривать «факт рождения ребенка несовершеннолетними родителями, не состоящими в браке, как основание для признания лица полностью дееспособным как в гражданском, так и в семейном праве».

С указанными предложениями трудно согласиться. Представляется, что подобные способы не решат проблем надлежащего представления интересов несовершеннолетних, если их родители сами еще являются детьми (в анализируемом случае — родители от шестнадцати до восемнадцати лет, не состоящие в браке).

С правовой точки зрения — возможно, а вот с позиции права ребенка на защиту — вряд ли. Ведь данное право подразумевает не защиту прав и интересов ребенка вообще, а прежде всего надлежащую защиту. Ведь не случайно при принятии наиболее значимых правовых решений несовершеннолетнему требуется согласие его родителей или иных законных представителей, людей, которые в силу своих знаний, опыта, чувства долга, ответственности должны предпринять все необходимые меры для реализации прав ребенка в его интересах. Отступать от этой идеи, сложившейся веками, в угоду приведения норм «в соответствие» вряд ли правильно. Не следует забывать, что «дееспособность, как и правоспособность, не рассматривается как естественные свойства граждан, они предоставляются им законом и являются юридическими категориями. В связи с этим нельзя говорить о равенстве дееспособности людей; ее объем зависит от способности конкретного человека разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий. Обычно эти качества различаются в зависимости от возраста граждан и их психического здоровья».

На наш взгляд, было бы неверно перекладывать на плечи юных родителей, которые и так де-факто оказались в тяжелой жизненной ситуации, еще и груз решения проблем по защите прав их ребенка. Несовершеннолетние родители, как правило, из неблагополучных семей, малообеспеченные, юридически неграмотные. И как следствие, они свои интересы зачастую не могут отстоять, а закон их обязывает защищать интересы своего собственного ребенка.

Представляется, что существуют два выхода из сложившейся ситуации. Во-первых, возможно установление института опеки над детьми таких родителей и переложение обязанности по защите прав и интересов детей несовершеннолетних родителей на опекунов. Но в функции опекуна входят не только обязанности по защите прав и интересов несовершеннолетних, но и их непосредственное воспитание. В этой связи могут пострадать интересы самого несовершеннолетнего родителя, поэтому вторым вариантом является использование правовой модели, заложенной в п. 2 ст. 64 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39206eBn1I> СК РФ. То есть если допустить, что несовершеннолетний родитель не в состоянии представлять интересы детей и осуществлять надлежащую защиту их законных прав и интересов, тогда орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей.

Говоря о дееспособности несовершеннолетних родителей, нельзя не выделить отдельно следующую их группу — это несовершеннолетние родители, не состоящие в браке и не достигшие шестнадцати лет. Данным лицам предоставлены лишь право на совместное проживание с ребенком и право на участие в его воспитании (п. 1 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39207eBnFI> СК РФ).

Такие родители не имеют права на самостоятельное воспитание и образование ребенка, не имеют права на защиту его прав и законных интересов и, как следствие, не могут быть законными представителями своих детей. Более того, законодатель применительно к указанным несовершеннолетним родителям отошел от стандартной конструкции «прав и обязанностей» родителей, предоставил им лишь «усеченный» объем родительских прав и не возложил на них родительских обязанностей (в том числе и обязанности по содержанию ребенка).

Тем не менее согласно п. 2 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39207eBnEI> СК РФ опека над детьми несовершеннолетних родителей, не состоящих в браке и не достигших шестнадцати лет, не является обязательной. Представляется, что подобный подход законодателя не совсем оправдан, противоречит закону и вряд ли соответствует интересам указанных лиц.

На наш взгляд, наличие у ребенка родителей, которые в силу возраста не обладают полным объемом родительских прав и обязанностей, означает, что в соответствии с п. 1 ст. 121 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B3950BeBnCI> СК РФ надлежащее родительское попечение у такого ребенка отсутствует. Следовательно, на основании п. 1 ст. 145 <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A4254580DA5D5920003029B706AA09E3387E7EC7F6503961B327D2B39608eBnAI> СК РФ опека над таким ребенком необходима.

Для понимания путей выхода из сложившейся ситуации следует определить причины, по которым законодатель сделал опеку над детьми таких родителей не обязательной. Вряд ли это можно списать только на «недосмотр», на законодательное упущение. Представляется, что причиной, по которой законодатель предусмотрел все-таки не обязанность по установлению опеки над детьми несовершеннолетних родителей, а возможность такой опеки, является то, что она носит достаточно кратковременный характер. Ведь не исключена ситуация, когда ребенок появился у матери, возраст которой пятнадцать лет и девять месяцев, и, поскольку она через три месяца приобретет родительские права в полном объеме, у нее появятся и родительские обязанности. Поэтому нецелесообразна трата времени и сил на установление опеки над ее ребенком. В процессе семейного воспитания помощь ей будут оказывать ее законные представители или иные лица, с которыми она проживает. Наличие у ребенка законного представителя для защиты его прав и интересов требуется обычно в ситуациях, выходящих за рамки обыденных, например, при помещении ребенка в медицинское учреждение, защите его имущественных прав. Поэтому надо полагать, что законодатель предполагал, что если будут необходимые причины для защиты прав и интересов детей несовершеннолетних родителей, то и опека будет над ребенком установлена, а при отсутствии таковых это делать не обязательно.

Однако с подобной логикой согласиться трудно. В действующем семейном праве правам ребенка корреспондируют обязанности родителей или лиц, их заменяющих. Как уже было указано выше, несовершеннолетние родители, не состоящие в браке и не достигшие шестнадцати лет, не имеют обязанностей по отношению к своим детям. Следовательно, при отсутствии у них (детей) опекунов отсутствует субъект, который обязан реализовывать права детей таких несовершеннолетних родителей.

Изменение ситуации в семье, когда ребенку требуется помощь немедленно, в отсутствие законного представителя чревато тем, что надлежащее осуществление прав ребенка не состоится.

Способов приведения ст. 62 <consultantplus://offline/ref=BDA520187632F8E35D9F5B0E69A373CBFBE1B3495DEABB09F0FAC93B14E56ADE04ADF8F9D00782f1n5I> СК РФ в соответствие с интересами ребенка несовершеннолетних родителей несколько. Один из вариантов — закрепление в п. 2 ст. 62 <consultantplus://offline/ref=BDA520187632F8E35D9F5B0E69A373CBFBE1B3495DEABB09F0FAC93B14E56ADE04ADF8F9D00782f1n7I> СК РФ обязанности (а не права) по назначению опекуна детям несовершеннолетних родителей. Такие предложения встречаются в правовой литературе. Указанный вариант, с одной стороны, является самым простым, поскольку не меняет в целом сложившейся правовой конструкции о необходимости назначения законных представителей детям, оставшимся без надлежащего попечения со стороны родителей, с другой стороны, — достаточно сложным, поскольку требует дополнительной работы органов опеки и попечительства по выявлению таких детей и длительного времени для назначения им опекунов. А с учетом кратковременности опеки в ряде случаев работа по назначению опекуна ребенку может стать практически бесполезной.

Другим вариантом может быть установление правила, что в случае рождения ребенка у несовершеннолетних родителей до достижения ими шестнадцати лет законными представителями данного ребенка с правами опекунов станут родители несовершеннолетних родителей. Данное правило позволило бы иметь лицо, которое реализует права ребенка и освобождает органы опеки и попечительства от работы по установлению опеки. Тем самым достигаются две цели: с одной стороны, при возникновении чрезвычайных ситуаций, когда ребенку требуется оказание немедленной помощи, его законный представитель уже имеется и не требуется времени для его назначения, с другой — даже в случаях кратковременности такого законного представительства отсутствует необходимость отвлекать работников органов опеки и попечительства от решения их насущных задач.

Однако предлагаемый вариант в том виде, как он изложен, может порождать ряд проблем при осуществлении прав ребенка, поскольку ребенок одновременно может иметь до четырех законных представителей (по двое родителей каждого несовершеннолетнего родителя).

Следовательно, необходимо уточнение по конкретизации личности, на которую возлагается обязанность по законному представительству ребенка. Поскольку в большинстве случаев материнство регистрируется, тогда как отцовство конкретного мужчины нередко отсутствует, на наш взгляд, необходимо возложить обязанность по представительству ребенка на родителей несовершеннолетней матери. Спорным вопросом в данном случае будет являться возможность возложения такой обязанности на обоих родителей несовершеннолетней матери. С одной стороны, если провести аналогию законного представительства в исследуемом случае с родительскими правоотношениями, то можно допустить возложение функций по такому представительству на обоих родителей. Но это вряд ли правильно, поскольку правоотношения, возникающие между таким законным представителем и ребенком, являются, по сути, отношениями по опеке, а опекуном в силу п. 1 ст. 35 <consultantplus://offline/ref=BDA520187632F8E35D9F5B0E69A373CBFBE4BC4252EABB09F0FAC93B14E56ADE04ADF8F9D00483f1n4I> ГК РФ, п. 2 ст. 146 <consultantplus://offline/ref=BDA520187632F8E35D9F5B0E69A373CBFBE1B3495DEABB09F0FAC93B14E56ADE04ADF8F9D0038Df1n9I>, ст. 150 <consultantplus://offline/ref=BDA520187632F8E35D9F5B0E69A373CBFBE1B3495DEABB09F0FAC93B14E56ADE04ADF8F9D0028Af1n1I> СК РФ может быть назначено только одно лицо. Следует отметить, что в настоящее время существует проект Федерального закона «Об опеке и попечительстве». В нем содержится положение о возможности наличия у одного подопечного нескольких опекунов, которые несут за свои действия солидарную ответственность. Другими словами, законопроект допускает «соопекунство», распространенное в мировой практике.

Поскольку в настоящее время «соопекунство» не предусмотрено ни ГК <consultantplus://offline/ref=BDA520187632F8E35D9F5B0E69A373CBFBE4BC4252EABB09F0FAC93Bf1n4I> РФ, ни СК <consultantplus://offline/ref=BDA520187632F8E35D9F5B0E69A373CBFBE1B3495DEABB09F0FAC93Bf1n4I> РФ, представляется, в качестве оптимального варианта в данном случае будет возложение функций опекуна на мать несовершеннолетней матери, поскольку именно женщина обычно берет на себя труд по воспитанию своих внуков. Однако в любом случае необходимо предусмотреть возможность отступления от общего правила, поскольку мать несовершеннолетней может отсутствовать либо не желать иметь подобного рода обязанность либо в семье есть лицо, способное осуществлять деятельность по опеке над ребенком несовершеннолетних родителей лучшим образом.

Весьма значимой и заметной вехой в регулировании гражданских, семейных и иных правоотношений явилось принятие Федерального закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».

Как отметил председатель Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству П. Крашенинников, «это первый в России единый документ, который охватывает все вопросы опеки и попечительства, ранее они содержались в различных законодательных актах и регламентировались Семейным <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD8F34109D7753A50931DMEA4J>, Гражданским <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD8FB4109D7753A50931DMEA4J> и другими кодексами и законами». На страницах юридической печати уже началось постепенное обсуждение новелл данного нормативного правового акта.

Одним из важных направлений реформирования сферы опеки и попечительства явилось включение в Закон <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> норм гражданского процессуального права, содержащих особенности производства по делам, в которых участвуют субъекты регулируемых законом правоотношений.

Оценивая процессуальные новеллы Закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J>, следует заметить, что большинство из них объединены с целью защиты интересов недееспособных или не обладающих полной дееспособностью лиц от возможных злоупотреблений со стороны опекунов, попечителей, а также третьих лиц. При этом многие рассматриваемые нормы привносят самостоятельные процессуальные положения в уже существующие и известные правила гражданского судопроизводства. Это обусловливает такое важное направление исследования, как выяснение соотношения имеющихся процессуальных норм с новеллами Закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J>, а также выяснение целесообразности и эффективности новых процессуальных положений.

Процессуальные права и обязанности опекунов, попечителей принадлежат им как представителям своих подопечных. По общему правилу опекуны являются законными представителями своих подопечных и вправе выступать в защиту прав и законных интересов своих подопечных в любых отношениях без специального полномочия (ч. 2 ст. 15 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129FMCA9J> Закона об опеке); попечитель может выступать в качестве законного представителя своего подопечного в случаях, предусмотренных Федеральным законом (ч. 3 ст. 15 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129EMCA0J> Закона об опеке).

В соответствии с ч. 3 ст. 52 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9119BMCA4J> ГПК РФ законные представители совершают от имени представляемых ими лиц все процессуальные действия, право совершения которых принадлежит представляемым, с ограничениями, предусмотренными законом. Соответственно, исполнение процессуальных обязанностей от имени представляемых также возлагается на указанных лиц.

Общий вектор направленности процессуальных и иных связанных с судопроизводством обязанностей законного представителя очевиден — это защита прав и интересов подопечных. Так, например, в соответствии с ч. 4 ст. 18 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129DMCA9J> Закона при необходимости, если этого требуют интересы подопечного, опекун или попечитель незамедлительно обязан предъявить в суд иск об истребовании имущества подопечного из чужого незаконного владения или принять иные меры по защите имущественных прав подопечного. Несмотря на то что предъявление иска в рамках процессуальных отношений является процессуальным правом лица, законодатель требует от представителя обращения в суд, вменяя ему такое обращение в обязанность, вытекающую из его статуса.

Достаточно объемным и значимым массивом процессуальных норм в анализируемом Законе <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> являются нормы, посвященные запретам и ограничениям представительства интересов подопечных со стороны опекунов и попечителей. До настоящего времени ограничения представительства в суде по гражданским делам сводились к требованию дееспособности представителя (ст. 49 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9119CMCA5J> ГПК РФ), а также к запрету представительства со стороны судей, следователей и прокуроров (ст. 51 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9119CMCA9J> ГПК РФ).

Подобный запрет был связан с различными служебными ограничениями и не относился к сфере личных отношений, существующих между представляемым и представителем, а также к возможным проявлениям недобросовестности представителя, базирующейся на фидуциарном характере их взаимоотношений.

Между тем отдельные нормативные акты российского и зарубежного процессуального права устанавливают подобные ограничения. Так, в соответствии с ч. 6 ст. 49 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294DDBFD4509D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91798MCA1J> УПК РФ «одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого». В соответствии с ч. 2 ст. 40 ГПК Украины «одно и то же лицо не может быть одновременно представителем другой стороны, третьих лиц, которые заявляют самостоятельные требования относительно предмета спора или участвуют в деле на другой стороне».

В настоящий момент можно говорить об ограничениях представительства по субъектному составу и ограничении процессуальных прав представителя.

а) ограничения представительства по субъектному составу. Эффективность любого вида представительства, в том числе процессуального, определяется двумя факторами:

-независимостью представителя от третьих лиц, в правоотношения с которыми ему приходится вступать при осуществлении представительских полномочий. Применительно к сфере гражданского судопроизводства представитель вступает в правоотношения с судом путем совершения определенных процессуальных действий в соответствии со своим волеизъявлением. О процессуальной независимости представителя можно говорить при условии, что противоположная сторона спора, а равно иные лица не способны оказывать влияния на содержание, последовательность и совершение (несовершение) представителем определенных процессуальных действий. Так, в соответствии с ч. 10 ст. 10 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91397MCA0J> Закона «в случае возникновения противоречий между интересами подопечных одного и того же опекуна или попечителя при осуществлении ими законного представительства орган опеки и попечительства обязан назначить каждому из подопечных временного представителя для разрешения возникших противоречий»;

-заинтересованностью представителя в максимально полном и качественном отстаивании прав представляемого. Такая заинтересованность имеется при условии, что личные интересы представляемого, отстаиваемые представителем, никоим образом не находятся в сфере личных интересов представителя.

Нормы Закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> об опеке, устанавливающие ограничения судебного представительства интересов подопечных, развивают положения ч. 2 ст. 64 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD8F34109D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91196MCA8J> СК РФ, в соответствии с которыми «родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей». Если проецировать приведенные положения на нормы процессуального закона, то следует прийти к выводу, что при установлении судом фактов противоречий между интересами родителей и детей должно последовать отстранение представителя подопечного, занимающего процессуальное положение любого лица, участвующего в деле. Однако реализация данных положений СК <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD8F34109D7753A50931DMEA4J> РФ может вызвать известные сложности, поскольку орган опеки и попечительства не наделен правом непосредственно заменить судебного представителя в гражданском процессе — такое право принадлежит только суду. Отзыв или отстранение законного представителя в суде возможны лишь путем прекращения его представительских полномочий и направления соответствующих документов в суд;

б) ограничения процессуальных прав представителя. Значительный интерес представляют нормы Закона, которые содержат ограничения в реализации процессуальных прав представителя. В соответствии с ч. 1 ст. 21 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129BMCA8J> Закона предварительное разрешение органа опеки и попечительства на совершение представителем действий, затрагивающих осуществление материальных прав подопечного, требуется теперь не только при заключении непосредственно сделок, но также во всех иных случаях, если действия опекуна или попечителя могут повлечь за собой уменьшение стоимости имущества подопечного, в том числе при: отказе от иска, поданного в интересах подопечного; заключении в судебном разбирательстве мирового соглашения от имени подопечного; заключении мирового соглашения с должником по исполнительному производству, в котором подопечный является взыскателем.

В практике довольно часто встречаются ситуации, когда путем реализации распорядительных прав законный представитель причиняет ущерб правам и законным интересам подопечного. Как правило, такие действия совершаются недобросовестно и ранее мы предлагали именовать их как злоупотребление процессуальными правами. Отказ от законных требований, заявленных в защиту интересов подопечного, либо признание заведомо неправомерных требований, либо заключение мирового соглашения на заведомо невыгодных для представляемого условиях, способны причинить ущерб не меньший, чем незаконная сделка, направленная на распоряжение имуществом подопечного. В данном случае уместно привести позицию Д. И. Дедова, полагавшего, что в сфере представительских отношений можно говорить о наличии презумпции виновности представителя, а в ряде случаев и о презумпции его недобросовестности.

При возникновении описываемых ситуаций до принятия указанных норм Закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> суды были вынуждены применять общую норму, содержащуюся в ч. 2 ст. 39 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91296MCA4J> ГПК РФ: «…суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц».

Новелла Закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> об ограничении процессуальных прав представителя удачно коррелирует с положением ч. 3 ст. 52 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9119BMCA4J> ГПК РФ, в соответствии с которыми законные представители совершают от имени представляемых ими лиц все процессуальные действия, право совершения которых принадлежит представляемым, с ограничениями, предусмотренными законом.

Однако из поля зрения законодателя выпало еще одно распорядительное действие, последствия которого гипотетически способны причинить вред подопечному лицу. Речь идет о признании иска ответчиком, действующим в лице законного представителя (ч. 1 ст. 39 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91296MCA3J> ГПК РФ).

Полагаем, что признание заведомо необоснованных требований вряд ли может отвечать интересам представляемого, тем более что предъявление иска в таком случае может быть обусловлено сговором истца с представителем противоположной стороны. Таким образом, для признания иска законным представителем должна быть установлена необходимость получения предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

В целом конструкция предварительного разрешения на совершение процессуальных действий не вполне укладывается в рамки традиционной процессуальной доктрины: во-первых, по общему правилу процессуальные действия совершаются участниками автономно, вне зависимости от какого-либо влияния извне; во-вторых, дача разрешения на совершение процессуальных действий исходит в данном случае не от другого участника процесса (как, например, одобрение представляемым, участвующим в деле, наряду с представителем, процессуальных действий последнего), а от постороннего лица (органа), не привлеченного к участию в деле и не имеющего какого-либо процессуального статуса.

Реализация запретов и ограничений законного представительства предполагает активную роль органов опеки и попечительства, которые наделены определенным комплексом процессуальных прав и обязанностей, способствующих выполнению этой задачи. Процессуальные права и обязанности органа опеки и попечительства возникают у него в связи с участием в гражданском процессе, однако необходимо различать ситуации, когда гражданский процесс инициируется органом опеки и попечительства, и ситуации, при которых орган опеки и попечительства восполняет дефекты процессуального поведения законного представителя:

а) инициирование гражданского процесса органами опеки и попечительства. Ряд норм Закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> обязывает органы опеки и попечительства в целях реализации стоящих перед ними задач по охране прав и законных интересов подопечных обратиться в суд с требованиями, направленными на получение такой защиты.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129BMCA6J>, ч. 4 ст. 21 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129AMCA4J> Закона при обнаружении факта заключения договора от имени подопечного без предварительного разрешения органа опеки и попечительства, в частности при обнаружении факта отчуждения жилого помещения подопечного, орган опеки и попечительства обязан незамедлительно обратиться от имени подопечного в суд с требованием о расторжении такого договора в соответствии с гражданским законодательством, за исключением случая, если такой договор заключен к выгоде подопечного.

На основании ч. 3 ст. 26 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91298MCA7J> Закона при обнаружении ненадлежащего исполнения опекуном или попечителем обязанностей по охране имущества подопечного и управлению имуществом подопечного (порча, ненадлежащее хранение имущества, расходование имущества не по назначению, совершение действий, повлекших за собой уменьшение стоимости имущества подопечного, и др.) орган опеки и попечительства обязан составить об этом акт и предъявить требование к опекуну или попечителю о возмещении убытков, причиненных подопечному.

Полагаем, что полномочия органа опеки и попечительства на обращение в суд осуществляются в рамках положений ст. 46 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9119DMCA3J> ГПК РФ, которая право органов власти на подачу заявления в защиту чужих интересов связывает с прямым указанием закона.

Также необходимо обратить внимание на то, что приведенные нормы Закона <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> указывают не просто на возможность органа опеки и попечительства обратиться в суд, а вменяют им такое обращение в обязанность. Данная обязанность имеет административно-правовой (служебный), а не процессуальный характер, поскольку в рамках процессуальных отношений право на обращение в суд трактуется исключительно как субъективное право истца (заявителя);

б) восполнение дефектов процессуального поведения законного представителя. Участие органов опеки и попечительства в гражданском судопроизводстве может связываться с недостаточно эффективным участием в нем самих опекунов или попечителей. В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 8 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9139AMCA9J> Закона к полномочиям органов опеки и попечительства относятся «представление законных интересов несовершеннолетних граждан и недееспособных граждан, находящихся под опекой и попечительством, в отношениях с любыми лицами (в том числе в судах), если действия опекунов или попечителей по представлению законных интересов подопечных противоречат законодательству Российской Федерации и (или) законодательству субъектов Российской Федерации или интересам подопечных либо если опекуны или попечители не осуществляют защиту законных интересов подопечных».

Приведенная норма призвана обеспечить качественное представительство интересов подопечных, однако в процессуальном законодательстве она не обнаруживает необходимых коррелятов.

Во-первых, в ГПК <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DMEA4J> РФ орган опеки и попечительства не отнесен к числу законных или иных представителей лиц, участвующих в деле. Следовательно, орган опеки и попечительства непосредственно не может участвовать в гражданском процессе в качестве представителя лица, чьи интересы оказались недостаточно эффективно защищены законным представителем.

Во-вторых, вступление представителя в гражданский процесс — это не одностороннее действие представителя; как и всякое процессуальное действие, оно опосредуется действием суда. В процессуальном законодательстве не указаны порядок и основания, которые позволяли бы органу опеки и попечительства «заместить» или «отстранить» участвующего в деле «предыдущего» представителя. Отсутствие соответствующих процессуальных механизмов может вызвать затруднения в применении указанной нормы.

Во-первых, путем назначения органом опеки и попечительства нового представителя и делегировании его в процесс.

Во-вторых, в порядке ст. 47 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE82942D8FE4409D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9119DMCA6J> ГПК РФ для дачи заключения по делу. Однако в этом случае орган опеки и попечительства займет процессуальное положение лица, участвующего в деле, и к числу представителей относиться не будет.

Таким образом, употребляемый Законом <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> термин «представительство» применительно к выступлению органов опеки и попечительства в суде следует трактовать не как «представительство» в сугубо процессуальном смысле, а как представительство в широком значении, т.е. защиту прав и интересов подопечных во всех установленных законом формах.

Неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей опекунами, попечителями либо органами опеки, попечительства дает другой стороне право на обращение в суд с соответствующими требованиями.

С одной стороны, специальное указание на право обращения в суд является излишним, поскольку право на судебную защиту имеет практически абсолютный характер, однако, с другой стороны, декларирование такого права в сочетании с указанием на оптимальный, по мнению законодателя, способ защиты права, позволяет заинтересованному лицу добиться наиболее эффективной защиты, а также избежать споров о допустимости избрания того или иного способа защиты.

Моделирование процессуальных форм обращения в суд, а в более широком плане — выбор вида гражданского судопроизводства, основывается на определении правового статуса субъектов, участвующих в правоотношении, оказавшихся на рассмотрении суда, а также на определении характера возникшего правоотношения.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9139CMCA9J> Закона органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Взаимодействие указанных органов с опекунами и попечителями строится на основе вынесения такими органами актов, а также путем заключения договоров, т.е. в отношениях данных субъектов имеет место как договорное, так и административное регулирование. Таким образом, споры с участием органов опеки и попечительства могут рассматриваться как в порядке искового производства, так и в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

В порядке искового производства возможно рассмотрение дел по искам опекунов или попечителей к органу опеки и попечительства о понуждении к заключению договора об осуществлении опеки или попечительства при необоснованном уклонении органа опеки и попечительства от заключения договора об осуществлении опеки и попечительства (ч. 2 ст. 14 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129FMCA4J> Закона).

Значительную сложность в определении надлежащего вида производства представляют дела: об оспаривании акта органа опеки и попечительства о назначении или об отказе в назначении опекуна или попечителя (ч. 7 ст. 11 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91397MCA8J> Закона); об оспаривании опекуном или попечителем, иными заинтересованными лицами, а также прокурором предварительного разрешения, выданного органом опеки и попечительства, или отказа в выдаче такого разрешения (ч. 3 ст. 21 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB9129AMCA3J> Закона); об оспаривании лицом, в отношении которого он принят, акта органа опеки и попечительства об освобождении опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей либо об их отстранении от исполнения возложенных на них обязанностей (ч. 7 ст. 29 <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DE49C87F38C92E9FEB91296MCA8J> Закона).

По общему правилу оспаривание актов органов исполнительной власти, к числу которых относятся органы опеки и попечительства, производится в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений. Однако необходимо обратить внимание на то, что при рассмотрении перечисленных категорий дел суду и участникам процесса придется столкнуться с разрешением целого пласта вопросов, которые могли бы претендовать на статус обстоятельств, с которыми связывается «возникновение спора о праве». В частности, это спор о наличии либо отсутствии обстоятельств, явившихся основанием для назначения или отказа в назначении опекуна или попечителя; о качествах лиц, претендующих на роль опекуна и попечителя, об их отношениях с подопечным; об обстоятельствах, послуживших основанием для выдачи или для отказа в выдаче органами опеки и попечительства предварительного разрешения; об обстоятельствах, послуживших основанием освобождения опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей либо об отстранении от исполнения возложенных на них обязанностей и др. Между тем, в порядке общей рекомендации, следует заметить, что оспаривание актов органа опеки и попечительства все же должно производиться в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Таким образом, анализ запретов и ограничений законного представительства (с учетом попытки введения в статус «новелл» этого института в Федеральном законе <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B80A9F606CE8294CD9FE4A09D7753A50931DMEA4J> «Об опеке и попечительстве») показал, что характер правоотношений, возникающих в сфере защиты прав и законных интересов недееспособных или не обладающих полной дееспособностью лиц, потребовал формулирования ряда специальных процессуальных правил — изъятий из общего процессуального регламента, направленных прежде всего на ограждение лиц от различных злоупотреблений со стороны их законных представителей, а также третьих лиц.

§ 3. Особенности процессуального положения несовершеннолетнего по делам, связанным с воспитанием детей

Решающее значение в определении правового положения участника гражданского процесса имеет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридической заинтересованности по делу. Исходя из заинтересованности: личная (субъективная), государственная или общественная — все лица, участвующие в делах о воспитании детей, могут быть поделены на две группы. К лицам, имеющим личную заинтересованность, следует отнести ребенка, его родителей (лиц, их заменяющих) и, если таковые имеются, фактических воспитателей. К лицам, имеющим государственную заинтересованность, относятся прокурор, органы опеки и попечительства, другие органы, на которые возложена обязанность по охране прав несовершеннолетних детей; общественная заинтересованность имеется у учреждений, которые вправе подавать иски о лишении или ограничении родительских прав.

Специфика споров о воспитании детей заключается в том, что ребенок, интересы которого непосредственно затрагиваются, не может принимать фактическое участие в деле ввиду своей недееспособности, а его законные представители (родители, усыновители, опекуны) зачастую не могут осуществлять представительство интересов ребенка в суде, так как нередко оказываются в положении сторон в процессе и защищают в суде свои собственные интересы, которые иногда расходятся с интересами ребенка.

При этом сложно соблюсти интересы несовершеннолетних, поскольку один из родителей (лиц, их заменяющих) не заинтересован в объективном рассмотрении дела, формировании доказательственной базы, в результате чего могут пострадать интересы ребенка. Так, например, спор об определении места жительства ребенка ставит его участников в положение лиц, интересы которых, касающиеся воспитания ребенка, не совпадают. Каждый из них, будучи заинтересованным в передаче ребенка именно ему, отстаивая свое право на воспитание, стремится доказать, что интересы ребенка будут обеспечены наилучшим образом им, следовательно, он имеет преимущественное право на воспитание ребенка. В требовании каждой из сторон о передаче ей ребенка выражается притязание ее к другой стороне о сосредоточении в ее руках всего объема прав по воспитанию ребенка, которые ранее в равной мере принадлежали им обоим соответственно, осуществлялись ими совместно.

Невыполнение родительских прав и обязанностей по отношению к ребенку, злоупотребление ими, правонарушение, допущенное одним из родителей, влечет за собой обращение в суд другого родителя за защитой своих прав и интересов и интересов самого ребенка с просьбой, чтобы суд признал за истцом всю полноту прав на воспитание ребенка. Ответчик в свою очередь стремится доказать, что он своих обязанностей по надлежащему воспитанию ребенка не нарушал, и просит оставить его у себя.

Для устранения возникшей проблемы, если между интересами родителей и детей имеются противоречия, которые установлены судом, предлагается обеспечивать каждому несовершеннолетнему участнику гражданского процесса бесплатную юридическую помощь, независимо от присутствия в процессе законных представителей, так как Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи.

Представляется, что полномочия данного представителя должны быть подтверждены мотивированным постановлением суда. Для реализации данного положения на практике необходимо внести дополнение в ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», предусматривающее оказание бесплатной юридической помощи несовершеннолетним в случае нарушения их права на жизнь и воспитание в семье. Данная норма будет корреспондировать со ст. 50 ГПК РФ, в соответствии с которой суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Это послужит критерием качественной защиты, что является немаловажным при состязательности процесса. Оплачивать эту помощь необходимо из федерального бюджета по аналогии со ст. 50 УПК РФ.

Так, например, в соответствии с законодательством Франции, где существует система ювенальных судов, в течение всех процессуальных действий, касающихся ребенка, он может просить, чтобы его выслушали и чтобы адвокат или другое лицо по его выбору оказывали ему содействие, так как около 250 адвокатов, находящихся при судах, специализируются на защите и консультировании несовершеннолетних. Ребенок выбирает адвоката сам или может обратиться к судье с просьбой о том, чтобы адвоката ему назначил председатель коллегии адвокатов.

Следует отметить, что родители не только являются сторонами по делам, связанным с воспитанием детей, но могут участвовать в качестве третьих лиц, как заявивших, так и не заявивших самостоятельные требования. Так, вступая в начатый процесс по требованию матери к фактическому воспитателю о передаче ребенка на воспитание, отец, проживающий отдельно от жены, либо бывший супруг может заявить самостоятельное требование о передаче ребенка ему на воспитание. В этом случае он признается третьим лицом, заявившим самостоятельное требование.

Согласно ст. 52 ГПК РФ, ст. 64 СК РФ родители (лица, их заменяющие) являются законными представителями детей. В том случае, когда, не участвуя в спорном материальном правоотношении, они обращаются в суд с требованием о защите прав ребенка, они приобретают процессуальные права и обязанности, предусмотренные ст. 43 ГПК РФ. Они выступают от имени и в интересах ребенка. Истцом является сам ребенок.

Понятие стороны в гражданском процессе непосредственно связывается с материально-правовым отношением, ставшим предметом судебного разбирательства. Поэтому ребенок, как и другие субъекты спорного правоотношения, должен занимать положение стороны в споре о праве на воспитание в тех случаях, когда речь идет о защите его прав и законных интересов непосредственно.

В спорах о воспитании детей между родителями — о месте жительства ребенка при раздельном проживании супругов (п. 3 ст. 65 СК РФ), по делам об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66 СК РФ), а также в спорах об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников (п. 3 ст. 67 СК РФ), по мнению С. А. Ивановой, ребенок не является лицом, участвующим в деле, так как он не является субъектом данного спорного правоотношения, поставленного на рассмотрение суда. Спор идет о правах и обязанностях родителей (или других лиц) и, по существу, сводится к тому, кто из них может лучше осуществлять свое право на воспитание ребенка.

По нашему мнению, ребенок по данным делам является стороной, так как он субъект спорного правоотношения и все правовые последствия судебного решения, которое будет вынесено по иску родителей (или лиц, их заменяющих), будут распространяться непосредственно на ребенка. При рассмотрении данных споров непосредственно затрагиваются такие его права, как:

право жить и воспитываться в семье (п. 2 ст. 54 СК РФ);

право на совместное проживание с родителями (п. 2 ст. 54 СК РФ);

право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками (п. 1 ст. 55 СК РФ).

Следует отметить, что в судебной практике кроме дел о возможности общения с ребенком близких родственников встречаются дела о лишении права на общение, которые не предусмотрены Семейным кодексом Российской Федерации, так как лишение или ограничение таких прав возможно только в отношении родителей.

Калининским районным судом г. Челябинска было рассмотрено дело по иску И. (матери ребенка) о возврате ребенка и о лишении В. (бабушки ребенка) и Л. (дедушки ребенка) права на общение с внучкой. По делу было установлено, что ответчики (бабушка и дедушка) обманом забрали ребенка из школы и лишили истицу возможности воспитывать дочь. Более семи месяцев удерживали ребенка у себя, не отпускали в школу. В соответствии с решением суда были удовлетворены требования о передаче ребенка матери и о лишении бабушки и дедушки права на общение с внучкой.

Суд в данном случае, на наш взгляд, справедливо, на основании ст. 5 СК РФ, применил в качестве аналогии закона ст. 69 СК РФ, предусматривающую основания для лишения родительских прав. При этом ответчики лишены права на общение с внучкой, поскольку они злоупотребляли своими правами.

Представлять интересы ребенка по делам о воспитании детей будет представитель органа опеки и попечительства, обязательно привлеченный к участию в деле на основании определения суда, который обязан провести обследование условий жизни самого ребенка и лиц, претендующих на его воспитание, и представить заключение по существу спора. Таким образом, ребенок является соистцом или соответчиком, в зависимости от ряда условий:

)кем из родителей подан иск;

)с кем хочет остаться сам ребенок (при условии достаточного возраста для принятия данного решения);

)в случае малолетнего возраста ребенка — от объективных условий и комплексного обследования условий жизни ребенка и его родителей (или лиц, их заменяющих).

По нашему мнению, признание за несовершеннолетним права занять положение стороны по делам, в которых защищаются его интересы, имеет не только теоретическое, но и практическое значение. При определении самостоятельной процессуальной роли несовершеннолетних, не участвующих непосредственно в судебном разбирательстве, разграничивается материальная и процессуальная заинтересованность субъектов, защищающих права недееспособных. Признание несовершеннолетних стороной по делу соответствует конституционным положениям об охране детства, поможет суду более последовательно защищать права несовершеннолетних.

Таким образом, общие процессуальные положения о сторонах в гражданском судопроизводстве (ст. 38 ГПК РФ) целесообразно дополнить ссылкой на то, что положение истца в процессе могут занимать лица, в защиту прав которых возбуждается производство по гражданскому делу, независимо от наличия у них процессуальной дееспособности.

При достижении возраста четырнадцати лет ребенок может самостоятельно защищать в суде свои права при возникновении споров, связанных с определением его места жительства или права на общение с близкими родственниками (п. 2 ст. 56 СК РФ, п. 4 ст. 37 ГПК РФ), а законные представители могут быть привлечены к процессу. Представляется, что в этом случае право ребенка не ограничивается возможностью обратиться с заявлением (иском, жалобой) в суд. Он наделяется и другими правами и обязанностями, предусмотренными ст. 35 ГПК РФ. Но на практике данное право не может быть реализовано до принятия соответствующего федерального закона, предусматривающего механизм обращения ребенка в суд. Таким образом, реальных предпосылок для осуществления данного права в настоящее время не существует, так как действующее гражданское процессуальное законодательство не определяет положения несовершеннолетнего участника гражданского процесса, утратившего родительское попечение или пытающегося защитить свои права именно от родителей.

Данная ситуация может быть разрешена путем принятия соответствующего федерального закона, закрепляющего процессуальное положение несовершеннолетнего, порядок его обращения за защитой в суд, и внесения соответствующих изменений в ГПК РФ.

В спорах родителей или лиц, их заменяющих, об отобрании детей от третьих лиц: о возврате родителям ребенка, удерживаемого не на основании закона или судебного решения (п. 1 ст. 68 СК РФ), о возврате опекунам (попечителям) подопечного от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных оснований (п. 2 ст. 150 СК РФ), о возврате приемному родителю ребенка, удерживаемого другими лицами не на основании закона (п. 3 ст. 153 СК РФ), органы опеки и попечительства, не участвуя в спорном материальном правоотношении, выступают от имени государства и в интересах ребенка. Ребенок также в зависимости от фактических обстоятельств дела будет являться соистцом или соответчиком.

При рассмотрении дел о лишении родительских прав (п. 1 ст. 70 СК РФ), о восстановлении в родительских правах (п. 2 ст. 72 СК РФ) в литературе не раз высказывалось мнение о том, что при предъявлении иска о лишении родительских прав органом опеки и попечительства или другим органом (п. 1 ст. 70 СК РФ) ребенок будет являться лицом, участвующим в деле, и занимать юридическое положение истца. Родители же в этих делах являются ответчиками.

Представляется, что, даже если иск о лишении родительских прав предъявлен к одному из родителей, ребенок все равно по этому делу будет являться стороной (истцом), а другой родитель, чьи права не оспариваются и не подвергаются сомнению, займет в процессе положение законного представителя ребенка и вместе с органами опеки и попечительства должен будет осуществлять защиту прав и интересов несовершеннолетнего.

В делах о восстановлении в родительских правах положение истца занимают родители, обратившиеся в суд с просьбой о восстановлении их прав. Ответчиком по такому делу должен быть другой субъект спорного правоотношения, которым в данном случае является ребенок. Ребенок в этих делах должен занимать юридическое положение ответчика. Однако в силу своей недееспособности ребенок не может принимать участие в процессе, поэтому процессуальную роль ответчика в этих делах выполняют органы опеки и попечительства.

Следует отметить, что аналогичная ситуация в процессе возникает при рассмотрении исков об отмене ограничения родительских прав (ст. 76 СК РФ) и отмене усыновления (ст. 140 СК РФ), где ребенок, по сути, также является ответчиком.

При рассмотрении дела об ограничении в родительских правах (п. 1 ст. 73 СК РФ) ребенок будет являться истцом, а его права в процессе будут представлять органы опеки и попечительства (при предъявлении иска к обоим родителям) и один из родителей как законный представитель (при предъявлении иска к одному из родителей).

При разрешении споров, касающихся происхождения детей, таких, как установление отцовства в судебном порядке (ст. 49 СК РФ), ребенок по достижении им совершеннолетия (и только он) будет являться истцом по данной категории дел. При несовершеннолетии ребенка он также является истцом по данным делам, но его права в процессе будет представлять один из родителей либо лицо, их заменяющее.

По иску о взыскании алиментов, как известно, истцом на практике признается родитель, с которым проживает ребенок, хотя, разумеется, таковым является сам несовершеннолетний как субъект права на алименты. А родитель ребенка — это его законный представитель, который, обращаясь в суд за взысканием алиментов на содержание ребенка, всего лишь восполняет недостающую процессуальную дееспособность несовершеннолетнего лица, действуя в его интересах.

В соответствии со ст. 57 СК РФ ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Однако реализация этих прав, в особенности права выражать ребенком свое мнение в суде, вызывает значительные сложности в правоприменительной практике. Право ребенка на выражение мнения часто подвергается необоснованным стеснениям и ограничениям, либо само мнение получает неправильную оценку. Особенно часто это проявляется в спорах о передаче детей на воспитание. На наш взгляд, такая ситуация вызвана следующими основными причинами:

)традиционно отрицательное отношение российских судов к участию ребенка в судебном процессе;

)отсутствие устоявшейся судебной практики в этом вопросе;

)пассивная роль родителей или иных законных представителей, неоказание ими необходимого содействия ребенку в реализации своих прав.

Нежелание судов допускать ребенка к участию в процессе во многом основано на действовавших ранее принципах судебной практики. Ввиду нежелательности отрицательного воздействия судебной обстановки на психику детей их допросы допускались только в крайних случаях, когда невозможно было установить фактические обстоятельства по делу на основании исследования других доказательств. Так, в п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 февраля 1973 г. № 3 подчеркивалось, что в тех случаях, когда суд признает необходимым опросить ребенка, такой опрос следует проводить вне зала судебного заседания, в присутствии педагога либо классного руководителя, воспитателя детского сада и т. п.. Применительно к спорам о детях отсюда делался вывод, что привязанность ребенка и его желание жить с тем или иным родителем должны выявляться органами опеки и попечительства при производстве обследования, а вызов ребенка в этих целях в суд недопустим.

Понятно, что хотя присутствие ребенка в суде — действительно нежелательное явление, это не может более являться основанием для воспрепятствования ребенку свободно выразить свое мнение, что было бы грубым нарушением ст. 57 СК РФ. Сама процедура выражения ребенком мнения должна осуществляться на стадии подготовки дела к судебному рассмотрению, конечно, с учетом мнения органов опеки и попечительства в соответствии с требованиями п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10.

Следует согласиться с Л. Б. Максимович в том, что из установленного порядка опроса несовершеннолетнего в ходе судебного заседания остается неясным, как надлежит поступить суду в случае получения отрицательного заключения органа опеки и попечительства по поводу предстоящего опроса ребенка в суде. Означает ли это, что решающее слово о возможности выявления мнения ребенка непосредственно в судебном заседании остается за органом опеки и попечительства или же мнение органа опеки ничего по существу не решает, если суд уже пришел к выводу о необходимости опроса ребенка в судебном заседании? Если суд не вправе действовать вопреки мнению органа опеки, то как тогда будет выявлено мнение ребенка и будет ли оно выявлено вообще?

Кроме вышеназванных моментов, применение ст. 57 СК РФ вызывает трудности в судебной практике и по возрастному критерию. Так, в данной норме не определен возраст ребенка, начиная с которого он вправе выражать свое мнение. Значит ли это, что и трехлетний малыш вправе предстать перед судом? С позиции здравого смысла — едва ли. Ответ на этот вопрос позволяет дать Конституция Российской Федерации и Конвенция ООН о правах ребенка.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Приоритет международных договоров перед нормами семейного законодательства предусмотрен и в ст. 6 СК РФ. Конвенция является одним из таких договоров. Пункт 1 ст. 12 Конвенции предусматривает обязанность каждого из государств-участников обеспечить ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим права ребенка, причем взглядам ребенка следует уделять должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. Статья 13 Конвенции, также направленная на обеспечение свободного выражения ребенком своего мнения, предусматривает исчерпывающий перечень оснований для ограничения этого права. Ограничение этого права допускается лишь в случае, когда такое ограничение предусмотрено законом и необходимо:

а)для уважения прав и репутации других лиц;

б)для охраны государственной безопасности, или общественного порядка (ordre public), или здоровья или нравственности населения.

С учетом этих норм Конвенции и следует применять ст. 57 СК РФ. Лишь неспособность ребенка сформулировать свое мнение может рассматриваться как основание для ограничения права выразить его. Собственно, об ограничении права здесь приходится говорить весьма условно, поскольку выразить его в суде можно лишь посредством устного или письменного изложения. Отсюда следует, что пока у ребенка отсутствует способность сформулировать свое мнение, не возникает и само право на выражение его в суде. Представляется также, что сознанием ребенка должна охватываться и цель выражения им своего мнения — решение судом вопроса о том, с кем из родителей он будет проживать.

Но как установить, способен ли ребенок сформулировать свое мнение? Как нам представляется, основной объективный критерий при решении этого вопроса — возраст ребенка. По достижении определенного возраста ребенок должен предполагаться способным сформулировать свое мнение по вопросу о месте своего проживания и воспитания. Учет этого критерия возможен путем применения по аналогии ст. 28 ГК РФ. Допустимость применения гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии предусмотрена в ст. 5 СК РФ.

Согласно ст. 28 ГК РФ ребенок по достижении шести лет вправе самостоятельно совершать отдельные виды сделок (например, мелкие бытовые сделки).

Разумно предположить, что по крайней мере с того же возраста ребенок способен сформулировать и свое мнение о том, с кем из родителей он хотел бы проживать, осознавая при этом, перед кем и для каких целей он такое мнение выражает. Обоснованность такого мнения и его соответствие интересам ребенка — это совершенно другой вопрос, который оценивается судом.

Изучив материалы судебной практики по данному вопросу, приходим к выводу, что по большей части дел, связанных с воспитанием детей, суд вообще не заслушивает мнение ребенка. Например, по делу о передаче на воспитание А. В. Соколову (отцу) двоих несовершеннолетних детей — Соколова Артема (2005 г. р.) и Соколовой Анастасии (2002 г. р.) в ходе судебного разбирательства не выяснялось мнение и желание детей воспитываться в семье мачехи и отца, хотя Анастасии на момент рассмотрения дела было уже 9 лет, а Артему — 6 лет, что, по нашему мнению, привело к нарушению прав детей, предусмотренных ст. 57 СК РФ. Либо как в деле, рассмотренном Калининским районным судом г. Челябинска от 29 октября 2009 г., по иску отца ребенка к матери ребенка об определении места жительства их сына Максима, 1998 г. р., заслушав мнение ребенка о желании проживать с отцом, суд не дал своего суждения о том, почему желание ребенка не может учитываться при разрешении спора между родителями. Не дал суд надлежащей оценки и доводам истца о преимуществах проживания ребенка с ним, т. е. тем самым суд не разрешил возникший между родителями спор, не определил место жительства ребенка с одним из родителей, исходя из требований ст. 65 СК РФ.

Поэтому считаем, что с шестилетнего возраста ребенок имеет право выразить свое мнение, но не в ходе судебного заседания, а при подготовке заключения органами опеки и попечительства, т. е. на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. В случае возникновения обоснованного сомнения в способности конкретного ребенка в возрасте шести лет и более сформулировать и выразить свое мнение должна быть назначена соответствующая судебная экспертиза. Если в результате экспертизы будет установлено, что данный ребенок не в состоянии сформулировать свое мнение, это должно быть отражено в решении по делу. При заслушивании мнения ребенка должен присутствовать обязательно специалист-психолог, чье участие позволит вынести суду верное решение и будет способствовать более полной реализации ребенком права на выражение своего мнения.

Набор вопросов, которые суд поставит перед экспертом в делах подобного рода, касается, во-первых, истца, ответчика, а также возникшей конфликтной ситуации, а во-вторых, самого ребенка. Ответы на вопросы, относящиеся к ребенку, предполагают «выявление индивидуально-личностных особенностей ребенка, мотиваций его поведения, факторов, влияющих на изменение поведения, формирование доминант поведения, личностных ценностей, социальных ориентиров и т. п. Сюда входят и такие вопросы: каков уровень, структура психического, в том числе интеллектуального, развития ребенка; каково его действительное отношение к истцу (родителю, родителям), ответчику (другому родителю или лицу, осуществляющему фактическое воспитание); имелось ли психическое воздействие на несовершеннолетнего с их стороны; каковы степень и характер воздействия возникшей ситуации на психофизическое состояние ребенка, способен ли он в конкретной ситуации к выработке самостоятельного решения, как скажется на нем удовлетворение или, наоборот, отказ в иске».

Порядок выражения ребенком мнения в гражданском процессуальном законодательстве не определен, поэтому здесь часто допускаются ошибки. Приглашение ребенка для выражения мнения часто отражается в протоколах судебного заседания как вызов для допроса в качестве свидетеля. Однако следует помнить, что допрос несовершеннолетнего свидетеля и выражение ребенком своего мнения — это совершенно разные правовые институты. Такое нарушение может послужить основанием для отмены судебного решения в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

В ч. 1 ст. 69 ГПК РФ указывается, что свидетелем может быть любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу. Лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться в суд и дать правдивые показания (ч. 1 ст. 70 ГПК РФ).

За отказ или уклонение от дачи показаний (ст. 308 УК РФ), а также за дачу заведомо ложного показания (ст. 307 УК РФ) свидетель несет уголовную ответственность, если ему исполнилось 16 лет.

Необходимость допроса несовершеннолетнего в качестве свидетеля определяется судом, в то время как выражение ребенком своего мнения — это его личное неимущественное право, реализацию которого суд обязан надлежащим образом обеспечить. А. М. Нечаева считает, что мнение ребенка занимает свое, ни с чем не сравнимое место в числе доказательств по делу. Поэтому считаем целесообразным дополнить ГПК РФ положением, регламентирующим выражение ребенком своего мнения в ходе судебного заседания.

Не исключено, что и в более раннем возрасте ребенок способен выразить свое мнение. Отказ в выражении мнения в этом случае был бы неправомерен. Обычно кто-либо из участвующих в деле лиц заявляет по этому поводу соответствующее ходатайство. Представляется, что при решении вопроса об удовлетворении или отклонении такого ходатайства суду следует выяснить мнение участвующего в деле представителя органа опеки и попечительства по данному вопросу. В затруднительных случаях суд, как и в случае с ребенком старше шести лет, вправе назначить судебно-психиатрическую или судебно-психологическую экспертизу для выяснения вопроса о способности ребенка самостоятельно сформулировать свое мнение.

При анализе норм ГПК РФ можно сделать вывод, что процессуальное законодательство не в полной мере урегулировало специфику участия ребенка в процессе, поэтому считаем целесообразным включение в ГПК РФ специального раздела, регламентирующего особенности разбирательства дел с участием ребенка, что позволило бы более эффективно защищать его права в сфере гражданского судопроизводства.

Охрана интересов подрастающего поколения истории российского законодательства всегда была подчинена общей логике развития общественных отношений и права, актуальной для нашей страны рассматриваемая проблема остается и сегодня. Здесь речь пойдет о предпосылках, свидетельствующих о необходимости, готовности общества и государства к формированию, а также введению специализированного производства в отношении детей в гражданском процессе.

Согласно ч. 2 ст. 118 <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56E16DAE7F42853978F31EAE8A34909FE54ABFF796007bAs8I> Конституции Российской Федерации судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Гражданское судопроизводство — это вид судопроизводства, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды в пределах своей компетенции.

Современное гражданское процессуальное законодательство не содержит определения общего понятия «вид производства», но в рамках гражданской процессуальной деятельности судов общей юрисдикции и мировых судей предусмотрены процессуальные формы нескольких видов производства.

Вид гражданского судопроизводства представляет собой обусловленную предметом судебной защиты и целями судебной деятельности определенную совокупность способов защиты и процессуальных действий.

Деление судебного порядка рассмотрения гражданских дел на виды производится в зависимости от следующих критериев:

предмета судебной защиты (что защищается);

целей судебной деятельности (зачем защищается);

способа защиты (как защищается).

Осокина Г. Л. в зависимости от наличия или отсутствия спора о субъективном праве и исходя из структуры правовых связей субъектов правоотношений выделяет в гражданском судопроизводстве: приказное, исковое, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, и особое производство.

В настоящее время в связи с развитием процессуальной науки и реформированием судебной системы, направленной на эффективное и быстрое разрешение конфликтов, а также острой необходимостью изменения процессуального законодательства в части рассмотрения гражданских дел в отношении несовершеннолетних появилась потребность выделения еще одного вида гражданского судопроизводства. А именно выделение в отдельный вид производства по делам несовершеннолетних (ювенальное производство), которое будет регламентировать способы защиты и процессуальные действия в рамках функционирования ювенальных судов.

Практикующие юристы в связи с формированием ювенальной юстиции рассматривают возможные направления развития института искового производства, точка зрения не бесспорна, поскольку при рассмотрении дел «ювенальными судами» предполагается специальный способ защиты прав несовершеннолетних граждан.

Представляется, что производство в отношении несовершеннолетних граждан можно определить как деятельность специализированного (ювенального) суда, осуществляемую в порядке гражданского судопроизводства по специальным правилам гражданского процессуального законодательства, направленную на разрешение споров в отношении и с участием несовершеннолетнего гражданина.

Представляется, одной из важнейших предпосылок введения ювенального производства как особого порядка рассмотрения гражданских дел в отношении несовершеннолетних выступает необходимость приведения национального законодательства Российской Федерации в соответствие с нормами международного права.

Важным шагом на пути улучшения положения детей и обеспечения их прав явилась принятая в 1989 г. Конвенция <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56517D8EBF42853978F31EAbEs8I> ООН «О правах ребенка». Ее ратифицировали практически все государства мира. Не стала исключением и Россия. Конвенция ООН — это мировой документ неоценимого человеческого достоинства, она призывает родителей и детей строить свои взаимоотношения на соответствующей морально-правовой основе. Она определяет ребенка как самостоятельного субъекта права и подчеркивает высокие требования к реализации государством объявленных прав. Конвенция, помимо прочего, охватывает культурные, социально-политические, гражданско-политические права ребенка от момента рождения до достижения совершеннолетия.

На основании Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила 1985 г.), ювенальная юстиция является системой правосудия по делам несовершеннолетних. Центральное место в этой системе занимает специализированный (ювенальный) суд по делам несовершеннолетних. Согласно указанным Правилам судопроизводство по делам несовершеннолетних должно проводиться «в атмосфере понимания», позволяющей несовершеннолетнему не только участвовать, но и свободно излагать свою точку зрения. Указанные Правила закрепили основные цели, одной из которых является систематическое развитие и координация службы правосудия в отношении несовершеннолетних (п. 1.6).

Анализируемый международный документ, на мой взгляд, позволяет говорить о правосудии в отношении несовершеннолетних как с позиции уголовного судопроизводства, так и с позиции гражданского судопроизводства в равной степени.

Вопросам отправления правосудия и законодательного регулирования посвящена глава 6 Эр-Риядских руководящих принципов. В пункте 52 рассматриваемого документа закреплено: «Правительствам следует принимать специальные законы и процедуры для содействия осуществлению и защите прав и благополучия всей молодежи и обеспечивать их соблюдение», что лишний раз подтверждает необходимость специализации законодательства для более полной и своевременной защиты прав несовершеннолетнего гражданина.

Поскольку общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в соответствии с ч. 4 ст. 15 <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56E16DAE7F42853978F31EAE8A34909FE54ABFF796502bAsEI> Конституции России и ч. 1 ст. 5 <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56B1DDFEAFC75599FD63DE8EFAC161EF91DA7FE796505ADb0sDI> Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» входят в правовую систему Российской Федерации и имеют преимущество перед национальным законодательством, национальное законодательство, во-первых, должно ему соответствовать, а в случае несоответствия развивать заданное направление нормативного регулирования во избежание противоречий.

Ратификация Российской Федерацией международных правовых актов предполагает признание международных правовых принципов в сфере осуществления и защиты прав ребенка.

Следующей предпосылкой введения специализированного производства являются психологические и возрастные особенности несовершеннолетнего. Не секрет, что целью обособления несовершеннолетних граждан в отдельную возрастную группу является необходимость их особой правовой защиты. Подобное обособление необходимо, но, с другой стороны, современное государство ограничивает их способность своими действиями приобретать права и создавать для себя обязанности (ограничение гражданской процессуальной дееспособности) и при этом совершенно не учитывает особенности рассматриваемой возрастной группы при разработке порядка рассмотрения и разрешения дел в отношении их. Как уже отмечалось, в гражданском процессуальном законе современной России не содержится особого порядка, позволяющего реализовывать существующие права детей. Хотя законодательное закрепление возрастных границ и повышенной юридической охраны обусловливается особыми психофизиологическими и социальными качествами личности детей и подростков.

Психика детей весьма индивидуальна и обусловлена различными факторами, к ним могут быть отнесены личностные особенности, условия воспитания, бытовые условия и др., поэтому очень важно всестороннее изучение психофизиологических особенностей отдельного ребенка. Что позволит правильно определить подход к ребенку и тем самым «существенно повысит эффективность судебного разбирательства» и, что очень важно, позволит наиболее качественно защитить его права.

Итак, возрастные особенности несовершеннолетнего выражаются, во-первых, в недостаточном жизненном опыте, а во-вторых, в не сформировавшейся должным образом воле и силе характера. Рассматриваемые особенности приводят к тому, что подросток часто подвергается влиянию взрослых, которое не всегда является позитивным. Поскольку отрицательное воздействие на ребенка проявляется повсюду (социально-политическая нестабильность, пропаганда насилия и жестокости, антисоциальное окружение и т.д.), а положительное воздействие зачастую не могут оказать даже родители, именно это и является одной из предпосылок введения специализированного гражданского судопроизводства в отношении несовершеннолетних.

Третьим основанием выступает наличие препятствий для реализации материальных норм, закрепляющих права и законные интересы несовершеннолетнего. В соответствии с Конвенцией <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56517D8EBF42853978F31EAbEs8I> ООН от 20 ноября 1989 г. «О правах ребенка», ратифицированной отечественным законодателем, дети не относятся к объектам права. Несовершеннолетние являются полноправными субъектами права в целом, а также субъектами семейных, гражданских, гражданских процессуальных правоотношений в частности. Семейный кодекс <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56D1ED5E1FA770495DE64E4EDABb1s9I> Российской Федерации впервые в истории российского законодательства рассматривает ребенка как самостоятельного участника правоотношений, что во многом обусловлено ратификацией Конвенции <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56517D8EBF42853978F31EAbEs8I> ООН «О правах ребенка», но следует отметить, что часто положения закона не содержат процедур реализации, прописанных прав, что является одной из основных проблем, которые на современном этапе требуют разрешения.

Особенностью дел в отношении несовершеннолетних является то, что зачастую несовершеннолетний, права которого затрагиваются, не имеет права принимать участие при рассмотрении дела в силу своей недееспособности. Что касается родителей и лиц, их заменяющих, то часто они отстаивают свою личную заинтересованность, а в иных случаях дети вовсе лишены родительского попечения.

И последняя немаловажная предпосылка, о которой необходимо сказать, — это отсутствие специализации судов общей юрисдикции, а также их загруженность, что в итоге приводит к формальному рассмотрению дел с участием несовершеннолетних и, как следствие, к нарушению прав ребенка.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, анализируя все изложенное в дипломной работе, можно сделать ряд выводов.

В соответствии со ст. 37 ГПК РФ под гражданской процессуальной дееспособностью понимается способность своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю, которая принадлежит в полном объеме гражданам, достигшим возраста восемнадцати лет, и организациям.

Несовершеннолетний может лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления его полностью дееспособным (эмансипации).

Права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних.

В случаях, предусмотренных федеральным законом, по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, публичных и иных правоотношений, несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы. Однако суд вправе привлечь к участию в таких делах законных представителей несовершеннолетних.

Права, свободы и законные интересы несовершеннолетних, не достигших возраста четырнадцати лет, защищают в процессе их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

При наличии материального спора о праве несовершеннолетний может стать участником гражданского процесса. При этом можно выделить два случая такого участия: самостоятельное участие в гражданском судопроизводстве в качестве одной из сторон (истец или ответчик) или третьего лица при наличии полной гражданской процессуальной дееспособности; защита прав и законных интересов несовершеннолетнего его законными представителями.

В первом случае несовершеннолетний наделяется всеми гражданскими процессуальными правами и обязанностями, предусмотренными ГПК РФ, как и любой другой участник гражданского процесса.

Во втором случае несовершеннолетний осуществляет свое право на защиту не самостоятельно, а через своих законных представителей.

Законными представителями являются родители, усыновители, опекуны или попечители. Процессуальное положение законных представителей определено таким институтом гражданского процессуального права, как представительство (гл. 5 ГПК РФ).

Родители представляют в суде интересы детей в возрасте до 18 лет при условии, что между интересами родителей и детей нет противоречий (п. 2 ст. 64 СК РФ).

Основанием возникновения законного представительства в отношении детей выступает факт родства, факт происхождения ребенка от данного лица, что обусловливает порядок оформления (подтверждения) полномочий родителей на выступление в судебном процессе в качестве законных представителей своих детей. Родители предъявляют суду паспорт, а также свидетельство о рождении представляемого ребенка.

Право представительства от имени и в интересах ребенка имеют, как правило, в равной степени оба родителя, отец и мать, если ребенок родился в зарегистрированном браке или при его отсутствии отцовство установлено добровольно или по судебному решению (ст. 48, 49 СК РФ).

Законным представителем будет только мать, если отсутствует зарегистрированный брак и отцовство не установлено. В случае усыновления ребенка двумя лицами оба усыновителя являются законными представителями ребенка. Если ребенок усыновлен одним лицом, то его законными представителями являются родитель по происхождению и усыновитель.

Приемные родители представляют в суде интересы приемных детей (ребенка), пользуясь правами и неся обязанности опекунов (попечителей).

Основанием возникновения отношений законного представительства в данном случае является договор о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью, который заключается между органами опеки и попечительства и приемными родителями. Полномочия приемных родителей на участие в судебном процессе в качестве законных представителей приемных детей (ребенка) подтверждаются удостоверением установленной формы.

Законное представительство опекунов и попечителей возникает на основании административного акта назначения опекуном или попечителем. Опекуны и попечители выступают в защиту интересов подопечных в любых государственных органах, в том числе и судебных, без особых полномочий (ч. 2 ст. 31 ГК РФ).

Полномочия законных представителей специального оформления не требуют. Достаточно предъявления документа, подтверждающего, что они являются законными представителями (предъявление паспорта, свидетельства о рождении или усыновлении, опекунского или попечительского удостоверения).

Если же законный представитель передоверяет ведение дела другому лицу, то он от своего имени выдает доверенность.

Усыновители представляют в суде интересы детей в возрасте до 18 лет. Основанием возникновения отношений законного представительства в отношении усыновленных (удочеренных) детей, является вступившее в законную силу решение суда об установлении усыновления (удочерения), вынесенное в порядке особого производства по правилам гл. 29 ГПК РФ. Полномочия усыновителей на выступление в судебном процессе в качестве законных представителей усыновленных, в зависимости от содержания судебного решения об установлении усыновления (удочерения) ребенка подтверждается свидетельством о государственной регистрации акта усыновления (ст. 125 СК РФ) или свидетельством о рождении представляемого ребенка (ст. 136 СК РФ).

Опекуны выступают законными представителями: во-первых, детей, оставшихся в возрасте до 14 лет без попечения родителей; во-вторых, граждан, признанных судом недееспособными. Основанием возникновения отношений законного представительства в указанных случаях является решение органов опеки и попечительства о назначении опекуна недееспособному представляемому, либо прямое указание закона.

Попечители являются законными представителями детей в возрасте от 14 до 18 лет, а также граждан, признанных в установленном порядке ограниченно дееспособными. Основанием возникновения отношений законного представительства является решение органов опеки и попечительства о назначении попечителя либо прямое указание закона. Так, согласно ст. 147 СК РФ детям, находящимся на полном государственном попечении в воспитательных, лечебных и иных аналогичных учреждениях, попечители не назначаются, а их функции выполняет администрация этих учреждений. Опекуны и попечители в подтверждение своих полномочий должны предъявить суду опекунское или попечительское удостоверение.

Законные представители совершают от имени представляемых все процессуальные действия, право совершения которых, принадлежит представляемым, с ограничениями, предусмотренными законом (ст. 48 ГПК РФ).

Таким образом, права несовершеннолетнего являются защищенными, а в осуществлении его прав ему помогают законные представители.

Охрана интересов подрастающего поколения истории российского законодательства всегда была подчинена общей логике развития общественных отношений и права, актуальной для нашей страны рассматриваемая проблема остается и сегодня.

В настоящее время в связи с развитием процессуальной науки и реформированием судебной системы, направленной на эффективное и быстрое разрешение конфликтов, а также острой необходимостью изменения процессуального законодательства в части рассмотрения гражданских дел в отношении несовершеннолетних появилась потребность выделения еще одного вида гражданского судопроизводства. А именно выделение в отдельный вид производства по делам несовершеннолетних (ювенальное производство), которое будет регламентировать способы защиты и процессуальные действия в рамках функционирования ювенальных судов.

Производство в отношении несовершеннолетних граждан можно определить как деятельность специализированного (ювенального) суда, осуществляемую в порядке гражданского судопроизводства по специальным правилам гражданского процессуального законодательства, направленную на разрешение споров в отношении и с участием несовершеннолетнего гражданина.

Представляется, одной из важнейших предпосылок введения ювенального производства как особого порядка рассмотрения гражданских дел в отношении несовершеннолетних выступает необходимость приведения национального законодательства Российской Федерации в соответствие с нормами международного права.

Следующей предпосылкой введения специализированного производства являются психологические и возрастные особенности несовершеннолетнего. Не секрет, что целью обособления несовершеннолетних граждан в отдельную возрастную группу является необходимость их особой правовой защиты.

Третьим основанием выступает наличие препятствий для реализации материальных норм, закрепляющих права и законные интересы несовершеннолетнего. Особенностью дел в отношении несовершеннолетних является то, что зачастую несовершеннолетний, права которого затрагиваются, не имеет права принимать участие при рассмотрении дела в силу своей недееспособности. Что касается родителей и лиц, их заменяющих, то часто они отстаивают свою личную заинтересованность, а в иных случаях дети вовсе лишены родительского попечения.

И последняя немаловажная предпосылка — это отсутствие специализации судов общей юрисдикции, а также их загруженность, что в итоге приводит к формальному рассмотрению дел с участием несовершеннолетних и, как следствие, к нарушению прав ребенка.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/diplomnaya/grajdansko-pravovoy-status-nesovershennoletnih/

I.Нормативные акты

.Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г.) (вступила в силу для СССР 15 сентября 1990 г.) [Текст] // Сборник международных договоров СССР. — 1993. — Вып. XLVI.

.Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы).

Приняты 14 декабря 1990 г. Резолюцией 45/112 на 68-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН [Электронный ресурс] // Официальный интернет-сайт Комиссии по правам человека при Президенте РФ. URL: #»justify»>.Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) [Текст] // Советская юстиция. — 1991. — № 12-14.

.Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) [Текст] // Российская газета. — 1993. — 25 декабря.

.Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон № 51-ФЗ от 30 ноября 1994 года (с изм. и доп. от 30.11.2011) [Текст] // Российская газета. — 1994. — 8 декабря.

.Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 138-ФЗ от 14 ноября 2002 года (с изм. и доп. от 09.12.2010) [Текст] // Российская газета. — 2002. — 20 ноября.

.Трудовой кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 197-ФЗ от 30 декабря 2001 года [Текст] // Собрание Законодательства Российской Федерации. — 2002. -№ 1 (ч. 1).

— Ст. 3.

.Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 223-ФЗ от 29 декабря 1995 года [Текст] // Российская газета. — 1996. — 3 января.

9.О воинской службе и воинской обязанности: Федеральный закон <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC155EDED5E9E4D6FDEE06675B2zCH> № 53-ФЗ от 28 марта 1998 года [Текст] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — № 13. — Ст. 1475.

.О международных договорах Российской Федерации: Федеральный закон <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F24F1D74D32F56B1DDFEAFC75599FD63DE8EFbAsCI> № 101-ФЗ от 15 июля 1995 года [Текст] // Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 29. — Ст. 2757.

11.О производственных кооперативах: Федеральный закон № 41-ФЗ от 8 мая 1996 года [Текст] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 20. — Ст. 2321.

.Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон № 62-ФЗ от 31 мая 2002 года [Текст] // Российская газета. — 2002. — 3 июня.

.Об опеке и попечительстве: Федеральный закон № 48-ФЗ от 24 апреля 2008 года [Текст] // Российская газета. — 2008. — 30 апреля.

14.Об оружии: Федеральный закон <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC155ECE05E9E4D6FDEE06675B2zCH> № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 года [Текст] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 51. — Ст. 5681.

II.Материалы судебной практики

.Архив Калининского районного суда г. Челябинска. 2011 г. Дело № 2-3407-01.

.Архив Калининского районного суда г. Челябинска. 2011 год. Дело № 2-3789-01.

.О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 3от 21 февраля 1973 года [Текст] // Сборник постановлений Верховного Суда РСФСР. 1961 — 1993. — М.: Юрид. лит-ра, 1994.

19.О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE81EC05FEDE051C3476787EC64B7z2H> Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 1 июля 1996 года [Текст] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1996. — № 9.

.О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству: Постановление <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D18BC247A71BE818C95DE9E151C3476787EC64B7z2H> Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11от 24 июня 2008 года [Текст] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2008. — № 9. — С. 12-15.

.Обзор кассационной и надзорной практики по гражданским делам Челябинского областного суда за 2009 год. 2010. Вып. № 2.

III.Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://leaktrix.ru/diplomnaya/grajdansko-pravovoy-status-nesovershennoletnih/

.Анисимов, А. А., Буданов, С. А., Воробьев, В. Ф. и др. Ювенальное право: Учебник для вузов [Текст] / Под ред. А. В. Заряева, В. Д. Малкова. — М.: Юстицинформ, 2010. — 567 с.

.Антокольская, М. В. Семейное право [Текст] / М. В. Антокольская. — М., 2009. — 521 с.

.Архипов, С. И. Субъект права: теоретическое исследование [Текст] / С. И. Архипов. — СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс». 2009. — 312 с.

.Беспалов, Ю. Ф. Защита гражданских и семейных прав ребенка в Российской Федерации [Текст] / Ю. Ф. Беспалов. — М., 2009. — 213 с.

.Гражданский процесс России [Текст] / Под ред. М. А. Викут. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2010. — 506 с.

.Дедов, Д. И. Конфликт интересов [Текст] / Д. И. Дедов. — М.: Волтерс Клувер, 2009. — 89 с.

28.Евдокимова, Т. П. Совершенствование попечительства <consultantplus://offline/ref=E6B10E792BBCA3238BA8B70181606CE82C4DD4FF4609D7753A50931DMEA4J> [Текст] / Т. П. Евдокимова // ЭЖ-Юрист. — 2008. — № 19. — С. 1-4.

.Захарова, О. Б. Лишение и ограничение дееспособности гражданина <consultantplus://offline/ref=FE00F79F158498A007A42A4E9EDA5D5921033428BB5BA001BA347C79C8A9473E28BF26D2B397e0nBI> [Текст] / О. Б. Захарова // Арбитражный и гражданский процесс. — 2008. — № 4. — С. 12-20.

.Иванова, С. А. Некоторые процессуальные особенности судебного рассмотрения гражданских дел, связанных с воспитанием детей [Текст] / С. А. Иванова. — М., 2008. — 256 с.

.Исаенкова, О. В. Виды судопроизводства [Текст] / О. В. Исаенкова // «ЭЖ-Юрист». — 2003. — Май. — № 21.

.Клепикова, М. Участие несовершеннолетних в гражданском судопроизводстве [Текст] / М. Клепикова // Арбитражный и гражданский процесс. — 2007. — № 6. — С. 12-19.

.Козлова, А. Ф. Субъекты советского процессуального права по основам гражданского судопроизводства и новым ГПК республик [Текст] // Краткая антология уральской процессуальной мысли: 55 лет кафедре гражданского процесса УрГЮА / Под ред. В. В. Яркова. — Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 2004. — С. 277-303.

.Комментарий <consultantplus://offline/ref=BAFBD282C560BD28C8D184CE52A71BE81EC75DE3EE51C3476787EC64722329B47041364517AF65B2z3H> к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации [Текст] / Под общ. ред. заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. И. Нечаева. — М.: Норма, 2008. — 330 с.

.Кострова, Н. М. Судебное разбирательство брачных и семейных дел [Текст] / Н. М. Кострова. — Махачкала, 2009. — 234 с.

.Лебедева, Н. Депутаты взяли детей под опеку. Принят новый Закон «Об опеке и попечительстве» [Текст] / Н. Лебедева // Российская газета. — 2008. — 22 апреля.

.Максимович, Л. Б. О праве ребенка выражать свое мнение [Текст] / Л. Б. Максимович // Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства. — М.: Изд. дом «Городец», 2009. — 345 с.

.Мельникова, Э. Б. Ювенальная юстиция: проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. Пособие [Текст] / Э. Б. Мельникова. — М.: Дело, 2010. — 214 с.

.Михеева, Л. Ю. Опека и попечительство: теория и практика [Текст] / Л. Ю. Михеева. — М., 2010. — 506 с.

.Ненашев, М. М. Процессуальная правоспособность и дееспособность: некоторые проблемы теории и практики [Текст] / М. М. Ненашев // Арбитражный и гражданский процесс. — 2011. — № 5. — С. 5-8.

.Нестолий, В. Г. Эмансипация несовершеннолетних предпринимателей [Текст] / В. Г. Нестолий // Право и законность. — Иркутск: ИЮИ ГП РФ, 2001. — Вып. 2. — С. 16-22.

.Нечаева, А. М. Семейное право. Курс лекций [Текст] / А. М. Нечаева. — М., 2008. — 284 с.

.Носенко, Л. И. Защита имущественных прав несовершеннолетних граждан в судебном порядке [Электронный ресурс]. URL: http:// www.to-1.ru/ articles/ 292.

.Осокина, Г. Л. Гражданский процесс. Общая часть [Текст] / Г. Л. Осокина. — М., 2008. — 345 с.

.Петухова, Э. А. Актуальные проблемы усыновления иностранными гражданами детей, имеющих российское гражданство: Автореф. дис. … канд. юрид. наук [Текст] / Э. А. Петухова. — М., 2010. — 26 с.

.Попова, Л. И. Защита прав несовершеннолетних в гражданском процессе: Дис. … к. ю. н. [Текст] / Л. И. Попова. — М., 2009. — 213 с.

.Савельева, Н. М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук [Текст] / Н. М. Савельвеа. — Белгород, 2010. — 24 с.

.Сахнова, Т. В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам: Учебное пособие [Текст] / Т. В. Сахнова. — М.: Юристъ, 2007. — 213 с.

.Ситдикова, Л. Б. Гражданское судопроизводство как форма реализации права несовершеннолетнего на защиту [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. — 2011. — № 2. — С. 8-10.

.Ситдикова, Л. Б. Несовершеннолетний как участник гражданского процесса [Текст] / Л. Б. Ситдикова // Арбитражный и гражданский процесс. — 2011. — № 4. — С. 27-29.

.Ткаченко, Т. В. Усыновление по российскому семейному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук [Текст] / Т. В. Ткаченко. — Ростов н/Д, 2009. — 24 с.

.Фоменко, Е. Гражданское судопроизводство <consultantplus://offline/ref=B502AD15D5A6CF5BEE0F2BFAC94D32F56F18D8E0FA75599FD63DE8EFbAsCI> в системе видов судопроизводства [Текст] / Е. Фоменко // Мировой судья. — 2009. — № 4. — С. 13-18.

.Французская модель ювенальной юстиции (пер. с франц. А. М. Герцик) [Текст] // Защита прав ребенка. Социальные и юридические аспекты. — М., 2009. — 209 с.

.Хисматуллин, Р. Семейные суды по делам несовершеннолетних [Текст] / Р. Хисматуллин // Российская юстиция. — 2010. — № 3. — С. 37-42.

.Юдин, А. В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве [Текст] / А. В. Юдин. — СПб., 2010. — 354 с.

.Юдин, А. В. Имитационные (притворные) действия в гражданском процессе [Текст] / А. В. Юдин // Концепция развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сб. науч. статей. Краснодар — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. — 616 с.